Юрий Иванович.

Запоздалое прозрение



скачать книгу бесплатно

Леониду очень хорошо было видно, как грозный пупс, раздав каждому люлей, ходил кругами вокруг троицы, грозно посматривал, кривился и косился, угрожающе размахивал палкой и безадресно ругался. Видимо, у него была правильная натура, не терпящая бездельников. Казалось, ещё чуть-чуть, и его терпение лопнет, и наглым людишкам достанется по самое «не балуй!».

Увы! Не тронул и адресно не гаркнул. С раздражением сплюнул напоследок и, изощряясь в ругани на все лады, покинул данное подворье. Как раз в этот момент мимо него с кошёлкой в руках прошла смуглянка. Причём прошла словно мимо пустого места, чем тоже вызвала недовольный взгляд и бессильное потрясание палкой. Рассмотрев, что девица направляется к группе живописно «работающих» плотников, управляющий лишь ускорился, окончательно покидая место событий.

Девушка подошла к троице, сразу заведя разговор о пленниках. Она показывала то на свою корзинку, то на узкое тюремное оконце и, похоже, заинтересовала своих соплеменников больше, чем управляющий. Дальше уже все четверо двинулись в нашу сторону. Брус они тоже не бросили, словно тот приклеился к оголённым плечам.

Оказалось, не приклеился, так как возле низко расположенного окна брус уложили наземь, и все четверо присели на него, не слишком-то отличаясь при этом от сидения на корточках. Зато вид у каждого был такой, словно они расположились в роскошных креслах.

Девушка уместилась с краю, как раз напротив вырезанного в уголке стекла, и тут же стала передавать принесённую пищу. При этом у меня появилась чёткая уверенность, что и дырка вырезалась именно для таких дел и все размеры разнообразной пищи затачивались именно под эти параметры. Колбасы, длинные хлеба, узкие связки лука, кабачки, печенные целиком, и несколько узких фляг с соками, сделанных из секций ствола бамбука.

Всё это принимал Багдран и отдавал вниз сёстрам, а те бегом относили дары хлебосольных аборигенов на стол. Я же от запахов ароматной колбасы и хлеба вдруг почувствовал неслабый аппетит и стал наворачивать так, словно добрые сутки не ел. Наши девушки тоже не стали от меня отставать, не забыв поднести кое-что и братьям. В нашем положении это верно. Мало ли когда удастся перекусить в следующий раз?

Мой друг и боевой побратим, сглатывая набежавшую слюну, продолжал переговоры:

– Очень приятно вас всех видеть, и я с удовольствием представлюсь! – я уже приготовился хихикать над очередным талантливо выбранным именем, но великий клоун меня разочаровал: – Меня зовут Почтальон! Почтальон Печкин! А как ваши имена?

В данной ситуации имена героев знаменитого мультфильма никак не подходили, и я зло прошипел в спину нашего главного переговорщика:

– Не вздумай меня представить «дядей Фёдором»! Прокляну!

Отвечать нашему представителю с некоторой ленцой и неуместной спесью стал обладатель столярного метра:

– Нельзя открывать подобные тайны чужакам. Даже «их милости» чаще не знают наших истинных имён и названий родов.

– Как же мне к вам обращаться?

– Как пожелаешь, так и обращайся…

– Тогда ты будешь «Метр», – не стал кочевряжиться Леонид. – Он – «Лопух», а вон тот – «Раззява».

Девушку назовём «Фея». И теперь…

– А почему меня Раззявой? – проявил недовольство носитель бруса.

– У тебя часто челюсть отвисает, и мухи туда залетают.

– А-а-а… – начал было Лопух, но не стал усугублять негатив на себя лично, переведя стрелки на девушку: – Почему её Феей назвал? Что это значит?

– О-о! Это такое сказочное существо, умеющее летать и творить разные добрые дела, – пояснил мой товарищ, замечая довольную улыбку смуглянки и тут же переходя к делу: – Лучше поведайте, сколько таких, как вы… хм, гайчи проживает в замке?

– Это ещё большая, военная тайна! – начал напускать тумана Метр. – Врагов у нас очень много. Все они мечтают доставить нам крупные неприятности. Те же шпионы из Загарного царства, к примеру, как-то раз отравили нам бидон молока, и оно… скисло! Совсем недавно…

– Да ладно тебе, перестань паясничать! – строго оборвала его девушка, уже полностью освободившая корзину от провизии. – Давай с тобой уточним: Почтальон – это имя или титул?

– Скорей всё-таки титул, – уверенно говорил полуправду Лёня, – обозначающий «разносящий новости и важные послания». На мой вопрос ответите?

– В замке людей проживает на постоянной основе не более двух десятков. Если надо что-нибудь строить или ремонтировать нечто крупное, приглашают из больших крестьянских хозяйств человек десять добровольцев. Теперь ты: что вы такого принесли с собой интересного, если магистр сейчас до хрипоты спорит со своими коллегами в третьем, самом охраняемом и неприступном отсеке?

– Это наше личные вещи, приданое девушек, оружие и разные магические артефакты. Причём если пропадёт хотя бы одна мелочь из нашего багажа, будем крайне недовольны. Вплоть до того, что жестоко накажем хоть магистра, хоть кого угодно.

После такого заявления девушка озадаченно зацокала языком, а Метр возмутился вслух:

– Да ты редкостный нахал, чужестранец! Забудь о своих вещах и больше не вспоминай про них подобным тоном. Иначе тебя и казнить могут!

– О как… То-то я гляжу, вас так мало в замке осталось… Какие у вас тут казни происходят?

– Нас-то не трогают, а вот иных чиди или людей, попавших в плен на войне и не выполняющих свою работу, могут не просто казнить, разрубив на плахе, а вообще в катакомбы отправить. Там самая страшная смерть.

Метр пустился в живописание ужасов, происходящих в глубоких подземельях, но всё у него звучало как-то несерьёзно, на уровне детских страшилок. Типа: выскочит бабайка, откусит ножку и выпьет всю кровушку. Зато мы уловили самое главное: войны тут серьёзные, враги оголтелые, и ненависти хватает, чтобы мир раем не казался. Да и казни тут весьма жестокие, явно не гуманного толка. Наиболее печальная информация: «блаженных», «не от мира сего» людей тоже режут почём зря, что несколько противоречило предварительным выводам.

– Разве здешние люди могут воевать против чиди? Ещё и убивать их?

– О-о! В последние годы нравы совсем распустились, традиции нарушаются постоянно, законы и святые заповеди не соблюдаются. Как следствие, появилось много моральных уродов, осмеливающихся поднять руку на их милости. Это зло! Смерти достойно!

– Не понял, для вас все чиди – «их милости»? Что крестьянин, что магистр?

– Конечно! Только они сами могут обращаться друг к другу соответственно их кастовым различиям.

Леонид пытался докопаться до истины:

– Тогда получается, вы – самая низшая каста? Так сказать, «неприкасаемые»? Именно это больше всего не нравится людям, идущим воевать?

Мужик нахмурился, фыркнул и не стал отвечать, зато смуглянка сказала вместо него:

– Воевать идут деградировавшие личности, отринувшие все наши права и привилегии. Они заведомо опускают себя на ступеньку звериного существования, забыв о предназначении. Мы – «неприкасаемые», и в этом есть самое хорошее. Тем более вообще вне всяких каст находимся, как бы отдельно, в стороне, а то и в ином пространстве нашего высокого духовного, ментального существования.

– Витиевато объясняешь, – признался мой друг, крутя головой, словно разминая шею. – Туманно слишком и непонятно… То есть вы позиционируете себя как ленивых бездельников и нахлебников, которых чиди обязаны защищать и подкармливать?

Ответ мне расслышать не довелось. В коридоре по полу забухали сапоги, и в нашу комнату стала открываться дверь. Наручники я тут же вернул на место и продолжил жевать очередной кусок вкусной колбаски.

Вошедшим в помещение тюрьмы пупсам увиденное сильно не понравилось. Трое стоят на тумбочках и беседуют с местными, трое стоят внизу и обжираются, хотя имелся приказ пленников не кормить. Мне даже интересно стало: какие сейчас, в какой последовательности и к кому будут применяться санкции?

Не угадал, санкций не последовало. Старший по званию в четвёрке прибывших воинов со злостью постучал тупым наконечником копья об пол и рыкнул:

– Кто тут среди вас шестерых главный? – и при этом уставился на меня.

– Конечно же, я, – указав на себя огрызком колбасы, я попытался хотя бы дальше угадать развитие событий: – Неужели владелец замка соизволил дать мне аудиенцию?

– Поменьше бы ты болтал, гайчо! – последовала конкретная угроза от старшего. – Иначе уже сегодня будешь казнён самым жестоким образом! Не стой столбом! Пошёл на выход! Быстрее!..

Воин попытался ускорить меня остриём копья, а я мысленно воскликнул:

«Еловая жизнь! Не пора ли мне всю эту шелупонь дутую валить?…»

Обстановка к этому располагала: вначале этих, потом кто попадётся и далее по нарастающей. Выходя из помещения, я на русском языке предупредил лучшего друга:

– Лёнь, через минуту покидайте эту юдоль скорби и будете мне помогать в коридорах. Сам могу и не справиться…

Глава четвёртая
Магистры разные бывают

Румди Шак считал себя истинным учёным магических, исторических, общественных наук и особым специалистом в изучении древних порталов, потому что относился к редкой когорте магов, умеющих не только видеть символы и значки пространственных переходов, но ещё и «высвечивать» их для остальных коллег, достигших в уровне магического мастерства определенного ранга. Остальным чиди, а тем более не относящимся к высшей касте «познающих», умения видеть таинственные письмена предков было не дано.

Развивался Румди в этом направлении все тридцать лет сознательной, взрослой жизни, а потому считался патриархом в данной сфере, обладателем немыслимых знаний и несомненным авторитетом чуть ли не во всём мире. Он же знал наперечёт все портальные плиты не только своего государства, но и большинства стран, расположенных по соседству. Даже в постоянно воюющих Хамайских Долинах Румди бывал неоднократно, используя неприкосновенность существа от высшей науки.

Вокруг него постоянно крутились коллеги, ученики и просто интересующиеся специалисты. С ними же Румди выезжал к нескольким портальным плитам, расположенным поблизости, обучал, «высвечивал», пытаясь разбудить высшие магические умения в каждом заинтересованном «познающем». Он всегда мечтал отыскать действующий портал, позволяющий не только уйти в иной мир, но и вернуться обратно. Односторонних порталов имелось бесчисленное множество. Они работали, но… Ни один из добровольцев, шагнувших туда, так назад и не возвратился.

Шли годы. К магистру подкралась старость, потому что редко кто в этом мире умел перешагнуть возрастной порог в шестьдесят лет. Мечта побывать в ином мире так и оставалась только мечтой. Двусторонний портал всё не удавалось отыскать, как не получилось отыскать в древних библиотеках хоть одну дельную подсказку, позволившую правильно воспользоваться переходами в пространстве.

Сегодня повезло! Как показалось вначале… Ранним утром примчался один из самых способных учеников с невероятным известием:

– Магистр! На плите в центре руин старого города какой-то символ теперь окружён периметром светящегося квадрата! Я заметил ещё вчера вечером и вёл наблюдения возле него всю ночь: свечение стабильное!

По всем сведениям и имеющейся в книгах информации подобный квадрат обозначал, что портал не столько стал действующим, сколько что его открыли с той стороны. Иначе говоря, теперь он должен работать в обе стороны.

Ажиотаж в замке поднялся преогромнейший. Ещё бы – событие всемирного значения! Переоценить подобное невозможно. Все тут же спешно стали собирать внушительный отряд для выхода к старому городу. Без военных не обойтись, поскольку лазутчики и грабители из соседних государств малыми отрядами проникали в королевство, грабили, порой даже убивали пытавшихся сопротивляться.

К слову сказать, подобные порталы, обозначенные светящимся квадратом, существовали в мире Черепахи постоянно. Известно было девять таких символов. Возле каждого Шак побывал в своё время. Неоднократно. Только все они, несмотря на свою явную исправность, всё равно не вернули назад ни одного добровольца. Какие учёные порой собой жертвовали ради науки! Какие подающие надежды ученики исчезали навсегда! Страшные потери… Никто из отважных покорителей пространства между мирами не вернулся в этот мир…

Однако ведь когда-то должен открыться исправный портал? Когда-то появится первый чиди, шагнувший туда и обратно?

Магистр свято верил в подобное. Он безмерно обрадовался, когда искомый портал появился сравнительно недалеко от личного замка магистра.

Прибыв на место, он со спутниками несколько часов тщательно исследовал портальную плиту, а потом сподобился лицезреть чудо перемещения оттуда. Один за другим стали появляться тяжело груженные гайчи, а последний так вообще поразил всех без исключения, появившись загруженным подобно двум тягловым ящерам.

Кто они могли быть по определению? Обычные грабители иных миров? Просто кочевники, находящиеся постоянно в движении? Или случайные счастливчики, которым повезло сбежать из мира Айка, набрав попутно массу уникальных артефактов? Вдруг они всё-таки великие маги, открывающие любые порталы и проникающие куда им только захочется?

Последнее предположение не выдерживало никакой критики. Будь эти гайчи великими колдунами, среди них не было бы покалеченных и увечных. Тут, в мире Черепахи, утерянные конечности целители умели восстанавливать в течение года. Естественно, сложно и дорого, но умели всё-таки.

Что ещё отрицало в пленниках магические умения, так это их безропотное поведение во время ареста, разоружения и препровождения в замок. Обладай пленники некими паранормальными силами, так легко не сдались бы и не расстались со своим невероятным богатством.

Да что там богатством! Истинные сокровища они на себе принесли в мир Черепахи! О предназначении даже десятой части всех предметов Румди просто догадывался, но что всё это – артефакты древних или высшие произведения искусств, он видел и определял моментально. Как только все трофеи доставили в третий лабораторный отсек и там разложили на удобных столах, магистр с иными «познающими» попытался ощупать и осмотреть внимательно всё без исключения.

Значение десятой части артефактов он определил или вспомнил сам, ещё одну десятую определили ученики магистра и коллеги. Даже из локализованных по свойствам предметов более половины оставались загадкой в плане «А как же ими пользоваться?!».

Например, те же маски – легендарные артефакты, которых в мире Черепахи насчитывали единицы. По преданиям, они позволяли владельцам поддерживать постоянную разговорную связь между собой на огромных расстояниях. Или те же хрустальные шары «вспомогательного исцеления». Для их запуска и использования следовало знать особый код личной магической привязки. Без этого кода артефактом можно было только любоваться, не более того.

Конечно, за недели, месяцы, а то и годы все тайны трофеев можно будет раскрыть. Те же коды к аналогичным хрустальным шарам высшие целители подбирали всего лишь за несколько лет. Впрочем, какой учёный согласится столько ждать, если у него в руках находятся те самые существа, которые принесли все эти сокровища на себе? Да никакой и никогда!

Не прошло и часа, как все в один голос стали умолять хозяина замка:

– Магистр! Надо немедленно учинить допрос этим гайчи!

– Необязательно всем, достаточно одного потрясти, самого сильного среди них.

– Не только потрясти, но и шкуру с него спустить!.. Если только он попробует увиливать от ответов!

– Прекращай колебаться, Румди! Подобного шанса не помнит история! Если ты сам не хочешь пачкать руки, то мы готовы лично из гайчи все жилы вытянуть.

– Ага! Он у нас всё расскажет!

– Не тяни! Только время зря драгоценное теряем…

– Только прикажите, учитель! Мы его сами сейчас сюда волоком притащим!

– Представь себе, сколько этот грабитель знает!

Именно весь спектр поступивших советов, подсказок и предложений заставил опытного истового мага отнестись к предстоящему вопросу с максимальным уважением и вполне здравыми, скорей даже усилившимися опасениями. Поэтому маг сразу и жёстко, со всей присущей ему в научном мире авторитарностью обозначил предстоящую встречу не как допрос или не приведи боги пытку, а как доверительную, чуть ли не родственную беседу:

– Подавляющее большинство гайчи относятся к нам с пиететом. Не исключено, что иномирские тоже нас считают некими божествами, которых нельзя ослушаться. Беседу с ним я буду вести сам, а вас всех оставляю здесь только при условии вашего полного молчания и невмешательства. Поняли? Молчите, что бы вы от него ни услышали! Договорились? – дождался утвердительных обещаний, после чего отдал команду стоящим в ближайшем карауле воинам: – Приведите ко мне пленника, который в той шестёрке самый главный!

Четверо вояк поспешили выполнить приказ, а магистр ещё раз пошёл осматривать разложенные на столах артефакты, прикидывая, о каких из них спрашивать в первую очередь. Пятеро свидетелей предстоящего допроса довольно удобно разместились под стеночкой на принесённых из иного помещения креслах. Соблюдать молчание они пока не спешили, хотя и переговаривались негромко, чуть ли не шёпотом. Получался с их стороны этакий гул, в котором отдельные слова не угадывались.

Именно этот гул вдруг стих, и стало тихо-тихо. Магистр взглянул в ту сторону с иронией:

– Репетируете, что ли? – спросил он, потому что грохота сапог, которым вояки давали о себе знать, издалека не услышал.

Спросил и замер в некотором удивлении: все пятеро «познавших» расплылись безвольными кучками в креслах и… спали?!

В дверях, безо всякого сопровождения стоял тот самый, «главный» пленник и пренебрежительно пялился на хозяина замка. Пока тот нервно сглатывал, пытаясь прочистить неожиданно охрипшее горло, гайчо нагло поинтересовался:

– Ничего из моего имущества не повредили? Я в гневе страшен бываю… Да и вообще, чего звал-то?

Великий, прославленный, многоопытный Румди Шак неожиданно осознал: спрашивать или требовать он не имеет никакого права и возможности. Себе же потом будет дороже. Однако тут же блестящий ум Румди подсказал самый логичный и правильный ответ:

– Я тебя пригласил сюда, чтобы озвучить одну просьбу. В ее исполнении смысл всей моей жизни, и звучит она так: возьми меня, пожалуйста, с собой в иные миры. Очень тебя прошу!

Магистры разные бывают, но встречаются среди них порой и очень, очень умные.

Глава пятая
Торговля или шантаж?

Честно говоря, я даже не сразу понял истинную суть прозвучавшей просьбы, а когда с минуту постоял и подумал, то нервно рассмеялся:

– С собой? Как ты это представляешь? – и добавил вполне откровенно: – Не знаю, как в иных мирах вашей грозди, но там, где я побывал, о подобных чиди иные существа понятия не имеют. В мире же Айка все чиди вымерли, за исключением пары сотен одичавших аборигенов. Не факт, что ты там проживёшь хотя бы несколько минут.

Я мысленно поаплодировал уму и проницательности хозяина замка. Колдун в момент просчитал, что охрана мною локализована, его соратники усыплены, а значит, и он сам, при всём своем магическом могуществе и небывалой заумности, может со мной не справиться, поэтому-то сразу отыскал единственно верный, самый правильный стиль поведения: повёл себя как вежливый, упредительный проситель.

Подобное многого стоило и о многом говорило. Всё-таки этот пупс у себя дома, где не только стены помогают. Наверняка у него отыщется много неприятных для меня сюрпризов, ловушек или крайне опасных заготовок. Входя сюда, я заранее был настроен на эпическое сражение и лишь опасался, что во время нашего противостояния часть артефактов будет безвозвратно утрачена.

Как только соратники старика моментально уснули от удара средней силы, да ещё и все сразу, мне стали понятны градуировки умений и самого магистра. Скажем так, по критериям миров родной мне грозди он тянул лишь на Двухщитного, или чуть больше. Ему никак не пристало тягаться с Трёхщитным, Экселенсом, Светозарным, хранителем Сияющего Кургана, обладателем груанов, наставником-учителем Лайдом и вдобавок Иггельдом великой галактической империи.

«Да, это всё про меня… – сам порой поражаюсь такому количеству титулов, званий и магических градаций и всё никак не могу привыкнуть к этакому перечню. – Мне бы ещё к этому неограниченный источник энергии!..»

Последняя мысль являлась наиболее актуальной на данный момент, ведь данная гроздь миров упорно не желала делиться непосредственно со мной магической энергией. Точнее, какой-то жалкий мизер я вытягивал из окружающего пространства и сам, но вот остальные прибавки шли благодаря накоплениям в обломках прозрачного янтаря, которые, в свою очередь, были вынуждены таскать в одеждах мои спутники. В данный момент, после усыпления большинства вояк, находящихся в замке, и даже нескольких десятков ополоумевших людишек, у меня оставалось двадцать процентов от возможного максимума.

Мало? Негусто… Если, конечно, сражаться в полную силу, но уж я бы этого магистра упокоил. Он это сразу просёк и сделал хитрый ход конём…

Впрочем, на его месте, всю жизнь мечтая прорваться в иной мир, я бы, наверное, поступил так же. Глупо не использовать такой реальный, единственный представившийся шанс. Мало того, это ещё и великолепный шанс мне открывался уйти отсюда без неуместного кровопролития. Ведь локализовать всех пупсов и людей данного, жутко несуразного «замка» я не мог и не смогу при всём желании. Скорей всего, тут и сам хозяин не знает толком весь лабиринт переплетённых коридоров и чехарду помещений, наползающих друг на друга в разных уровнях. Наверняка уже некий шустрик вырвался из замка и помчался к соседям за помощью. Так как время тут, можно сказать, лихое, военное, то соседи со своими частными армиями соберутся довольно быстро, а то и регулярные войска подтянутся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29