Вячеслав Неклюдов.

Дорогами миров



скачать книгу бесплатно

Заметив мой заинтересованный взгляд, Владимир Семёнович пояснил:

– Сувениры из поездок, будет время – потом рассмотрите повнимательнее. Присаживайтесь на диван, так сказать, для более непринуждённой атмосферы, – предложил шеф. – Может, чай, кофе?

– Если можно – кофе, – попросил я.

– А мне зелёный чай, – сказал Степаныч.

Шеф кивнул и дал указание секретарше. Девушка тут же вкатила небольшой столик на колёсиках, где стояли чашки с кофе и чаем, сахарница и какие-то снеки.

– Ну-с, Станислав, – улыбнулся шеф, расположившись в кресле напротив дивана, – прежде чем мы начнём наш разговор, у меня к вам вопрос: не хотите ли у нас поработать?

– Кем? – растерялся я. – Я не геолог, со спецификой вашей работы незнаком. Компьютером владею, но программы специфические – всё, что связано с обработкой звука, полиграфией и видеомонтажом. Вряд ли вам что-то из этого нужно. Ну разве только водителем?

– Кстати, о водителе, – перебил меня Владимир Семёнович. – У вас категория прав только «В»?

– Нет, – мотнул я головой, – я водитель-профессионал категории «В» и «С».

– О! – оживился шеф. – Это лучше, чем я предполагал. А какие автомобили вам приходилось водить?

– Я так полагаю, вам интересны большегрузные авто? – уточнил я.

– Да, – согласился шеф.

– Ездил на разных, не так много, но ГАЗ, ЗИЛ и КрАЗ мне приходилось водить.

– В армии служили? – вдруг спросил Степаныч.

– Служил, в мотострелковых войсках, сержант.

– Стрелять-то хоть приходилось? – пощипывая себя за усы, поинтересовался проводник.

– У нас Ленин был почётным красноармейцем, – стал рассказывать я, – поэтому наш полк постоянно проверяли разные комиссии насчёт владения оружием, техникой и рукопашной подготовкой. Я стрелял из разных типов оружия. Начиная от пулемёта Калашникова с ленточным питанием до РПГ и СВД, ну, понятно, автомат и пистолет тоже. Учили бросать разные типы гранат, от наступательной РГД-5, оборонительной Ф-1 до противотанковой кумулятивной.

И окоп, хоть ночью разбуди, правильный вырою… Только вам это зачем? – удивился я. – Воюете с кем-то? Так я уже по возрасту не подхожу.

– Мы-то не воюем, – успокоил меня Степаныч, – но тайга – дело не простое, всякое может случиться. Поэтому своих сотрудников кое-чем обеспечиваем.

– Да и здоровье у меня уже не юношеское, проблемы со спиной.

– Это уже хуже, – нахмурился Владимир Семёнович, – но деваться нам некуда. Тут вот в чём дело, – откинувшись на спинку кресла, стал рассказывать шеф. – Помните, во время встречи Степаныча с грузом в аэропорту вы поймали наш прибор, который я так неловко выронил. По какой-то случайности, экран в это время был активным или ваша ладонь активировала его, произошло сканирование отпечатка ладони, и прибор запомнил вас как владельца.

– Понятно, – кивнул я. – Давайте я активирую монитор как администратор, а потом сбросим мои установки и занесём данные на вашего человека. Так сказать, сменим пользователя, – усмехнулся я.

– Если бы всё было так просто, – грустно произнёс Владимир Семёнович, – разговор о работе здесь не стоял бы.

Дело в том, что эта новая разработка не предполагает смену владельца, не мы её создавали. Если вы согласитесь работать на нашу компанию, то будет не просто: постоянные командировки и в жару, и в холод, ночевать где придётся, питание хоть и регулярное, но не ресторанное. Но что будет очень интересно – гарантирую, – поднял руку шеф.

– А какие финансовые условия? – полюбопытствовал я.

– Для начала пять тысяч евро в месяц плюс страховка по здоровью и командировочные. Питание, обмундирование, отпуск как положено, а там всё зависит от тебя – рост зарплаты ничем не ограничен. Денег хватит, и спину вылечишь.

– Заманчиво, – задумался я. – Для Оренбурга это большие деньги. Но мне надо посоветоваться с женой, как она отнесётся к длительным командировкам.

– Давай советуйся, – согласился шеф. – Сейчас выходные выпадают, а в понедельник мы ждём твоего выхода на работу.

– Вы уверены, что я соглашусь? – нахмурился я.

– Уверен, я не ошибаюсь в людях, – улыбнулся Владимир Семёнович. – Так, Степаныч?

– Так, – кивнув, ответил проводник. – Поднатаскаем его маленько – и в поездку! Куришь? – вдруг ошарашил он меня.

– Нет, – замешкавшись, ответил я. – Даже своим попутчикам курить в машине не разрешаю, не нравится запах сигарет.

– Это хорошо, – расплылся в улыбке Степаныч, – будешь мне своё табачное довольствие отдавать. Не боись, я в машине тоже не курю.

– Ну, до встречи, – поднялся с кресла шеф. – Ко мне сейчас люди должны подойти. Проводи его, Степаныч, – почему-то подмигнул ему Владимир Семёнович.

Спустившись во двор, проводник сказал мне:

– Прежде чем ты уедешь, я хотел бы показать тебе наш транспорт, на чём тебе придётся ездить.

Подойдя к одному из ангаров, мы зашли через входную дверцу внутрь. Пошарив рукой где-то справа от входа, Степаныч щёлкнул выключателем. Лампы дневного света, постепенно загораясь, стали высвечивать довольно высокий, как мне показалось, грузовой автомобиль. Лицевой стороной он чем-то напоминал «мана», или «сканию», или «мерседес», шильдик бренда отсутствовал, а когда я увидел его сбоку, просто ахнул. Это был не грузовой автомобиль, а настоящий дом на колёсах, какие я видел по телевизору в американских программах.

– Степаныч, это кемпер? – оторопело спросил я.

– Практически – да, – согласился проводник. – За основу взяты популярные большегрузные автомобили марки Mercedes Actros. За счёт высокой надёжности, проходимости и прочности эти машины одинаково эффективны и на асфальте и на полном бездорожье. Модель, кстати, занесена в Книгу Гиннесса как самый экономичный грузовик. Не именно этот, здесь стоит уже модифицированная версия с трёхосным шасси для кемперов. При длине в почти четырнадцать метров им довольно легко управлять, потому что задняя пара мостов поворачивается вместе с передними колёсами, и у него очень маленький радиус поворота. Он впишется там, где обычный автодом не пройдёт. У нашей машины много интересных фишек, но, прежде чем ты со всем этим познакомишься, я тебе покажу, каков он внутри. – Степаныча прямо распирало от гордости. – У этого монстра две двери, одна со стороны водителя, вторая почти посередине салона. И задний багажный пандус, – подходя к нему, гордо рассказывал проводник. – Салон разделён как бы на две половины: одна – жилая часть, для четырёх человек, вторая – багажная для груза.

– Степаныч, – с восторгом обратился я, – а ты сам-то на нём ездил?

– Только когда получали, на дальняк пока не пробовал.

– А почему именно автодом, а не тягач?

– Видел бы ты, на чём нам раньше приходилось мотаться, были и тягачи, были и развозки, но опыт показал, что именно цельный корпус наиболее подходит для нашей специфики работы.

Открыв боковую дверь с левой стороны, я увидел, что мы попадаем в небольшой тамбур максимум на двоих, где нам пришлось стать практически вплотную друг к другу. Внутри была ещё пара ступенек.

– Блин, тесновато, как в подводной лодке, – заметил я.

– Бери выше, – улыбнулся Степаныч, – как в космическом корабле… Закрывать входную дверь сейчас не обязательно. А теперь… – Проводник нажал на какую-то кнопку. – Велком!

– А какой у него расход? – стал спрашивать я, поднимаясь по ступенькам.

– Точно не измеряли, но написано, что в смешанном режиме двадцать литров на сотню, баки с соляркой на полторы тонны!!!

– Офигеть, запас хода примерно на семь тысяч километров!

Мне уже очень нравился этот автомобиль, но, когда я поднялся в салон, моему восторгу не было предела! Свет в салоне зажёгся автоматически, выхватывая приятную глазу отделку в стиле яхты, обшитой деревом. Но первое, что чувствуешь, когда попадаешь в салон нового автомобиля, – это запах! Да, да! Этот непередаваемый аромат кожи, резины, тёплого пластика. Только потом обращаешь внимание на предметы интерьера.

А Степаныч уже нахваливал это творение:

– Жилой модуль, сделан по нашим эскизам. Здесь есть спальные места для четверых пассажиров, душевая кабинка, туалет, небольшая кухонька с холодильником, двухконфорочная плита, микроволновка, что-то типа небольшой кладовки с одёжным шкафом. Раскладной столик с диванчиком для обеда, естественно, всякая кухонная посуда, чайник, кофеварка. Куча скрытых полочек, даже телевизор, хоть и небольшой, но имеется. Кондиционер, отопитель – опционально.

Идя по небольшому проходу к кабине и глубоко вдыхая этот чарующий для меня аромат, я заметил:

– Классно, но тесновато…

– Не боись, при стоянках здесь можно расширить пространство, две сдвижные секции, вправо и влево. Так что почти номер люкс гарантирован.

Подойдя к водительскому месту, я просто офигел. Оно находилось на пару ступенек ниже основного пола. Огромное водительское кресло окружала изогнутая панель приборов, с кучей кнопочек и экранчиков. Посередине лобового стекла над панелью возвышался тот самый синий монитор, который мы привезли из аэропорта. Рядом с водительским креслом стояло подобное для пассажира. За ними на возвышении находилась ещё одна пара кресел, но видом попроще, как раз получалось четыре сидячих места. Степаныч тут же предложил сесть на место водителя.

– Нравится? О, брат, тут не кресло, а целый спа-салон.

– В смысле спа-салон?

– Да в нём столько всего напичкано: и греет, и охлаждает, и массажирует, и ароматизирует. Видишь, в головной подушке пара динамиков – слушай любую музыку, никому не мешая. Под сидушкой целая система амортизаторов, кочки практически не замечаются, оно и вращается на сто восемьдесят градусов, и раскладывается, можно и покемарить. Соседнее кресло аналогичное, а вот задние проще, только греют и охлаждают, но они также поворачиваются в основной салон и служат ещё двумя местами для кухонного столика, обедать можно всей компанией.

Да, кресло было просто изумительное. Подушки его как бы обхватывали всё твоё тело. Ты вроде и проваливаешься в глубину, как на поролоне, но и не глубоко. Охватывая взглядом убранство кабины, вижу в глазах Степаныча нетерпение. Видно, человеку что-то хочется, а сказать сразу не решается.

– В чём дело, Сергей Степаныч?

– Ну, давай уж, активируй монитор, – с хрипотцой в голосе попросил он.

Я уточнил:

– Просто руку положить на экран?

– Ага.

Ну, чего человека томить, мне не трудно, мельком подумал я и прислонил свою правую ладонь к монитору. И по экрану пробежала сверху вниз светящаяся полоска, как на сканере. Я почувствовал небольшое покалывание в ладони. Раздался мелодичный звоночек, и синтезированный механический голос произнёс какую-то фразу на незнакомом мне языке.

– Чего он спрашивает, а, Степаныч?

Но не успел проводник мне ответить, как голос перешёл на родной мне язык:

– Основной язык носителя – русский, зафиксировано. – И через паузу: – Владелец опознан. Произнесите голосовой сигнал.

– Чего произнести? – в недоумении переспросил я.

– Голосовая идентификация произведена, – тут же выдал голос. – Анализ ДНК завершён, данные владельца занесены в базу.

– Степаныч, чего это он?

– Не волнуйся, это прошла полная активация тебя как владельца, покалывание в руке было?

– Да.

– Вот он уже и ДНК твою в базу занёс. Теперь окончательно никто другой не сможет пользоваться этим прибором без твоего ведома.

– А что это за прибор?

Но проводник опять не успел ответить, как механизированный голос сказал:

– Выберите тип гендера и скин оболочки.

На экране появилось схематическое изображение мужчины, женщины и какого-то большеглазого существа, похожего на инопланетянина, какими часто у нас рисуют их в комиксах. Степаныч тут же пояснил:

– Это виртуальный помощник, который содержит в себе кучу необходимой информации и подключён к основным системам управления автомобилем. Это искусственный интеллект – искин. Выбери пол, с кем ты будешь постоянно общаться.

– Прикольно, – усмехнулся я. – Но когда куча мужиков вокруг, пусть будет женщина, всё же разнообразие.

Прикоснувшись к женскому символу, вместо механического голоса вдруг услышал приятный женский тембр:

– Спасибо! Теперь выберите внешний вид. Можно воспользоваться голосовыми командами. – И в воздухе над экраном появилось чуть прозрачное изображение объёмной фигуры девушки примерно пятьдесят сантиметров высотой. А голос продолжил: – Можно воспользоваться заложенной базой данных или сформировать внешность самостоятельно.

– Ни фига себе игрушка! – Моему восторгу не было предела. – Рисовать, конечно, можно, но это будет долго, а есть у тебя в базе анимешные внешности? Пусть это будет девушка со светлыми волосами, средней высоты, стройная, но с большой грудью, ну, и ножки не короткие. Возраст пусть будет около тридцати лет.

– Обнажённая или в одежде? – уточнил голос.

– Пусть будет одетая, а то мужики могут не понять. Что-то в стиле блузка-юбка.

– Выполняю, – отрапортовал голос, и в воздухе замелькали различные типажи фигурок.

– О! – в один голос со Степанычем выбрали мы. – Вот эта!

Блондинка напоминала сексуальную секретаршу. Большеглазое приятное лицо, какими часто рисуют девушек в японских мультфильмах, волосы связаны в «конский хвост», чуть распахнутая светлая блузка, из которой выглядывала довольно пышная грудь, примерно пятого размера. Стройная талия, чёрная обтягивающая юбка до колен подчёркивала округлость бёдер. А точёные ножки были обуты в туфли на шпильках. Фигурка на пару секунд застыла в воздухе и вдруг стала, как живой человек, осматривать себя со всех сторон.

– Спасибо, мне нравится эта внешность.

Мы заулыбались.

– Нам тоже, – ответил я.

– Выберите мне имя, – попросил искин.

– Пусть будет Селена.

– Принято! Как мне обращаться к вам?

– Стас. А это Степаныч.

– Хорошо, Стас и Степаныч, – мило улыбнулась девушка.

– А ты всегда появляешься в воздухе? – поинтересовался я.

– Нет, только когда нет вокруг посторонних, в основном меня видно на экране.

Фигурка вдруг пропала и появилась на мониторе стоящей рядом с изображением нашего кемпера. Рядом появилась надпись: «Все устройства функционируют в нормальном режиме».

– Я могу с вами общаться текстом на экране или вживую, – с улыбкой произнесла она.

– Блин, – выругался я, – чуть не заматерился от избытка эмоций.

Селена на экране засмеялась:

– В моей базе данных есть несколько матерщинных слов, но не совсем мне понятно, что они означают.

– Вот бисова игрушка, – крякнул Степаныч, – в неё и матерки занесли эллины.

– Кто занёс? – не понял я.

– Эллины, – повторил проводник, – но это ты потом узнаешь, как начнёшь у нас работать, подпишешь бумажки о неразглашении и получишь доступ к информации. А сейчас пошли, некогда мне, после всё изучишь.

– Пока, Селена, – тепло попрощался я.

– До встречи, Стас, – мило ответил мне искин.

– Слушай, Степаныч, а её не надо выключать?

– Да я и включать не знал как, по-моему, она всё время в рабочем режиме находится, ну, ты потом разберёшься. Мы сами всех её возможностей не знаем, слышали об этих разработках, но вот впервые с трудом приобрели и для себя.

– Видимо, богатая у вас организация, что такие «игрушки» покупаете, один этот автобус лямов на двадцать потянет.

– Почти угадал, – усмехнулся проводник. – У нас их два, но первый сейчас в поездке и без искина, а второй, этот, оснащали некоторыми улучшениями и модификациями, что я привёз. Ладно, прощевай, до понедельника, меня ещё дела ждут.

Я, пожав Степанычу руку, поплёлся к своему микроавтобусу.

Даже предстоящий разговор с женой меня не смущал. Я уже был согласен, да ещё и за такую зарплату! Думаю, и супруга не станет противиться, а будут заказы на проведение свадеб – возьмёт вместо меня Валерку, другана, он в свободном плавании, без постоянного тамады. А тут грех отказываться от такой работы.


До дома добрался быстро, сразу же полез в Интернет почитать о фирме, которая выпускает такую технику.

Нашёл похожий вариант роскошного кемпера Stx-Mercedes-Actros, но там он был без грузового отсека, с более дорогой отделкой, с шикарной двуспальной кроватью. Но наш автодом мне больше понравился, тем более всё можно вживую пощупать, а тот только на картинке.

«Кстати, – подумал я, – грузовой отсек-то я не посмотрел, и тамбурсенцы ему для чего, чтобы грязную обувь там оставлять? Ладно, разберёмся».

Когда вечером жена пришла с репетиции и я поделился с ней предложением о новой работе, особых трений не было. Сумма заработной платы её просто ошеломила. Говорю:

– Может, свадьбами уже стоит бросить заниматься?

Она мне в ответ:

– Вот как устроишься уже на постоянку, тогда и брошу, а пока всё непонятно, куда там ездить будете, надолго ли.

Я вкратце рассказал о кемпере, как там удобно и классно, но умолчал о Селене, вроде хоть и компьютер, но ведь женский… Ревность – страшная штука, обойдёмся без скандалов.


Выходные еле дотерпел, пока прошли, и в понедельник утром, даже не позавтракав, к 9:00 уже ехал в Южный со всеми документами устраиваться на работу.

На базе начинался рабочий день, кто-то приезжал, кого-то уже то ли грузили, то ли, наоборот, разгружали. Октябрь был каким-то промозглым, но организм не замечал ни слякоти, ни ветра, а глаза сразу же нашли ворота ангара, в котором меня ждало автомобильное чудо.

Степаныч, общаясь с кем-то из персонала, махнул приветственно рукой и показал на офисное здание.

В своём кабинете шеф, перебирая бумаги, давал секретарше какие-то указания. Увидев меня, радушно улыбнулся:

– Знакомься, Тамарочка, это наш новый сотрудник Станислав Викторович. Как тебя по фамилии-то?

– Радыгин.

– Вот, Радыгин. Подготовь ему все бумаги, которые необходимо заполнить, сделай сканы документов, ну, всё как обычно. И вот ещё что, Станислав Викторович, вам необходимо посетить нашего врача, сдать все анализы. Флюорографию когда в последний раз проходили?

– По весне, полгода назад, вот талончик в паспорте с датой лежит.

– Отлично, отдадите его нашему эскулапу. Там вам придётся сделать некоторые прививки, сами понимаете, характер работы разъездной, а нам больные не нужны. Поломает организм пару дней, зато потом проблем не будет. Аллергии на лекарства есть?

– На лекарства нет, а вот сезонная, весной, бывает.

– Это не страшно, там, куда вам придётся ездить, эндемики другие, а прививки и вашу аллергию уберут. Доктор у нас на первом этаже в конце коридора, думаю, найдёте. Я сейчас уеду по делам, а вот после обеда жду у себя в кабинете, поговорим более предметно. – И, схватив какие-то бумаги, ушёл.

Тамара выдала мне большую анкету, с кучей вопросов, в которую вместилась вся моя жизнь. Потом я подписал бумагу, как приложение к моему контракту, в которой значилось, что «разглашение информации, в отношении которой подписано соглашение о конфиденциальности, влечёт наступление ответственности, вплоть до уголовной».

Упс, подумал я, ляпнешь где чего – могут и посадить, как всё серьёзно здесь у них.

Меня в офисе же сфотографировали, записали в отдельную карточку все мои размеры на одежду и обувь, сказав, что по ней выдадут служебное обмундирование, и отправили к врачу.

Доктор, чем-то похожий на Айболита, заполнил на меня медицинскую карту, чем болел, какие были переломы, операции. Порадовался, что аппендицит у меня уже вырезан:

одной проблемой меньше. Взял кровь из пальца и из вены, дал баночки и послал в туалет. Померил давление, поинтересовался, какое обычно – пониженное или повышенное. Какие лекарства принимаю. Дал мне выпить какие-то таблетки, иммуноукрепляющие. И отправил в соседний кабинет к медсестре на прививки.

Ошарашенный, уколотый я вышел из медкабинета и сразу столкнулся со Степанычем.

– А, вот ты где, – обрадовался он. – А я тебя ищу. Пойдём в гараж.

– Погоди, Степаныч, дай отойти от всей суматохи, да я и чайку сейчас выпил бы, а то без завтрака приехал.

– Это дело, там и попьём, в тишине и комфорте.

И мы не спеша отправились в ангар.


Разглядывая кемпер уже во второй раз, я заметил, что внизу у него есть какие-то грузовые отсеки, а в корпусе сверху – несколько продолговатых окон, по парочке с обеих сторон. Небольшое окно было и во входной двери, перед которой на полу кто-то постелил резиновый коврик. Степаныч, заметив мой взгляд, пояснил:

– Я его положил, чтоб меньше грязи заносить.

Зайдя в салон, я уже более внимательно стал рассматривать интерьер. Оказалось, постели были сделаны в виде полок, как в купе поезда, причём пара стояла поперёк салона, слева от двери, и рядом с ними была дверь, ведущая в грузовой отсек. А вторая пара кроватей шла с левой стороны вдоль корпуса. От прохода они отделялись плотными шторками. Между ними находился душевой отсек. Туалет и шкаф – напротив. Справа от входной двери находился кухонный уголок с холодильником, небольшим диванчиком и тумбочкой.

– Это не тумбочка, а стол-трансформер, – объяснил проводник, – раскладывается в довольно просторный.

Дальше шли пассажирские кресла и, чуть ниже, места водителя и штурмана. Вдоль обеих стен – куча закрытых шкафчиков.

– Да, тут есть ещё одна приятная фишка. – Степаныч потянулся к стенке и нажал какую-то кнопку. Крыша над водителем вдруг стала опускаться вниз. – Это ещё одна, но двуспальная кровать, на всякий случай.

– Слушай, а какие они по размеру? – поинтересовался я.

– Ширина салона два с половиной метра, так что двуспалка очень просторная, там, по-моему, не менее полутора метров ширина. А кровати в купе длиной почти два метра, шириной девяносто сантиметров. Гораздо шире и длиннее, чем в поезде. При выдвинутых секциях места более чем достаточно, можно и потанцевать!

Он нажал ещё какие-то кнопки. Справа стала выдвигаться вся кухонная мебель с холодильником, а слева – спальное место с диваном. Телевизор выехал из кухонного разделочного столика.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10