Вадим Россик.

Про смех, и слёзы, и любовь. истории о разном



скачать книгу бесплатно

© Вадим Россик, 2016


Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Золотой ключик, или Приключения в «Буратино»

8.00. Кабинет заведующей районным отделом народного образования.

– И запомните, молодой человек. Хорошие детки в клуб «Буратино» не ходят, – предупреждает заведующая районо. – Вам необходимо навести там порядок. Сменить замок. Замок я вам выпишу. Сейчас поедете и получите его на складе. В клубе творится настоящее безобразие. Мальчики сделали ключи и ночуют там с пивом и девочками. Спят на спортивных матах. С пивом! Устроили себе там настоящее королевство кривых! Да ещё курят. Представляете себе? Они же могут устроить пожар!

– Большие мальчики?

– Наш основной контингент от двенадцати до восемнадцати лет. Примерно полсотни ребятишек. Но по старой памяти в «Буратино» могут зайти и двадцатипятилетние. После зоны. Вы курите?

– Курю.

– Учтите, молодой человек, в клубе категорически запрещён алкоголь, курево, сквернословие и насилие над личностью.

– С чьей стороны насилие?

– С вашей, разумеется. Вы же педагог! В самой безвыходной ситуации помните: это наши дети.

– А кто был моим предшественником?

Заведующая оглядывается на портрет Макаренко, висящий у неё за спиной.

– Работник детской колонии на пенсии. Очень опытный мужчина. С разрядом по тяжёлой атлетике и медалью за предотвращение массового побега.

– И куда же он делся?

Заведующая разводит руками.

– Уволился через два дня. Ещё летом. Детки у нас вообще трудные и боюсь, что за длительный период безвластия, стали ещё немножко труднее.

– Посоветуйте, Жанна Владимировна, с чего мне начать?

Заведующая закатывает глаза.

– Познакомьтесь с ребятками. Скоро Новый год. Подготовьте праздничную программу. Проявите интерес к нашим деткам. Окунитесь в их жизнь. Узнайте, что их волнует, беспокоит. Какие есть проблемы. Подберите к ним ключик. Золотой ключик к детским душам. Завоюйте их доверие. Заработайте авторитет. Но прежде всего – смените замок!


10.00. Замёрзший склад в районе железнодорожного вокзала.

Хмурый кладовщик, усталый от жизненной суеты, подаёт мне холодную коробку с замком.

– Распишитесь, юноша, здесь, здесь, здесь и вот тут.


18.00. Детский клуб «Буратино».

Хрустящие морозные сумерки. Одноэтажный пристрой к старой панельке. Надпись на обшарпанной стене «Россия фперёт!» С трудом открываю покрытую инеем дверь. Она приветливо скрипит. Надо бы смазать петли. Вхожу, смотрю в своё тёмное будущее. Здесь я проведу четыре часа. С шести до десяти вечера. Включаю свет. В помещении, заставленном столами и стульями, нет никаких признаков жизни, кроме кактуса на подоконнике.


18.15

Встаю с места, выхожу на середину комнаты, набираю полную грудь воздуха. Главное – излучать уверенность в себе. Постараться придать своим словам лёгкий налёт заботы.

Трудные детки с любопытством смотрят на меня. Почти все они одеты в спортивные костюмы и вязаные шапочки. Такая сейчас мода.

– Здравствуйте, ребята. Я – новый директор клуба. Меня зовут Вадим Евгеньевич. Скоро Новый год. Давайте подумаем, как его вместе встретить. Если есть идеи, прошу высказываться.

Слова пылью повисают в неподвижном воздухе. Я понимаю, что звучу неубедительно. Эти детки и не таких директоров здесь видали.

– Нет идей? Ладно. Тогда вы думайте, а я пока поменяю замок на дверях.

Достаю холодную коробку. Несколько парней постарше обмениваются многозначительными взглядами.

– Ребята, в клубе есть отвёртка или хотя бы какой-нибудь ножик?

Ко мне тянется двадцать щедрых детских кулачков, сжимающих целый арсенал орудий смерти. От короткого перочинного ножичка до уркаганской заточки, любовно сделанной из напильника.


19.15

Ну, вот, замок заменён, скрипучие петли смазаны солидолом. Теперь дверь открывается легко, как рот. Совершенно продрогший возвращаюсь в клуб. В комнате тепло, светло и сильно накурено. Никакого сравнения с морозищем снаружи. Детки азартно играют в шахматы, шашки, домино, шумно болтают. Маленький толстый парнишка, волосатый, как комета, жуёт чипсы из огромного пакета. Ясно – он из поколения чипсов. В углу несколько подростков дымят сигаретами. Подхожу к ним. Пора подбирать ключик.

– В клубе не курят. И шапки снимите. Не в пещере.

Ребята послушно тушат окурки, стягивают с бритых голов шапочки. Все, кроме одного. Невысокий широкоплечий парень лет пятнадцати нагло ухмыляется, глубоко затягиваясь сигаретой.

– А то чо?


19.15.05

– А ничо!

Надвинув парню шапочку на лицо по самый нос, вытаскиваю его из-за стола и толчком отправляю в сторону двери. У двери он задерживается на мгновение, но я не даю наглецу придти в себя. Натягиваю ему любимый головной убор ещё ниже, открываю дверь и выпихиваю за порог. С угрожающе невнятным воплем парень исчезает в вечернем сумраке. Захлопываю за ним дверь. Тяжело дыша, оглядываю притихшую комнату. Теперь всё в порядке. Больше никто не курит. Шапок на головах тоже не видно.


19.20

Мне необходимо успокоиться. Выхожу на ледяную улицу. Хорошо, что в темноте не видно моих трясущихся рук. Удивительно, но наглец, выброшенный из клуба, тоже здесь. Парень стоит недалеко от двери и всхлипывает.

– Ты чего?

– А вы чего? Выгнали меня из клуба, даже не разобравшись.

– Тебя как звать-то?

– Котлован. Котлованов значит.

– А по имени?

– Мишка.

– В чём я не разобрался, Миша?

– Может быть, я от стресса курю!

– А стресс отчего?

– От всего! Из секции вчера выгнали, Настя ходить со мной не хочет, а сегодня и из клуба выкинули. Да ещё у пацанов на глазах! Жить не хочется!

– Из какой секции тебя выгнали?

– Я боксом занимаюсь.

На всякий случай отодвигаюсь от обиженного боксёра подальше.

– И?

– Всего пару раз опоздал на тренировку. Сказали, можешь больше не приходить. Мол, постоянно дисциплину нарушаю.

– Понятно. А Настя?

Мишка достаёт сигареты, одну суёт себе в рот, пачку протягивает мне.

– Закуривайте мои сиги.

Закуриваем. А как же иначе – у нас мужской разговор.

– Настя говорит, что не будет с хулиганом встречаться.

– А ты хулиган?

– Да какой я хулиган?! Вы Писю не видели! Вот, кто хулиган, а я просто трудный.

– Кто такой Пися?

– Один крутой перец с другого района. Собрал вокруг себя целую шоблу лампасников. Их все пацаны боятся. Между прочим, Пися обещал всей толпой сегодня к нам в клуб прийти. Нас гонять.

19.28

Из двери выглядывает высокая блондинка в пуховике и белой кокетливой шапочке с помпоном. В руках она держит мужскую куртку. Мишка удивлённо смотрит на девушку.

– Настя? Ты что?

Блондинка сердито отмахивается от ухажёра.

– Да погоди ты, Котлован! Вадим Евгеньевич! Идите скорее в клуб. Там Утибоземой палец порезал!

Пока Настя надевает куртку на замёрзшего Мишку, я покидаю парочку. Им и без меня есть о чём поговорить. Любви все возрасты покорны. Её порывы благотворны. Ну-ну! Очень спорно. Ведь даже Троя погибла из-за Елены.


19.30

Утибоземой – это тот самый толстячок с чипсами. Артёмка Фарамазов. Малыш страдальчески морщится, пока я заклеиваю ему пораненный палец пластырем из аптечки.

– Ты что это, мальчик, кровавым прикинулся?

– Я нечаянно. Хотел отрезать полгамбургера Игорёшке, а нож соскользнул и по руке.

– Значит, ты пролил кровь ради друга. Гордись.


19.40

Клуб продолжает постепенно заполняться. Закончив спасать Артёмку-Утибоземой, я усердно работаю с новоприбывшими трудными детками:

– Шапки снимите. Не в пещере. Девочек это тоже касается.


19.41

– Шапку сними. Не в пещере.


19.42

– Шапки снимите! Не в пещере! Девочек это тоже касается!


19.43

– Шапку сними! Не в пещере!


19.44

– Шапки!


19.45

– Шапку!


19.50

– Девочки!!!


20.00

Делаю паузу для отдыха и размышлений. Однако едва присаживаюсь за стол, чтобы перевести дух, как дверь распахивается настежь. В неё неудержимым потоком вливаются всё новые и новые пацаны. Пацаны вызывающе разномастные, но с одинаковыми тупыми, злыми физиономиями. Похоже, что это и есть легендарные лампасники. Писина братва. Сам предводитель – красномордый здоровяк лет двадцати – плюхается на стул напротив меня. С затылка Писи нахально свисает на воротник уже до чёртиков надоевшая мне за этот вечер вязаная шапочка. Остальные лампасники рассаживаются кто где. Мои подопечные боязливо жмутся ближе к выходу. По инерции я агрессивно рявкаю на короля подросткового преступного мира:

– Шапку сними! Не в пещере!

Пися в шоке.

– Я фигею, дайте клею! Ты кто, чувак?

– Я директор клуба!

– Врёшь?

– Не вру!

– Врёшь?

– Не вру!

Пися вопросительно смотрит на моих трудных деток. Те дружно кивают. Артёмка-Утибоземой испугано лепечет:

– Это наш новый директор. Вадим Евгеньевич. Он сегодня первый день.

– Шапку сними!

Мои трудные детки собираются вокруг меня. Они плотным кольцом окружают нас с Писей. Грудятся. Я чувствую их поддержку. Мы вместе. Мы команда. Мы сила. Незваные гости тоже это чувствуют.

– Не в пещере!

Не спуская с меня глаз, Пися кладёт шапочку на стол. Остальные лампасники повторяют движение своего атамана. Теперь уже они поглядывают на двери.

– Ребята, зачем вы сюда пришли?

Пися неуверенно обводит нас глазами.

– Мы это… Просто предупредить. Давайте по-хорошему. В общем, сидите пока у себя на районе, пацаны. Вы у себя, а мы у себя.


20.15

Мои трудные детки играют с лампасниками в шахматы, шашки, домино. Громогласно обсуждают кинофильмы. Спорят, кто круче – Терминатор или Робокоп. Стивен Сигал или Брюс Ли. Я с Писей толкую за жизнь. Он рассказывает про свою мать-алкоголичку, отца, которого не знает.


21.00

Вдруг вспоминаю о парочке, оставленной на улице.

– А где Миша Котлованов и Настя?

Артёмка-Утибоземой в курсе.

– Они в кино ушли.

Успокоил. Продолжаю разговор с Писей.


21.30

Пися жмёт мне руку, надевает шапочку и во главе своей дикой орды исчезает в морозной тьме за дверью. Последний из его бойцов – мелкий такой пацанчик – аккуратно закрывает за собой дверь. Делаю вывод: в общем-то, лампасники нормальные ребята. Подростки как подростки. И лица у них не тупые. И не злобные.


21.50

Я валюсь с ног от усталости. Первый мой рабочий день в клубе «Буратино» почти закончен. Через десять минут можно будет закрыть дверь на новый замок и ехать домой.


21.55

В комнату входит Настя, таща за собой сияющего от счастья Мишку. Их встречает негодующий хор:

– Шапки снимите! Не в пещере!


***

Четыре месяца спустя. Кабинет заведующей районным отделом народного образования.

– Мне очень жаль, что вы увольняетесь, Вадим. Тут ведь целая делегация недавно приходила: Миша Котлованов, Настя Каримова, Артём Фарамазов, Борисевич, Чудновский, Зюлин… Все ваши детки из клуба «Буратино». Просили вас не отпускать. Значит, вы смогли подобрать золотой ключик к их душам.

– Мне самому жаль, Жанна Владимировна, но у меня родился сын. Нужно зарабатывать на содержание семьи, а директору детского клуба платят гроши. Сами понимаете.

Заведующая вздыхает.

– Понимаю. Но действительно жаль. У вас ведь неплохо пошло. Новый год так весело отпраздновали. В городской лыжной эстафете ваш клуб достойно участвовал. Вообще заметно, что ребятишки подтянулись.

– И Миша Котлованов вернулся к тренировкам. Даже с лампасниками из другого района наши парни помирились.

Заведующая молитвенно складывает руки перед собой.

– А может, останетесь, Вадим? Мы бы сделали всё, чтобы вы поступили в этом году в педагогический институт. Такие кадры нам нужны.

Я всё же отказываюсь. Мы прощаемся.

Потом я ушёл и больше никогда не встречал ни Жанну Владимировну, ни трудных деток из клуба «Буратино».

Урок вождения

Привет, девушка! Как зовут? Аделаида Старухина? А меня Витя Нескажу. Сегодня я твой шеф-пилот. Работаю бякой.

Запрыгивай, Старухина, в мою «девяточку», не будь злюкой. Это тебе, конечно, не кукурузер, но зато «таз» в полном «фарше». Комплектация с обрезанными пружинами и тонированным китайкой лобовиком. Реальные пацанлар в трениках на такую пока копят.

Опыт вождения у тебя есть? Второй раз за баранкой? Значит, пустой чайник. Тогда запоминай: главное в нашем шофёрском деле – чётко помнить: справа газ, слева сцепление, в серединке тормоз. Остальное притянуто за уши. Заучи расположение педалей наизусть, как пин-код своей сим-карты и будет всё ровно. На дороге ведь как? Одна ошибка и домой уедешь лёжа. Не бледней.

Ладно, по коням, Старухина! Будем из тебя лепить грамотного водителя. Плавно трогай. Плавно, я сказал!

Что там сбоку за канитель? Мотоциклист? Ещё один самоликвидатор. Слышала историю про камикадзе с мотором между ног, обогнавшего грузовик с оконным стеклом? Стекло небрежно погрузили, и оно торчало из кузова во все стороны. Что и что? И всё. Водитель грузовика увидел, как его обгоняет безголовый мотоциклист. Так и поехал дальше без «башни». Я же говорю: самоликвидаторы. Не бледней.

У тебя усталый вид. Где вчера вечеряла? На тусовке или на пацанах?

Тебе музыка не мешает? Я от рэпера Сявы тащусь. «Бодрячком пацанчики», «Отдыхаем хорошо» и всё такое. Круто! Это тебе не советы по радио слушать, как одеваться, чтобы не выглядеть плохо в минус тридцать девять. А ты, Старухина что любишь? Пушкина? Так ведь Пушкин тоже рэпером был. Родом из Африки, слагал читки и погиб в перестрелке.

Ты что такая робкая, словно переходишь горную реку? Ну и пусть вокруг машины. Дави на вонючку, Старухина! Отрывайся. Орлы летают по одному, бараны пасутся стадами.

Смотри внимательно. Впереди автопоезд. Я однажды видел, как садовод на ведре с болтами влетел в такой же длинномер, нагруженный трубами. Так голова этого ботаника прокатилась через всю трубу и с другого конца выпала на дорогу. Как вспомню, так чётаржу. Не бледней.

Тапку в пол, Старухина! Светофор несвежий! А справа летит королла с рулём в бардачке и пердулиной в заде! Кто-то бесстрашный или бессмертный. Он нас не видит. Ввали-ка коксу, Старухина!

Уф, проскочили! Я уж думал, не успеем. Да не трясись ты так. Успокойся. Не будет твоя родня кушать рисовую кашу с изюмом. Не бледней.

Опа-на! А вот теперь трепещи, Старухина! Тебя «звери» тормозят. Видишь, за светофором стоят, как сваи. Типа «нам не страшен серый волк, нас, уродов, целый полк!» Сейчас начнётся: ваши папирен, подышите на стакан. А потом дадут тебе, Старухина, дудку от тепловоза, а не права. Ампутируют твоё шофёрское будущее.

Ты куда, Старухина?! С дуба на кактус рухнула? Аделаида! Стой!

Куда это она? Даже дверку не закрыла. И что я такого сказал? Я же был вежлив до грубости. Ну, вот, как из бабы слепить грамотного водителя?!

Путь наверх Славика Манжосова

Жизнь нужно прожить так, чтобы не знать размеров своего состояния.


Славик Манжосов сидел перед теледеградатором и мечтал о новом сотовом телефоне. Телевидение как раз показывало «В гостях у сказки», поэтому мечты были в тему. Славик грустно вздыхал, поглядывая на, приказавшую долго жить, старенькую нокию. Что же теперь делать? Откуда скромный преподаватель провинциального вуза с зарплатой в десять тысяч возьмёт пятнадцать тысяч на хороший мобильник? Может быть, отобрать мобилу на улице у какого-нибудь первоклассника? Тоже, конечно, вариант, но Славик, выросший в панельной пятиэтажке, был несколько пассивным человеком, и только наличие чувства юмора помогало ему переносить отсутствие всего остального.

«В гостях у сказки» сменил бодрый репортаж о предстоящих выборах. «Они имеют всё, а я ничего, – горько шептал Славик, глядя на широкие лица кандидатов в депутасты. – Впрочем, что это я? Завидую? Нужно быть осторожнее. Вот так незаметно и становятся большевиками!»

Репортаж закончился, на экране замельтешила реклама.

– Русьчернозёмбанк! Кредит под ноль процентов! – заулыбалась Славику симпатичная девушка на фоне ливня из десятирублёвых купюр. – От вас требуется только паспорт и желание! Выдача денег немедленно! Торопитесь воспользоваться шансом!

«А что? – подумал Славик. – Может быть, это, действительно, мой шанс? Зайду-ка я завтра утром в банк».

Путь в тысячу ли начинается с первого шага, сказанул как-то Лао-цзы. Судьбоносное решение было принято. С этого момента и начался путь наверх Славика Манжосова. На следующий день он без труда получил кредит в пятнадцать тысяч рублей и уже к вечеру стал обладателем финской нокии последней модели, собранной для Славика трудолюбивыми китайскими коммунистками. Незначительная преподавательская зарплата не помешала приветливой сотруднице Русьчернозёмбанка оформить этот, без сомнения, эпохальный договор.

Сначала всё шло, как оно шло – Славик читал лекции студентам, нокия исправно работала, банк ждал возврата кредита – но через месяц строгий порядок вещей во вселенной нарушился. Ректор института издал приказ о задержке зарплаты на одну неделю. Славик заволновался. У него не было никаких сбережений, а срок первого платежа неумолимо приближался. Подношений нерадивых студентов Славик не брал. Занять тоже было не у кого. Даже у соседа Серёги Целипоткина. Что же делать?

Будучи законопослушным гражданином, Славик позвонил в банк, чтобы предупредить о небольшой задержке в погашении кредита. Ему казалось, что банк в ответе за тех, кого приручил. Доброжелательный женский голос из новенькой нокии посоветовал Славику сосредоточиться и внимательно прочитать договор. Особенно напечатанное самым мелким шрифтом. Как априори интеллигентный человек, Славик не мог сослаться на то, что не умеет читать. Он с трудом отыскал измятый договор в груде разных ненужных бумаг и впервые ознакомился с ним.

Штраф за пропуск ежемесячного платежа оказался не столь страшен, как опасался Славик. «Да чёрт с ними! Заплачу в следующем месяце», – с облегчением подумал Славик и засунул договор обратно в бумажную груду.

Тридцать дней пролетели незаметно. Подошёл срок следующего платежа. Как назло у Славика опять не было нужной суммы – вся зарплата ушла на коммунальные расходы. Коммуналку внезапно подняли, и Славик оказался к этому не готов.

Так и пошло. Славик вытягивался в ниточку, чтобы скопить необходимую сумму к роковой дате, но мешало то одно, то другое: задержки зарплаты, похороны старейшего преподавателя института, свадьба сына ректора, рождение дочери у Целипоткина… Каждый месяц возникали незапланированные траты. Сам экономить Славик не умел, его родители умерли, а жены у него не было, поэтому он никак не мог начать выплачивать злосчастный кредит. Впрочем, Русьчернозёмбанк его особо не донимал. Лишь раз в месяц приходила вежливая эсэмэска: «Напоминаем Вам о наступлении сроков очередного платежа. Спасибо». За что спасибо? Постепенно Славик перестал обращать внимание на эти сообщения. Его звёздный час ещё не наступил.

Через год неприятный, похожий на женский голос проинформировал Славика о том, что его долг банку вместе со всеми штрафами и пенями достиг астрономической суммы в триста тысяч рублей.

– Когда вы намерены заплатить, гражданин Манжосов? – сухо спросил голос. – Сегодня или завтра? Я запишу.

– У меня как раз сейчас нет таких денег, – пролепетал Славик и поскорее заблокировал номер неприятного голоса. У него не хватало отваги просто явиться в банк и крикнуть: «Налетайте, кровососы! Я пришёл!»

Следующий год доставил Славику много неприятностей. Телефонные звонки следовали один за другим, становясь всё более назойливыми. Славик отчаянно уклонялся от любых контактов с представителями Русьчернозёмбанка, но время от времени они всё же настигали его. Так однажды Славика застала врасплох какая-то девушка. Прежде чем он понял, кто это звонит и выключил нокию, девушка успела проорать в трубку: «Вы вор, Манжосов! Вы будете пять лет сидеть, лёжа на нарах!»

Потом Славика заловил мужик. Представившись дурно пахнущим сантехническим термином «коллектор», мужик грубо предложил: «Надень себе презерватив на голову, чтобы все видели, кто ты такой! Или заплати! Ты должен уже миллион».

Кто-то очень нудный несколько раз в день названивал на работу Славика. Побеспокоили даже Серёгу Целипоткина – истерично требовали, чтобы Целипоткин благотворно повлиял на соседа, ну или сам срочно отдал за него три миллиона рублей. Серёга пытался влиять на Славика, но денег не было у обоих.

Минуты сливались в часы, часы в дни, дни в недели… Времена года ритмично сменяли друг друга, как часовые у Вечного огня. Долг Славика всё увеличивался. Проценты накручивались на проценты. Штраф ложился на штраф. Пеня набегала на пеню. Сумма росла снежным комом. Однако в суд Русьчернозёмбанк не обращался. По решению суда банк получил бы с должника всего лишь жалкие пятнадцать тысяч, а не девять миллионов.

– Они мечтают получить кучу денег от человека, зарабатывающего всего десять тысяч, – недоумённо говорил Славик Целипоткину. – Страна фантазёров.

– Да, это странная идея, – соглашался Серёга, перепеленовывая мокрую дочурку. – Видно банкиры не знают, кто сколько получает. На том и горят, ёперный театр!

– Сначала дают пятнадцать тысяч тому, кто зарабатывает десять, а потом удивляются, что он не может отдать. Они арифметику учили в начальной школе?

– Им не важен результат, сосед. Главное – процесс.

– Что же будет дальше? Что мне делать? Продать всё, что у меня есть, включая квартиру, заплатить долг и спокойно спать на скамейке в парке?

– Лучше бы ты заплатил. Иначе возврат твоего кредита для хозяев Русьчернозёмбанка может превратиться в дело всей жизни. Сначала они, а потом их дети по стопам. Этакий семейный бизнес – получать от тебя долг. На этом деле возникнет целая банкирская династия.

– Вряд ли. Это может быть только хобби, так как денег не принесёт.

– Зато дело поколений. Сияющая неразрывная цепь, связующая прошлое с настоящим и уходящая в бесконечное будущее. Но я бы лучше заплатил, ёперный театр!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное