Юрий Максименко.

Древнейшая история человечества. Атлантида и Арийская цивилизация



скачать книгу бесплатно

Итак, мы более или менее припомнили, что было рассказано тогда о городе и о древнем обиталище. Теперь попытаемся вспомнить, какова была природа сельской местности и каким образом она была устроена. Во-первых, было сказано, что весь этот край лежал очень высоко и круто обрывался к морю, но вся равнина, окружавшая город и сама окруженная горами, которые тянулись до самого моря, являла собой ровную гладь, в длину три тысячи стадиев, а в направлении от моря к середине – две тысячи. Вся эта часть острова была обращена к южному ветру, а с севера закрыта горами. Эти горы восхваляются преданием за то, что они по множеству, величине и красоте превосходили все нынешние: там было большое количество многолюдных селений, были реки, озера и луга, доставлявшие пропитание всем родам ручных и диких животных, а равно и огромные леса, отличавшиеся разнообразием пород, в изобилии доставлявшие дерево для любого дела. Такова была упомянутая равнина от природы, а над устроением ее потрудилось много царей на протяжении многих поколений. Она являла собой продолговатый четырехугольник, по большей части прямолинейный, а там, где его форма нарушалась, ее выправили, окопав со всех сторон каналом. Если сказать, каковы были глубина, ширина и длина этого канала, никто не поверит, что возможно было такое творение рук человеческих, выполненное в придачу к другим работам, но мы обязаны передать то, что слышали: он был прорыт в глубину на плетр, ширина на всем протяжении имела стадий, длина же по периметру вокруг всей равнины была десять тысяч стадиев. Принимая в себя потоки, стекавшие с гор, и огибая равнину, через которую он в различных местах соединялся с городом, канал изливался в море. От верхнего участка канала к его участку, шедшему вдоль моря, были прорыты прямые каналы почти в сто футов шириной, причем они отстояли друг от друга на сто стадиев. Соединив их между собой и с городом косыми протоками, по ним переправляли к городу лес с гор и разнообразные плоды. Урожай снимали по два раза в год, зимой получая орошение от Зевса, а летом отводя из каналов воды, источаемые землей.

Что касается числа мужей, пригодных к войне, то здесь существовали такие установления: каждый участок равнины должен был поставлять одного воина-предводителя, причем величина каждого участка была десять на десять стадиев, а всего участков насчитывалось шестьдесят тысяч; а те простые ратники, которые набирались в несчетном числе из гор и из остальной страны, сообразно с их деревнями и местностями распределялись по участкам между предводителями. В случае войны каждый предводитель обязан был поставить шестую часть боевой колесницы, так, чтобы всего колесниц было десять тысяч, а сверх того, двух верховых коней с двумя всадниками, двухлошадную упряжку без колесницы, воина с малым щитом, способного сойти с нее и биться в пешем бою, возницу, который правил бы конями упряжки, двух гоплитов, по два лучника и пращника, по трое камнеметателей и копейщиков, по четыре корабельщика, чтобы набралось достаточно людей на общее число тысячи двухсот кораблей.

Таковы были относящиеся к войне правила в области самого царя; в девяти других областях были и другие правила, излагать которые потребовало бы слишком много времени.

Порядки относительно властей и должностей с самого начала были установлены следующие. Каждый из десяти царей в своей области и в своем государстве имел власть над людьми и над большей частью законов, так что мог карать и казнить любого, кого пожелает; но их отношения друг к другу в деле правления устроялись сообразно с Посейдоновыми предписаниями, как велел закон, записанный первыми царями на орихалковой стеле, которая стояла в средоточии острова – внутри храма Посейдона. В этом храме они собирались то на пятый, то на шестой год, попеременно отмеривая то четное, то нечетное число, чтобы совещаться об общих заботах, разбирать, не допустил ли кто-нибудь из них какого-либо нарушения, и творить суд. Перед тем как приступить к суду, они всякий раз приносили друг другу вот какую присягу: в роще при святилище Посейдона на воле разгуливали быки; и вот десять царей, оставшись одни и вознесши богу молитву, чтобы он сам избрал для себя угодную жертву, приступали к ловле, но без применения железа, вооруженные только палками и арканами, а быка, которого удалось изловить, заводили на стелу и закалывали на ее вершине так, чтобы кровь стекала на письмена. На упомянутой стеле помимо законов было еще и заклятие, призывавшее великие беды на головы тех, кто их нарушит. Принеся жертву по своим уставам и предав сожжению все члены быка, они разводили в чаше вино и бросали в него каждый по сгустку бычьей крови, а все оставшееся клали в огонь и тщательно очищали стелу. После этого, зачерпнув из чаши влагу золотыми фиалами и сотворив над огнем возлияние, они приносили клятву, что будут чинить суд по записанным на стеле законам и карать того, кто уже в чем-либо преступил закон, а сами в будущем по доброй воле никогда не поступят противно написанному и будут отдавать и выполнять лишь такие приказания, которые сообразны с отеческими законами. Поклявшись такой клятвой за себя самого и за весь род своих потомков, каждый из них пил и водворял фиал на место в святилище бога, а затем, когда пир и необходимые обряды были окончены, наступала темнота и жертвенный огонь остывал, все облачались в прекраснейшие иссиня-черные одежды, усаживались на землю при клятвенном огневище и ночью, погасив в храме все огни, творили суд и подвергались суду, если кто-либо из них нарушил закон; окончив суд, они с наступлением дня записывали приговоры на золотой скрижали и вместе со столами посвящали богу как памятное приношение.

Существовало множество особых законоположений о правах каждого из царей, но важнее всего было следующее: ни один из них не должен был подымать оружия против другого, но все обязаны были прийти на помощь, если бы кто-нибудь вознамерился свергнуть в одном из государств царский род, а также по обычаю предков сообща советоваться о войне и прочих делах, уступая верховное главенство царям Атлантиды. Притом нельзя было казнить смертью никого из царских родичей, если в совете десяти в пользу этой меры не было подано свыше половины голосов.

Столь великую и необычайную мощь, пребывавшую некогда в тех странах, бог устроил там и направил против наших земель, согласно преданию, по следующей причине. В продолжение многих поколений, покуда не истощилась унаследованная от бога природа, правители Атлантиды повиновались законам и жили в дружбе со сродным им божественным началом: они блюли истинный и во всем великий строй мыслей, относились к неизбежным определениям судьбы и друг к другу с разумной терпеливостью, презирая все, кроме добродетели, ни во что не ставили богатство и с легкостью почитали чуть ли не за досадное бремя груды золота и прочих сокровищ. Они не пьянели от роскоши, не теряли власти над собой и здравого рассудка под воздействием богатства, но, храня трезвость ума, отчетливо видели, что и это все обязано своим возрастанием общему согласию в соединении с добродетелью, но когда становится предметом забот и оказывается в чести, то и само оно идет прахом и вместе с ним гибнет добродетель. Пока они так рассуждали, а божественная природа сохраняла в них свою силу, все их достояние, нами описанное, возрастало.

Комментарии к диалогам «Тимей» и «Критий»

Идут годы, проходят десятилетия, но Платон ни слова не упоминает о своих длинных разговорах с учёными мужами в тени великих пирамид. Давно умер учитель Сократ, седина безжалостно покрыла голову нашего героя. Он уже создал свою философскую школу, которая со временем превратилась в Академию, обзавёлся учениками и почитателями. Его влияние на умы огромно, авторитет непререкаем, но уста великого философа молчат и не раскрывают тайны, которой он овладел в молодости.

И вот, через 50 лет после своего возвращения из Египта, Платон пишет два диалога «Тимей» и «Критий». Такой оригинальный жанр в написании философских произведений ввёл он сам, считая, что диалектический вопросно-ответный метод наиболее полно отражает всю гамму противоречивости и доказательности человеческих суждений. В этих работах философ рассказывает о таинственной земле, которая существовала за 9000 лет до его времени. Представляла она из себя огромный остров с гористой местностью. Горы кольцом охватывали периметр, плавно переходили в пологие предгорья, а те, в свою очередь, в широкую равнину. Именно здесь и обосновалась основная часть населения этого древнего материка. Назывался он Атлантида, а люди, населяющие его, атланты. Свой род вели они от бога Посейдона. Якобы когда-то тот обратился к Зевсу с просьбой дать ему место на земле. Царь богов благосклонно отнёсся к просителю и позволил тому поселиться на огромном острове с благодатным климатом, но каменистой и неплодородной почвой. Здесь Посейдон познакомился с немногочисленными местными жителями и занялся разведением овец. Первое время он жил в одиночестве, но вскоре у одного из соседей подросла дочь. Оказалась она девушкой необыкновенной красоты, а звали её Клейто. Бог женился на ней, и у них родилось пять раз по двое близнецов мужского рода.

Когда дети возмужали, остров был поделён на десять частей. Каждому сыну досталась часть суши, на которой тот сел правителем. Лучший кусок земли отошёл Атланту, старшему из сыновей. Именно в его честь, море, омывающее Атлантиду со всех сторон, было названо Атлантическим. Очень скоро остров превратился в густонаселённое государство. Атланты построили большие города с удивительной архитектурой, создали великолепные скульптуры, воплотили в явь роскошные храмы. Самым знаменитым из них был храм Клейто и Посейдона. Находился он в центре земли, на холме, и был обнесён золотой стеной.

Чтобы оградить себя от внешних врагов, атланты соорудили серьёзную систему защиты. Равнину окружили двумя водяными кольцами и тремя земляными. Через весь остров прорыли многочисленные каналы, соединившие воды моря с центральной частью суши. Главный и самый широкий канал заканчивался возле мраморных ступеней, которые вели на вершину холма к храму Клейто и Посейдона. Укрепившись и окрепнув, жители Атлантиды создала сильное войско. Оно включало в себя военный флот из 1200 кораблей с экипажами в 240000 человек и сухопутные силы численностью 700000 человек. Такую армию нужно было кормить, одевать и обувать. Средства изыскивали на стороне: непрерывные войны стали неотъемлемой частью государственной политики атлантов. Успешные завоевания ещё более усилили потомков Посейдона. Кажется, уже не могло найтись ни одного народа, который имел бы в себе силы противостоять агрессору. Но судьба изменчива. На пути атлантов встали гордые Афины (древний город на месте гораздо более поздних Афин).

По словам Платона, 9000 лет тому назад (от момента получения Солоном сведений) Афины были могучим государством. Но в одиночестве противостоять захватчикам трудно. Далёкие предки философа обратились за помощью к другим народностям, населявшим в то время Балканский полуостров. Был создан военный союз, который поставил перед собой задачу победить атлантов. В решающий день битвы союзники убоялись выступить против Атлантиды. Афиняне остались одни. Мужественные древние греки бесстрашно ринулись в бой и разгромили агрессора. Кажется, настало время победно трубить в рог и праздновать викторию, но тут в дела людей вмешались боги. Зевс и его окружение уже давно пристально следили за Атлантидой. Если в начале, жители этой земли не вызывали у небожителей отрицательных эмоций, то по прошествие столетий, ситуация стала кардинально меняться.

Атланты из благородных и высоко духовных людей постепенно превратились в алчных, жадных и развратных особей, нагло и беспардонно попирающих основные человеческие ценности. Такое положение вещей вызвало резкий негатив у тех, кому по статусу было положено следить за нравственностью и чистотой помыслов простых смертных. В наш гуманный и прогрессивный век к падшим личностям относятся вполне терпимо, но в те далёкие времена (особенно у богов) менталитет был совсем другой. Зевс и его окружение приняли решение уничтожить целый континент. Что и было сделано – быстро, чётко и оперативно. Земля разверзлась, бушующие воды хлынули на сушу. Таинственный остров погрузился в морскую бездну. Не повезло и гордым Афинам. Гнев богов, трансформированный в природную катастрофу, коснулся и их, сметя с лица земли могучее государство и погребя под обломками былого величия триумф победы над атлантами.

Вот такую информацию можно почерпнуть из двух небольших диалогов, написанных Платоном на закате жизненного пути. Кажется, ничего особенного – нет ни прямых доказательств, опирающихся на серьёзные исследования, ни ссылок на какие-то древние и авторитетные источники. На первый взгляд – забавный миф, сказка. Но несмотря ни на что, легенда об Атлантиде пережила не то что самого философа, она пережила века, тысячелетия, породив огромное количество споров, гипотез и предположений.

Мнение Аристотеля об Атлантиде

Главным и первейшим противником существования Атлантиды выступил Аристотель (384—322 г до н. э.), учитель и наставник Александра Македонского. Он был учеником Платона, появился в его Академии в 366 г до н. э. и находился в ней вплоть до смерти своего патрона в 347 г до н. э. Без малого 20 лет сей почтенный муж внимал речам философов – платонистов, сам проповедовал теорию вечного блага, с огромным уважением относился как к работам, так и высказываниям своего учителя. В итоге же выразил несогласие с диалогами Тимей и Критий, назвав их бредом старого человека. Такая негативная реакция имела долгоиграющее продолжение. В Западной Европе (особенно в средние века) Аристотель имел непререкаемый авторитет. Его высказывания и суждения принимались за истину в последней инстанции. Поэтому можно представить, что вплоть до конца XVIII века о таинственной земле хоть и говорили, но говорили неохотно, с оглядкой на ярых последователей и приверженцев философских концепций одного из величайших философов Древней Греции.

В чём же причина такого отношения к одной из последних работ Платона. Почему Аристотель категорически отверг существование Атлантиды. Может, он имел неопровержимые доказательства, которые прямо и безапелляционно доказывали – диалоги Тимей и Критий выдумка. Но в трудах уважаемого мужа нет ничего, что указывало бы на эти доказательства. Отмахнуться от утверждений Аристотеля тоже нельзя – слишком велик авторитет этого философа. Тут нужно представить учёных мужей прошлого, окутанных романтическим ореолом почтения, как простых смертных, которым свойственны зависть, корысть, себялюбие и другие мелкие грешки, присущие всем людям.

Кто такой Платон? Баловень судьбы, любимец фортуны. Родившись в богатой семье, он с детства не знал нужды. Благодаря своему происхождению, все блага жизни получал легко и непринуждённо. Без каких либо трудов создал Академию, окружил себя поклонниками и почитателями. Двери самых знатных домов Афин всегда были широко распахнуты перед ним. Любой уважаемый гражданин города считал за честь побеседовать с философом.

А кто такой Аристотель? Сын простого врача при дворе македонского царя, уже по рождению обречённый на жалкое прозябание в самом низу социальной лестницы. Он с детства познал если не нужду, то значительное ограничение в средствах. Каждый новый шаг наверх давался ему с огромным трудом. Только благодаря упорству, силе воли, целеустремлённости и огромной работоспособности этот человек достиг всего: и славы, и богатства, и памяти потомков.

Тщательно скрываемая неприязнь и зависть к благополучному и обласканному жизнью наставнику сыграли с Аристотелем злую шутку. Он забыл всё то доброе и хорошее, что сделал для него Платон и кинул ложку дёгтя в светлый образ учителя, изрядно подпортив непогрешимость и авторитет последнего. Бог ему судья, истина же заключается в том, что никаких серьёзных аргументов против существования Атлантиды у Аристотеля никогда не было. Но многие, почему-то, ставят при этом его позицию в противовес существованию Атлантиды.

Атлантида – миф или реальность

Два тысячелетия вопрос о таинственном материке то оживал в умах отдельных мыслителей, то затухал под влиянием воинственно настроенных противников платоновских учений. Самым серьёзным оппонентом, опровергающим любые доказательства какого-либо присутствия Атлантиды на земле, выступала церковь. Слуги господа официально относили дату сотворения мира к 5508 г. до н. э. Платон же лез во тьму веков, указывая временной интервал в 9000 лет, когда вообще ничего не могло быть даже в проекте. Только во второй половине XVIII века, когда влияние церкви стало ослабевать, о легендарной земле заговорили сначала шёпотом, а уж потом и вполголоса.

Громко и чётко произнесла запретное название Блаватская Елена Петровна (1831—1891) – теософ, писательница, путешественница. Будучи натурой талантливой, яркой и незаурядной, эта удивительная женщина утверждала, что Атлантида существовала. За ней потянулись и другие исследователи, яростно споря, как о местонахождении таинственного материка, так и о самом его существовании в далёкие времена сказочной древности. Но ничего конкретного, доказательного и определённого они представить на суд общественности так и не смогли, безосновательно забыв, о чем писала Е. Блаватская.

Косвенные доказательства существования Атлантиды

Буксующая на месте красивая легенда ожила и получила стремительное ускорение в самом конце XIX века. Это был период начала мощного научно-технического прогресса. Человечество только-только вступило в новую фазу своего существования. Семимильными шагами развивалась промышленность, наука, техника, финансы – всё это требовало совершенных средств связи не только между отдельными городами и странами, но и континентами. В 1898 году из Европы в Америку тянули подводный телеграфный кабель. По каким-то техническим причинам он оборвался – один из концов погрузился на дно океана. Поднимали его стальными кошками. Вместе с кабелем из воды достали и куски стекловидной лавы, которые застряли между лап этих подъёмных механизмов. На счастье, на судне находился специалист-геолог. Он забрал куски странной породы и отвёз их в Париж французскому геологу Термье. Тот внимательно изучил представленные образцы и вскоре выступил с докладом в Океанографическом обществе в столице Франции.

Его речь была поистине сенсационной. Со всей ответственностью Термье заявил, что такую форму лава могла принять, только затвердев на воздухе. При подводном извержении она имела бы не стекловидную, а кристаллическую структуру. Таким образом, сам собой напрашивался вывод – когда-то, в безбрежных водах Атлантики, между Исландией и Азорскими островами существовала земля. Казалось, вопрос о существовании и местонахождении загадочного материка решился сам собой. Пора было открывать бутылки с шампанским и праздновать великое открытие, но не тут-то было. Статус первооткрывателя грезился многим учёным мужам того времени.


В 1900 году английский археолог Артур Эванс проводит раскопки в критском городе Кноссе и находит следы древнейшей в Средиземноморье цивилизации. Он называет её Минойской, но в то же время утверждает, что именно она и есть древняя Атлантида. Археолог ссылается на обнаруженный в морском грунте слой пепла, возраст которого составляет 3400 лет. В 120 километрах от Крита располагается остров Санторин. Именно здесь, по словам Артура Эванса, находилась столица атлантов. В 1400 году до н.э. вулкан Санторин взорвался. Вся середина острова погрузилась на дно моря, уничтожив древнейшую цивилизацию. А как же тогда 9000 лет до н.э, о которых говорил Платон… Ничего страшного, философ перепутал – вместо 900 лет указал большую цифру. Вот так вот просто решались краеугольные вопросы истории человечества.

Последующие сто лет, учёные разных стран пытались перехватить пальму первенства друг у друга, соревнуясь в изобретательности ума, знании древних преданий, неутомимых археологических поисках. Таинственную землю искали и в районе Канарских островов, и у берегов Исландии, и в центральных водах Атлантического океана и т. д. Всё безрезультатно. Никто не смог указать конкретного места загадочного древнего континента.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10