Юрий Корчевский.

Продавец времени. От Атлантиды до Гипербореи



скачать книгу бесплатно

– Мы не боролись с хмарами огнём, ты первый.

– Почему?

– Кто ходит на охоту с огнём? А когда нападали маленькие твари, мы отсиживались в селении или убивали. Только не всех убить можно. У некоторых – пластины из кости, их не пробьешь камнем или ножом.

– А хмар летает? Я видел у него крылья.

– Не знаю, я не видел. Он редко бывает в этих землях.

Подошёл атлант:

– Тебя зовёт к себе Великий Ануну.

Ануной величали жреца, который говорил с Никитой. Он направился в пещеру жреца.

– Твоё племя может справиться с такими зверями, как хмар?

– У нас есть разные приспособления.

– А у нас их нет. Подскажи, как ещё можно?

Никита задумался, и тут ему в голову пришла одна мысль:

– Можно попробовать. Надо сделать толстые, крепкие верёвки с петлёй на конце и разложить на земле. Когда зверь наступит, разом дёрнуть. Зверь не сможет двигаться. Тут всем разом напасть на него и убить.

– Разве найдётся кто-нибудь, кто удержит верёвку? – ехидно ухмыльнулся Ануну.

– Вбить в землю колы – такие короткие брёвна. Как зверь попадётся, сразу, не медля, привязать его к брёвнам. Лишь бы верёвки выдержали. Я видел, как хмар с лёгкостью порвал лестницу из верёвок.

– В лесу растут лианы, которые очень прочны. Если верёвку связать из них, то выдержат. Надо попробовать.

Два дня всё племя занималось работой. Мужчины нарубили лиан и принесли в селение. Женщины разложили их для просушки на солнце, вытянув на площадке.

Плетение верёвок требовало особой технологии. Сначала лианы сушили до полуготовности, потом плели своеобразные косички, затем снова сушили. Если плести из сырых лиан, они быстро сгнивали. А пересушенные лианы были очень жёсткими, их было трудно даже свернуть в кольца.

Мужчины камнями вбивали брёвна в землю. На всякий случай вбили несколько в разных местах, по обе стороны от висящей лестницы.

Когда всё было готово, Никита сам разложил верёвочные петли – это напоминало ловлю зайцев силками. Только вместо верёвочек – канаты, а вместо длинноухих – огромные твари, сильные и кровожадные.

И снова потянулись обычные дни. Мужчины ходили на охоту, женщины выделывали шкуры, собирали съедобные травы и коренья. Ничто не предвещало беды.

Глава 2
«Твари»

После полудня из леса с визгом прибежали женщины. Они рассказывали, что видели вдали, за рекой, хмара и что вроде бы он направился в сторону селения.

Женщин и детей спрятали в пещерах, а мужчины, вооружившись ножами или дубинами, с тревогой осматривали с площадок местность.

Но настал вечер, а хмара не было.

Ночь все провели спокойно, а утром, убедившись, что хмара не видно, атланты направились по своим делам. Женщины – копать коренья, собирать съедобные плоды, мужчины – на охоту и рыбалку. Группами люди расходились от селения в разные стороны.

Никита шёл с охотниками и по приобретённой привычке крутил головой по сторонам. Не забывал он поглядывать и на небо, помня о птеродактиле, атаковавшем их на камне.

Внезапно сзади раздался шум, напоминавший посвист ветра, и Никита резко обернулся.

Их догонял хмар. Причём он не бежал, а летел, взмахивая перепончатыми крыльями, похожими на крылья летучих мышей, только значительно больше.

– Берегись! – успел крикнуть Никита и упал на землю.

Это его и спасло. Огромные когти, почти коснувшись спины, пролетели мимо. Ящер снова взмыл в небо, набирая высоту и делая разворот.

Ситуация была опасной. Охотники находились на ровном месте, почти посередине между селением и лесом. Спрятаться было негде, разве что в небольших неровностях почвы, но это не спасёт. И защищаться было нечем – кроме ножей. Огня с собой нет, и зажечь его было нечем. Положение казалось безвыходным.

– Кави, пусть каждый подберёт по камню, и когда хмар приблизится, разом бросаем камни. Не в тело – оно велико, а именно в глаза.

Камней на земле хватало на любой вкус и вес. Никита выбрал булыжник по своей руке, атланты взяли камни покрупнее.

– Стой здесь, рядом, – сказал Никита.

Как ни странно, его послушались, хотя старшего у них не было.

А ящер стал снижаться, явно выбирая себе цель. Вот до него осталось пятнадцать метров, десять, пять…

– Кидай! – Никита первым швырнул в ящера камень и упал.

Кто из них попал, он не видел, может быть, и все – в умении метать камни атланты были большие мастера.

Ящер промчался над ними, никого не схватив, но он издавал такой визг, от которого закладывало уши.

– Кави, ты же говорил, что хмар не летает?

– Я говорил – не видел.

Получив отпор, хмар выписал полукруг и приземлился недалеко от них. Стало понятно, что тварь от них не отвяжется.

Никите показалось, что монстр выбрал целью именно его, ведь на фоне рослых атлантов он заметен. Неужели вернулся тот, кому он зашвырнул в пасть головешку? Башка у твари здоровенная, но мозгов должно быть совсем мало. Как говорится в пословице: «Сам с ёлку, а умка с иголку».

– Хватаем камни и бросаем их в глаза этой твари, – скомандовал Никита.

У них не было другого выхода. По крайней мере, сейчас Никита других вариантов не видел.

Тварь угрожающе заревела и двинулась на них.

Сердце бешено колотилось: малейшая оплошность – и эта гадина тобой закусит.

– Кидаем!

Один из камней точно угодил в глаз. Никита уже видел, как кидают атланты, попадая камнем на десяток метров в цель размером с кошку. А у хмара каждый глаз с локоть в диаметре.

От боли ящер взревел и замотал головой. Из повреждённого глаза потекла студенистая масса.

Решение пришло сразу, и Никита выхватил из-за пояса Кави нож.

– Хватайте камни, бейте по здоровому глазу!

Атланты стали перебегать налево от ящера, а Никита метнулся направо. Вся надежда его была на то, что повреждённый глаз не видит или видит плохо.

Так и есть! Ящер начал поворачиваться влево, к атлантам.

Никита остановился, собираясь с духом. Что он мог сделать ножом? До сердца ему не добраться. Просто начать резать шкуру бесполезно, тварь убьёт его раньше, чем он нанесёт ей серьёзные ранения. Надо взобраться на спину и перерезать крылья – это вполне по силам. И длины шеи у твари не хватит, чтобы цапнуть его зубами.

Он разогнался, подпрыгнул, ухватился за сложенное крыло и взобрался на спину ящеру. Тут же стал наносить удары по крылу, метя в сосуды и повреждая кожу.

Ящер почувствовал на себе человека, ощутил боль. Он повернул голову и клацнул зубами, обдав Никиту зловонным дыханием. Пасть его оказалась совсем рядом, но ящер не смог достать человека – метра не хватило.

Никита ударил раз, другой. Ящер завертелся на месте, пытаясь стряхнуть его с себя и уже не обращая внимания на атлантов. А те кружили вокруг него, швыряя камни. Бац! Ящер взревел и замотал головой – камень угодил ему в другой глаз.

Выбрав момент, Никита вонзил нож в туловище ящера и уцепился за него, пытаясь удержаться на спине. Если не удастся – ящер просто растопчет его в лепёшку. Теперь вся надежда была на то, что ящер ослеп и скоро выдохнется.

Однако Никита недооценил ящера – тот ударил его хвостом. Неожиданный и сильный удар в спину сбросил Никиту с хищного зверя, от удара о землю перехватило дыхание.

Вовремя подбежавший Кави схватил Никиту за руку и поволок его по земле – прочь от монстра.

Ящер кружился на месте и топал ногами. Он и в самом деле ослеп и теперь пытался, определив местонахождение людей на слух, растоптать их.

Охотники бросились убегать, ящер двинулся за ними.

– Кави, хмар умеет плавать?

– Нет.

– Тогда к реке.

Атланты бежали быстро, и Никита стал отставать. Ещё бы! Никите надо было сделать пять прыжков, а атлантам – один.

Ящер был уже рядом. Никита бросился в сторону, и ящер пробежал мимо. Он чувствовал, слышал своих обидчиков и желал отомстить.

Никита поднялся с земли.

До реки была сотня метров. Перед самой водой атланты бросились врассыпную: похоже, плавать они не умели.

Хмар с разгона влетел в реку, тут же понял свою ошибку и развернулся. Но тут кто-то большой, не уступающий хмару в силе, схватил его, и закипела борьба. Хмар кусал невидимого врага, перед глазами атлантов мелькали два тела, и вокруг бурлила вода, разбрасывая тучу брызг.

И вдруг какая-то сила утянула хмара под воду. В последний раз он на мгновение показался над водой, судорожно дёрнул когтистой лапой и исчез навсегда. Вода успокоилась, и уже ничего не говорило о страшной борьбе двух гигантов, только что разыгравшейся на глазах людей.

Никита добрёл до берега, но близко к воде не подходил.

– Кто это был?

– Водяной змей, огромный! В воду заходить нельзя!

– Как же вы ловите рыбу?

– Острогами с берега, и лучше в ручьях. Там он не помещается.

Никита был обескуражен: на земле, в воздухе и даже в воде водятся свои монстры. Но что интересно, он заметил, что скорость реакции всех гигантов – и животных, и атлантов – была ниже, чем у него, какая-то замедленная, заторможенная. Вес ли тому причиной или условия? Бог знает.

Отдышавшись и придя в себя, охотники направились в лес – племя нужно было кормить при любых обстоятельствах.

Добыв древесного питона, они едва дотащили его до селения. Разрубив на куски, подняли на площадку. Едва успели пожарить и поесть, как пришёл атлант и позвал Никиту и Кави к жрецу.

– Меня? – удивился Никита.

– Да, он так и сказал – маленького чужака.

Никиту неприятно кольнуло слово «маленького». В своём времени он был намного выше среднего роста, а тут – маленький. Впрочем, обижаться не стоило, он и в самом деле был вдвое меньше любого атланта.

Они вошли в пещеру и уселись перед жрецом на камни.

– Я принял решение, – медленно заговорил жрец, – вам обоим идти в племя азуру и обменять там вот это на лопаты и кирки. Кажется, ты так говорил? – он обратился к Никите, и тот кивнул.

Жрец положил на плоский камень перед собой мешочек из кожи змеи с длинными ремешками.

– Я посмотрю? – спросил Никита.

– Да.

Никита взял мешочек, ослабил кожаную тесёмку и высыпал содержимое на ладонь. Даже в легком полумраке пещеры заиграли, засветились крупные изумруды.

– Ого! Красиво!

– Тебе они нравятся, чужак?

– Да, в моём племени любят эти камни.

– Кави, я надеюсь на тебя. Ты имеешь опыт обмена, не прогадай.

– Хорошо, Ануну, – Кави приложил руку к сердцу. – Когда идти?

– Завтра утром. Возьми у женщин сушёного мяса в дорогу. И береги чужака, он знает, что нам нужно.

Оба вышли из пещеры. Кави поскрёб волосатую грудь.

– Надо взять ножи и бурдюк для воды. Идти далеко, быстрым шагом день. Хорошо бы успеть до захода солнца.

– Чтобы не сбиться с пути?

– Чтобы нас не сожрали ночные твари. Они днём отсыпаются, а ночью охотятся. У них отличное зрение, а я ночью почти ничего не вижу.

– Что за твари?

– Мелкие, летают, кровь пьют; причём ты даже не почувствуешь, как кожу прокусят. Утром просыпаешься, а на коже ранка, и слабость такая, как будто неделю не ел. А то и вовсе можешь не проснуться, если их несколько. Но хуже другие. Они большие, бегают по земле, крыльев у них нет, зато пасть большая и зубы острые. Жрут всё, даже падаль, и мы зовём их кратами. У них хороший нос, жертву издалека чуют. Но от них одна хитрость есть.

– Какая?

– Вечером надо намазаться синей глиной – встречается такая. Тогда крат рядом пройдёт и не учует.

– Занятно.

Они пришли в пещеру. Никита улёгся, а Кави пошёл к женщинам за мясом. Для походов у них всегда был запас копчёного и сушёного мяса, сушёных фруктов.

Вернулся он с кожаным мешочком и двумя ножами. Выбрав один поменьше, протянул его Никите:

– Бери, только его потом вернуть надо.

Никита взял нож в руку. Для него – как римский гладий, с локоть длиной и довольно увесистый. Только хозяин плохо за ним смотрел, лезвие тупое. Выбрав подходящий камень, Никита принялся затачивать на нём нож.

– Ты зачем ножом по камню водишь? – удивился Кави.

– Чтобы он острее был. Попробуй! – Никита протянул нож атланту. Тот провёл лезвием по предплечью и порезался.

– О! Да им можно волосы на лице удалять.

Никита понял, что слово «бриться» атлантам неведомо.

Кави вернул ему нож.

– Покажи, как ты это делаешь?

Никита показал ему, как надо затачивать нож о камень. Другие охотники из их пещеры внимательно следили за его действиями. Бог мой, что потом началось! Каждый охотник начал править свой нож о камень, и поднялся невыносимый скрежет.

Наконец пытка для ушей прекратилась, и все принялись проверять на себе остроту лезвий, срезая волоски.

– Так делают в твоём племени? – спросил Кави.

– Всегда. И удобнее работать острым ножом.

Никита обратил внимание, что в последние дни с ним обращались как с равным. Когда он появился у атлантов, в их отношении к нему сквозил холодок, некоторая отчуждённость. Чужак – он и есть чужак. Но во время выходов на охоту, борьбы с разными тварями он не только не увиливал, не укрывался за спинами атлантов – он ещё дельные советы давал. Холодок отчуждения медленно растаял.

Быстро, как и всегда здесь, село солнце. Наступила ночь. Никита с восторгом рассматривал атласно-чёрное небо с крупными, ярко горящими звёздами. Однако он не находил среди них ни Полярной звезды, ни других, более или менее знакомых ему созвездий. Он не очень удивился этому. Если оказался далеко на юге, то и созвездия тут другие, незнакомые ему. Никита не был астрономом или штурманом и звёздную карту знал плохо. Но на звёзды поглядывал, стараясь запомнить некоторые созвездия – в дальнейшем это могло пригодиться для ориентации.

Как сладко спалось на жёстком камне! Как в армии после марш-броска. Он натаскал на камень травы, сделав себе ложе по образцу охотников племени.

Утром после лёгкого завтрака сушёным мясом они двинулись в дорогу. Мешочек с изумрудами висел на шее у атланта. Кави знал путь к племени азуру, потому что ему уже приходилось производить с ними обмен.

Шли они быстро. Стоило произойти в пути непредвиденной задержке – и к ночи до селения азуру уже не добраться. Никите очень не хотелось пасть жертвой ночных хищников. Днём хотя бы можно уследить за движениями и действиями тварей – а ночью? Они видят в темноте, и в этом их преимущество, а он, как и Кави, – нет.

Шли до полудня, отмахав, по скромным прикидкам Никиты, километров двадцать пять. Когда солнце стало печь немилосердно, уселись под кусты в тень – передохнуть и подкрепиться.

Сушёное мясо жевалось трудно и было жёстким, как подошва. Из бурдюка выпили немного воды. Пить хотелось сильно, но оба знали: выпьешь много – все силы с потом уйдут.

Через час двинулись дальше.

К вечеру, когда солнце стало клониться к горизонту, Никита выбился из сил. Он уже не шёл быстрым шагом, а плёлся. Кави тоже устал. Он ухватил Никиту за руку, как ребёнка, и буквально тащил его за собой.

– Немного осталось, терпи.

– Кави, ты большой, а у меня сил уже нет, – взмолился Никита.

– Селение уже близко, за теми холмами, – Кави показал рукой.

Никита посмотрел в ту сторону, куда указывал атлант. Ого! До холмов было ещё километров пять, а это час быстрого хода. Он старался, но шёл всё медленнее.

Кави не выдержал. Не сбавляя хода, он схватил Никиту поперёк туловища и, как мешок, забросил себе на плечо.

Никита отдыхал с полчаса, потом попросил:

– Отпусти, я сам.

Кави снял его с плеча. Он и сам устал, и был рад, что Никита вновь может идти самостоятельно.

Они старались идти быстро, однако солнце садилось ещё быстрее. Тени от холмов вытянулись и уже почти доставали до них. Они едва добрались до седловины между холмами. Внизу проглядывались каменные строения.

– Почти дошли, – выдохнул Кави.

Под уклон шагалось легче, но до селения они добирались уже в темноте.

У первого же каменного дома их остановил стражник. Кави первым поприветствовал его:

– Приветствую тебя, Ахнон.

– Разве ты меня знаешь? – страж всмотрелся в лицо Кави. – Ты Кави, охотник с изрытой скалы?

– Вспомнил? Мы к вам в гости с обменом.

– Проходи. А это кто с тобой?

– Великий охотник из далёкого племени, что на восход.

– Великий? А ростом мал. Не забыл, где гостевой дом?

– Нет.

– Там найдёте воду и еду.

Кави был почти счастлив, что они пришли. Он закинул за плечо мешок с остатками мяса и заорал что-то невнятное.

– Ты чего кричишь? – удивился Никита.

– Я пою радостную песнь, – обиделся Кави.

Но долго обижаться он не мог.

– Вот наш дом.

Из каменных обтёсанных блоков был сложен правильной формы куб. у него был дверной проём, но окон не было.

– Осторожно, тут каменные лежаки, – предупредил Кави.

Никита начал шарить вокруг себя руками, продвигаясь вперёд мелкими шажками. Он нащупал камень – сверху лежал слой сушёной травы.

Никита взобрался на постель, ему хотелось одного – спать, слишком устали сегодня оба.

Кави немного повозился и затих.

Утром их разбудили голоса за стеной и солнечный свет, бивший в дверной проём.

Никита поднял голову. Кави ещё спал.

– Эй, Кави, нужно вставать.

Кави, кряхтя, поднялся.

– Не успел лечь, как уже пора вставать. Давай подкрепимся.

На столе стояла вода в кувшине, лежала в глиняной миске горка фруктов, ещё в одной – вяленое мясо.

– Это откуда?

– Дом для гостей вроде нас, тут всегда вода и угощение. Кушай, – разъяснил Кави.

Никита взял невиданный доселе фрукт и откусил. Сладкий сок потёк по подбородку. Вкусно! По вкусу фрукт напоминал манго, даже аромат такой же.

Никита омыл лицо из кувшина.

– Ты готов? – спросил Кави.

– Голому одеться – только подпоясаться.

– Что ты сказал? – не понял Кави.

– Это я так, присказка у моего племени такая.

– Мы идём к старейшине, веди себя подобающе.

– Объясни.

– Ну – не плюйся, не ковыряй в носу.

Никита засмеялся – кто бы кого учил!

Дом старейшины стоял в центре. Пока они шли по единственной улице, Никита крутил головой по сторонам – ему было интересно всё. И слух может подкинуть ему хорошую подсказку. Он услышал сиплое дыхание кузнечных мехов, удары молота о наковальню. Даже нос подсказал – пахнет горящим углем.

Племя явно имело мастерские – кузницу и гончарную, иначе откуда кувшин с водой правильной формы?

– Нам сюда, – Кави свернул к большому дому.

Из дверного проёма навстречу им вышел атлант. Никиту он поразил. На голове – бронзовый шлем, на поясе – бронзовый меч, на ногах – сандалии грубой работы. Племя по своему развитию было явно выше, чем племя Кави, в котором все ходили босиком.

И для того, чтобы сделать шлем, нужно недюжинное умение. Стало быть, кузнец, опытный, умелый, настоящий мастер. Уж в металлообработке Никита толк понимал и работу неизвестного кузнеца сразу оценил.

Весь дом старейшины состоял из одного зала. По всей видимости, тут собирались все мужчины селения. За каменным, из плит, столом, сидел старейшина – важного вида седовласый атлант. Никиту поразило, что на нём была накидка вроде индийского сари из ткани, пусть и грубой выделки. Ткань в этом мире он видел впервые. Есть, значит, у племени азуру ещё и ткацкая мастерская.

Никите захотелось посмотреть кузницу, гончарную мастерскую – ему стало интересно.

Кави приложил руку к сердцу – кланяться у атлантов было не принято. Никита спешно повторил жест – ему не хотелось показаться невежливым.

– Рад видеть тебя здоровым, Вирт. Ануну передаёт тебе привет и желает племени процветания.

Никита удивился, но вида не подал. Да Кави просто дипломат. Ишь, какие выражения знает, прямо восточный мудрец.

Вирт в ответ также прижал руку к сердцу:

– И я рад тебя видеть, Кави. Давно тебя не было видно, не меньше трёх лун.

«Ага, три луны – это три месяца», – сообразил Никита.

– Садитесь. Это кто с тобой?

– Он из далёкого племени, много дневных переходов на восход солнца. Он великий охотник. Называется Ни-ки-та.

– Да? – удивился Вирт. – Мне говорили, что на полуденную сторону, очень далеко, живут маленькие люди. Но сам я такого вижу впервые.

– Он уже понимает наш язык, только не всё.

Вирт кашлянул.

– И какая же надобность привела тебя к нам, Кави?

– Только веление нашего жреца Ануну.

– И что хочет Ануну?

– Всё объяснит Ни-ки-та.

Вирт перевёл взгляд на Никиту.

– Нашему племени нужны кирки и лопаты. Лучше из железа.

– Железа? В твоём племени знают о железе?

– Конечно. Оно падает с неба. Это хорошее железо.

– Хм, интересно. Я полагал, что о железе, кроме нашего племени, не знает никто.

– Боюсь показаться хвастуном, но мой народ знает многое.

– А дал ли тебе, Кави, твой жрец Ануну то, что нам нужно для обмена? – вкрадчиво спросил Вирт.

– Обязательно! – Кави дотронулся до кожаного мешочка на груди.

– Я бы хотел посмотреть, – заявил Вирт.

Кави снял мешочек с шеи, ослабил узел и высыпал изумруды на стол.

Глаза Вирта вспыхнули. Он жадно оглядел камни, взял один и осмотрел его на свету.

– Камни хороши, как всегда.

С видимым сожалением Вирт вернул изумруды. Кави тут же сгрёб их в мешочек, который снова повесил на шею.

В мире Никиты эти камни могли стоить целое состояние, а здесь их будут менять на рабочие инструменты. Неисповедимы пути господни!

Он догадывался, что у атлантов, наверное, есть свои боги, хотя Никита ни разу за прошедшее время не видел, чтобы атланты отправляли религиозные обряды. А может, просто подходящих праздников не было?

– Идём, – вздохнул Вирт.

Они вышли из дома. Встречные аборигены с любопытством смотрели на Никиту, приветствовали Вирта. Сразу чувствовалось – старейшину уважали не только за его ранг и положение.

Вирт привёл их в кузницу.

У Никиты разбежались глаза: горн, меха, инструменты, перестук молотков, запах угля. В племени Ануну углем не топили, значит – тут есть шахта или что-то вроде разреза, есть углекопы.

Взгляд Никиты наткнулся на арбалет, висящий на стене. Он был велик – под атланта сделан.

– Можно посмотреть? – Никита показал на оружие.

Вирт важно кивнул.

Никита снял со стены арбалет. Кузнец с подмастерьями бросили работу и наблюдали за ним.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11