Юрий Успенский.

Дни арабов. Пора казней египетских



скачать книгу бесплатно

А так больше делать не надо, профессор. А то я буду вынужден вас, как в канадском парламенте, назвать по имени. Несолидно же. Не к лицу и не по летам вам. При таком состоянии дел Архимед никогда не догонит черепаху, востоковеды никогда не нащупают фундаментальных подходов, а экономика – дна.

Арабистика как фатум. Когда я ещё рассылал эту книгу в разные издательства, из одного места мне пришёл ответ, что она слишком личная. Что ж, остаётся воспринять это как комплимент. Действительно, арабистика для меня – одновременно и профессия, и хобби, и многие эмиры, визири, муфтии и полевые командиры в процессе моих постоянных штудий стали для меня близкими и понятными персонажами, и я не считаю нужным скрывать свою позицию по каким-то процессам за безличными и бесполыми формулировками – так что с того? Ещё Данте Алигьери заметил, что отдельное место в аду приготовлено для тех, кто в поры жестоких испытаний и кризисов сохраняет нейтралитет. Я не занимаюсь подтасовками, я подаю факты как они есть, высказываю своё мнение и предлагаю читателю сформировать своё. И, конечно, мне приятно думать, что я вношу свой полновесный, необрезанный дирхем в популяризацию проблематики арабо-мусульманского мира.

Читатель, однако, нынче пошёл взыскательный. Этому способствует то, что теперь из каждого утюга слышны беспощадные комментарии и категоричные предсказания диванных стратегов (не служивших), востоковедов (без восточных языков) и, прости, Господи, журналистов (пишущих и говорящих с дикими ошибками), готовых обещать всё и каждому – лишь бы получить свою минуту славы на «какбырадио». Немудрено, поэтому, что избалованная публика требует от политолога выступить в роли всевидящего демона Лапласа. И нужно как-то соответствовать.

Я стараюсь не врать, чего не знаю. Конечно, я больше понимаю про, например, Китай, Корею или Индию, чем человек, далёкий от востоковедения. Просто «ИСАА» – это не только Институт стран Азии и Африки, но и название основной дисциплины студентов-историков, т. е. истории тех же самых стран. Которую я и сдавал на протяжении четырёх лет учёбы в бакалавриате. Этот факт, а также регулярное чтение заметок и статей китаистов, кореистов и индологов, позволяет мне ориентироваться в происходящих в соответствующих странах процессах. Тем не менее, я никогда не возьмусь на профессиональном уровне комментировать эти процессы, чтобы не позориться перед практикующими специалистами-востоковедами по этим странам.

Когда я поступал в ИСАА в 2005 году, нам рассказывали, что по окончанию церемонии получения нами дипломов бакалавра четыре года спустя охотники за головами из «Газпрома» и «Роснефти» будут прямо на крыльце института бить друг другу морды из-за каждого выходящего с воплями: «Мой выпускник! – Нет, мой!». Реальность оказалась иной: работы с арабским в Москве – кот наплакал. По запросу «Арабский» на хедхантере выскакивают всё больше вакансии для поваров арабской кухни (варильщиков кускуса) и танцоров арабских танцев (плясуний животом).

Оно конечно, будь у меня целый институт негров, я бы графомания по книжке каждый год; а так писатель я только по ночам, и то не в каждую луну, потому как днём приходится кашеварить и пританцовывать быть «успешным менеджером». Посему прошу вас, читатель, быть снисходительнее к этому труду. Уж как ни ненаучен мой стиль, а академиков он привлекает).

Место действия этой книги – всё тот же арабский мир, где на наших глазах вызревают новые религиозные течения и кумиры и появляются новые военные державы. Десятилетиями этот регион был поделён на сателлитов СССР и клиентов США, а сегодня, оставшись без спасительного зонтика, отчаянно пытается выжить в условиях неослабевающего внешнего воздействия. Мои «Дни арабов» охватывают Египет, Ливию, Саудовскую Аравию, Йемен, Кувейт, Катар, Объединённые Арабские Эмираты, Ирак, Сирию.

Казалось бы, Россия – страна с традиционно сильной востоковедной школой и развитыми связями с арабским миром. Но его «прямой эфир» освещается у нас скудно, либо чересчур ангажированно. Я считаю, что знание должно быть актуальным и доступным, и потому, излагая факты и свой взгляд на происходящее, предлагаю каждому читателю самостоятельно и честно ответить на вопросы о том, зачем России нужен Ближний Восток и самолёты в Сирии, какая связь между происходящим на Украине и в арабском мире, где наши друзья и враги. А моя вторая книжка послужит вам в том подспорьем. Иншалла!

Часть первая
Египет и Тунис после «Братьев-мусульман»

Глава 1
Герой – за родину горой
1.1. Родившийся под счастливой звездой

До 2011 года Абд эль-Фаттах ас-Сиси почти не был известен широким слоям населения. Но вдруг он оседлал огромную волну народного подъёма, которая забросила его на президентский пост. Народ же стал видеть в нём спасителя Отечества.

Присмотримся же к нему, тем более, что за нас уже присмотрелись. Ясир Сабит в книге «Борьба за Египет» дал прекрасную биографию президента. Абд эль-Фаттах Саид Хусейн Халиль ас-Сиси родился 19 ноября 1954 в районе иг-Гаммалийя в Каире. Это тот самый, где стоят всего-навсего мечеть аль-Азхар, каирская цитадель и рынок Хусейн. Здесь ещё родился единственный на весь арабский мир нобелевский лауреат Нагиб Махфуз. Отец Абд эль-Фаттаха, Саид, был женат на двух женщинах, причём будущий президент был одним из 11 детей первой жены, а вторая семья была малодетной – там родилось всего четверо.

У нас в России женщины очень любят жаловаться, как им тяжело сидеть с одним ребёнком даже при живом муже и умной кухне. А вот у египтянок почему-то хватает сил и желания воспитывать футбольную команду (да ещё – страшно сказать – не в статусе единственной). Иногда нужно жертвовать маникюром и даже сном, чтобы твой сын стал маршалом и президентом. Мать Абд эль-Фаттаха ас-Сиси увидела его взлёт, умерев в августе 2015 года.

Между прочим, в книге Сабита дана даже информация о корнях семейства ас-Сиси. Оно будто бы вышло из племени аль-Ашраф, которые, в свою очередь, принадлежали некогда к Бени Салим, мигрировавшим в Египет из Медины!

В 23 года ас-Сиси выпустился из египетского военного училища, в 28 лет женился. Трое сыновей: Мустафа – чиновник, Хасан – инженер-нефтяник и Махмуд – вы будете смеяться, офицер военной разведки; а также дочь. Ас-Сиси успел поработать в военном атташате, да не где-нибудь, а в эр-Рияде, что показывает, что попал он в армии в чью-то группу, и группу правильную – правильного лидера. В 38 стал выпускником британского общевойскового командно-штабного училища, расположенного в Оксфордшире. Совсем недавно, в 2006, генерал ас-Сиси завершил курс в американском военном училище в Карлайле.

Я говорил и буду говорить, что наша страна обязана вернуться к деятельному участию в формировании элит третьего мира. Дорогой читатель, ради интереса погуглите списки выпускников двух вышеназванных достойных заведений: вы найдёте в них имена действующих начальников разведок и высших офицеров многих государств Ближнего и Среднего Востока. Даже если представить, что англосаксы – ангелы, и никого из них прямо не вербовали: ну неужели кто-то скажет, что обучение в военном институте в Англии и Америке проходит бесследно для дальнейшего пути офицера и принимаемых им на высоких постах решений? А англосаксы-то – не ангелы.

Нет, подождите, ну нормальная история получается? Мухаммад Морей – скрытый исламист, агент влияния БМ на президентском посту. 20 лет жил в Америке, слабо знал Египет. Абд эль-Фаттах ас-Сиси – светский офицер, учился в Англии и Америке, Египет знает хорошо. Мы такие разные, но всё-таки мы вместе. Египтянам наскучил Мубарак, и они хотят «зелёных»? Подсунем им бежавшего из кутузки исламиста со связями с Америкой. Египтяне устали от бородатых? Не беда! Выдвинем в президенты военного со связями с Америкой!

Я немного утрирую здесь: я не думаю, что ас-Сиси когда-либо являлся настоящим американским агентом. Но я полагаю, что американцы в меру сил помогли его выдвижению, когда поняли, куда ветер дует. И жестоко обманулись в нём.

1.2. Сын маршала становится маршалом

Итак, революцию генерал-лейтенант ас-Сиси встретил в должности начальника военной разведки. Да, он вошёл в ВСВС, но лишь как человек Тантауи: «ВСВС, и примкнувший к нему ас-Сиси». Примечательно, что в арабской публицистике отношения между этими людьми описываются как отношения между отцом и сыном («сын» потом отомстит обидчику «отца» – президенту Морен). Во многом благодаря такому случаю. Египетский журналист Ясир Ризк раскопал информацию о том, что ас-Сиси был первым, кто всерьёз заговорил о грядущей революции на высоком уровне. Будто бы ещё в апреле 2010 он составил для маршала Тантауи записку, в которой предрекал скорое выступление народа против режима. В этой записке он поставил перед своим «отцом» вопрос: как поступит армия в этом случае? И Тантауи как будто ответил: мы будем на стороне народа.

В принципе, история выглядит вполне правдоподобно. Без сомнения, верхи чувствовали дыхание надвигающегося народного бунта. Его неизбежность стала очевидна даже для меня, двадцатилетнего студента, после того, как я провёл полгода на стажировке в Каире: так неужели многоопытные аппаратчики (и по совместительству разведчики) не чуяли, к чему дело идёт? Ас-Сиси, по сообщению того же Ясира Ризка, предсказывал начало революции в мае 2011; я ждал её со смертью президента Мубарака. Я не разведчик, я только учусь.

1.3. Sic itur ad astra. Так идут к звёздам

На военных советах молодым положено высказываться первым: так заведено от Александра Македонского, чтобы младшие по званию не поддакивали старшим, а говорили то, что думают. Неизвестно, распространяется ли это правило на интервью, однако генерал ас-Сиси предпочёл минимизировать свою медийную активность, отметившись лишь памятным высказыванием про проверку на девственность протестующих на Тахрире женщин. Даже потом, став главой ВСВС в августе 2012, ас-Сиси продолжал хранить молчание, что смотрелось особенно удивительно на фоне его портретов, которыми был завешен весь Каир.

За 18 месяцев после революции Абд эль-Фаттах ас-Сиси вырос в звании с генерал-лейтенанта до маршала. Поскольку звания «генерал армии» в египетской армии нет, то между ними две ступени. Зато – самые последние. Не много ли? Много. Посоревноваться с ас-Сиси в скорости получения званий мог бы К.К. Рокоссовский. 1943 год он встретил генерал-лейтенантом. Но уже в январе получил на погоны третью звезду, а в апреле – четвёртую. Наконец, в июне 1944 товарищ Сталин дал Рокоссовскому Маршала Советского Союза. У него за полтора года – даже три повышения.

Вот только Рокоссовский был самым талантливым полководцем СССР в самой кровавой войне за всю историю России и человечества.

И за плечами у него к моменту получения маршальских погон были Луцк, Смоленск, Москва, Сталинград, Курск и беспримерная Белорусская стратегическая наступательная операция, а впереди его ждали Восточная Пруссия и Берлин. То был другой наш Багратион.

Ас-Сиси как будто армий из окружения не выводил, нильский берег от неприятеля не удерживал, по пескам супостата не гонял; да и Ерусалим всё стоит невзятый. Откуда же большие звёзды? Политика, скажете вы. Политика, соглашусь я. Если звёзды зажигают – значит, это кому-нибудь нужно. Но люди военные во всех армиях мира к своим лычкам, кантикам, рантикам, галунам, нашивкам, шпорам, аксельбантам и звёздочкам относятся ревностно. И тех, кто ими незаслуженно обвешивается, обычно не очень любят.

1.4. Да придёт спаситель

Понятно, как малоизвестный военный бюрократ стал маршалом. Но как он стал всенародным любимцем? О, этот вопрос отнюдь не сложен. Есть такие моменты, когда в обществе формируется острая нужда в национальном герое. Это обычно происходит, когда в государстве раздрай, а у граждан сводит желудки от голода. Ещё Карлейль писал, как нация вопиет в такие моменты: где наш герой? Али не родила его материнская утроба? Али час не пробил? Али небеса нас наказывают? Али, небеса нас наказывают?

Вот и Египте к лету 2013 большая часть народа, уставшая, так сказать, есть пирожные вместо хлеба, готова была обменять сладкую свободу самовыражения на пресную стабильность. На тот момент государство стояло на грани пропасти. При этом условия, в которых оно существовало, можно назвать парадоксальными: страна переживала небывалую политизацию, но одновременно столкнулась с вакуумом власти! Два основных политических лагеря – назовём их, скажем, «бородатые» и «голощёкие» – продемонстрировали блестящие способности по мобилизации масс в интересах политической борьбы и вместе с тем тотальную импотенцию в государственных делах. Ну кто мог появиться на сцене в такой обстановке? Случилось то, что должно было случиться. Чума на оба ваши дома, – сказали жёлтые человечки. Жёлтые – это потому что камуфляж у египетских военных пустынный. Произошло то, что считали величайшим злом и БМ, и либералы – армия вмешалась в политику, чтобы политики не угробили всю страну. С маршалом ас-Сиси, или без него, это диктовалось логикой событий и было неизбежно перед угрозой тотального обрушения государства.

К 2014 году Абд эль-Фаттах ас-Сиси подошёл в трёх ипостасях: главкома ВС, министра обороны и первого вице-премьера. Надо сказать, многопрофильность не добавила ему популярности: личность ас-Сиси постоянно подвергалась острой критике и даже, как говорят арабы, «шайтанизации». Диванные войска БМ и сторонники главы Минобороны вели между собой ожесточённые бои в твиттере и фейсбуке. Широкую популярность получила фраза: [Ас-Сиси раиси], что значит: «Ас-Сиси – мой президент». Дальше ас-Сиси появился на футболках и шоколадках. Ничего не напоминает? У них шоколадка и масло «ас-Сиси». У нас – водка и колбаса «Путинка». Ближний Восток на то и ближний, что, несмотря на весь континентальный дрейф, ушёл недалеко. Хотя в Каире на Замалеке есть лавка домашней утвари, которая называется «Посуда ас-Сиси»! Магазин «Посуда от Путина» в Москве всё же представить тяжеловато.

Многоопытный Амр Муса, глава комиссии по написанию конституции, правильно уловил ветер, и ещё задолго до выборов сказал, что народ выберет ас-Сиси. Вообще выборы предварялись замечательной комедией в восточном стиле – комедии, нам, русским, понятной. Ас-Сиси изображал Ивана Грозного, запершегося в Александровской слободе, а к нему являлись бить челом ходоки: землепашцы, певцы, купцы (члены профсоюза торговцев) и стрельцы (офицеры управления морально-психологического обеспечения египетской армии). Все они говорили примерно одно: «Спасай, батюшка, ни за понюшку пропадаем», а генерал отвечал: «Ох, смерть нейдёт» «Я не просил и не буду просить власти».

Кто-то скажет своё «фи», а я скажу, что не стоит ломать общественные законы, и если mipy спектакль нравится, то тушите свет, и да поднимется занавес. А арабам в спектакле всегда комфортно. Была б это монография, я бы тут сейчас в подтверждение ссылок наставил на описания учёными мужами обстоятельств прихода к власти Анвара ас-Садата и Хосни Мубарака (эн-Насера не предлагать!), но, так как книжка у меня ненаучная, скажу проще: кто не верит, сходите на рынок Хусейн в Каире и попробуйте что-нибудь купить, не вступая с продавцом в личные отношения. Нельзя просто так взять и приобрести понравившийся медный чайник: вам с продавцом предстоит сперва обменяться краткими сведениями о жизненном пути друг друга и сойтись на том, что Америка катится к упадку.

Но спектакли ставил и Мубарак, даже когда избирался в четвёртый раз. Однако ас-Сиси, как пишет Ясир Сабит в книге «Борьба за Египет», «после революции 30 июня 2013 стал обсуждаться народом не как президент, а как жених». А просто кризис 2013 был острее и глубже кризисов 1970 и, пожалуй даже, 1981, когда власть взяли вышепоименованные ас-Садат и Мубарак. К тому же египетской политической системе всегда была свойственна излишняя персонификация власти (об этом см. «Арабские Хроники»; здесь и далее – «АХ»), а в отчаянном положении людям свойственно верить в чудеса и наделять объекты своего обожания магическими способностями.

Со стороны-то всё гораздо проще: независимости Египта 63 года, и лишь один год из этих 63 на верховном посту в нём находился человек, не связанный с армией. Правда, в этот год в стране произошло больше событий, чем в иное десятилетие, но всё возвращается на круги своя, и справедливо, что в ошеломлённой от самой себя стране только один государственный институт сохранил организацию, управляемость и критичность мышления. Нет, товарищи генералы не на голом патриотизме работают, но всё же весь мир вновь увидел, что египетская армия является становым хребтом своего государства, поскольку только у неё хватило самообладания, чтобы сказать те слова, которых весь народ ждал от своих политиков – и не дождался. В поворотные моменты истории, когда тяжело, когда меркнут идеалы, рушатся авторитеты и одолевают сомнения, народ хочет слышать не пустопорожние обещания сытой жизни. Народ не такой дурак, и сам знает, что настанет она ох как нескоро. Народ хочет просто услышать от какого-то сильного и мудрого человека: «Братья и сёстры! К вам обращаюсь я, друзья мои!». Хочет слышать, как велика его страна, как богата её история, как мужественны её солдаты и как прекрасны женщины, ждущие их дома! Нельзя в такие моменты лидеру отойти в сторону или ограничиться бормотанием про реформы. И невозможно пересластить пилюлю, потому что многим – чтоб не сказать миллионам – она заменит мясо на ужин.

Кстати говоря, соперник ас-Сиси, насерист Хамдин Сабахи, – был тоже неплохим кандидатом. По крайней мере, из его речей явствует, что народные настроения он чувствует и умеет им следовать. Ему элементарно не хватило известности в удалённых губерниях, а также организационно-финансового сопровождения, недостатка в котором не знал ас-Сиси. Конечно, в его выдвижении присутствовал и некий элемент театральности, сродни тому, как при Мубараке выдвигались – нет, не кандидаты в президенты, а партии «карманной оппозиции» – чтобы показывать борьбу. Так, ни один настоящий кандидат, каковы бы ни были его шансы на победу, никогда не станет говорить, что выбор между ним и его соперником в гонке – это «выбор между хорошим и лучшим», как это сделал Сабахи, характеризуя соперничество с ас-Сиси. Т. е. Сабахи – заведомо более слабый кандидат, чем ас-Сиси, с тем же набором предложений и такими же установками (поддержка революций 2011 и 2013, порицание ихванов («Братьев-мусульман», здесь и далее – «БМ») вплоть до публичного отказа от их голосов и т. п.). Результат при таких вводных был немного предсказуем.

С другой стороны, решение ас-Сиси баллотироваться предварялось лишь чуть менее мощным потоком просьб этого не делать. Жалобщики интересовались, в частности: что же это будет за власть, если первый человек в ней взял эту самую власть вопреки обещанию своей организации – армии – этого не делать? И действительно, с тех пор, как ас-Сиси огласил своё «Уговорили», официальная – а также не при исполнении – пропаганда послушно выдумала новый образ – «Кандидата Необходимость», который и принялась активно форсить в медиа-пространстве. Мол, пальма – растение, верблюд – животное, Египет – наше Отечество, избрание ас-Сиси неизбежно.

В то же время, некоторые несознательные попутчики (как правило, очкарики с дипломами) принялись задавать неудобные вопросы насчёт плана действий, каким стал бы руководствоваться тогда ещё министр обороны в случае избрания его президентом. Но кандидат-неизбежность хранил величественное молчание, не снисходя до близоруких. А те не унимались и спрашивали провокационно с вражеской «аль-Джазиры»: а как у товарища маршала с образованьицем? Экономика – дело тонкое: чуть их, жирных котов, спугнёшь, они сейчас денежки в оффшор через спутник закинут, и поминай как звали. А с толерантностью как, с восприятием критики? А то, может, ему слова поперёк не скажи: сейчас переедет на танке. Гнилая интеллигенция хотела бы видеть против себя политика, которого можно поливать помоями по делу и не по делу, но… У каждого политика в шкафу хранится скелет, да не у каждого – мундир, который пачкать страшновато.

Первыми испугались члены «Движения 6 апреля». Это ещё те ребята, у которых эмблема (вздёрнутый кулак) совпадает с псевдореволюционными движениями в Сербии, Грузии, Иране и пр.: госдеп сэкономил на дизайне. Как только стало известно о решении ас-Сиси баллотироваться, они выпустили прокламацию с выражением негодования. Зато ФНС в целом, частью которого и было «6 апреля», дал сдержанно-положительную оценку выдвижению ас-Сиси.

Резко против выступила партия «Сильный Египет». Её руководитель, Абд эль-Мун’ым Абу ль-Фаттух, сказал, что жить в стране стало невозможно, потому что правят генерал-губернаторы, конституция напоминает устав, и даже в судах сидят бригвоенюристы – и всему этому безобразию только маршала в отставке не хватало.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8