Юрий Кишко.

Проект «Мука»



скачать книгу бесплатно

Часть 1: 17 лет.


Наконец-то наступило первое сентября.

О да, я очень сильно волновался, ведь, как и все знал куда хочу поступить, кем хочу стать и что делать чтобы добиться успеха, встать на ноги, вырастить семью и… что там дальше не напомните? Не надо! Я не то что не знал, чего хочу, я даже не целовался то ни с кем нормально, чтобы в засос, по-французски! А сколько было возможностей заняться отличным сексом, так еще и с красавицей! Даже не вериться, что такому маменькиному сынку могли выпасть столь хорошие шансы!

Кстати, я теплоэнергетик: парень, который обеспечивает отопление и горячую воду. Изначально вода не была горячей, но однажды ее нагрели и пустили по трубам: так появилось отопление. Как нагрели, по каким трубам пустили, какой в России процент НВИЭ относительно мира и почему, а также другим вроде мистическим, на деле совершенно простым и логичным вещам заумно, путанно, скучно и на ветхий манер обучали профессора и столпы науки Иркутска. Суть энергетики в том, что без энергии ничего не будет, хоть ты тресни. Могу рассказать еще много интересного, но это уже специфика: поступил на бюджет и ладно.

Живу с отцом. Я высокий и худой, небрежно одевающийся и с вдумчивым лицом брюнет. Первое сентября: жизнь кипит и бурлит. Пью со своим другом на лавочке в одном из дворов центра города. Именно от пивка мне стало хорошо: в голову ударило ощущение радости, она закружилась, и я сел на автобус. В наушниках долбит музыка. Мимо проносятся серые лица: я раскрашиваю их взглядом. Случайно проспал три остановки: пришлось раскошелиться на маршрутку.

Опоздаю, ну и пусть! Я был в политехе и знаю место сбора факультета. Музыка кружит голову, из окна мелькает жизнь. Люди занимаются делами или бездельничают, любят и предают, а за окном все выглядит как обычно: ходят, да бродят. Вот и я вышел из маршрутки и стильно, будто за этим наблюдают, вытащил сигаретку и подкурил ее. Руки в брюки, шаг шире, любимая песня на повторе, какой-то прохожий просит сигаретку, а я ему «нет, не будет!».

Иду дальше.

Тротуар ровный, справа типичные дома розового цвета, на улице городская загазованность, в ста метрах три ярких красотки. Ускоряю шаг, думаю познакомиться, передумываю, не зацикливаюсь и усмехаюсь над отвлеченным явлением. Еще одна сигаретка будет в самый раз. Ограждения зеленого цвета неподалеку от входа в вуз ругаются «не курить!», но все урны возле них заполнены бычками, да и двадцать студентов, несколько мужичков и красивые дамочки, попыхивая сигаретами, говорят об обратном.

Сейчас бы еще пивка! Рядом внушительное здание, в котором обучается тридцать тысяч человек: статистика. Корпуса, подвалы, этажи, лабораторные, целый замок с потайными ходами.

Первое сентября!

Небо голубое, солнышко блестит: реальность подсвечивается, краски светлые, хочется смеяться. Захожу внутрь политеха, а там сказка! Оживленный трафик: все бегают из угла в угол, в холле толпа, среди которой много стильных будто глянцевых моделей девиц.

Смотрю на этих богинь и Афродит, а глаза разбегаются: влюбляюсь в каждую. Стою на месте и оцениваю обстановку: будто кружится исключительно вокруг меня, она мне нравится.

Захотелось вернуться обратно на улицу и снова покурить, но я ведь опаздываю. Глазея на девиц, иду на первый сбор факультета энергетики. А вот и дверь с табличкой: аудитория Б-315, амфитеатр. Слышу смешки, напутственные речи. Как бы войти чтобы не опозориться? А к черту! Была не была! Зрительный фокус на ручку двери. Открываю ее резко, точно могу передумать: захожу внутрь и слышу всеобщее молчание. Оратор преподаватель в очках и пиджаке, конечно же, в брюках, туфлях, носках и прочем, важно смотря на мою персону, говорит, – вы к кому молодой человек?

Я? На факультет энергетики! Так и скажу…

– Я? На факультет энергетики!

Все прошло лучше ожидаемого! Пропуск, студенческий билет, воспринятые как острое чувство юмора мои глупые шутки, наглое и смелое позиционирование. Я вел себя как популярный герой американского фильма для подростков: вызывающе и шаблонно. Это одобрил даже преподаватель!

Перерыв на обед. Я не удержался и купил еще пива. Выпил, вернулся обратно, разговорился и познакомился с тремя зачетными дамочками, будущими сокурсницами. Мне предлагают вступить в профком, я отказываюсь и травлю смешные байки, кто-то тянет мне руку и представляется, все хотят со мной поговорить, а у меня вдруг начинает заплетаться язык.

– Всем пока!

Круто развернувшись, я уже убегал по лестнице. В спину раздалось, – а как же расписание? – я ответил, что хрен с ним и получил новое одобрение от какого-то парня, мол, – это же Юрец! Какое расписание! Он просто крут!

Фух! Вот это денек!

Выбираюсь на улицу. Щелк зажигалки и я вновь курю. Счастливо улыбаюсь и одеваю наушники. Пританцовываю под музыку и иду к остановке общественного транспорта. На ней десятки молодых людей и дам. Хоть салют запускай, настоящий праздник! Представляю, как гуляю с красоткой: идем вдоль пляжа, рядом синее море, мы мило болтаем, как вдруг: начинаем плясать танго. Одной дамы мало, поэтому я мчусь на дорогой, красной и блестящей хромом машине. Справа девица, сзади еще три, все радостно смеются. В моих зубах дымит кубинская сигара. Пальмы, скорость, бриз, лето и модная музыка: реальны. А вот маршрутка нет, но я сажусь именно в переполненную газель.

– Ну ее к черту! – надменно бросаю я и лезу обратно.

Лучше дождусь автобус. Планирую поесть у бабули, а потом на сытый желудок выпить с другом. Пара звонков и дельце улажено. Залажу в автобус. Хочется спать: лучи проникают сквозь стекло и щекочут щеки. Скоро выходить. Мелочь из кармана в ладонь, считаю остатки: двести рублей. Центр города. За пять минут дохожу до двора бабушки. Там тихо, спокойно, много деревьев, аккуратные ограждения, шлагбаум для машин: хорошее место.

Открываю домофон, поднимаюсь на второй этаж и нажимаю звонок. Точно поджидала, Бабушка моментально открывает дверь и радостно кричит «привет!». Спустя мгновение я уже сижу за богато накрытым столом. На пышной скатерти полно свежих продуктов: физически, их не съесть. Для нее это достижение, победа над испытанным в молодости голодом, а внук, который с аппетитом жует курицу, сошедший с небес ангел, только почему-то худой, наверное, мало ест.

– Помнишь, как вы в Аршане с Региной по полю бегали? У меня даже фотография есть! Такие маленькие! Бежите и смеетесь! Прямо как в сказке! – в двухсотый раз вспоминает она.

Будто маленький божок, если уставал от ее болтовни, я уверенно ворчал, и она оправдывалась, замолкала, а спустя минуту-две я снисходил до повелительного «да ладно, рассказывай».

– Да что рассказывать! Лучше ты расскажи! – довольно отвечала она, а я, потому что бабушка часто подходила к столу, что-то поправляла или предлагала, немного гневно, с полным ртом вновь ворчал, – Бабуля! Дай ты поесть нормально! Все ведь на столе! Я не слепой и все вижу! Не надо по пятьдесят раз меня спрашивать буду ли я карбонат с сыром! Буду! Все съем!

Прием пищи окончен, на диване проведено тридцать минут, пора уходить: бабушка говорит, что «не гонит меня».

– Да знаю я! Просто идти мне надо. С Ромой пойду погуляю немного!

Выхожу в подъезд, прощаюсь с бабулей, отказываюсь от ее гостинцев, потому что собираюсь пить и гулять. Ступеньки, почтовые ящики, аккуратно крашеные синие стены, первый этаж, звонок в дверь Роме. Рукопожатие, блеск глаз по пустому поводу, терпение и сдержанность до момента как зайдем за угол. Вот мы вышли из подъезда, Рома поздоровался с моей бабушкой, которая выглядывает из балкона второго этажа, я помахал ей рукой и, минуя десять метров мы с ним уже вне зоны видимости.

Моментально: сигареты и довольные рожи. Смак, разговоры о банальной ерунде. Подсчет незаработанных денег, радость от предстоящих бутылочек пива, предвестие ощущений и обсуждение опыта предыдущих. Одно по одному: рок, баловство, пародия на увиденное, взмахи руками, позирование чему-то непонятному и невидимому, но это не надоедает. Пить пиво! Пить пиво! Пить пиво! Зачем? Потому что нравится, потому что от него хорошо. Последствия? Никаких: похмелья нет, есть только веселье, ибо центр города и утренняя жажда, утолив которую холодным соком кажется будто ты воскрес. Пиво! Темное, светлое! С сухариками!

На районе есть несколько магазинов, где продают даже несовершеннолетним. Если поискать, есть и те, которые продают в любое время дня, в запретные для продаж алкоголя праздники и всем, кто протянет деньги, даже тем, кого это наверняка сломало и может только добить. Деньги, сдача, пиво, сухарики, один из нескольких, где привыкли сидеть, болтать, пить пиво, курить сигареты и играть в карты, дворик. Пить! Пить! Пить! Сигареты. Алкоголь. Сухарики.

Говорить было не о чем: мы тупо пили и открывали рты, произнося буквы, думая каждый о своем, улыбаясь и смеясь, чтобы не выдать очевидные страхи полного незнания, потери и непонимания «зачем, как и что дальше?». В дворике тепло. На улице уходящее лето. Солнышко просвечивает сквозь листья колышущихся веток. Сигарета идет плавно, хочется тишины, но есть нечто лучшее: это какая-нибудь особенная песня, к примеру, Deep Purple – when a blind man cries. Соло играет с динамика старого телефона Ромы, голос вокалиста пронзает уши и даже на таком низком качестве вызывает самые смешанные эмоции. Талантливо исполненные и сыгранные грустные песни нравились мне.

Музыка великая вещь, но каждая песня, трек, композиция, все это не проходит бесследно. Естественно, слушая такие композиции всей душой, хотелось пить еще и еще, чтобы хоть как-то заглушить горе либо утопиться в собственной жалости. Но денег осталось только на проезд и водичку, так что «пока Рома! Еще увидимся!» и дорога домой. Наедине с центром Иркутска я включил свои песни и поставил те, в которых я эдакий случай, сама бытность, русский счастливый дурак.

Промытые мозги. Бегство от бегства в бегство бегом по кругу.

Сигарета. Маршрутка. Окно.

Мне нравилось ощущение вялости и желание пить обыкновенную воду. Я ехал в маршрутке в съемную квартиру, где жил с отцом. Музыка сопровождает меня всегда и везде. Слушая ее, я мечтаю, а в тишине постоянно думаю либо что-нибудь напеваю. Обожаю ехать в транспорте зная сколько это займет времени и смотреть в окно. Нет забот, сиди себе, слушай любимые песни, смотри на город и людей, которые ждут транспорт, глазей на водителей легковых авто или джипов и показывай им неприличные жесты: блеск! Пора выходить. Максимально сурово кричу «на остановке!», вылезаю из маршрутки, мгновенно залетаю в киоск и вот в руках драгоценная холодная минералка. Выпиваю ее залпом и немного погодя вновь курю.

Оранжевое наслоение вечера на реальность, какая-то призрачность и одушевленность домов, медленно плывущие облака, рисованные по небесам лучи солнца, будто плавящийся под лаской высоты бесконечности асфальт. Эх, просто шикарно! Почему? А хрен его знает! Настроение отличное. Спускаюсь по лестницам вниз к домам, где живем я и батя, смотрю на стену: надписи, послания, признания, угрозы, ничего не меняется: такие же граффити и листовки с сомнительными предложениями. Пыхчу сигареткой. Шевелюра неряшлива, одежда маловата, а лицо на миллиард миллиардов долларов. Энергии много. По пути махаю руками и подпеваю музыке в наушниках. Мимо проходят люди с собаками, у которых счастливые морды и высунутые розовые языки, будто не человек выгуливает их, а наоборот. Ключ из кармана в домофон, лифт, седьмой этаж, снова ключ и я внутри рая.

Маленькая студия. Впереди стеклянный от пола до потолка балкон, сквозь него отличный вид, солнце, опять это оранжевое, точно сладкая лава, вечернее наслоение на очертанья домов: облака, небо, эдакая графика, чей-то вымысел! Откровенное безумие! Хожу по квартире, выплескиваю из себя сотни нечленораздельных звуков, устаю от самовыражения, останавливаюсь, смотрю на оранжевый рай и улыбаюсь.

Пока не пришел отец, кидаю верхнюю одежду на пол, снимаю ботинки и пинаю их куда-то в угол, открываю холодильник: там сок, фрукты и пельмени! Пельменей мало. Если я приготовлю и съем часть из них, то отец отправит в магазин и можно будет купить нам еще еды и пачку сигарет себе, ведь он никогда не пересчитывает сдачу и не смотрит чеки. Скоро мы будем есть и смотреть телевизор. Если по нему идет что-нибудь интересное, можем засидеться допоздна. Сдачу батя берет, когда она превышает триста рублей, в остальных случаях говорит «оставь себе». Когда выпадало четыреста наступала лотерея: либо вся сдача мне, либо отцу. Благодаря такой простой схеме я редко просил деньги, поэтому всегда получал их. Дело в том, что отец никогда не говорил, много их или нет, а я не знал истинное финансовое положение.

Да и какая разница?

Надо поправить ботинки и повесить верхнюю одежду. Пельмени уже варятся, сока почти не осталось: можно и допить, что уж там! Ах, хорошо! Когда ароматизированная водичка со вкусом яблока наполняет рот, проходит горло, меня переполняет свежесть. Пока нет отца, включаю музыкальный канал: там крутят живые картинки с небоскребами, закатами, рассветами, морем, красивыми девушками и воспроизводят очень мелодичные и великолепные песни, не те грустные которые я слушаю с Ромой.

Пельмешки готовы, а заглянув в холодильник я обнаружил масло и хлеб, соответственно вскоре появился бутерброд. Пришел отец. Я валялся на матрасе: пришлось подняться и поздороваться. Съемная студия была маленькой, но очень уютной: в какой бы части квартиры ты не находился, везде ощущались приятные ощущения, визуальный комфорт. Как дела? Спрашивает отец. Все отлично! Рассказываю я о пройденном дне, показываю пропуск, зачетку, студенческий билет. Молодец сынок, молодец! У нас есть что-нибудь поесть? Продолжает папа. Я перечисляю остатки еды: кукуруза, огурцы, чай, пряники, хлеб, масло, пельменей немного есть. Отец прерывает это повествование, требует листочек, пишет на нем список необходимой провизии, достает из кошелька тысячу рублей и отправляет меня в супермаркет. Конечно же, я повинуюсь, ведь это означает перекур, вкусную еду и довольного конечным результатом отца.

Одна нога там, другая здесь.

На этом районе я уже свой: все местные коты, собаки и кассиры знают меня. Все какое-то хорошее, даже супермаркет другой. Новый район, новая съемная квартира, непривычный уклад жизни, университет и все это такое яркое, красочное! Продукты взяты, сигареты еще остались. В моих руках полный пакет еды и я несу его в наше с отцом логово. Там мы жарим мясо и варим макароны, разливаем сок и сразу же съедаем это добро. Далее, телевизор, который тоже яркий, красочный, почти что добрый. Счастливая жизнь глупого парня, который очень любит пить, курить и то, чего у него никогда не было: свободу.

Завтра день рождение: семнадцать.

Плавно и тихо я засыпаю. На секунду я подумал, будто сплю уже давно, таким прекрасным и радостным мне казались те счастливые, абсолютно простые, одни из самых дорогих вечеров в моей жизни. Всю эту радость я хранил молча, боясь, что такие настроение покажутся отцу слишком детскими, ведь мне почти семнадцать…


Часть 2: как я учился.


Есть такая песня: где мои семнадцать лет на большом каретном! Спел ее товарищ Серега Высоцкий. Отец знал, что сегодня мое день рождение, но честно признался, что не помнит сколько мне лет. Когда наступало день рожденье отца, я тоже признавался, что не помню его возраст. Видимо, это семейное. Стоило мне сказать «семнадцать», чему-то радостный отец начал петь песню Сереги. Где мои семнадцать лет на большом каретном! Чему он радовался? Не знаю. Вскоре выяснилось, что вечером он улетает в трехдневную командировку и по счастливому стечению обстоятельств собирается оставить мне денег.

День совпал идеально.

Мое день рожденье, хорошее настроение отца, солнышко светит в окно и шепчет ему «не жадничай!». Тут произошло то, чего я совершенно не ожидал, ибо итак жил счастливой и беззаботной жизнью. Отец спросил, хватит ли мне пять тысяч рублей на три дня. Пять тысяч рублей. На три дня. В семнадцать лет. Плюс, я только что стал студентом, скоро грядет посвящение в ночном клубе, о котором я только слышал и где никогда не был, а раз отец будет в командировке у меня еще и квартира в полном распоряжении. Во дела! Ой, ой, ой, что можно с этими деньгами сотворить! Это же целое богатство! Мои мысли уже где-то по ту сторону реального мира. Я представлял дорогие сигареты, хорошее пиво и в каком угодно количестве, ибо пять тысяч! Я даже не поверил в это! Отец переспросил, хватит ли мне пять тысяч на три дня, услышал мое скромное «конечно», сказал, что улетает вечером, попросил быть аккуратнее и завершил речь тем, что доверяет мне, ибо я уже взрослый парень. В ту же секунду он положил деньги на матрас и забыл о них.

Мне доверяют, я взрослый! Вот так поворот! И это мне говорит отец! Отличное начало дня рождения! Настоящая идиллия.

Я сходил в душ, потом мы позавтракали. Позвонила мама, бабушка, пришло несколько смс. Приятные мелочи. Вчера я купил кока колу. С утра вместе с бутербродами и пряниками газировка великолепна. Я выпиваю еще стаканчик сверху и собираюсь на пары.

Одна тетрадь на все лекции: схема проверенная.

Жму бате руку, выхожу на улицу, на часах еще нет восьми утра. Сумка мягко давит на плечо, в ее переднем отсеке сигареты Dunhill. Открываю синюю пачку, закуриваю, не спеша распутываю наушники, кайфую от каждого привычного мне движения. Броская кожанка смотрелась стильно и модно. Руки в карманы: в правом пять тысяч рублей. Ну великолепно, просто великолепно! Вместо первой пары еду в бильярдную. Там, с восьми утра до часу дня всего сто рублей за час. Маршрутка. Сажусь в самый конец у окна и слушаю любимые песни. Едешь, мечтаешь, смотришь, так можно вечно! Время пролетает быстро, и я уже подъехал к пункту назначения. Выхожу на остановке «Труд».

Центр города стал мне родным.

Чувствую запах свободы, вдыхаю его снова и снова: чтобы чокнуться от удовольствия закуриваю сигарету. Мне семнадцать. В кармане деньги, в сумке сигареты и одна тетрадь. Ручки и карандаша нет, надо будет прикупить по пути в вуз. Рядом с бильярдным клубом медицинский университет, общежития. Центр города. На улице полно молодежи. Есть очень аккуратные и зализанные парни, именно на них обращают внимание девушки, но такие олухи, на чьи вещички и стиль так активно клюют красотки, никогда не подойдут и не познакомятся первыми: нет яиц. Зато есть отличный внешний вид! Черт с ними! Я свои пять тысяч потрачу на впечатления. Курю и думаю, вот же стильные недотепы! Конечно, денег то походу немерено, так одеваться! Все по размеру, как новенькое, а половина моих вещей взято со старшего брата, либо по дешевке. Но кожаночка вполне бодрая!

Мне семнадцать!

По плану часик-два бильярда. Так и произошло. Я докурил сигарету, забычковал ее четким и профессиональным движением, сплюнул на асфальт так, что он немного треснул и зашел внутрь клуба. Бывал я там частенько. Видя, как играют и общаются местные каталы, иногда я просил их сыграть со мной. Те соглашались. Не торопясь и в сухую, они выигрывали меня. С каждым разом я держался дольше. Их разговоры, термины, жаргон, истории, машины на которых они ездят, долги, которые «торчат» друг другу, я знал все. Для них я был просто мелким парнишкой, который часто заходит играть в бильярд и берет соседние столы.

В день рождение бильярдная была пустая: первый час я играл с самим собой, а второй, с «неместным» игроком, который пришел один. Так как он бы в любом случае заплатил за свой стол, я договорился с ним об игре «на свет». Суть заключалась в том, что проигравший оплачивает стол, так появляется соперник и небольшой азарт. Как обычно, это был взрослый мужчина. Выиграв его три раза подряд, я покурил и пошел на остановку. За один час сорок минут игры, я заплатил как за час: сто рублей ровно. Такое происходило стабильно: от двух до трех раз в неделю. Именно ради таких моментов, когда ты обыгрываешь незнакомого случайного игрока я и ходил в клуб Пирамида.

Чуть позже я стал играть на деньги.

Выйдя на улицу мне захотелось купить пива, но я решил воздержаться и проявить осознанность: купил шоколадку, съел ее, выкинул фантик в мусорный бак, дождался маршрутку, сел и поехал в вуз. Начали формироваться мои студенческие привычки. Звоню одногруппнику и спрашиваю: какая сейчас пара и в какой аудитории. Физика. Ж-115. Плутаю, нахожу аудиторию, заваливаюсь в нее под гул всеобщего веселья, воспринимаю это на свой счет и радостный сажусь рядом с какой-то симпатичной дамой. Забыл купить ручку и карандаш. Прошу у соседей. Ручка есть. А карандаш? Неважно. Оглядываюсь по сторонам, жду веселья, но все пишут то, что диктует учитель. Ничего не поделаешь, беру и повторяю за всеми. Так проходит лекция. Иногда плечо соседней девчонки случайно касается моего и вместо физики я думаю о биологии: от той дамочки пахнет духами, а ее длинные волосы задевают мои руки, когда та вертится и бросает фразы подругам на задние парты.

Замечательно.

Какой-то парень спрашивает меня, почему я опоздал. Говорю, что играл в бильярд, он делает удивленную гримасу. Пара кончилась. Курильщики собираются и уходят на улицу. Мы пыхтим паровозами, облокачиваемся на ограждения, некоторые ребята выглядят как мужики: бородатые, взрослые, здоровые, по ним видно, что видали многое! Вот бы мне так выглядеть! Но борода у меня не появится, это я знаю точно: генетика. Как бы случайно я говорю, что у меня сегодня день рождение. Сработало, как по маслу. Сказал Паше, услышал Миша, громко поздравил Вася и вот, все уже жмут мне руку, желают здоровья, счастья, различных благ, удачи и денег. Мне очень радостно и приятно, душа взлетает выше облаков и в космосе, где обитают исключительно тонкие натуры, пообщавшись с коллегами та самая душа отдает простой приказ: не идти на следующую пару, а найти пива и выпить его.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3