В. Федотов.

Реликвия русского купечества



скачать книгу бесплатно

Пятая глава посвящена истории поиска места для строительства здания биржи, обстоятельствам самого строительства, что, по мнению автора, крайне недостаточно было освещено в работе Н. А. Найдёнова. Количество рассмотренных вариантов места размещения здания биржи фактически превышает список, предложенный Найдёновым в своей книге. Период исследований пятой главы охватывает 1818—1840 годы.

В шестой главе введены в научный оборот неизвестные ранее страницы почти тридцатилетнего (1840—1869 гг.) противостояния руководства Московского купеческого общества и Биржевого комитета за право обладания «землёй позади биржи» – участком земли, выкупленным Купеческим обществом на деньги императора специально для строительства здания биржи, но к тому времени не застроенным. В этой же главе дана краткая история строительства здания Нового гостиного двора в Рыбном переулке, 3, в период 1839—1841 гг., а также прослежены неизвестные ранее перипетии истории реконструкции здания Биржи по проекту архитектора Петра Сантиновича Кампиони в 1862 году.

Седьмая глава посвящена истории возведения двухэтажного здания биржи по проекту архитектора А. С. Каминского в 1869—1875 гг. Именно классическая работа А. С. Каминского возвеличила здание Московской биржи до разряда лучших памятников архитектуры Москвы. Глава заканчивается периодом празднования 50-летия образования Московской биржи в 1889 году, о чём ранее подробно описал Н. А. Найдёнов.

Была ли произведена надстройка части третьего этажа в 1913 году архитектором П. П. Висневским, как это записано в современном паспорте памятника архитектуры, или же застройка всего третьего этажа проходила только в 1925 году? Ответ на этот вопрос можно найти в главе восьмой, где повествуется история здания биржи периода начала XX века вплоть до 1918 года.

Девятая глава описывает историю здания в советскую эпоху в период с 1918 по 1991 годы. В ней нашлось место для описания первых советских организаций, размещавшихся в здании с 1918 до 1932 года, после которого здание было целиком отдано Всесоюзной торговой палате, и до сих пор оно остаётся в ведении Торгово-промышленной палаты России. В этой главе в краткой форме описана работа советских бирж, впервые приведены имена руководителей этих организаций, репрессированных в годы Великого террора и не заслуженно забытых нашей экономической общественностью, подробно описаны обстоятельства надстройки третьего этажа в 1924—1926 годах. В этой же главе достаточно кратко прослежена история эксплуатации здания Всесоюзной торговой палатой, переименованной в 1972 году в Торгово-промышленную палату СССР (1931—1991), в материалах архивов удалось даже обнаружить факты разрушений здания, имевшие место после бомбардировок Москвы немецкими захватчиками. К сожалению, именно советский период существования здания оказался на редкость скудным с точки зрения качества сохранившихся архивных материалов.

Десятая глава завершает исследование. В ней зафиксирован короткий по сравнению со всей предыдущей историей постсоветский период эксплуатации здания, отмеченный, безусловно, существенными благоприятными условиями по его содержанию, в том числе и за счёт строгого соблюдения норм законодательства по охране памятников, многочисленным и интенсивным работам по восстановлению утраченных элементов или отдельных предметов внутренних и внешних элементов фасадов здания, утраченных в советское время.

В данной главе приведены примеры возрождения предпринимательского сословия и исторические факты успешного взаимодействия с предпринимателями верховной власти в лице президентов новой России Б. Н. Ельцина и В. В. Путина. Знаменательным событием стал 2012 год, когда в здание Торгово-промышленной палаты России были внесены иконы святых великомучеников Дмитрия Солунского и Параскевы Пятницы, чьими именами назывались ранее стоявшие на этом месте православные храмы.

Наконец, по завершению книги, в заключительной главе, автор поделился своими соображениями и рассуждениями по результатам проведённых исследований.

Миссия потомков, наша с вами миссия, – свято чтить традиции русского государства, наших предков, беречь и преумножать их наследие. Во все века русские купцы были не только бережными охранителями торговых традиций, но и хранителями православной культуры. Напомнить об этом современникам – благородная задача автора.

Глава 1.Великое торжище

Триединая сила Руси

Если потребовалось бы нарисовать новый символ русского государства, то его следовало бы изобразить в трёх лицах: князя-воина, православного священника и купца-гостя. Именно эти три силы, говоря языком науки, произвели тот социальный синергетический эффект, когда из небольшого удельного московского княжества выросло многомиллионное российское государство, занявшее шестую часть суши. Московские князья добились признания своего города столицей Руси, мечом защищая её от недругов, приглашая к сотрудничеству соседние земли, священники наполняли сердца россиян боголюбием и терпением, поднимая дух русского человека до состояния пассионарности, а купечество питало житие энергией трудолюбия и хлебами. Как человеческое сердце толкает кровь по жилам, так и русское купечество обеспечивало народ всякими товарами в ближних и дальних городах. А сердцем всего этого русского торгового мира и было Великое торжище в Китае-городе!

Каждый отдельный исторический памятник отличает своё, только ему присущее чудесное триединство: у каждого есть своя понятная и простая причина возникновения, своя уникальная, неповторимая история и своё особое запоминающееся восхитительное великолепие. Восстанавливая непростую историю здания Торгово-промышленной палаты России, великолепного памятника архитектуры, понимаешь, что неслучайно оно получило свое историческое расположение именно здесь, в этом уникальном историческом центре Москвы – Китай-городе.

Проходя по оживлённым улицам древнего города, погружаясь в его архитектурное великолепие, не перестаёшь восхищаться красотой и уместностью расположения каждого из стоящих вокруг зданий, но особенно здания Торгово-промышленной палаты России. Классическими формами, колоннами, лепниной, изящным портиком здание Палаты напоминает римский пантеон бога торговли Меркурия, удачным и восхитительным образом расположенный среди сонма красивейших зданий гостиных дворов, торговых рядов и доходных домов, каждое из которых имеет своё неповторимое и высокохудожественное убранство. Этот великолепный, удивительно изящный архитектурный ансамбль является настоящим музеем под открытым небом, он восхищает и бывалого москвича, и академиков от архитектуры, и весь нескончаемый многоязычный поток гостей столицы.

Всякий раз, поднимаясь по мраморным ступеням этого великолепного дворца, ощущаешь реальное соединение прошлого и настоящего: античные ионические колонны портика и современный лифт, высокохудожественное литьё чугунных потолков и внутренних колонн рядом с примитивным дизайном мониторов и камер видеонаблюдения.

Вглядываешься в толпу людей в современных строгих деловых костюмах, и вдруг на мгновение представляешь себе дореволюционных купцов, что все они стоят тут рядом в долгополых сюртуках, сапоги бутылочками, косоворотки, сами усачи и бородачи… и сердце сжимается от радостного ощущения возможности соприкосновения с этой великолепной реликвией прошлого.

Как у любого человека, так и у любого здания есть своя судьба, своя биография. Скоро уже наступит столетие с того года (1928), когда на Ильинке, 6 поселилась Торгово-промышленная палата России, тогда – Всесоюзно-Западная торговая палата (ВЗТП). До этого здесь размещались другие организации, как правило, биржи. Нам сегодня известно, что Московское биржевое общество до революции 1917 года не только обеспечивало торги на бирже, но и исполняло представительские функции. В этом смысле ТПП РФ, как всероссийская организация предпринимательства, осуществляющая схожие с биржей функции, продолжила эту ответственную работу.

Однако нам было бы интересно узнать и судьбу предшественников биржи. Кто они были и как исполняли своё предназначение? Что за строения стояли на той земле, на которой ныне стоит здание ТПП РФ?

Поэтому своё повествование мы предварим рассказами о седой старине, со времени становления Китай-города.

Великое торжище в Китай-городе

Связь времен глубока и неразделима, причина этой связи находится за пределами форм и содержания здания, поэтому повествование наше начнем не с того времени, когда закладывался фундамент современного здания Биржи на Ильинке, 6, а во времена закладки, если так можно выразиться, его метафизического фундамента. Под метафизическим фундаментом мы понимаем результаты трудов наших предшественников, чьи исторические памятники указывали дорогу следующим поколениям.

Известно, что возвышение Москвы над другими русскими княжествами началось еще при Иване Калите, когда он добился права сбора дани с русских земель для передачи их Золотой Орде. Но каждое время по-своему испытывало власть на крепость, а оттого заслугу в становлении государства Московского, а затем Российского по праву нужно справедливо поделить между многими московскими князьями.

Место нынешнего Кремля и Китай-города первоначально было лесистое, повсюду были сосновые и смешанные леса, но к началу XIII века эта территория была уже распахана и использовалась под пашню и огороды. В первой трети XIII века проходило её постепенное заселение, а далее на рубеже XIII – XIV веков начался уже этап интенсивной застройки.

Так называемый Большой посад (ещё его называли Подол) – территория между крепостью (Кремлём) и рекой, – возник в XII веке на берегу Москвы-реки. Начинался он ниже деревянного Кремля за Боровицком холмом, доходил до реки, захватывая также территорию будущего Зарядья и заканчивался в восточной своей части примерно на линии современных Богоявленского и Рыбного переулков. Большая часть Посада располагалась на нижней террасе территории нынешнего Кремля. Здесь же, ниже, находилась и пристань.


Рис. 1.1. Московский Кремль 1156—1339 гг. А. И. Хамцов. 1960


А позднее, когда на месте современного Китай-города было уже образовано городское укрепление, а сам Кремль расширил свои границы почти до самой реки и продвинулся на восток, Большой посад, в свою очередь, также расширился, подвинув свои восточные границы. И не только значительно расширился, но и укрепился торговыми людьми, развернувшими на его территории великое торжище, за что стал он уважительно называться уже Великим посадом. Большой посад был тем местом, где жили ремесленники, торговцы и служилый люд, где стояли амбары и склады, заполненные товарами с прибывающих речных судов.

На рисунке 1.1. представлен чертёж «Схематический план Московского Кремля в 1156—1339 гг.» архитектора А. И. Хамцова, выполненный в 1960 году, на котором представлена историческая реконструкция деревянных стен Кремля до постройки дубовой крепости в середине XIV века [1].

Согласно тверской летописи XV в., по повелению Юрия Долгорукова на Боровицком холме были выстроены первые деревянные стены Кремля. В 1339—1340 гг. они были перестроены князем Иваном Калитой. На представленном чертеже отдельной двойной линией обозначены старые и новые границы Кремля. В восточной его части хорошо просматриваются три дороги из Кремля, впоследствии будущие улицы Китай-города: Никольская, Ильинка и Варварка.

Так же как и Кремль, Китай-город за многие годы претерпел, как минимум, троекратное расширение. Первоначальная восточная граница Великого посада находилась условно на линии нынешнего Рыбного и Богоявленского переулков. В южной части Китай-города эта граница находилась возле церкви Николы Мокрого в Зарядье, снесенной в ХХ веке, которая также находилась на уровне современного Рыбного переулка. Этот факт находит своё подтверждение в следующем летописном известии: «… в 1468 г. загорелся …посад на Москве у Николы у Мокрого, и много дворов безчисленно изгоре; горело вверх по рву за Богоявленскую улицу (подчёркнуто – авт.), а от Богоявлениа улицею мимо Весяковых двор по Иоанн святы на пять улиц» [2] Таким образом, первый земляной ров проходил по линии нынешних Богоявленскому и Рыбному переулкам.

В конце XIV века защитный земляной ров по указу великого князя Василия I был прокопан уже несколько восточнее – по линии современного Большого Черкасского переулка. Сам ров представлял собой оборонительное сооружение шириной примерно 1,5 метра, а глубиной «в человека стояща». Очевидно, в то время Москва жила ожиданием очередного вражеского нападения.

С постройкой белокаменного Кремля Дмитрием Донским в XIV веке Москва стала состоять уже из четырёх отдельных частей: 1) Кремль (его тогда называли «город»); 2) посад, или Великий посад, на территории современного Китай-города; 3) Заречье – за Москвой-рекой; 4) Занеглименье, называемое иногда Загородье – к северу-западу от Неглинной.

При Дмитрии Донском начала формироваться торговая улица – Дмитровская (ныне Ильинка). Она начиналась у Фроловской стрельницы (ныне место Спасской башни Кремля) и застраивалась в восточном направлении. Саму башню называли Фроловской стрельницей в честь церкви Фрола и Лавра, находившейся неподалеку в Кремле, которая не сохранилась.

Возвышение Москвы продолжилось особенно интенсивно после того, как всё более укреплялись торговые отношения с городом Сурожем (Крым), Константинополем (Византия) и с итальянскими городами. О них говорили, что они «…сходници суть з земли на землю и знаеми всеми, и в Ордах, и в Фрязех» [3]. Считается, что в то время активность московских купцов пересилила активность купцов новгородских, а богатство товаров, предлагаемых Москвой, манило соседние княжества, вызывало у них желание участвовать в московском торжище.


Рис. 1.2. Фрагмент карты памятников археологии центра Москвы, датированных 1375 годом. Пятиконечной звездой отмечено место будущего здания биржи и Торгово-промышленной палаты России


На рис. 1.2, где представлен фрагмент карты памятников археологии центра Москвы, датированных 1375 годом, на котором хорошо видна активная жизнь населения в районе Кремля и той его окрестности, которую в будущем назовут Зарядьем [4].

Нумерация в кружочках дана церквям и монастырям. Место будущего здания биржи отмечено пятиконечной звездой. Как видно из представленного рисунка, этот район Гостиного двора в то время был мало населен. Следовательно, данный исторический период мы имеем право считать точкой отсчета для исследования территории, на которой впоследствии будет возведено здание биржи. Таким образом, в конце XIV века улицы с современным названием Ильинка ещё не было, а была лишь дорога от Кремля. Подтверждение этому факту мы находим и у известных исследователей истории Москвы.

В частности, известный русский историк И. Е. Забелин предполагал, что первыми поселенцами современной Ильинки были итальянцы: «Москва, как только начала свое историческое поприще, по счастливым обстоятельствам торгового и именно итальянского движения в наших южных краях, успела привлечь к себе, по-видимому, особую колонию итальянских торговцев, которые под именем сурожан вместе с русскими заняли очень видное и влиятельное положение во внутренних делах» [5]. Для целей нашего исследования этот факт представляет большую ценность. Кто же были первыми одними из первых поселенцев Ильинки?

Профессор, академик архитектуры и бывший главный археолог Москвы Александр Григорьевич Векслер, первый, кому при раскопках довелось прикоснуться к сохранившимся раритетам улицы Ильинки, в частной беседе подтвердил купеческое происхождение первых поселенцев.

Таким образом, в конце XIV века интересующее нас место улицы, которую мы сегодня называем Ильинкой, и пересекающие её Рыбный и Богоявленский переулки, начинают заселяться торговцами иностранного происхождения. На рисунке видна пятиконечная звезда, которая помещёна на место ныне стоящего здания Торгово-промышленной палаты России. Но что находилось здесь, на данной территории, ранее здания Торгово-промышленной палаты, ранее здания Московской биржи? Нас интересует период с конца XV века до начала XIX века, когда на этом месте было построено здание биржи. Огромный отрезок времени!

Обратите внимание, что на рисунке 1.2 по линии расположения будущей улицы Ильинки хорошо видны следы человеческого жилья, так же, как и по линии, относящейся к Богоявленскому переулку, а далее следов нет. Это может служить свидетельством того, что Ильинка начала застраиваться уже в конце XIV века.

Время создания Красной площади точно неизвестно. Самая распро-страненная версия отражена в летописи. Там было сказано, что «Пожар 1493 г.» и предыдущие многочисленные возгорания вызвали необходимость сноса всех строений на расстоянии 109 саж. от стен Кремля. Известный указ 1495 г. положил начало формированию «пожара» перед стенами Кремля – впоследствии Красной площади» [6]. На площади тогда шла мелкая розничная торговля, а со временем стали вновь возводиться деревянные торговые ряды и дома, и горели они столь часто, что площадь долгое время так и называлась – Пожар. Только примерно с 1670-х годов за ней закрепилось название Красная площадь.

Торговые ряды поначалу возводились за стенами Кремля, а по мере уплотнения застройки выносились в Посад, за городские стены. И если при Дмитрии Донском Великий посад превратился в организованный сурожанами торговый центр Москвы, то окончательное оформление «Великого торжища на Китай-городе» он получил только к 1538 году после строительства Китайгородской стены. Все важные исторические события отражались в летописях. Так было и в этом случае: «Того же лета князь великий Иван Васильевич велел на Москве город Китай делати, торги все ввести в город, от Никольских ворот по Неглинне вверх к Троице, где ся поля били, да о Иванов двор Иванова сына Челяднина, да по коневой площадке на Васильевской лугъ к Кузьма Демьяну на Вострой конец, да от Кузьма Демьяна вверх по Москве реке к Свиблово стрелнице, а мастер городовой Петрок Малой Фрязин архитектон. А опосле князь велики велел около того города делати город камен» [7].

«Площадь перед Кремлем, – писал Олеарий спустя столетия в 1630 году, – есть главный рынок города. В продолжение целого дня тут кишит народ. Вся эта площадь полна лавками, а равно и все примыкающие к ней улицы (ряд), и свой квартал (четь); так что купцы, торгующие шелком, не мешаются с продавцами сукна и полотна, ни золотых дел мастера с седельщиками, сапожниками, портными, меховщиками и другими ремесленниками. Каждое производство и каждое ремесло имеет свою улицу. В средних рядах, в лавках с бельем, сидят торговки. В образном ряду не продаются, но меняются без всякого торга образами. Есть такой пушной ряд, который завален пуховыми матрацами» [8].

Строительство Китайгородской стены явилось новым этапом формирования Великого торжища и закрепления купцов на территории Китай-города. Следует признать исключительно важную роль в каменном строительстве Москвы сурожан. В первый же год княжения Ивана III (1462) сурожанин Василий Ермолин восстановил обветшавшую кремлёвскую стену, построенную первоначально из белого камня. На башне Фроловских ворот он установил две белокаменные резные фигуры Георгия Победоносца и Дмитрия Солунского. В Ермолинской летописи помещены лишь лаконичные сообщения об этом событии: «Того же лета, месяца июля 15, поставлен бысть святыи великий мученик Георгии на воротех на Фроловьских, резан на камени, а нарядом Васильевым, Дмитреева сына Ермолина» (1464); «Поставлен бысть святыи великий мученик Дмитреи на Фроловьских воротех изнутри града, а резан в камени, а повелением Васильа Дмитреева сына Ермолина (1466)».

Н. М. Карамзин так цитирует по Ростовской летописи технологию строительства стены Китай-города: «Поставиша град около посада, сплетаху тонкий лес около большаго древня и внутри насыпаху землю к крепко утверждаху, и приведоша к каменной стене и на верее устроиша град по обычаю и нарекоша Китай» [9]. Новая крепость стала называться Китай-городом, может быть, от русского слова «кита» – плетень, или от итальянского «citta» – город, или от тюркского «катай» – город, крепость.

Первым каменную стену в Китай-городе замыслил выстроить великий князь московский Василий III после разрушительного набега татарского хана Махмет-Гирея в 1521 году, но её строительство «во избежания бедствий от нашествия татар и литовцев» началось лишь в мае 1534 года, уже по указанию правительницы Великого княжества Московского Елены Глинской, когда «начали копать глубокий ров от реки Неглинной вокруг Посада к Москве-реке». Ров этот простирался от Неглинной через старую Троицкую площадь (ныне – Красная), мимо Кучкова поля (Лубянка), через Васильевский луг (восточная часть Зарядья) к Москве-реке. Речка Неглинная была запружена, и водой своей наполнила ров, так что Кремль и даже Китай-город представлялись островами.

В 1535 году под руководством архитектора Петрока Малого начались работы по возведению каменных стен и четырёх башен Китай-города: Сретенской (Никольской), Троицкой (Ильинской), Всесвятской (Варварской), Козмодемьянской. По сравнению с Кремлём стены Китай-города с его четырнадцатью башнями выглядели весьма приземистыми. Их толщина (6 м) почти равнялась их высоте (6,3 м). Стена Китай-города имела семь проездных башен с воротами, но каждая из них отличалась по конструкции: круглые, четырёх– и шестиугольные, полуовальные. Длина стены составила 2 567 м. Величественность китайгородской стены иллюстрирует фотография 1887 года, представленная на рис. 1.3., участка стены от Ильинских до Варварских ворот [10].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8