Юрий Москаленко.

Малыш Гури. Книга вторая. Мы в ответе за тех…



скачать книгу бесплатно

– Позвольте спросить, уважаемый Хэрн, а у вашего народа, я слышал, очень интересный стиль исполнения песен, не продемонстрируете ли его нам? Уж очень хочется приобщиться к истокам древнего искусства. – умело завернул замысловатую фразу хитрый герцог Ивалье. Он постоянно пытался подковырнуть нашего великого мага, подкидывая часто заковыристые и очень неудобные вопросы. На тему, а где вы раньше жили, а откуда у вас такой молодой, но очень талантливый ученик, как можно подобрать себе в команду таких воинственных телохранителей и так далее и тому подобное. Короче, достал.

Вот и теперь, песню ему подавай! Хэрн мнётся, Мартин, воспользовавшись тем, что конкурент занят, полностью завладел вниманием красавицы Олии.

– Понимаете, ваша светлость, каждым делом должен заниматься профессионал. Так меня в своё время учили. И учили хорошо, но, увы, никак не пению и музицированию. Немного другому. А самостоятельно таланта к этим дисциплинам я не открыл. Я думаю – тут Хэрн мстительно посмотрел на весело шептавшихся Мартина и Олией – нам стоит попросить спеть что-нибудь поэтическое моего друга Мартина, он весёлый и лёгкий в общении человек и должен быть наделён такими добродетелями, как умению петь и играть на музыкальных инструментах.

Его тут же поддержала баронесса, а следом за ней и все остальные, громко скандировали:

– Мартин, хотим песню!!! Мартин, хотим песню!!! Мартин, песню!!!..

Опешивший Мартин, не ожидавший такой подставы со стороны друга, ничего умнее не придумал и на автомате выдал:

– Господа, прошу прощения, но я воин и пою только строевые песни. Если вы хотите музыки, то вам к малышу. Он играет и поёт, у него и инструмент есть. – сказал и выпучил на меня глаза, прикрыв рот рукой.

Ну, гадёныш, сдал с потрохами. А о последствиях вы подумали? Нет, вижу, что до обоих только сейчас доходит, что они доигрались.

– О-о-о!! Оказывается среди нас скрываются истинные таланты! – захлопал в ладоши барон – Просим! Просим! Просим!

Я уничтожающим взглядом глянул ни притихших шкодников и, улыбнувшись, сказал сиятельным господам.

– Увы и ах, уважаемые господа, спешу вас огорчить, но сегодня я очень устал, а инструмент у меня полумагический, и не приемлет, когда я к нему прикасаюсь без должной подготовки и настроя. Мне очень жаль, как-нибудь в следующий раз. Моё почтение – я поднялся, учтиво поклонился одновременно всем и никому в отдельности, каюсь, подсмотрел, как это делал герцог Ергонии – ещё раз, прошу простить меня. До свидания, вынужден вас оставить, устал, знаете ли. – ещё один поклон и я скрылся за полами шатра.

Молчанием проводили меня все. Никто так и не проронил и слова.

– А ведь малыш прав – подал голос герцог – завтра у нас тяжёлый день, и хотя мы смогли неплохо подготовиться и экипироваться, но стоит всё-таки отдохнуть перед переходом. Спасибо всем за компанию! Спокойной ночи! Вы со мной, уважаемый барон?

– Несомненно, ваша светлость!

Через несколько минут у костра остались сидеть только Мартин и баронет.

Хэрн ушёл провожать Олию до фургона.

Я так и уснул под постоянное бормотание разговора двух корешей. А перед тем, как окончательно провалиться в объятие Морфея, услышал присоединившийся приглушенный голос Хэрна, и доносившиеся через равные промежутки стук кубков. Опять вино достали! Неугомонные! Бай-бай!!!


Отступление первое


Не торопясь, прогулочным шагом, в свете отблесков сторожевых костров, к месту своей ночёвки шли два командира. Они временно, а может и навсегда, влились своими группами в один отряд, чтобы вместе выйти из очень серьёзной сложившийся ситуации, на их дороге домой.

– Что скажете, барон? – тихо, чтобы мог его расслышать только его путник, устало проговорил герцог Ивалье.

В свои тридцать пять лет, находясь в постоянной опале со стороны Императора и всей правящей клики, он, двоюродный брат нынешнего правителя Империи Синг смог дослужиться только до должности командира корпуса. Он единственный, в своё время, резко подверг критике решение Императора на проведение интервенции на ранее дружественное Великое Герцогство, которое связывало с Империей тысячелетия дружбы и тесного сотрудничества. Между странами никогда не было войн. И он в резкой и довольно грубой форме, как троюродный дядя, критиковал сына Императора, принца Омара за его безрассудное решение воевать с друзьями, когда все вопросы между странами можно было легко решить с помощью переговоров. Но принц был невменяем, когда вопросы касались герцогства, и, в особенности, молодой и красивой дочери герцога Кастеллии.

«Как она посмела отвергнуть его ухаживания и прямое предложение руки и сердца? Его отвергли, не пожелав когда-нибудь стать Императрицей!»

И герцог назвал именно эту причину главной в безумном желании принца силой оружия присоединить единственное свободное герцогство в мире к Империи и покорить недоступную и строптивую красавицу. Принц был в ярости! Они тогда много чего друг другу наговорили. И уже на территории герцогства, в составе экспедиционного корпуса, после двух сокрушительных поражений, которые нанесли им войска нового герцога, она всё-таки вышла замуж, принц с ужасом вспоминал то, что тогда в столице, в кабинете отца говорил ему дядя. Герцог, в свою очередь, в катастрофической ситуации вызвался сам с остатками своего корпуса составить арьергард отступающей армии. Согласился прикрыть отход, и тем самым, сохранить для Империи гвардию. Принц, перед началом отступления, присвоил корпусу звание новой гвардии и отряд, состоящий всего из двухсот всадников, по приказу своего командира перекрыл перевал между равнинами.

Четверо суток гвардейцы держали оборону. Четыре дня дали они остаткам армии на спокойное переформирование и на организованное отступление на свою территорию. А потом был недельный марш по горам, бесконечные плутания и бои. Но он смог выйти сам и вывел остатки своего корпуса. Он сохранил знамя!

– Всё очень странно. Но я скажу одно, нам сильно повезло! Ведь они могли и проехать мимо. И вовсе понаблюдать за избиением каравана со стороны и не вмешиваться. Я повторюсь, нам повезло. Во всяком случае, мне и моим людям.

– Что скажете о маге? Этом странном канне? Если бы у каннов был такой сильный маг, то он всплыл бы намного раньше, но о нём никто никогда ничего не слышал. Да и Мартин – это непростой наёмник, и козе понятно. А вы заметили, как правильно строит фразы мальчик, ученик канна? Простолюдин? Ха! Ага, пусть кому-нибудь другому эту сказку впихивают. Так независимо поклониться лордам, словно равным. Можно воспринимать как оскорбление, но не от него.

– Согласен с вами, ваша светлость. Мне кажется, что именно мальчик в этой троице играет первую скрипку. Уж больно они с ним носятся, чуть ли не пылинки сдувают! А если он маг, да в таком возрасте, то… И те результаты, что мы получили от лечения раненых, первым и вторым уровнем не достичь. Я сам балуюсь искусством, но мой потолок первый уровень с минимальным приложением силы. И если мои выводы и подозрения верны, то мы имеем дело с уникумом. А вы, как думаете?

Герцог молчал. Они остановились недалеко от фургона, где было подготовлено спальное место для герцога.

– Мало данных. Но в любом случае, ребёнок – отличный приз. Не находите?

– Я уже думал об этом. Но я видел их в деле, и иметь таких врагов, скажу я вам честно, я бы не хотел. Они предательства не простят. А вот стать им другом, помочь определиться с местом, – барон сделал ударение, выделив именно это ключевое слово – где они будут жить в безопасности, это как раз дорогого стоит! Если вы решили побороться за приз, я вам мешать не буду, но и помогать тоже.

– Они так хороши в бою?

– Втроем уложить почти девяносто человек, я думаю, да, очень хороши! И пускай на их стороне был элемент внезапности, но как они им ювелирно воспользовались. И сами знаете, такие сотни без мага хорошей категории в такой длинный рейд не пошлют. Значит, он был. Но его ведь кто-то ликвидировал! И не мы, это точно. Кстати, мы допросили пленных. Знаете, какая цель была поставлена перед отрядом?…Они сопровождали посла к герцогу. Основная задача, которого состояла склонить герцога к войне против нас, на нашей территории.

– Но герцог и так повёл войска к перевалу. Я вообще не понимаю, почему они ещё не здесь?

– Герцог развернул войска обратно. И послал своих гвардейцев в качестве парламентеров к Императору. Я их встречал. Очень серьёзные бойцы и при этом все маги! Что редкость, согласитесь, в наше время.

– Но зачем тогда кочевники напали на караван?

– Повеселиться хотели. Ведь если бы не эта троица, то мы для них стали бы лёгкой добычей.

– Понятно! Хорошо, я ещё подумаю о дальнейшей судьбе этих людей, уж больно они выглядят подозрительными. Спокойной ночи, дорогой барон!

– И вам приятных сновидений, ваша светлость.

Глава 3

Я лежал и смотрел в потолок нашего шатра. Раннее утро, просыпается лагерь, все готовятся к отбытию. Меня никто не трогает. И пользуюсь моментом, чтобы проанализировать всё то, что со мной случилось за эти дни.

Во-первых, я просто феноменально прокачался. Я становлюсь монстром. От моих рук погибло столько людей. Но и жизнь я вернул, почти тридцати разумным, не считая, скольким подправил здоровье. Но какова плата – шестьдесят пять трупов, шестьдесят пять. И это от моей руки. Даже не трупов, а вообще ничего, после меня оставался один только прах. Понятно, что у них и так шансов не было. Все они были тяжело раненные и в большинстве своём, на момент жертвоприношения, находились без сознания. Но убивал то их я. Ладно, что сделано, то сделано!

Навыков новых не набрал, но уже имеющиеся прокачал очень солидно. Сам себя я просветить плетением контроля не могу, а Хэрн пока не умеет. Не даётся ему порядок, ну никак. Бобик рассказывал, что во времена древних были специальные зеркала. В него в свое отражение плетение бросаешь и порядок. А я сейчас считаю просто то, что смог вырвать у жертв. Итак, на момент моего путешествия у меня было:

– Навык нападения – пятый холл.

– Навык стрельбы из арбалета – пятый холл.

– Навык волшебства – пятый холл.

– Навык интеллекта – пятый холл.

– Навык силы духа – пятый холл.

– Навык сопротивления – пятый холл.

– Навык Ремесла – пятый холл.

– Навык прилагаемой силы – пятый холл.

– Навык Здоровья. – четвёртый холл.

– Навык разведки – четвёртый холл.

– Навык лидерство – четвёртый холл.

– Навык стихии Огня – четвёртый холл.

– Навык лицедейства – третий холл

– Навык стихии Воздуха – третий холл

– Навык Жизни – второй холл.

– Навык накопления – второй холл.

– Навык быстрого изучения – второй холл.

– Навык Дола – второй холл.

– Навык менестреля – второй холл.

– Навык стрельбы из лука – второй холл.

– Навык Мечника – второй холл.

– Навык артефактостроения – первый холл.

– Навык чёрной розы – первый холл.

– Навык тайны леса – первый холл.

– Навык порядка – первый холл.

– Навык стихии Земли – первый холл.

– Навык стихии Воды – первый холл.

– Навык Тени – первый холл.

– Навык дипломатии – первый холл.

– Навык школы плазмы – первый холл.

– Навык школы воздушного элементаля – первый холл.

После последних событий сложив те навыки что взял у жертв получилась очень радующая глаз картина.

– Навык стрельбы из лука – девятый холл.

– Навык наездника – восьмой холл.

– Навык разведки – шестой холл.

– Навык Ремесла – шестой холл.

– Навык сопротивления – шестой холл.

– Навык нападения – шестой холл.

– Навык стрельбы из арбалета – пятый холл.

– Навык волшебства – пятый холл.

– Навык интеллекта – пятый холл.

– Навык силы духа – пятый холл.

– Навык удачи – пятый холл.

– Навык прилагаемой силы – пятый холл.

– Навык Здоровья. – четвёртый холл.

– Навык лидерство – четвёртый холл.

– Навык стихии Огня – четвёртый холл.

– Навык лицедейства – третий холл

– Навык стихии Воздуха – третий холл

– Навык Жизни – второй холл.

– Навык джигитовки – второй холл.

– Навык «хозяин степи» – второй холл.

– Навык накопления – второй холл.

– Навык быстрого изучения – второй холл.

– Навык Дола – второй холл.

– Навык менестреля – второй холл.

– Навык Мечника – второй холл.

– Навык Тени – второй холл.

– Навык арефактостроения – первый холл.

– Навык чёрной розы – первый холл.

– Навык тайны леса – первый холл.

– Навык порядка – первый холл.

– Навык стихии Земли – первый холл.

– Навык стихии Воды – первый холл.

– Навык дипломатии – первый холл.

– Навык школы плазмы – первый холл.

– Навык школы воздушного элементаля – первый холл.

– Навык магии крови – первый холл.

Но думаю, за эти три дня я самостоятельно прокачал и навыки плетениями, которыми постоянно пользовался и по ощущениям под конец лечебной эпопеи, они стали даваться мне намного легче. Это навыки Здоровья, навык Жизни, навык тайны леса, навык чёрной розы и может быть навык школы Порядка. Хотя, утверждать не буду. Узнаю, когда до бобика доберусь, или до его товарищей, найду подходящее зеркало или всё-таки Хэрн научится плести плетения порядка.

Итого, на данный момент, я обладаю тридцатью шестью навыками. Великолепно! Правда цена немного напрягает. Но совесть молчит и если бы мы не были столь подготовлены к боям, то нашей участи не стоило бы завидовать, это точно. Так что никакого снисхождения к бандитам.

– Малыш, ты проснулся? – раздался в голове весёлый голос Хэрна – поднимайся, сейчас завтракаем и в путь. Уже все на ногах, один ты в постели нежишься. Вставай. Я сейчас приду.

Ну что тут скажешь? Наконец-то это стадо куда-нибудь тронется.

Завтрак приготовлен на совесть. Я практически всегда ем в палатке, чтобы непосвященных не шокировать своим аппетитом. Сборы заняли много времени, если всадники собрали мешок и в седло, то торговцы собирались как копуши, постоянно что-нибудь перепроверяя.

Наша новая повозка меня порадовала, большая, добротная, но скрипуча-ая!! Тент сшит грубо из кусков кожи, не утеплен, шторок на входах нет. В длину метров пять-пять с половиной, а в ширину метра два точно будет. Большие колёса с деревянными ступицами и спицами, в два моих роста, позволяли преодолевать довольно глубокий брод. Дуги, на которые надевался тент, возвышались над полом фургона высоко, во всяком случае, достать его стоя, я руками не мог. Отличная кибитка. На пол постелено сено, сверху сложены наши мешки. Просторно и очень удобно, можно ехать и заниматься своими делами, что сидя верхом на лошади сделать весьма проблематично.

После продолжительного вчерашнего спора между Хэрном и Мартином, впрягли в телегу двух наших лошадей породы Велес. Как братик не хотел отдавать своего скакуна, но после того как мне надоел их бесконечный спор и я предложил запрячь Катара, он успокоился и согласился. Лошади кочевников в тягловые не годились, но на безрыбье и их приспособили, ничего, привыкнут.

Караван выглядел внушительно, а военное сопровождение и того лучше, почти сотня хорошо вооружённых и экипированных всадников. Лошади и люди все здоровые, довольные, готовые к любым передрягам. Впереди разведка из пятёрки воинов на самых быстрых лошадях. Они отъезжали от каравана шагов на двести вперед, и их главная задача была обнаружение засады или других, каких препятствий. Потом шёл авангард из двадцати всадников, караван возглавлял военный отряд герцога из тридцати воинов, потом шли повозки, а наш фургон замыкал вереницу телег и вслед за нами двигался шагах в десяти – пятнадцати ещё один отряд воинов, исполняющий роль арьергарда, а это еще всадников тридцать. И в середине каравана располагался отряд бойцов, насчитывающий в своём составе около двадцати всадников. Надёжное построение.

Мартин ехал на иноходце, что пристал к нашей группе в самом начале путешествия, к нему так и пристала кличка Уголёк. Наши лошади с Хэрном плетутся за фургоном привязанные длинной верёвкой к его бортам.

Настроение у меня приподнятое, Хэрн правит нашей повозкой, гнус и мошкара нас не донимают, после того как я, спасая свою шкуру, до верха забил все кулоны, что у меня были, бесхозной энергией. Радиус на который работал мой защитный кулон от гнуса увеличился раза в два.

Олии досталась великолепная пегая лошадка, она весь сегодняшний день не слезала с неё, гоняясь вслед за Мартином вдоль всего каравана. Бедный Хэрн, эту битву за расположение девушки Мартин выигрывает у него всухую. А бедный мой старичок страшно ревнует и страдает.

Находясь в конце каравана, нас никто не трогал, и не беспокоил. Если первые часы этого путешествия я приноравливался к тряске, то следующее время занимал себя изучением плетений. Наконец, сбылась моя мечта, и я раздобыл у наших торговцев большую упаковку белой бумаги для письма, картон или что там его заменяет и отрезки толстой плотной кожи.

Писать стилом оказалось бессмысленным занятием при такой тряске, но я не сдавался и после множества попыток и ухмылок, наблюдающего за мной Хэрна, я нашел оригинальный выход. Я составлял точную копию того, что хотел нанести на лист у себя в голове и уже тогда стило, как при нанесении рисунков, точно переносило его содержимое на лист бумаги, без ошибок и исправлений, несмотря на трясущуюся телегу. Сперва начинал с отдельных слов, потом перешёл на предложения, а следом дошёл и до абзацев. Держать в голове точную копию листа оказалось очень трудно, но я справлялся. В перерывах, когда сильно уставал, Хэрн, в качестве отдыха, заставлял прокачивать колодец манны. Надо же было мне рассказать ему нашу поговорку, что смена деятельности тоже отдых и понеслось, самое простое в том списке, что требовали от меня Мартин и Хэрн, было как раз прокачка колодца.

Я наконец-то приступил к составлению своей личной книги магии, причём, пояснения к чертежам плетений я составлял, только на русском языке. Когда уставал или требовалось время подумать, переходил к написанию пособий для работы с холодным оружием, рисовал по памяти движения и правила нанесения ударов, начав, как ни странно, с меча. В памяти просто забывалось постепенно то, что сам своими руками делать не умел. И часто на остановках попутчики могли видеть, как Мартин, прямо возле фургона медленно отрабатывает удары мечом и совершает непонятные другим не посвящённым движения, и фиксирует стойки.

Первый день путешествия никто особо за ним не наблюдал, и дворяне беззлобно подтрунивали над братом, но его постоянная тень в лице баронета Жака, вскоре всерьёз заинтересовалась, чем это мы таким занимаемся, а так как он был прилипчивый, как банный лист, то под вино Мартин ему всё и рассказал, взяв с того обет молчания.

На следующий день, уже и Жак, как человек, знающий о предмете написания пособия если не всё, то очень многое, активно участвовал в наших дебатах, и часто, прямо на ходу спрыгивая с лошади, показывал то, или иное движение или удар. Коллегиальная работа приостановила мои личные изыскания в вопросе написания книги магии для себя лично, зато работа над пособием продвигалась семимильными шагами. Вскоре, вокруг нас стала собираться приличная толпа поклонников и приверженцев боя на мечах. Во-первых, и сами многое узнавали и заодно делились своим личным опытом, и второй, немаловажной причиной этих собраний, было и то, что около нас не было мошки и гнуса, что в последнее время всех начинал доставать. Вроде, на улице осень, а комары, так я их называю, и местная мошка, как будто запасы на зиму делают, особенно по вечерам и ночью от неё покоя нет.

Олия с недавних пор больше времени проводит с Хэрном, старик счастлив, а Мартин напротив, в отличии от него, совершенно спокоен и постоянно так загадочно улыбается. В книге канна, мага по имени Рал, я отыскал плетение наложения нетленности, магии стихии Земли. И если раньше к этому разделу я не прикасался, так как у меня ни Дакка, ни навыка данной магии не было, то теперь с ожесточением тренировался, на нашем натянутом тенте, отрабатывая построение плетения для последующего использования при изготовлении книг и одновременно укрепляя тент. В дороге ехали, не скучали, и путешествие до вольного села прошло быстро и незаметно. Пособие по практическому применению меча потолстело и насчитывало уже листов двести, а моя книга только десять. Листы, что рисовал дома, с секретными приёмами гвардейцев Императора никому не показывал.

Постоянная практика, в течении нескольких дней и ночей я подвешивал светильник и спокойно работал по ночам, привела к тому, что я теперь мог уверенно держать мысленно до трёх страниц рукописного текста одновременно. Результат меня очень радовал. Я чувствовал, что случайно изобрёл тренажёр для прокачки одного из навыков или нескольких. Я грешил на навык интеллекта, и навык быстрого изучения.

В село мы въезжали на третий день, с момента выезда с поляны. В караване появились и рабы, всего в количестве четырнадцати человек, из состава бывших кочевников. Им всем нацепили ошейники, но Хэрн сразу предупредил, что это только до момента нашего расставания, а потом мы их все заберем с собой, в смысле ошейники, а не рабов. На удивление, никто ничего против не говорил, а куда им было деваться – ошейники это плата за нашу работу в качестве врачей.

Село оказалось большое, дворов под двести, обнесенное толстой каменной стеной, высотой метра четыре с четырьмя башнями по краям и одними центральными воротами. Центральная площадь, шагов сто на сто, она же, при необходимости, торговая, рядом с ней расположились две таверны. Охрана, что поддерживала порядок, а при необходимости первой вступала в бой с шайками бандитов, насчитывала человек пятьдесят, и была набрана из местных крепких парней, командовал которыми бывший наемник, ушедший на покой. Нас встречали всем селом, лица у народа испуганные, озабоченные и настороженные. Как потом оказалось, в селе скопилось ещё человек сто, в основном женщины и дети, пытающиеся перебраться из родных мест ближе к столице из-за разразившейся войны между Империей и Герцогством. Они хотели присоединиться к одному из караванов, чтобы под охранной пройти опасные земли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10