Юрий и Аркадий Видинеевы.

Салон мадам де Лери. Мистика, фантастика, криминал



скачать книгу бесплатно

© Юрий и Аркадий Видинеевы, 2017


ISBN 978-5-4485-5548-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Рыжая борода

Тетрадь в зловеще-черном переплете жгла руки. Но разжигающее изнутри любопытство было сильнее осторожности. Старуха открыла тетрадь. На титульном листе была странная и довольно глупая надпись: «Тайные знания жрецов племени Майя, вывезенные черным монахом, сопровождавшим Васко да Гама в его морских путешествиях». Ниже было написано еще непонятнее и глупее: «Собственность Тайного Ордена Хранителей Семи Магических Ключей. Охраняется Силами Тьмы».

– Абракадабра какая-то, – разочарованно подумала старуха, открыла следующую страницу и стала читать, беззвучно шевеля бесцветными морщинистыми губами: «О, Великий и Наисладчайший Повелитель, Князь мира сего и Сил Тьмы! Мы, верные слуги Твои, покорнейше взываем к Тебе: Нашли неизлечимую проказу, слепоту и безумие на всякого, кто дерзнет читать эту рукопись, не получив на то засвидетельствованного нами знамения о Твоем высочайшем согласии после испития им свежей крови человеческого младенца на черной мессе!».

Старуха ничего из этого не поняла, но некоторые слова ее не на шутку перепугали:

– Свят-свят-свят! Чур, меня! Это что ж мне теперь: слепота, безумие и проказа? Это за что на меня такие напасти? Не читала я ничего! И не хотела читать! – Она в ужасе отшвырнула от себя тетрадь. Потом боязливо подняла ее и положила на прежнее место.


Старуха была «процентщицей». Зловещую тетрадь принес старик, показавшийся ей подозрительным. И хотя подозрительными для старухи были все люди без исключения, этот вызвал особую подозрительность необычностью своего обращения. Обычные посетители брали у нее деньги под заклад. А этот сам давал деньги под заклад своей тетради. И деньги большие. Старуха от необычного всегда отказывалась: вдруг обман? Только какой же здесь может быть обман, если не старуха ему, а он ей деньги дает? И большие деньги! Но душа у нее была не на месте. Что-то в этом ее пугало. И вот теперь она опять испугалась: не тетрадь, а зараза какая-то! Вдруг этот подлый старик для того и затеял все это, чтоб болезнь на нее наслать?

Ночью процентщице не спалось. Дневные страхи не улеглись, а еще больше усилились. Зарекалась ведь она никогда не соглашаться не необычные предложения. Разве их могут делать просто так, без подвоха? Весь вид того странного старика казался теперь ей мошенническим. Ну что у него за шляпа? Такие шляпы лишь мошенники носят! А что у него за очки? Только мошенникам их носить! Конечно, мошенников в таких шляпах и очках ей пока встречать не приходилось, но на то и ум человеку дан, чтобы все заранее разглядеть. А она, дура старая, только теперь ясно видит, что весь наряд у деда мошеннический, весь вид мошеннический. Особенно эти седые, мохнатые брови, седые усы, борода. Пусть только завтра заявится! Она мигом с ним сделку расторгнет! Не нужны ей эти его деньги! Не такая уж она и дура!

***

Старик появился, как обещал, ровно в назначенный час и принес процентщице деньги для продления договора.

– Не нужны мне эти Ваши деньги, любезнейший! – зло и запальчиво закричала старуха, – Забирайте-ка свой заклад, да и уходите с миром, не то я на Вас в милицию заявлю! Ишь, нашли себе развлечение над одинокой женщиной насмехаться!

Старик не испугался, не рассердился, а примирительно улыбнулся и ответил тихо:

– Я нахожусь в затруднительном положении: мой товарищ, большой ученый, попросил меня передать эту тетрадь из рук в руки профессору Василевскому, когда я приеду в Москву.

Дела задерживают меня в Вашем городе, и я не знаю, сколько мне еще придется здесь прожить. Может быть один день, может быть неделю. Остановился пока в гостинице, в номере на шесть человек. Сами понимаете, люди все незнакомые, сегодня одних поселили, завтра – других. Вдруг тетрадь украдут? А она, как я понял, имеет научную ценность. Потому и решил у Вас ее хранить. Ведь у Вас все условия для хранения ценностей.

С этими словами старик положил перед процентщицей деньги и направился к выходу. Перед дверью он остановился и, обернувшись к старухе, сказал:

– Хочу Вас предостеречь. Та женщина, которая зайдет к Вам сегодня после меня, может погибнуть завтра в дорожно-транспортном происшествии. Поэтому подумайте, следует ли Вам заключать сделку с нею.


Вскоре после ухода странного старика к процентщице пришла женщина. Она была очень взволнованна, говорила эмоционально, импульсивно, сказала, что очень спешит. Женщина выложила перед старухой золотое колечко, два золотых перстенька: один с рубином, другой – с пятью брюликами. Затем сняла с себя и положила рядом золотые серьги. Спросила, сколько она может получить под такой заклад денег сроком на один месяц. Сделка могла быть выгодной и старуха заколебалась. Жадность вступила в борьбу с недоверием, посеянным предостережением странного старика. Борьба была недолгой. Природная подозрительность процентщицы взяла верх. Женщина получила отказ и ушла в огромном смятении.

На следующий день странный старик, принеся деньги для продления договора еще на один день, положил перед процентщицей газету и сообщил:

– Здесь написано, что вчера вечером в районе городского дома культуры в дорожно-транспортном происшествии погибла гражданка Макеева Н. Г. По предварительным данным, она внезапно стала переходить проезжую часть улицы в неположенном месте, попала под колеса маршрутного микроавтобуса и скончалась на месте, не приходя в сознание.

– Точно это она! – непроизвольно вырвалось у старухи.

– Вы ее знали? – спросил старик, заранее зная ответ.

– Фамилию я у нее не спрашивала, мне это ни к чему. Но точно это она, – с тупой уверенностью повторила процентщица. Ее ограниченный ум не допускал иных вариантов.

– Она вчера от меня уходила такой дурой, что я сразу поняла: вся статья ей под машину попасть, – выпалила старуха без всякой жалости к погибшей, и вдруг задумалась:

– А не промахнулась ли я, что не взяла у нее заклад? Кто бы стал теперь у меня его требовать? Как там старик этот говорил? Он не сказал, не бери заклад. Он сказал «подумай». А я подумала не впопад. Брать надо было ее заклад! Ничего, в другой раз не промахнусь! Пусть только опять намекнет, если он так все знает.


Уходя, старик сказал:

– Завтра к Вам могут прийти вместе двое мужчин. Задержите их возле себя подольше.

– Какой глупый совет в этот раз, – подивилась процентщица. Но спалось ей почему-то тревожно, и наутро она решила этому совету последовать.

***

Двое мужчин пришли вместе. Они принесли золотую цепочку, подписали закладную расписку, получили кредит и направились к выходу.

– Они или не они? Если это те самые, на которых намекал странный старик, то хорошо бы их задержать у себя на время, хотя бы для того, чтоб узнать, в чем значение этого намека. Вдруг от этого будет какая польза? Вдруг это прибыль мне принесет. В этот раз надо прибыль не упустить! – подумала старуха и закричала им вслед:

– Мужчины! Подождите, я спросить у вас хочу.

Мужчины остановились, повернулись к ней с недоумением.

– Я вот что спросить хочу, – сказала процентщица и запнулась. Как это она заранее не подумала, о чем можно спросить? Ум у не быстрый, да и по карманам ни одного готового словечка не припасено.

От затягивающейся неловкости старуху спасло появление нового посетителя. Он быстро и решительно перешагнул порог, но, увидев по бокам от себя двух сильных мужчин, растерялся и заспешил назад.

– Ну-ка постой, голубчик! – схватил его за странно прижатую к корпусу руку один из мужчин и потянул к себе. Из-под полы плаща этого нового посетителя выскользнул топор и с гулким стуком упал на пол. Посетитель испуганно вскрикнул и рванулся из крепкого захвата. Но мужчина удержал его. К нему на помощь присоединился второй мужчина. Вдвоем они заломили новому посетителю руки за спину.

– Признавайся, негодник, зачем с топором за пазухой пришел, а то живо в милицию отведем, – грозно рявкнул на него тот, который схватил его первым.

– Не нужно в милицию, пожалуйста! – взмолился новенький. Он был смертельно бледным, исхудавшим, совсем еще юным. – Я не хотел никого убивать! Хотел только попугать и денег взять. Мне на дозу нужно. Ломка у меня сейчас начнется.

Процентщица ничего толком не поняла, но испугалась ужасно. Она почувствовала, что на этот раз ее Господь от смерти уберег.

***

– Что же это за старик такой, который обо всем знает наперед и подсказки ей делает? – терялась в догадках старуха, – А вдруг он черный колдун? Так и есть! Как она сразу не догадалась? Ведь все на это указывает. И шляпа у него как у страшного черного колдуна, и очки как у колдуна, и лохматые седые брови, и седые усы с бородой! А главное – та самая тетрадь! Не простая это тетрадь, а колдовская! Каков хитрец! Если кто в черном колдовстве его заподозрит и надумает проверять, то при нем ничего колдовского не обнаружится. Кто ж додумается тетрадь его колдовскую искать у бабки-процентщицы?

От этой страшной догадки старуха впала в отчаяние:

– Как ей теперь быть? Гнать от себя этого ужасного колдуна боязно: вдруг рассерчает, и порчу нашлет на нее? Тетрадь его у себя оставлять тоже боязно: вдруг милиция об этом дознается? Упекут ее тогда в тюрьму как пособницу черному колдуну!

Всю ночь старуха без сна промаялась, терзаясь страхами и сомненьями, но так и не решила для себя как ей выпутаться из этой неприятной истории.

Ой, не зря ей с самого начала не понравился этот старик!

***

Старуха заварила чай. Она всегда скупилась на лишнюю щепотку заварки, на лишнюю ложку варенья. Но сегодня она решила побаловать себя с большим размахом: заварку сделала погуще, клубничного варенья положила почти полную розетку, булочку белую нарезала. Гуляй – не хочу!

Аромат от густой заварки был необыкновенно хорош. Клубничное варенье покрывало кусок булочки щедрым слоем и его вкус был непривычно насыщенным. Горячий чай приятно согревал душу теплом и веселил сердце. Одно только огорчало: после такой бездумной расточительности ей придется несколько дней посидеть на хлебе и воде. Не потому, что денег мало. Напротив, денег с каждым днем становится все больше. Но ведь не только от хороших прибылей, а и от экономии тоже. Верно ей мать всегда говорила: копеечка рубль бережет! Потому она теперь и богата.

Старуха разрумянилась от чая, от приятных размышлений о том, что она так бережлива и умна, о том, что она так богата. Она поглядывала в окно на соседок по квартире.

– Вон как спину гнут целыми днями у себя на работе. А теперь уселись на лавочке и сами себе не рады. Чему им радоваться? Поделом им это, за их же глупость, – осуждающе подумалось процентщице.

Неожиданно прямо за окном взметнулось пламя. Через открытую форточку оно жадным языком лизнуло тюлевую занавеску, перескочило на шторы, заплясало по всей комнате. Да что же это творится! Вся квартира в огне! Все богатство горит! Все прахом идет!

– Люди добрые, соседушки-голубушки! По-мо-ги-те-е-е!!!

***

Проснулась старуха от того, что свалилась с кровати на пол. Как только руки-ноги не переломала? Надо же присниться такой жути: пожар в доме, все добро в огне сгорело!

К чему бы ей такой страшный сон?

За окном громкий голос. Это кричит соседка с первого этажа. Ее квартира прямо под квартирой старухи. Ох, и дурная баба, ох, и крикливая! По любому поводу орет. Медом не корми, дай наораться всласть. От того она и мать-одиночка. Кто же такую выдержит?

– Безобразие! Я жаловаться буду! Я сейчас пожарного инспектора вызову! У них ремонт в квартире, так они мне весь строительный мусор под окна вывалили! А если кто спичку кинет или сигарету непотушенную?! Это ж весь дом сгорит, а мы с Митрофановной в первую очередь!

– С Митрофановной? Это ж Манька про меня упоминает! – встрепенулась старуха.

– В минуту весь дом сгорит! – продолжала разрываться под окном соседка, все больше впадая в раж.

– Неужто сон в руку?! – перепугалась старуха.

В дверь постучали.

– Иду-иду! – отозвалась процентщица, торопливо натягивая по пути к двери старенький домашний халат.

– Кто там? – спросила старуха.

– Это я, Чернобаев Иван Игнатьевич. Пришел за окончательным расчетом. Уезжаю сегодня.

– Слава Богу, одной морокой у меня теперь будет меньше, – подумала старуха, открывая дверь, а вслух спросила:

– Забираете, значит, свою тетрадь? Вот хорошо-то как! Не по душе мне всякие эти колдовские штучки.

– Читали? – спросил старик.

– Ой! Глупо как проболталась, – подумала процентщица.

– Я говорю, соседка моя под окном с утра пораньше орет. Того и гляди, беду накличет. У нее все плохие слова сбываются. Скажет, как наколдует, – на ходу вывернулась старуха. Она видела, что эта хитрость не удалась, и заранее знала, что не удастся, потому, что старик прозорлив как черт. Но все равно произнесла свою неловкую хитрость, и ей от этого стало как будто легче. Разве бывают глупцы, которые откажут себе в удовольствии попытаться одурачить того, кто, несомненно, умнее их?

– Уже накликала, – подтвердил старик. – Через час этот дом сгорит.

***

– Господи! Да как же я жить тогда буду?! Иван Игнатьевич, отец родной! Научи, что мне делать?! – заголосила процентщица.

– Прежде всего, не паниковать. И помалкивать. Если начнется паника во всем доме, имущество спасти будет невозможно, – спокойно ответил старик. – Упакуйте свои вещи в чемоданы, в сумки, в мешки. Все не берите. Только самое ценное. В первую очередь, документы. Жаль, что не смогу Вам помочь. Я оставляю Вам плату за сегодняшний день, забираю тетрадь и ухожу. Мой поезд через несколько минут, и я должен на него успеть. А Вам моя помощь не требуется. Через сорок минут к дому может подъехать фургон. Проверьте, кто будет за рулем. Если у водителя будут черные усы и черная борода, можете смело ему довериться. Если у него будут рыжие усы и рыжая борода, знайте – это вор и обманщик.

Старик расплатился, забрал свою тетрадь и ушел.

***

Старуха сноровисто собрала в отдельный пакет документы, в отдельную сумку все наиболее ценное: драгоценные камни, золото, деньги. С такими миллионами она не пропадет даже после пожара. В несколько ящиков процентщица утолкла закладное имущество своих должников. В несколько чемоданов уместились одежда и обувь. Заранее приготовила скупую плату за переезд к очень дальней родственнице, одиноко доживающей свой век в бедном домике на окраине города. Притворившись, что вышла подышать свежим воздухом, процентщица присела на лавочку возле своего подъезда. Она не сомневалась: колдун знает все наперед, фургон непременно подъедет. И она не ошиблась. Фургон остановился прямо перед тем подъездом, в котором жила старуха. Она подошла к водителю и со своей природной недоверчивостью стала всматриваться в его лицо. Жулик или не жулик?

– Что, бабуля, родню увидела? – спросил пассажир, весело оскалив в улыбке щербатый рот.

– На новую квартиру переезжаю. Поможете с переездом? – спросила процентщица, удостоверившись, что у водителя черные усы и борода.

***

Водитель и пассажир оказались мужиками покладистыми и уважительными. За несколько минут они перетаскали в фургон не только упакованное имущество, но и всю мебель, весь домашний скарб. Лишь голые стены остались, да голые полы и потолки.

Пассажир после погрузки попросил у старухи на пиво, распрощался и ушел.

– Пригляди, мамаша, со стороны, как я задом буду сдавать. Махни рукой, если что, – попросил водитель и стал осторожно выруливать задним ходом на разворот. Перейдя на первую передачу, он высунулся из окна и захохотал. Старуха смотрела на него, не веря своим глазам. Будто подменили человека. Вместо милого добродушного мужчины на нее, вытаращив глаза пялился из кабины какой-то хам с ярко-рыжими усами и бородой.

– Прощай, мамаша! – прокричал он, давясь от хохота. – Будь здорова, не кашляй!

С этими словами и уехал, оставив старуху с носом.


– Никакого пожара не будет, – смекнула задним умом процентщица, – Какую длинную комедию разыграли: и колдовская тетрадь, и «гибель посетительницы», и приход «убийцы», и пожар, и черная борода! А кто бы на ее месте не поверил во все, если обманщик прикинулся колдуном, у которого все предсказания сбываются? Это теперь лишь понятно, что в тетрадь все те глупости мог любой дурак написать, что в газете каждый день сообщается о гибели какой-нибудь женщины под колесами. Таких смертей по городу хоть отбавляй. И мужчина, которой поймал «убийцу», потом опять объявился. Пассажиром в фургоне приехал. Хоть и переоделся, но старуха его все равно заподозрила. Только слишком поздно сообразила, что это все тот же самый подставной человек. Мусор Маньке под окна кинуть и вызвать ее на то, чтоб помитинговать, и подавно много ума не надо. А брови, усы и бороды менять с седых на черные, а с черных на рыжие можно в одну минуту. То-то рожа у всех этих бородатых казалась одинаково подозрительной. Ведь одна и та же рожа это была. Как она сразу этого не усмотрела! Все умом своим хвастала, да острым глазом, а перед этими мошенниками сплоховала.

***

Скучно в доме престарелых. Тоска смертная. Только и развлечений, что посмотреть телевизор в холле, да посудачить о том, как безнравственна и жестока современная молодежь. В этих разговорах каждый повторяет то же самое, что говорил вчера, позавчера и многими днями раньше. От этого становится еще скучнее. На днях в дом престарелых поступила новенькая. Ее рассказы тоже повторялись изо дня в день. Но они еще не успели наскучить. Вначале все думали, что новенькая выдумывает про свое недавнее богатство. Потом это подтвердилось. От этого интерес к ее рассказам возрос. И хотя рассказчица из нее была никудышная, многие вновь и вновь уговаривали ее повторить историю о шайке мошенников под предводительством ловкого негодяя с накладными бровями, усами и бородой.

Возвращение Чумного

Кирилл метался в бреду. Его воспаленное сознание порождало кошмары. Сейчас он вдруг ощутил себя узником тесной и душной камеры, в которую ломилось чудовище. В этом кошмаре все происходило по ужасному, заранее известному сценарию. Тяжелая кованая дверь камеры все сильнее гнулась и сотрясалась под мощными ударами снаружи. Наконец, она сорвалась с петель и отлетела к дальней стене. Чудовище вползло в камеру, увидело застывшего от страха Кирилла, и его злобный рев смешался с истерическими воплями:

– Дежурный!! Убери отсюда чумного!! Он всю нашу хату заразит!!!

И «Чумного» убрали.


Провалы в сознании чередовались с кошмарами, среди которых навязчиво доминировал тот, в котором злобное чудовище вгрызается Кириллу в горло, пьет его кровь и заражает Кирилла своей ядовитой слюной. Под воздействием этого яда Кирилл вначале умирает, а затем возрождается в страшном облике такого же злобного чудовища, и выходит на такую же кровавую охоту.


Сознание вернулось пугливой птичкой. Казалось, что оно вот-вот упорхнет. Но оно осталось.

– Кризис миновал. Теперь, больной, ты пойдешь на поправку, – сказал врач.

– Я в больнице? – спросил Кирилл.

– В санчасти следственного изолятора, – ответил врач.


Возвращение Кирилла в камеру ознаменовалось закреплением за ним погоняла «Чумной».

Глава 1

Объективная реальность была подобна жутким кошмарам, преследовавшим Кирилла во время его болезни. Кровожадное чудовище с ядовитой слюной неотвратимо надвигалось на него, пронзая флюидами беснующейся ненависти и раскатами голодного урчания. Этим чудовищем было… все окружающее пространство. Кирилл понимал, что после укуса этого уродливого монстра, он перестанет быть человеком. Кириллу приходилось встречаться с жертвами этих укусов – такими же точно чудовищами – на воле. Тогда ему удавалось избежать их укусов. Но здесь ему некуда деться от их преследования. Он обречен стать чудовищем. Как все. Как почти все.

– Слышь, Чумной! Мне свидетель нужен для алиби. Ты как? – тихо спросил Крученый, испытующе сверля Кирилла взглядом.

– Никак! – также тихо, но твердо ответил Кирилл и отвернулся.

– Не уважаешь?

– Не уважаю.

– За неуважение ответишь.

– Может, прямо сейчас? – поднялся со своего места Кирилл.

– Потерпи, – с многообещающей злостью ухмыльнулся Крученый.


Примерно через час после этой стычки с Крученым к Кириллу подошел Бегемот, и молча ударил его своей тяжелой ладонью по шее. Между ними произошла драка. Еще через час Кирилла спровоцировал на такую же беспричинную драку Кувалда. Бегемот тем временем перешептывался с лысым здоровяком по кличке «Котовский», и Кирилл уже понял, с кем ему придется драться в следующий раз. В течение трех суток Кирилл был втянут в драку с каждым из сокамерников, кроме закулисного организатора всей этой кутерьмы – Крученого. Тот с затаенным злорадством наблюдал за избиениями Кирилла из своего угла, и, источая флюиды ненависти, готовил какую-то главную пакость.

Кровожадное чудовище с ядовитой слюной неотвратимо надвигалось на Кирилла…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3