Юрий Уленгов.

Полигон. Санитары Лимба



скачать книгу бесплатно

Хлопнула дверь. Я рывком высунулся: пусто. То есть – совсем. Девица убежала, прихватив с собой лук. Ну, тем лучше. У меня меньше трудностей возникнет. Лук я все равно собирался разломать. Сам им пользоваться не умею, а преимущество противнику оставлять тоже не хочется. Теоретически, его можно было сменять на что-нибудь, но перебьюсь. С девицей тоже нормально получилось. Что с ней делать – я без понятия, за собой тащить – обуза, бросить – не по-человечески как-то. Хорошо, что проблема сама разрешилась. Все, теперь точно оставаться здесь больше незачем. Вот же ж, собирался ведь до темноты просидеть!

– Эй, стоять! Стоять, я сказал! – послышался с улицы крик.

– Она оттуда вон выскочила! Из подъезда!

– Грива, Мякиш – за ней! Синий, Ворон – в подъезд, проверьте пацанов!

Черт. Ну, теперь точно вляпался. Великодушный, бля! Защитник слабых, сука!

Я метнулся на «свой» этаж, шмыгнул в квартиру, закрыл за собой дверь на засов, и пробежал к окну. Выглянул – пусто. Потратил на осмотр местности несколько лишних секунд, и, лишь полностью уверившись в отсутствии опасности, вышел на балкон. Черт, сейчас вообще не время для балконной эквилибристики, но прыгать нельзя, ноги переломаю. Третий этаж – это метров шесть-семь, плюс непонятно, что внизу… Хм, а выхода-то и нет! Это снизу я сюда относительно бодро забрался, а отсюда не спущусь, тупо равновесие потеряю, даже если ногами попаду на решетку снизу. Веревка! Она, хоть и бельевая, а поди порви, особенно если сложить в два раза. Главное – не наваливаться всем весом, чисто для равновесия придерживаться, когда ногами уже на решетку ниже встану.

Сказано – сделано! Я быстро скинул рюкзак, отыскал в нем веревку, сложил вдвое и перехлестнул через перила. Ну, погнали.

Я снова забросил рюкзак за плечи, перекинул ноги через перила и повис на руках. Так, аккуратно, не спешить… Ага, вот он, бортик. Есть, закрепимся, теперь одной рукой – за веревку, другой – за бетонные выступы, и тянем, тянем правую ногу вниз. Черт, да где же эта решетка? В подъезде орут, грохочут двери квартир – меня ищут. Главное – не нервничать. Есть!

Я нащупал ногой горизонтальный прут решетки. Теперь самое стремное – придется полностью положиться на веревку. Да, высота уже меньше, но падать с нее все так же не хочется. Ниже… Еще немного… Есть опора.

Жилы на правой руке, которой я держался за веревку, вздулись, капрон резал ладонь. Перчатки нужны, обязательно. Хотя бы рабочие, штурмовые тут на вес золота будут, полагаю. Ладно, еще немного, и мучения окончены. Главное, чтоб придурки не вломились в «мою» квартиру.

Наконец я спустился достаточно, чтобы нащупать решетку рукой. Аккуратно перенес вес с ноющей правой, отпустил один конец веревки и потянул за второй – она мне еще пригодится. Стянул веревку с балкона, кое-как впихнул ее в карман куртки, и резким движением опустился ниже, хватаясь за решетку второй рукой…

Чтобы лицом к лицу столкнуться с носатым, низеньким мужиком, замершим с открытым ртом на балконе второго этажа!

Руки сработали на автомате.

Правая метнулась за ножом, я нащупал рукоять, и резким движением ткнул мужика, уже поднимающего для выпада заточенный арматурный прут, в лицо.

В последний миг носатый отпрянул, и нож, вместо того, чтобы войти в глаз, резанул щеку. Мужик заорал благим матом, и вскинул свое оружие.

– Он здесь! Он здесь, братва! По балконам лезет, мочи его!

Не став дожидаться, пока меня начнут мочить, я быстро оглянулся назад, сгруппировался, и, оттолкнувшись ногами от решетки, прыгнул вниз и назад. Хоть бы никаких штырей не торчало, хоть бы не синтбетон, хоть бы приземлиться удачно!

Затрещали ветки, что-то хлестнуло по лицу, а потом я приземлился на мягкую, будто бы вскопанную, почву. Не удержался, завалился на спину, тут же вскочил. Действительно вскопано! Клумба, мать ее! Глянул вперед – и к горлу прыгнул ком. Не оттолкнись я ногами – сейчас бы истекал кровью на деревянных колышках в полметра высотой, ограждающих клумбу. Когда-то на них была натянута проволока, но ее уже прибрал кто-то хозяйственный.

Ладно, некогда рассусоливать! Тот, вверху, продолжает орать. Кретин! Мог бы высунуться и метнуть в меня арматурину, пока я перевернутым жуком на спине барахтался. Впрочем, тем лучше для меня. Все, валить, валить, валить!

Я метнулся к дому, и, пригнувшись, побежал вдоль стены. Так меня хотя бы сверху не видно. Если те, кто обыскивает дом, не станут из окон прыгать, небольшая фора у меня есть. А прыгать не станут – неоткуда. Все окна на первом-втором этажах зарешечены, с третьего… Ну, я бы не стал, высоко. Плохо приземлился – вывих, а то и перелом. Впрочем, здесь это означает одно и то же: смерть. Никто не станет с калекой возиться, свои же добьют, ради опыта и трофеев. Значит – бежать, пока есть время. Только куда?

Если бы была ночь, я бы рискнул рвануть через пешеходную аллею к домам напротив. Но сейчас слишком рискованно. Укрытий там я не вижу, ломиться в подъезды… Можно, конечно, попробовать, в кошки-мышки поиграть, с переходом по крышам в другие подъезды, например, но, если чердачное помещение закрыто – все, приплыли, ловушка. Да и вообще, расстояние – метров сто, не меньше. А если у преследователей еще один лучник есть? Не хотелось бы получить стрелу между лопаток. Ладно, пока – куда глаза глядят, то есть, вдоль дома. Вот только дом уже заканчивается…

Впереди показалось небольшая одноэтажная пристройка, не то склад, не то магазин… Пристройка стояла на платформе высотой примерно в метр, которая образовывала то ли невысокий барьер, то ли высокий бордюр вокруг здания. За этим барьером-бордюром я и залег, стискивая рукоять мачете, когда услышал топот. Кто-то бежал с другой стороны дома, и, подозреваю, этот кто-то намеревался меня перехватить. Обложили, блин.

А ведь укрытие мое – совсем иллюзорное. Если бегущий не идиот, он обязательно оглянется. И, обнаружив меня – завопит. И прибегут остальные. Черт!

Помимо топота послышалось запаленное, тяжелое дыхание. С подготовкой у преследователей так себе дела обстоят, это уже плюс, конечно. Вот только все остальное в минусе.

Я подобрался. Отлежаться не получится, придется действовать на опережение.

Противник показался в зоне видимости. Крупный мужик с рюкзаком и бейсбольной битой. Очень даже крупный, я бы сказал, отсюда и одышка. С-с-собака, и как тебя убивать?

Сейчас я был у него в мертвой зоне, но еще несколько шагов – и он меня увидит. Ладно, была-не была!

В армии я очень неплохо метал ножи – было у меня такое хобби, бесполезное для планетарного десанта, но позволяющее скрасить казарменную скуку в редкие часы личного времени. В этом хобби я добился нормальных таких успехов, вот только это были настоящие ножи, а не заточенные полоски металла с никакущим балансом. Теоретически, если дружишь с метательным оружием, убить противника можно хоть гвоздем, но точно не из такого положения. Потому мой «нож» лишь отвлек бугая, который еще и не вовремя шагнул в сторону, будто что-то почувствовав. Вместо того, чтобы вонзиться ему в шею, полоска металла лишь царапнула по бицепсу. Он выругался, отскакивая, и я бросился вперед. Хреновый момент, но лучше уже точно не будет.

Удар мачете здоровяк легко парировал бейсбольной битой, и тут же зарядил левой мне в нос. Я вложил в удар всю инерцию, и отклониться уже попросту не мог, кулак бугая врезался в переносицу, в глазах сверкнуло, треснул хрящ, и из носа хлынула кровь.

На миг я потерял ориентацию в пространстве. Нападающий воспользовался этим, чтобы как следует размахнуться битой. Видимо, он решил покончить со мной одним ударом. Кретин! Продолжи он долбить меня кулаком – и этот раунд точно был бы его, еще пары таких подач я бы не вынес. А так я успел прийти в себя, отскочить, уворачиваясь от просвистевшей в воздухе биты и пропуская последовавшего за ней по инерции мужика, перехватить рукоять мачете обеими руками и с разворота ударить по подставленной спине.

Сказать, что противник заорал – значит, не сказать ничего. Он ВЗВЫЛ, и эхо этого звериного воя заметалось между домами. При этом здоровяк выпустил биту, упал на колени, и мне не оставалось ничего, кроме как добить противника, обрушив мачете ему на голову.

Череп треснул, как перезревший арбуз, и мужик затих. Я выдернул мачете, и он повалился вперед, ткнувшись лицом в поросший вьюном асфальт.

Игрок №6820 ликвидирован. Вы зарабатываете 500 очков опыта.

Внимание! Разница в уровнях между вами и игроком 6820 – 4. Вы получаете бонус – 400 очков опыта.

Внимание! Вы победили игрока, превосходящего вас в уровне, в открытом бою. Вы получаете бонус – 500 очков опыта.

Всего получено 1400 очков опыта.

До нового уровня – 750 очков.

Текущий уровень – 2.

Внимание! Получен донат от пользователя Overlord273. На ваш счет зачислено 100 кредитов. Комментарий пользователя: “Not bad”.

Внимание! Получен донат от пользователя Firestone. На ваш счет зачислено 200 кредитов. Комментарий пользователя: “Хорош. Буду следить за тобой”.

Всего на счету: 3900 кредитов.

Оповещение я прочитал, уже вскарабкавшись на крышу той самой пристройки – другого пути я сейчас не видел. Здоровяка бросил необлутанным – черт, и ко мне прилипают игровые словечки! – и даже браслет его не проверил. Не до того было. В любую секунду на вопли могли заявиться его подельники, и тогда ни кредиты, ни возможные ништяки из рюкзака бугая мне не пригодятся. Голова гудела, в глазах слегка двоилось, подташнивало… Видимо, легкое сотрясение. Не боец я сейчас. Очень хочется верить, что проверять пристройку никто не полезет. Иначе даже не знаю, что делать дальше.

Внизу послышались голоса.

– Гляди, Синий!

– Твою мать! По сторонам смотри, может, ловушка!

– Да не, нет никого. Ушел. Даже рюкзак с битой оставил. Слушай, Седой, валить надо. На хайлэвэла нарвались, зуб даю. Сколько он наших покрошил? Четверых в расход пустил, Ворону щеку раскроил. А его только Ворон увидеть и успел. Еще и днем все это. Не, нахер такие вылазки, надо на базу уходить, а то он нас тут всех израсходует.

– За пацанов надо отомстить.

– Слышь, мститель, да на хер они тебе упали? Кореша такие закадычные, что ли?

– Не в корешах дело. Мы так свободно днем только из-за репутации ходим, все здесь знают, что, если людей Скульптора тронут – труба. Еще и с выдумкой. Репутация пострадает.

– Ну вот пусть Скульптор и разгребает. Что мы тут наделаем, вчетвером-то? Он нас уполовинил на раз. Валить надо.

Обладатель второго голоса, который, видимо, был старшим в группе, поколебался, но согласился.

– Да. Вчетвером ничего не сделаем. Надо людей подтягивать и прочесать все здесь. Не знаю, что за отморозок этот хайлэвэл, но он нажил себе крупных неприятностей. Давай, Синего облутай, и погнали.

Внизу повозились, пошумели, а потом звук шагов возвестил о том, что преследователи ушли.

Я перевернулся на спину, утер кровь рукавом и беззвучно выматерился.

Меньше, чем за сутки, я не только никуда толком не продвинулся, но еще и умудрился нажить себе могущественных врагов. Замечательно!

То ли еще будет…

***

Земная Фелерация, система Ориона. Орбита Рапсодии, административная станция корпорации NewVision

Том Баркер, геймдиректор «Полигона», пытался вникнуть в сценарий грядущего глобального события в Оранжевой зоне. Получалось плохо. Во всяком случае, причины, по которой шоураннеры предлагали выпилить популярный клан, приносящий корпорации неплохую прибыль, он понять не мог. Опять они с аналитиками не посоветовались, ну что за люди? Пора проводить кадровые изменения. Ошибаться могут все, но не третий же раз подряд! Зря нового сценариста так быстро повысили до тимлида, увлекается парень. Рано ему еще ответственные решения принимать.

Он быстро набил комментарии к тексту, и отстучал в окне мессенджера короткую резолюцию: «Доработать». В ответ пришел грустный смайлик. Ну вот, о чем и речь. Пацан еще. Нужно написать эйчарам, пусть пересмотрят свое решение.

Баркер встал, сделал быструю разминку, и направился к холодильнику в углу кабинета. В жилом модуле очень не вовремя сломался кондиционер, и, из-за удушающей жары, он практически не спал этой ночью, вследствие чего был злым и раздражительным. Сейчас же, в приятной прохладе своего отдельного кабинета, в мягком кресле и после сытного ланча, он чувствовал сонливость, так что взбодриться баночкой энергетика не помешает.

Вскрыв банку, он вернулся на свое место, развалился в кресле и закинул ноги на стол. На видеостене, поделенной на несколько больших отдельных экранов мелькали кадры с Полигона – нейросеть автоматически фильтровала события в каждой из Зон, и самые важные из них транслировала топ-менеджменту. Это позволяло постоянно быть в курсе происходящего, и давало возможность быстро повлиять на то, или иное событие, если того требовала необходимость.

Зрителям «Полигона» казалось, что события на Рапсодии развиваются хаотично и непредсказуемо, что игроки (или «юниты», как их предпочитали называть в корпорации), действуют осознанно и имеют право выбора. Возможно, на уровне отдельных юнитов так оно и было, но вот если увеличить масштаб… Все на Полигоне подчинялось общему сценарию. Благодаря скрытому воздействию и умелым манипуляциям, на Рапсодии разыгрывались многоходовые комбинации, полностью меняющие расклады на картах секторов. Разумеется, зрителям знать об этом незачем – если знаешь, что все происходящее подчиняется некой строгой логике, смотреть не так интересно.

Он сосредоточился на одном из мониторов: группа юнитов в дорогой броне пыталась загнать и взять живым биоморфа ксеносов в одном из секторов Красной зоны – Инферно. Нейросеть не зря посчитала этот эпизод важным: во-первых, судя по счетчику, онлайн-трансляцию именно этого эпизода смотрело едва ли не рекордное количество зрителей, а во-вторых, если группе это удастся – контракт с West Armor Inc будет делом решенным. Одна из крупнейших корпораций по разработке новых видов оружия давно интересовалась биоморфами, и, если удастся наладить постоянные поставки этих тварей в лаборатории West Armor, NewVision получит новый, дополнительный и весьма внушительный источник дохода. Оружейники не мелочились, и были готовы платить за живого биоморфа очень хорошие деньги, а попытки взять тварь живьем ничего не стоили. Кроме жизней юнитов, но их-то как раз не жаль. Очередь стоит, если снять ограничения, каждый час можно по капсуле на Рапсодию сбрасывать.

Кто-то постучал в дверь, и, не дожидаясь одобрения хозяина, вошел в кабинет. Том вскинулся, собираясь поучить наглеца вежливости, но разглядел визитера и расслабился. Стив Миллер, его давний товарищ, позволял себе вламываться к тому в любое время, и Баркера это совсем не смущало.

Миллер занимал должность начальника отдела игрового взаимодействия. Именно его ребята занимались материальным обеспечением Зеленой зоны, ведали рассылкой дронов-«гуманитарщиков», и взаимодействием с некоторыми юнитами. Официально корпорация не поддерживала связи с заключенными, в реальности же… Сложно проворачивать те самые многоходовки, не заручившись поддержкой некоторых ключевых фигур. На Рапсодии давно сформировалась своя иерархия, и, хотя в ней периодически и происходили изменения, в целом, у руля одни и те же личности находились достаточно долгое время. По крайней мере, пока они устраивали руководство «Полигона». Собственно, Миллер ими и занимался. Том иногда удивлялся, как Стиву удается общаться, хоть и опосредованно, с этими отбросами общества, и оставаться все тем же жизнерадостным и веселым парнем. Сам Том так бы не смог. Мерзко.

– Привет. Все пьешь свою химическую гадость? – Стив вольготно устроился на краю стола и сделал глоток кофе из кружки, которую принес с собой.

– Можно подумать, у тебя экологически чистый продукт, – хмыкнул Том.

– Ну, по крайней мере, почище твоего.

– Ага, рассказывай. Напомни-ка, где смогли восстановить плантации, после того, как на Земле все сожрал грибок? В синтезаторе?

Товарищ лишь отмахнулся.

– Помнишь Скульптора? – с места в карьер начал Стив.

– Мелкая сошка из третьего сектора Лимба? – на память Том никогда не жаловался, особенно – когда дело касалось работы. – Любитель медленно резать живых людей и передавать это в приват куче долбанных садистов-извращенцев за сумасшедшие деньги?

– Именно он. Мне сегодня пришлось с ним общаться, согласовывали поставку новой партии. Так вот он жаловался, что в его краях завелся какой-то, как он выразился, «хайлэвэл», который почем зря мочит его людей. Кучу народа перегасил уже.

– «Хайлэвэл», – хмыкнул Баркер. – Конечно, их же в Серой зоне пруд пруди. Там для них и враги достойные, и квесты интересные, а самое главное – штрафа на опыт нет, ага. Он опять обкурился этой синтетической дрянью, которую ты ему поставляешь?

– Ну, то, что в Лимбе орудует прокачанный юнит – само собой бред, – согласился Стив, – но, знаешь, я поднял записи, и действительно увидел нечто интересное.

– И, как понимаю, пришел, чтобы мне это интересное показать, так? Включай уже, что интригу разводишь.

Миллер достал коммуникатор, поколдовал с ним, и четыре монитора на стене слились в один. На экране мужская фигура спускалась на бельевой веревке по стене здания. С балкона на этаж ниже кто-то высунулся, чтобы тут же получить ножом в лицо и отшатнуться назад. Убегающий же юнит оттолкнулся от стены, и спрыгнул в клумбу. Быстро вскочил, пригибаясь, рванул вдоль стены дома, залег…

Из-за угла выскочил здоровенный мужик. Лежащий взмахнул рукой, и метнул нож. Вскочил, рванулся вперед… Скоротечный бой, и вот уже удачливый юнит, пропустив, тем не менее, пару ударов, скрылся на крыше пристройки, примыкающей к зданию.

– И все? – Том удивленно посмотрел на товарища. – Тебе настолько скучно, что ты ради этого перся ко мне из другого корпуса?

– Смотри! – Миллер махнул рукой на экран. – Переключаюсь на поток с его импланта.

Изображение изменилось, теперь оно походило на компьютерную игру от первого лица. Информация считывалась прямо с глазного нерва и передавалась на ближайший репитер, откуда уже уходила на спутник. Юнит крался по подъезду, сжимая в руках молоток и явно замыслив недоброе в отношении двух других, которые пытались сорвать одежду с фигуристой девицы.

Досмотрев эпизод с расправой над троими заключенными, Баркер почесал затылок. Это было уже интереснее.

Удачливый одиночка мог справиться с одним, двумя, максимум – тремя противниками подряд. Рано или поздно удача заканчивалась, и он сам становился жертвой. Здесь же новичок, только-только получивший первый уровень без особого напряжения разобрался с четырьмя подряд бойцами Скульптора, матерыми отморозками, не первый день проведшими на Полигоне. Спору нет, вели они себя, как полные идиоты, но, тем не менее…

На Рапсодию сбрасывали самых разных людей, в смутное послевоенное время Федерация буквально захлебывалась от преступлений. И многие из них совершались теми, на чье обучение были потрачены немалые государственные деньги. Попросту – военными и бывшими военными. Прошедшие через горнило восстаний в колониях, а потом и войны с ксеносами, ветераны были закалены в боях, тренированы и бесстрашны. Такие кадры для NewVision были особо ценными: как правило, именно из них получались звезды трансляций, «подвиги» которых нарезали в рекламные ролики и трейлеры, приносящие тысячи новых зрителей. «Полигон» был шоу номер один в человеческой вселенной именно потому, что у топ-менеджмента был нюх на кадры. И, кажется, сейчас этот нюх сработал у Миллера.

Том вывел на экран информацию о юните, и застучал по голографической клавиатуре терминала, вызывая подробную справку. Пробежал взглядом по строкам, почесал в затылке и повернулся к товарищу.

– Стив, не в службу, а в дружбу: поставь на парня метку для системы, понаблюдаем за ним некоторое время. Какое-то у меня очень интересное предчувствие. И, да. Скинь линк на сцену с этой барышней рекламщикам, пусть ролик нарежут, хорошо пойдет на каналах MindGeek. И мне тоже скинь. Объясню им, как лучше монтировать.

– Ага, конечно, – хохотнул Миллер. – Кто лучше тебя знает, как правильно рекламу-то делать.

– Ладно, не зубоскаль. Работаем.

Стив, попрощавшись с товарищем вышел, а Том вернулся к справке. Что-то подсказывало ему, что им попался очень интересный персонаж.

Глава 6

Земная Федерация, система Ориона. Планета Рапсодия, третий сектор Серой, условно-безопасной зоны Полигона. Жилые кварталы, окрестности зоны высадки.

Внимание! Вы вышли из опасной ситуации без ущерба для себя. Ваш индекс выживаемости повышен. Текущий индекс выживаемости – 2.

Внимание! Вы получили первый множитель индекса выживаемости. Вы получаете бонус – 1000 очков опыта.

Внимание! Вы получаете новый уровень! Текущий уровень – 3.

До нового уровня – 3750 очков.

Внимание! Вы повысили индекс выживаемости до 2. Весь входящий опыт умножается на значение индекса выживаемости. Вступайте в бой с превосходящими силами противника, выходите без потерь из опасных ситуаций, повышайте множитель индекса выживаемости и получайте больше опыта для ускоренного роста в уровнях.

Сразу несколько оповещений появились после того, как прихвостни неведомого мне Скульптора убрались восвояси. Я внимательно прочел все, что имплант вывел на сетчатку и с трудом удержался от того, чтоб хмыкнуть.

Индекс выживаемости, значит? Что ж, неплохо. Насколько я понял, весь полученный мной опыт будет перемножаться на два. Это объясняет немалое количество опыта, которое нужно набрать для перехода на следующий уровень. И с каждым уровнем этого опыта нужно всю больше и больше. А учитывая, что за каждого противника дают фиксированное значение, пятьсот очков, страшно представить, сколько придется накрошить народа, прежде чем доберешься до десятого уровня. Да даже и до пятого. А с этим вот индексом выживаемости, да еще и с бонусами за разницу в уровнях или типа того, что мне выдали за толстяка – задача упрощается.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

сообщить о нарушении