Вячеслав Летуновский.

100 уроков лидерства А.В. Суворова для бизнеса



скачать книгу бесплатно


М.А. Милорадович. Раскрашенная гравюра С. Шифляра


В ходе своих первых сражений с турками Суворов формирует свою стратегию несокрушимого неудержимого победного потока, которую сам называет «искусством натиска». Во всей своей красе эта стратегия покажет себя в сражении при Козлуджи.

В июне 1774 года Суворов вместе с Каменским продвигался в глубь Турецкой территории. Поскольку чин генерал-поручика Каменский получил раньше, командование объединенными корпусами Румянцев поручил ему, что было очень обидно для Суворова, который был на 8 лет старше и имел больше боевых заслуг, в этой связи он мало контактировал с Каменским и действовал большей частью самостоятельно. Продвигаясь на юг в лесном массиве с 14 тысячами войска, Суворов неожиданно для себя встретился с 40 тысячами турецких войск (15 тысяч кавалерии, в основном албанские спаги). Осуществляющая разведку боем суворовская кавалерия на узкой лесной дороге была смята превосходящими силами неприятельской кавалерии. Суворов быстро сориентировался и встретил спагов плотным огнем егерских батальонов, а затем яростной атакой пришедшей в себя кавалерии обратил в бегство. Выйдя из леса, Суворов обнаружил перед собой укрепленный неприятельский лагерь и внушительные массы врага, которые уже начали изготавливаться для атаки. Суворов мгновенно выстроил свои войска в 4 каре и, расположив артиллерию таким образом, чтобы можно было вести по противнику перекрестный огонь, двинулся навстречу туркам. Суворовские каре стреляли очень метко и слаженно, быстро подавив огонь всех турецких батарей. Продвигаясь вперед, суворовцы в течение трех часов точным огнем отбивали яростные атаки турок, а потом и сами перешли в организованную атаку, в результате которой, бросив лагерь и пушки, турки бежали.

Сражение у Козлуджи фактически поставило жирную точку в 1-й Турецкой (или как ее еще называют, Румянцевской) кампании, фактически принудив турок к заключению Кючук-Кайнарджийского мира. А суворовская стратегия победного потока получила дальнейшее развитие и законченное оформление: в ходе быстрого марша войска набирают скорость и обрушивают (лучше неожиданно) на противника всю свою мощь. Контратаки противника отражаются плотным прицельным артиллерийским и ружейным огнем, за которым следует знаменитая суворовская штыковая атака. В отличие от своих коллег, Суворов воевал меньшими по численности каре (построение войск квадратом), что обеспечивало ему большую возможность маневра, и очень умело использовал конницу, сберегая ее от мощных ударов противника за каре как за передвижной крепостью. Он использовал кавалерию в тех случаях, когда ее применение гарантировало успех: при атаке на плохо укрепленного или не успевающего перестроиться противника, а также во время его преследования. Таким образом Суворов передвигался на поле боя очень быстро, ничуть не снижая при этом цельность боевого порядка и точность ружейного и артиллерийского огня.

На первый взгляд за этой военной спецификой не совсем просматривается общая управленческая.

Но это только на первый взгляд. Суворов доводил своих подчиненных до состояния победного потока и умел поддерживать этот поток на протяжении всего сражения. Подобное состояние подчиненных – мечта любого руководителя любого уровня, если он только действительно заинтересован в успешности дела, которое ему поручили, или он сам организовал. Для того чтобы добиться подобного рода состояния, необходимо, во-первых, знание этого состояния, а во-вторых, умение его сформировать и удержать. Лучшего примера в этом смысле, чем Александр Васильевич Суворов, найти трудно. Освоение, однако, этого суворовского опыта требует немалых усилий, и я очень надеюсь, что мой скромный труд поможет читателям в этом направлении продвинуться.

Строитель

Заканчивались славные, но очень трудные для России 80-е годы XVIII века. В июле 1774 года после тяжелой Русско-турецкой войны заключен Кючук-Кайнарджийский мирный договор. Крымское ханство получает статус независимого государства, а в Крыму появляются первые русские крепости и поселения Керчь и Ени-Кале. Турция не смирилась с появлением на Черном море русского плацдарма и старалась как можно скорее нас оттуда вытеснить. Тем более что турок к новой войне активно подстрекали французы, оказывая им всемерную финансовую и техническую помощь. Россия, однако, еще не оправилась от первой войны и чудовищного по своей масштабности Пугачевского бунта. Стране необходимо было восстановить силы, тем более что и в Европе было очень неспокойно, австрийцы и пруссаки в то время активно выясняли отношения между собой с помощью оружия, а для самой России исходила постоянная угроза военного вторжения со стороны Швеции.


Памятник Суворову в Санкт-Петербурге


И в этот очень сложный для страны период ей на помощь снова пришел управленческий гений Александра Васильевича Суворова. Мы все хорошо знаем его блестящие победы на полях сражений, а вот его победы в мирное время часто остаются за кадром. А ведь их было никак не меньше, чем военных. На некоторых из них, касающихся пребывания Суворова в Крыму и на Кубани, нам хотелось бы остановиться подробнее. И прежде всего хотелось бы выделить 4 его достижения:


1. Выстраивание кордонной линии на Кубани общей протяженностью до 500 верст за фантастически короткий срок – 105 дней. И сейчас эти сроки кажутся невероятными, а для скоростей того времени это было фактически чудо. Важно отметить, что Суворов не только выстроил цепь укрепленных пунктов и разместил в них гарнизоны, он успел за этот короткий срок наладить отношения русских с местным населением, а также внутри самого местного населения, которое постоянно враждовало друг с другом (горцы с ногайцами и т. д.).

2. Проведение профилактических и гигиенических мероприятий в армии, на флоте и среди местного населения в Крыму и на Кубани. Необходимо напомнить, что в Европе и в Турции в то время свирепствовала чума, люди вымирали тысячами. Опасность распространения инфекции многократно усиливалась в условиях жаркого климата. Суворов очень быстро локализовал все очаги заболевания, которые уже имели место быть на вверенной ему территории, и ввел довольно жесткую систему профилактических мероприятий, которая в кратчайшие сроки позволила предотвратить угрозу. В качестве артефакта солдаты перестали болеть и другими инфекционными заболеваниями, смертность среди личного состава уменьшилась в десятки раз.

3. Вытеснение мирными средствами из Ахтиарской (Севастопольской) бухты турецкого флота, а чуть позже воспрепятствование высадки турецкого десанта. Фактически Суворов своими активными, решительными и в то же время осторожными действиями предотвратил новую войну. Турки без боя со значительными вследствие болезней потерями личного состава были вынуждены вернуться в Константинополь.

4. Переселение из Крыма христианского населения (в основном греков и армян) на территории внутри России, более 30 тыс. человек. Нужно отметить, что процесс переселения происходил в невероятно сложных условиях, не все христиане, хотя и сильно притесняемые татарами, горели желанием переселяться на неизвестные земли. Переселению всячески препятствовал Крымский хан, поскольку налоги с этого населения составляли чуть ли не главный источник пополнения его казны. Данное мероприятие в значительной мере способствовало присоединению в 1783 году Крыма к России.


Повсюду, где бы ни появлялся Суворов, довольно быстро устанавливались мир и порядок. И это был всегда порядок живой, максимально соответствующий ситуации. Я намеренно использую слово «живой», потому что Суворов в установлении порядка всегда опирался на самоорганизацию вверенных ему людей, а никогда не насаждал придуманные наверху или им самим идеальные образцы «как оно должно быть». Незадолго до этого он довольно быстро успокоил взорванные Пугачевским бунтом Поволжье и Урал, чуть позже так же быстро и эффективно он успокоит Польшу.

Важно отметить, что порядок устанавливался не вследствие страха. Суворов за свою управленческую жизнь не совершил ни одной казни. В документах я нашел всего 3 упоминания о случаях телесных наказаний и только за воровство и мародерство. Тогда закономерный вопрос – а как ему это удавалось? Свои мысли по этому поводу я и хотел высказать в этой статье. Прежде всего следует отметить, что Суворов искренне интересовался проблемами и нуждами людей, вовлеченных в ситуацию и, насколько это было в его возможностях, старался их удовлетворить, а проблемы разрешить. Большое количество друзей и хорошие отношения с начальниками и влиятельными людьми его времени (Екатерина, Потемкин и его секретарь Турчинов, потом братья Зубовы) позволяли ему это сделать.

Везде, где бы он ни появлялся, у него быстро устанавливались хорошие дружеские отношения с представителями местной элиты. Друзья у него были и среди австрийцев и поляков, и ногайцев, и крымских татар. Установление хороших дружеских отношений с местным населением не было какой-то спонтанной интуитивной находкой Суворова, а было продуманной и последовательной политикой, реализацию которой он требовал от всех своих подчиненных.

Как только Суворов прибывал к месту службы, он сразу же проводил рекогносцировку, оценку ситуации. Однако в отличие от большинства его коллег-генералов в центр своего внимания он ставил не только и не столько объективные факторы, сколько конкретных людей, вовлеченных в ситуацию, объективные же факторы рассматривались не сами по себе, а только применительно к конкретным людям, ключевым субъектам. Именно поэтому суворовский способ оценки ситуации я в своей книге (Летуновский, 2014) называю субъектным анализом. После того как выделены ключевые субъекты (а также все остальные, которые способны оказать на ситуацию свое влияние), руководитель ставит себя на их место, стараясь максимально ясно осознать их мысли, чувства и желания. Затем следует разработка перспективного сценария, что и как следует предпринять, чтобы повернуть дело к лучшему финалу.

В процессе подготовки и осуществления разработанного сценария важная роль принадлежала созданию организованных самодостаточных (а в идеале и самоорганизующихся) единиц, выполняющих ту или иную конкретную задачу, в бою это, например, батальонные каре, усиленные кавалерией и мобильной артиллерией, в мирное время – солдатские артели, которые сами вели свое хозяйство. Артельный принцип пронизывал всю жизнь армии. При Суворове солдаты жили на квартирах и в палатках. За порядок в такой общине отвечали все старослужащие, в особенности же унтер-офицеры, капралы, поэтому смена или отсутствие офицера кардинального влияния на жизненность этих единиц не оказывали.

Эти солдатские артели, в некотором роде, можно уподобить спартанским сисситиям[8]8
  В Спарте все полноценные граждане посещали сисситии, совместные обеды, на которых присутствовало 10–20 человек, которые и составляли первичную боевую единицу в спартанской фаланге, они также вместе тренировались и собирались для совместного досуга.


[Закрыть]
, постоянное проживание солдат в такой общине в значительной мере способствовало, так же как и у спартанцев, их невероятной сплоченности в бою. С приходом к власти Павла I, который по прусскому образцу загнал всех солдат в казармы, ночью запирающиеся на ключ, этот культивируемый Суворовым принцип общинности нарушился. При этом произошел подрыв доверия между солдатами и офицерами и девальвация ответственности и полномочий унтер-офицеров, которая не могла не сказаться на эффективности этих подразделений в бою. Поэтому конфликт между Суворовым и Павлом, вынудивший фельдмаршала уйти в отставку, носил не внешний (относительно формы), а глубоко сущностный характер.


Суворов обучает солдат приемам штурма. Художник К. Лебедев


Подобным образом Суворов подошел и к организации жизнедеятельности гарнизонов им же выстроенных крепостей и фельдшанцев на вновь созданной Кубанской кордонной линии, каждый из которых ставился на важнейших участках контролируемой территории на возвышенностях, у переправ через реки, у важнейших дорог. Особое внимание при этом уделялось характеру взаимодействия отдельных гарнизонов, с тем чтобы можно было в кратчайшие сроки сформировать мощный ударный кулак.

Сразу по прибытии в январе 1778 года на Кубань Суворов предпринял путешествие вдоль всей предполагаемой линии укреплений. Результатом этой рекогносцировки стало подробное топографическое и этнографическое описание местности и разработка плана строительства оборонительной линии. Результаты своего субъектного анализа он выразил следующей фразой: «Не примечено, – доносил он, – народов, против России вооружающихся, кроме некоторого весьма незнатного числа разбойников, коим по их промыслу все равно, ограбить российского ль, турка, татарина или кого из собственных сообывателей».

В ходе поездки он активно встречается с местными ногайскими и горскими феодалами и устанавливает с ними дружеские отношения. Интересно отметить, что вообще-то довольно скупой на растраты Суворов денег на подарки новым друзьям не жалеет, потому что хорошо разбирается в психологии восточных людей и их обычаях. Для того чтобы упрочить добрососедские связи между разными национальными общинами, он всемерно способствует установлению между ними торговых отношений. 22 февраля 1778 года Суворов прибывает на место близ Карасунского кута и основывает там Архангельский фельдшанец[9]9
  22 февраля 1778 г. Суворов с отрядом… «вышел к обрывистому руслу, по дну которого протекал ручей Карасун, получивший свое наименование от древней старицы Кубани, где он брал свое начало. Обогнув обрывы Карасунского Кута, ручей впадал в Кубань на месте нынешнего Затона. Оценив местность, Суворов принимает решение построить здесь укрепление, которое бы прикрывало местные броды. Оно получило наименование Архангельский фельдшанец…» (Соловьев В. А. Суворов на Кубани).


[Закрыть]
, на месте которого впоследствии был заложен ставший столицей Кубани город Екатеринодар (ныне Краснодар).


Марка, выпущенная к 200-летию взятия Измаила


Как всегда блестяще справившись со всеми поставленными задачами, в том числе и с усмирением ногайских орд, Суворов говорил, что покидает Кубань, не потеряв ни одного человека, ни одной подводы, по тем временам это было невозможно, это было чудом, и таким чудом была вся жизнь этого «поэта военного дела». «И жизнь его полна чудес», – писал о нем Державин, «Суворов был необъяснимым чудом», – вторил ему Байрон. Тем не менее мы дерзнем в этой книге суворовское чудо объяснить, взять из него максимум пользы для нашей управленческой практики.

После еще одного суворовского чуда – штурма Измаила (об этом чуть позже) Екатерина отправляет Суворова в Финляндию проинспектировать местные укрепления на случай войны со Швецией. Очень быстро объехав всю приграничную зону, Суворов выслал императрице подробный отчет вместе со сценарием действий российской армии в случае войны. Екатерина поняла лучше, чем Суворов со строительством укреплений опять же никто не справится, и поручила это дело тоже ему. Выполняя это поручение, Суворову снова приходится заниматься профилактикой здоровья солдат и их лечением, поскольку состояние дел в этом вопросе, так же как и на Юге, было из рук вон плохо. При моем при-езде, – писал Суворов, – в госпиталях Финляндии находилось на излечении около 1000 человек, при убытии осталось не более 40, и те в основном проходили освидетельствование для увольнения.

Проводя ремонтные и строительные работы, занимаясь восстановлением здоровья солдат, Суворов еще успевал строить суда для пополнения гребной флотилии, обучать солдат и проводить маневры на отработку согласованных действий армии и флота. Покидая в 1792 году шведскую границу, Суворов был уверен в надежной защите этого рубежа.

После смерти Потемкина Екатерина назначает Суворова командующим войсками в Крыму и на Кубани. Само по себе присутствие Суворова наводило на турок и их европейских покровителей страх и препятствовало развязыванию новой войны. Русский резидент в Константинополе полковник А. С. Хвостов так об этом писал: «Один слух о бытии вашем на границах сделал и облегчение мне в делах, и великое в Порты впечатление. Одно имя ваше есть сильное отражение всем внушениям, которые со стороны зломыслящим на склонение Порты к войне и вражде с нами делаются» (Петрушевский А. Ф. Генералиссимус князь Суворов. СПб., 1884. Т. 2, с. 3).

И опять Суворов развивает бурную деятельность, приводя в порядок войска и укрепления. Когда задерживалось финансирование, Суворов обеспечивал его своими средствами – не мог ждать. Он занимает гигантскую сумму 100 000 рублей и немедленно приступает к строительству укреплений. После с этим долгом он будет иметь очень много проблем.

Особое внимание, как и в Финляндии, Суворов уделяет профилактике здоровья солдат, вместе со штаб-лекарем Белопольским составляет специальный лечебник с целой системой профилактических мероприятий, включая, например, купание в морской воде. К этому времени относится его знаменитый «Приказ офицерам кубанского корпуса о наблюдении здоровья» марта 31 дня 1794 года:

«Драгоценность наблюдения здоровья в естественных правилах: 1. Питье, квас; для него двойная посуда, чтоб не было молодого и прекислого. Если ж вода, то здоровая и несколько приправленная. 2. Пища; котлы вылуженные; припасы здоровые; хлеб выпеченный; пища доварная, не переваренная, не отстоянная, не подогретая, горячая, и для того, кто к каше не поспел, лишен ее… на тот раз [пусть ест] воздух! В теплое время отдыхать под тенью без обленения… Ночью в палатках укрываться… В холодную погоду отнюдь бы в них сквозной ветер не был… Чрез ротных фельдшеров довольный запас в артелях ботанических средств… Сие подробнее и для лазаретов описано в примечаниях искусного штаб-лекаря Белопольского».

В том же предписании упоминает Суворов и о работах.

«От инженеров уроки умеренные… оба вместе соединять каждому запретить. Наступление и исход жара в здешней атмосфере описаны в приложенной таблице помесячно… Наистрожайше воспрещается во время и малейшего жара отнюдь никого ни в какую работу не употреблять, под неупустительным взысканием, разве когда случится прохладный день. А для успеха, если необходимо, лучше начинать работу прежде рассвета, и вечерний урок кончить хотя к ночи. Не мешает прибавить хотя нечто ночи, особливо светлой, токмо то уже в большой нужде… Как скоро работа окончена, то на завтрак нужно тотчас к горячим кашам. Лагерных мест иметь до трех в близости, и понедельно их переменять, содержать чистоту внутри и около их».

Быстрая и эффективная работа Суворова вызывала зависть его вечных соперников Репнина, Салтыкова, Прозоровского, а также бюрократов из Военной коллегии. В каких только преступлениях и злоупотреблениях его не уличают, стараясь очернить в глазах Екатерины. Суворов защищается как может, пишет письма своим друзьям при дворе Хвостову и Турчанинову, но во внутриполитической борьбе будущий генералиссимус оказывается не так силен, как на поле боя. Страдание от наветов и клеветы – удел почти всех русских гениев.

Выполнив все основные работы к 1794 году, Суворов при этом умудрился еще сэкономить казенные средства. За работами Суворов не забывает о планах врага, пытаясь упредить их своими планами. Он разрабатывает новый подробный план войны с Турцией и начинает подготовку к его осуществлению. Однако международная обстановка ухудшается, и Екатерина не решается начать новую войну. Турки, видя на своих границах Суворова, тоже не хотят будить лиха. Новая война с ними начнется уже после смерти Александра Васильевича в новом тысячелетии и ее победоносно завершит один из учеников Суворова – Михаил Илларионович Кутузов. Не суждено было Суворову стать князем Константинопольским.

Перекидывая мостик к практике современного менеджмента, мне хотелось бы заострить внимание на следующих аспектах управленческого таланта Суворова:


1. Забота о здоровье, комфорте и благосостоянии подчиненных.

2. Постоянное обучение и развитие у них профессиональных умений, необходимых в повседневной деятельности и в критических (форс-мажорных) ситуациях.

3. Включение всех подготовительных мероприятий в единый контекст (план, сценарий) будущих событий.

4. Неутомимая деятельность на достижение лучшего результата.

5. Установление дружеских отношений с местным населением, в особенности с лидерами, влиятельными лицами.

«Водопад крутит скалы»

Постоянно подначиваемые французами, турки никак не могли смириться с потерей своей гегемонии на Черном море, и особенно с потерей Крыма. Вскоре грянула 2-я Русско-турецкая война, которую Россия встретила с новыми уставами в новой адаптированной к реальным условиям боя военной формой. «Солдат должен быть таков, встал и готов», – говаривал Потемкин.

Успехи Суворова шли по нарастающей: сначала блестящая победа над отборным турецким десантом на Кинбурнской косе, потом Фокшаны и триумф Рымника, из-за которого Турция полностью лишалась всех своих надежд на победу в войне, и наконец, чудо Измаила, фактически побудившее турок, пусть и не сразу, но, в конечном итоге, просить мира. И если в первую турецкую кампанию действия Суворова можно было уподобить безудержному потоку мощнейшей реки, то во вторую Турецкую, а чуть позже и в новую Польскую кампании это был срывающийся на головы врагов с километровой высоты водопад, противиться которому было выше человеческих сил.

«Наша Кинбурска коса открыла первы чудеса» – так рассказывали солдаты о Кинбурнском сражении Суворова. 1 октября 1787 года турки высадили на косу[10]10
  Кинбурнская коса – узкая заболоченная полоска суши между морем и рекой Буг имела стратегическое значение, поскольку оттуда открывался путь к Очакову и Крыму.


[Закрыть]
отборный 5-тысячный десант. Турецкий начальник Юсуф-паша приказал отплыть всем транспортным судам, полностью отрезав, таким образом, своим солдатам путь к отступлению. «Какие молодцы, – писал Суворов после сражения Потемкину, – с такими я еще не дрался». У Суворова войск было втрое меньше, и позже он очень жалел, что не все были обучены по его системе. Суворов дал туркам беспрепятственно высадиться на берег и приблизиться к укреплениям на 200 м. Турки, кстати, зря времени не теряли и выстроили на косе 15 линий окопов. А далее начался классический суворовский сценарий «оборонительного» боя: огонь из всех орудий и решительная атака. Узкая полоса косы не давала возможности развернуться его потоку во всю мощь и использовать фланговые удары, тем более что турецкий десант активно поддерживала артиллерийскими выстрелами турецкая эскадра. Тем не менее даже этого не в полную силу суворовского потока хватило, чтобы прогнать турок почти до самого края косы, отвоевав у них 10 линий ложементов. Далее плотный огонь корабельной артиллерии заставил суворовские войска вновь отойти к крепости. Как бы там ни было, турки потеряли почти всю свою артиллерию и значительное число войск, особенно командного состава, их наступательный потенциал был исчерпан. Суворов выстроил войска заново, подтянул резервы и второй атакой полностью смел турок в море, из 5000 человек спаслись единицы, пленных тоже было мало. Потери самого Суворова убитыми и ранеными составили около 300 человек, что его крайне расстроило, Александр Васильевич привык воевать куда как с меньшими потерями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Поделиться ссылкой на выделенное