Юрий Бычков.

В прифронтовой полосе



скачать книгу бесплатно

О младшем сыне Сергея Алексеевича и Матрёны Дмитриевны, дяде Мите, мой отец сообщил следующее: «Дядя Митя лет до девятнадцати жил в лопасненском отчем доме, работал связистом-монтёром, а затем уехал в Москву. Служил в ГПУ. Последнее время (пятидесятые годы – Ю. Б.) работал во Львове в областном управлении госбезопасности. Последний раз я его видел, когда он заезжал к нам в Лопасню после того, как побывал в Москве по вызову – ему вручали орден и присвоили очередное воинское звание. Здоровье дяди Мити после покушения на него бандеровцев было плохое. Он переехал с семьей в подмосковный город Пушкино, где вскоре умер».

Есть такая профессия – Родину защищать. Дмитрий Сергеевич Бычков из когорты рыцарей, стоящих на защите безопасности нашей страны. Низкий поклон светлой памяти твоей, дорогой Дмитрий Сергеевич.


…У Анны Игнатьевны было трое детей: Александр, Софья и Сергей. Для того, чтобы не умереть с голоду, семья держала корову, которую с большими трудностями удавалось прокормить. Сено заготавливали всей семьей мешками, то есть брали мешки, серпы и шли в лес, где по кустам жали нескошенную траву и на себе несли домой. Там уже сушили и убирали на зиму.

«Выйдя замуж в 1905 году моя мама, Анна Завидонова, пришла со Старого Бадеева в дом Бычковых в Лопасню, в семью, которая состояла из бабушки Матрёны Дмитриевны Бычковой, тёти Мани, дяди Мити, отца Ивана Сергеевича, матери и появившихся один за другим их троих детей: меня, Сони и Сергея. Главой дома, старшей после умершего в 1906 году Сергея Алексеевича стала Матрёна Дмитриевна», – писал в воспоминаниях мой отец.


Анна Игнатьевна с внуком Володей. 1947 год


Мучительным было в голодные годы революции и гражданской войны отсутствие хлеба. Юношей 14–15 лет Александр (мой будущий отец) несколько раз обращался в мешочника и отправлялся с попутчиками-лопасненцами в хлебные края. Повсюду, особенно в местах скопления людей, например, на железнодорожных станциях, свирепствовал тиф. В апреле 1922 года, возвращаясь из поездки в Тульскую губернию, он заболел брюшным тифом. Выжил, но бабушка, которая за ним ухаживала, заразилась от него и через 12 дней умерла. Семья стала на глазах рассыпаться. Вышла замуж и ушла на Старое Бадеево к Константиновым тётя Маня. Дядя Митя уехал в Москву. В доме на втором этаже осталась Анна Игнатьевна и трое её детей.

В чулане, примыкающем к сеням второго этажа, жили до этого времени бродяжничающий дядя Саша с женой, которую он приглядел себе в нижнем этаже дома Бычковых. Нижний этаж ещё Сергей Алексеевич сдавал в аренду. Была там вначале пекарня. Затем помещение снимала семья портных. Их в свою очередь сменило многолюдное семейство бондарей, и в их числе молодая бондариха Маша. Прибыв в отчий дом из очередного вояжа, бродяга дядя Саша женился на Маше-бондарихе, и она стала Марией Яковлевной Бычковой. Всё бы ничего, коли б жили они по-человечески.

Но бродяга Саша, напившись, постоянно издевался над Анной Игнатьевной. Однажды зимой, пьяный дядя Саша пнул ногой полную горящих углей маленькую железную печку «буржуйку», угли посыпались на пол. Терпение Александра пришло к концу. Пятнадцатилетний юноша, рослый, достаточно крепкий, схватил за шиворот тщедушного дядю Сашу и спустил его по лестнице в двенадцать ступеней вниз

Относительное благополучие на втором этаже дома Бычковых возникло благодаря ранней самостоятельности и тяге к учёбе Александра. Учиться, учиться и учиться – было нормой его жизни.

«Я получил среднее образование, – писал он, – закончив 4 класса приходской школы и 4 класса высшего начального училища. Так как было голодное время (1922 г.), в шестнадцать лет начал трудиться на ткацкой фабрике Медведевых учеником рабочего. В десятиметровом металлическом цилиндре я палкой укладывал в стопу непрерывно текущую сверху ленту суровья. Труд был опасный и непосильный, но для спасения семьи пришлось работать и хоть как-то помогать семье. Прошло два года, фабрика остановилась из-за отсутствия сырья. Я оказался безработным.

В течение целого года раз в неделю я ходил пешком в Серпухов на биржу труда, чтобы отметиться и узнать, нет ли вакансии. Через год меня послали на фабрику „Красный текстильщик“. Проработал там недолго: мне нежданно-негаданно предложили стать учеником страхового агента у нас в Лопасне. (Что тут скажешь – судьба! – Ю. Б.)

В 1928 году я был направлен уже на самостоятельную должность страхового агента в селе Стремилово. 25 июня 1929 года женился на Велемициной Татьяне Ивановне, а накануне этого события получил перевод из Стремилова в Михнево районным страховым агентом. Через год по требованию жены вернулся в Лопасню и вплоть до пенсии в 1967 году в качестве главбуха трудился на предприятиях и в организациях Лопасненского района».


Мой отец – страховой агент по селу Стремилово


Срединный (в центре перечня из семи имён) сын Сергея и Матрёны – Иван Бычков – сдержанный, не в отца пошёл, с характером мягким, как у Матрёны Дмитриевны. Покладист, улыбчив, ласков в мать, рукастый, дельный, энергичный в отца. Где, у кого учился – незнамо, неведомо, а стал высоко ценимым слесарем-лекальщиком, разметчиком. Он работал несколько лет в Москве и жил с семьёй у Рогожской заставы, на съёмной квартире. Вот что рассказывала в старости мне, своему внуку, любимая бабушка Анна Игнатьевна:

– Жильё более чем скромным было – в окошко, что на улицу глядело, вернее сказать, подглядывало, видны были лишь ноги идущих по тротуару.

Если Бычковы видели только сапоги и штиблеты москвичей, то их жизнь, оказывается, была под «глазом». Околоточный обратил внимание (по сматривая иногда, низко наклонившись, в то самое, глядящее на тротуар, окошко): хозяин сидит за столом и читает. Уж не запрещённую ли марксистскую брошюру? Зашёл познакомиться с книгочеем-рабочим. Читает «Ниву», журнал почтенный, просвещенческий. Полицейский после того визита Ивана Сергеевича зауважал. Мне, литератору, что и говорить, пристрастие деда душу греет.

Иван не отставил в сторону свою профессию слесаря-лекальщика, дававшую возможность содержать семью, не покинул завод, когда в 1906 году умер отец и по логике событий он должен был встать во главе извозчичьей фирмы. Не польстился на тягловый бизнес, и всё тут! Однако в 1914 году его, Ивана Сергеевича, забрали на войну, и это вынудило Анну Игнатьевну с детьми (Сашке – 8, Соньке – 5, Серёжке – 2) покинуть Москву и жить в построенном Сергеем Алексеевичем Бычковым доме. 14 сентября 1914 года Анна Бычкова получила извещение, что Иван Сергеевич Бычков пропал без вести.

Старший сын Анны Игнатьевны Александр в 16 лет (спасая его, любимого внука, от тифа погибла Матрёна Дмитриевна) станет фактическим хозяином дома. 69 лет он с достоинством исполнял эту ответственную функцию. Такая вот нелёгкая, а в сущности характерная для России жизнь набирала обороты в доме по адресу Почтовая, 23.

Коренной местный житель! Кто не знал, не чтил в Лопасне Александра Ивановича Бычкова! Так же, как его отец Иван Сергеевич, он без специальных учебных заведений, самоучкой, читая специализированные журналы, стал замечательным финансистом – классиком советского бухгалтерского учёта. Полвека он – главбух ведущих лопасненских учреждений и предприятий. Когда женился, не медля обучил Татьяну, юную жену, основам бухгалтерского учёта – в девятнадцать лет она стала (отчаянная голова!) счетоводом только что созданного в Лопасне в числе других сельхозартелей колхоза «Красный Октябрь». Я произошёл от двух счетных работников, членов «секты» математиков, адептов точных дисциплин, но до преклонных лет деньги считать не научился. Искусствовед, драматург, музейный деятель, писатель, подобно тому, как родители в дебите-кредите самоучки-профессионалы, я во всех мудрёных гуманитарных профессиях образовывался только настойчивостью, своим умом, интуицией, опытом работы – литературным трудом, прежде всего. Чехов Антон Павлович иронизировал по такому же поводу: «Беспутная у меня профессия – литератор!».


А. И. Бычков


В 1929 году Александр Иванович Бычков женился на Татьяне Велемицыной, симпатичной, трудолюбивой, одарённой многими достоинствами девушке из села Стремилово.

Надо отправиться туда, где родилась и возрастала Таня Велемицына (Бычкова), заглянув сначала поглубже в историю…

Как наши деды воевали

К середине XVI века земли по речушке Хоросинке (так и вьётся вокруг пера рифма лирического свойства: течёт речка Хоросинка – приди, милый, хоросенький) получил новокрещёный татарин Собакин. Его владения находились по большей части в древней волости Голичихе, известной по летописным свидетельствам с XII века. Собакину, видимо, полюбилась ласковая земля вдоль речки Хоросинки, и он основал на этом месте село, дав ему своё имя – Собакино. Позднее земли сии приобрёл боярский сын из Боровска Михаил Иванович Стромилов, и село стали именовать Стромилово, Собакино тож. Как просто! В середине девятнадцатого столетия явилось на свет окончательное название села – Стремилово. Объяснение этой лингвистической метаморфозы лежит на поверхности. В 1852 году в селе насчитывалось 180 дворов – 436 лиц мужского пола и 546 женского. Слишком много народа для пропитания на скудных подзолах «бассейна Хоросинки». Населению Стремилова не хватало лесных и луговых угодий, вследствие чего стремиловцы искали заработков на стороне и уезжали из села. Повторюсь, Стремилово – пункт стратегический в военном отношении.

В годы Отечественной войны 1812 года Стремилово сильно пострадало от французских оккупантов. Русские войска под водительством Кутузова укрепились в Тарутинском лагере за Нарой, а противостоящий им французский корпус Мюрата расположился по речке Чернишне от Дмитровки до Кузовлева, в одной версте от Стремилова. Французы грабили стремиловских крестьян, отнимали хлеб и скот. Крестьяне в гневе праведном брались за вилы и топоры – убивали мародёров-французов. Наши, однако, были неподалёку, в стремиловском лесу стояли казаки; там же располагался штаб главного квартирмейстера Русской армии полковника Толя.

Казак Шаповалов ради удовольствия и добавки к казённому провианту охотился в стремиловском лесу на зайцев. Одного он убил, а второго ранил и, преследуя косого, едва не въехал на коне в расположение вражеских войск. О происшествии доложили Толю, который тотчас провёл рекогносцировку местности. Убедился, что французы не выставляют в лесу пикетов, не устраивают завалов. Дорого обошлась им такая беспечность! Кутузов повелел атаковать. Мобильная колонна генерала графа Орлова-Денисова в течение ночи прошла из Тарутина через Хоросино и Стремилово и вышла к Дмитровке.

С рассветом французы начали просыпаться. В котлах на небольших кострах дневальные варили рожь и конину – подножный корм. Орлов-Денисов дал команду: «К бою! В атаку марш!» Конные казаки с криками «Ура!» устремились вперед. Враг, бросив орудия и котлы с едой, в панике бежал. Казаки захватили 1500 пленных, 38 орудий, 40 ящиков со снарядами и знамя. Около 100 французов было убито, и в их числе – генералы Деви и Фишер.

Получив сообщение о поражении корпуса Мюрата под Стремиловом, Наполеон в тот же день оставил Москву.

Кутузов писал жене: «Мы одержали победу вчерась на Чернишне. Не мудрено было их разбить… Первый раз французы потеряли столько пушек и первый раз бежали, как зайцы».

Герой, романтик и лихой гусар Денис Давыдов в пушкинской манере воспел своих соратников. Вспомним его «Гусарский пир»:


Михаил Илларионович Кутузов


 
Ради бога, трубку дай!
Ставь бутылки перед нами,
Всех наездников сзывай
С закрученными усами!
 
 
Чтобы хором здесь гремел
Эскадрон гусар летучих,
Чтоб до неба возлетел
Я на их руках могучих,
 
 
Чтобы стены от «ура!»
И тряслись и трепетали!..
Лучше б в поле закричали…
 

С 1812 года по наши дни в сознании русского общества реет романтический образ партизана Великой Отечественной войны. Кому неизвестен Денис Васильевич Давыдов – поэт-партизан! Помимо стихов и славы лихого гусара, он оставил нам «Дневник партизанских действий» и книгу «Опыт теории партизанского действия» (1821 г.).


Д. В. Давыдов


Давыдов решительно выступал против барской версии будто русские морозы погубили великую армию Наполеона. Осуществляли план «малой войны» М. И. Кутузова лучшие из лучших, прославленные в боях офицеры Русской армии. Денис Давыдов, кто он? Каков его путь к всенародной славе? Сам он книгу стихов озаглавил: «Я не поэт, я – партизан, казак».

Денис Васильевич Давыдов – москвич, родился в 1784 году в дворянской военной семье. С молодости в кавалерии (с 1804 года в гусарах). В 1806–1812 гг. будучи адъютантом П. И. Багратиона участвовал в войнах с Францией и Турцией. В начале Отечественной войны 1812 года командовал батальоном гусарского Ахтырского полка. В августе 1812 года предложил высшему командованию организовать партизанские действия в тылу врага. Эта идея полностью совпадала с планом «малой войны» командующего Русской армией фельдмаршала Михаила Илларионовича Кутузова.

И всё же долго присутствовала в разговорах-воспоминаниях об Отечественной войне 1812 года версия, что русские морозы, вилы, топоры да рогатины крестьян уложили в снежные сугробы, сбросили в полыньи белорусских озёр да в реку Березину наполеоновские рати при бегстве их «на исходные европейские позиции».


Гусары атакуют!


Несоизмеримо велики были в сравнении с крестьянскими отрядами силы и возможности партизанских армейских соединений. Воинский летучий отряд Дениса Давыдова, отряд князя Кудашева в полторы тысячи сабель, о котором речь впереди, партизанские соединения князя Дорохова с воинством в несколько тысяч сабель и штыков, летучие отряды Сеславина и Фигнера, ведь это не только персонажи и массовка кинофильмов («Гуссарская баллада»), прозы и драматических произведений, но в первую очередь прославленные партизанские военачальники, блистательно реализовавшие план Кутузова. По замыслу, продуманному плану фельдмаршала М. И. Кутузова, вокруг Москвы в сентябре 1812 года им была поднята и опущена историческая «дубина народной войны», которая дубасила европейских вояк-захватчиков до полного изгнания из пределов нашего отечества.

Стратегический успех Русской армии в противостоянии с армией Наполеона обеспечил Тарутинский манёвр. План сложился у Кутузова, когда ему стало понятно, что отстоять Москву наличными силами невозможно. Необходимо было оторваться от противника и занять такую позицию, которая прикрывала бы базы снабжения в Туле и Калуге и угрожала авангарду наполеоновских войск.

Оставив Москву, Русская армия совершила два перехода по Рязанской дороге и, переправившись через Москву-реку у Боровицкого перевоза, неожиданно для противника повернула на запад. Казакам арьегарда удалось демонстративным отходом по Рязанской дороге увлечь за собой конницу Мюрата. Под прикрытием реки Пахры русская армия форсированным маршем продвинулась до Подольска, затем по Старой Калужской дороге до Красной Пахры и далее повернула на юго-запад к реке Наре. 21 сентября остановилась в заранее укреплённом лагере в Тарутино. В результате этого манёвра Русская армия вышла из под удара противника и заняла выгодное положение для перехода в контрнаступление.

Кутузов, взойдя на крутой берег Нары, сказал, обращаясь к своим генералам и офицерам: «Теперь ни шагу назад! Приготовиться к делу, пересмотреть оружие, помнить, что вся Европа и любезное Отечество на нас взирают».

Укрепляясь в Тарутине, Кутузов всемерно способствовал развёртыванию «малой войны». Были сформированы боевые отряды под командованием опытных офицеров, перед которыми главнокомандующий поставил задачу блокировать французскую армию в Москве, не давать неприятелю ни минуты покоя, лишать продовольствия и фуража, следить за её действиями. В то же время эти партизанские мобильные отряды ограждали Тарутинский лагерь от возможных вылазок врага.

Михаил Илларионович отправляет в Серпухов предписание «к охранению Серпуховского уезда от грабежей и буйства неприятельскими мародёрами чинимыми», тут же послал на Серпуховскую дорогу сильный отряд под командованием полковника Николая Кудашева.


Тарутинский лагерь Кутузова. 1812 год.


28 сентября Кудашев с 300 казаками напал на гарнизон села Никольское из 2500 человек. Атака была столь внезапной, что французы в панике бежали. Было взято в плен 200 человек и около ста убито во время боя. На следующий день отряд Кудашева по Серпуховской дороге вышел к Лопасне, захватив по пути 15 вражеских солдат.


Полковник Н. Д. Кудашев


Кутузов писал 1 октября жене: «Стоим уже более недели на одном месте… Между тем, маленькими частями дерёмся каждый день и поныне везде удачно. Всякий день берём в плен человек по 300, а теряем так мало, что почти ничего. Кудашев разбойничает также с партией и два хороших дела имел». Сам Кудашев отписал тогда же тёще Екатерине Ильиничне: «как русский я собою доволен, теми небольшими услугами, которые я оказал армии, и не обращаю внимания на высказывания некоторыми придворными своих отрицательных взглядов на ведение войны».

По приказу Наполеона маршал Бертье отдал распоряжение для корпусов, чтобы они могли кормиться за счёт местных жителей (тринадцать подмосковных районов). Воинские части французов устремились в сёла и деревни, в северную часть Серпуховского уезда в том числе. Серпуховский исправник Грачёв доносил генерал-лейтенанту Коновницыну 25 сентября: «Неприятель вчерашний день, выступая в границы Серпуховского района, произвел грабежи и всякие насилия, в том числе в сельце Алфёрово убито крестьян мужского пола – 3, женского – 1, ранено мужского пола 4 человека. Неприятель творил повсюду большие зверства с жителями – повесил у господского дома 2 мужиков и 1 бабу».

Французы грабили население, сжигали дома крестьян. Сильно пострадало во время Отечественной войны Стремилово. Французы отнимали у стремиловских крестьян хлеб и скот. Крестьяне, вооружившись вилами да топорами убивали мародёров.

Ещё в сентябре Кудашев получил от местных крестьян известие о том, что в селе Жукове французы грабят и безобразничают. Ночью с казачьей сотней Кудашев напал на врага, поднял панику в неприятельском лагере. Вернувшись в Лопасню, где он располагался со своим отрядом, стал учинять в окрестных сёлах и деревнях кордоны из местных жителей. На случай появления неприятеля направляет летучие отряды к Любучанам и Молодям. Случалось, когда непрошенные гости появлялись для грабежа в деревне, крестьяне шли на хитрость. Они подпаивали французов и расправлялись с ними. Жители селений вокруг Лопасни служили разведчиками и провод никами.

Начало народной партизанской войны ознаменовалось впечатляющими военными победами отряда полковника Кудашева на Серпуховской дороге, его активными успешными действиями вокруг Лопасни.


В атаку!


Разбив авангард Мюрата на Черешне, преградив дорогу наполеоновским полчищам на юг России под Малоярославцем, сознавая предстоящую общенародную военную кампанию, Кутузов говорил: «Война только начинается и не будет прекращена, пока враг не будет изгнан с русской земли».

Народ России и армия в 1812 году проявили истинный героизм, мужество, самоотверженность, разбив, развеяв миф о непобедимости Наполеона, освободив своё Отечество от иноземных захватчиков. Поражение Наполеона на полях битв и сражений регулярных войск, партизанских соединений и небольших отрядов в России, оказалось мощным толчком к освобождению Европы от наполеоновского господства. «Это был сигнал к всеобщему восстанию против французского владычества на Западе» (Ф. Энгельс). В результате освободительной борьбы народов Европы и заграничных походов Русской армии 1813–1814 гг. рухнула наполеоновская империя.

Начало освобождения России и Европы от наполеоновского засилья было положено под селом Стремилово 6 октября 1812 года, когда русские войска, по наводке партизан, учинили разгром авангарда на реке Чернишне. Уже вечером 6 октября, получив известие о поражении корпуса Мюрата, Наполеон оставил Москву. Наши войска, преградив ему путь у Малоярославца, вынудили повернуть потрёпанную «великую армию» на разорённую Смоленскую дорогу. Была создана целая сеть армейских летучих партизанских отрядов. Эти отряды действовали очень слаженно и эффективно путём смелых и стремительных операций в тылу противника.

Исследователь истории древнего Лопасненского края Ю. А. Кобяков в книге «Лопасненская старина» пишет о действиях отряда князя полковника Кудашева: «Сентябрь 1812 года. Оставив горящую Москву, но сохранив ядро Русской армии, М. И. Кутузов совершил знаменитый „Тарутинский манёвр“ – стремительный марш-бросок на юг Московской губернии в район села Тарутино. Тем самым основные силы французской армии в преддверии суровой зимы были отрезаны от нетронутых войной хлебных юго-западных губерний России и оружейных заводов Тулы. Кроме того, русская армия оказалась бы в тылу у французов в том случае, если Наполеон вдруг решил двинуть свои войска на северную столицу – Санкт-Петербург. Расчёт Кутузова был абсолютно верен: не вступая в генеральное сражение, заставить армию Наполеона покинуть Москву и начать в зимнюю стужу отступление по Смоленской дороге, проходящей по уже разорённой войной местности».


С. Герасимов. «Михаил Илларионович Кутузов – начальник Санкт-Петербургского ополчения»


Оставив Москву, собрав воедино свои войска, Наполеон решил во что бы то ни стало пробиться в южные губернии России. Русская армия встала на его пути у Малоярославца.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6