Улукбек Чиналиев.

Кыргызстан на пути к демократии. Трансформация политической системы



скачать книгу бесплатно

Однако в дальнейшем вопрос о праве наций на самоопределение стал увязываться с вопросом о целесообразности такого самоопределения. Уже в поронинской резолюции отмечалось: «Вопрос о праве наций на самоопределение… партия должна решать в каждом отдельном случае… с точки зрения интересов всего общественного развития и интересов классовой борьбы пролетариата за социализм». Исходя из того что «Октябрьская революция одним ударом разорвала цепи национального угнетения», а «пролетариат нашел в советском строе ключ к правильному разрешению национального вопроса, он открыл в нем путь организации устойчивого многонационального государства на началах национального равноправия и добровольности»[60]60
  Двенадцатый съезд РКП(б) // КПСС в резолюциях… Ч. 2. С. 711, 712.


[Закрыть]
, большевики настойчиво пропагандировали идею советской федерации и советской национальной автономии как наиболее целесообразной формы национальной государственности народов России.

Первым автономным образованием в составе РСФСР стала Туркестанская Автономная Советская Социалистическая Республика. Это был полиэтнический конгломерат, потому вопрос о национальном размежевании Средней Азии требовал практического, незамедлительного, но в то же время и взвешенного решения.

Национально-территориальное размежевание Средней Азии являлось делом довольно сложным: кыргызы были разобщены, входили в состав разных административно-территориальных единиц; значительная часть населения вела кочевой или полукочевой образ жизни, что затрудняло определение границ волостей и уездов; сказывались пережитки феодально-родового уклада, что порождало межродовую борьбу за власть, и т. д. В конечном счете было принято решение предоставить кыргызскому народу право выйти из состава Туркестанской АССР и образовать Кара-Киргизскую автономную область в составе РСФСР. Создание автономной области было конституировано 27–30 марта 1925 г. на учредительном съезде Советов ККАО. В состав нового автономного образования вошли территории, населенные преимущественно кыргызами. Аналогичные решения были приняты и относительно других народов Средней Азии.

Еще учредительный съезд Советов ККАО поднял вопрос о ее переименовании в Киргизскую автономную область. Соответствующее решение по этому вопросу ВЦИК РСФСР принял в мае 1925 г. В ноябре 1926 г. Киргизская автономная область в существующих границах была преобразована в Киргизскую Автономную Советскую Социалистическую Республику, а по Конституции СССР, принятой 5 декабря 1936 г., преобразована в Киргизскую Советскую Социалистическую Республику.

Установление советской власти на кыргызских землях сопровождалось формированием новых органов власти – сначала революционных комитетов (их формирование диктовалось условиями Гражданской войны), а затем Советов.

Важным в этом плане было создание жайлоонных Советов, которые осуществляли свою деятельность в районах летних кочевий. Одновременно принимались меры по коренизации советского аппарата, расширению участия населения в управлении делами села, района, всей республики.

Происходили заметные изменения в хозяйственном укладе кыргызского населения, чему во многом содействовала земельно-водная реформа, сопровождавшаяся изъятием земель у кулаков-переселенцев и передачей их безземельным и малоземельным дыйканам. Беднякам передавались и свободные государственные пахотные земли. Одним из главных последствий преобразований в аграрном секторе стал массовый переход кыргызов к оседлости, который был в основном завершен к концу 30-х гг. Значительную финансовую и материальную помощь республике в переводе кочевников к оседлости оказывали центральные органы РСФСР и СССР.

Центр вообще оказывал значительную помощь республике в экономическом развитии. За годы советской власти в Киргизии создано 130 отраслей, которые выпускали 3700 наименований промышленных изделий, в том числе машино– и приборостроение, электроэнергетика и электроника, строительная индустрия, нефтяная и горнорудная, легкая и пищевая промышленность, построен каскад электростанций на р. Нарын и др.

В сельском хозяйстве развивались животноводство, зерновое земледелие. Площадь поливных земель достигла 1 млн га. Широкое распространение получило выращивание технических культур – сахарной свеклы, хлопчатника, табака.

За годы советской власти выросло благосостояние народа. Например, в 1991 г. на 100 семей приходилось: радиоприемников – 89, телевизоров – 94, холодильников – 82, стиральных машин – 86, швейных машин – 66, велосипедов и мопедов – 69 и т. д.6

Кыргызстан стал республикой сплошной грамотности. Еще к концу 70-х гг. был в основном завершен переход ко всеобщему среднему образованию молодежи; работали 12 высших и 48 средних специальных учебных заведений, свыше 1210 клубов, 1729 массовых библиотек, 33 музея, 10 профессиональных театров, 1350 киноустановок и т. д.7 В 1943 г. был открыт Кыргызский филиал Академии наук СССР, а в 1954 г. создана Академия наук Кыргызстана. К концу 80-х гг. в республике функционировали 50 научных учреждений, в которых трудились свыше 10 тыс. научных работников. Бурно развивалось искусство.

Приведенные факты неоспоримо свидетельствуют о высоком потенциале советского общественно-политического строя и, в частности, советского тоталитарного режима, о его реальных достижениях. Поэтому Президент Кыргызской Республики А. Акаев имел все основания заявить: «Национальная государственность кыргызского народа в годы советской власти, даже при том, что она в значительной мере действительно была категорией декларативной, имела громадные положительные последствия. Я уж не говорю о том, что кыргызы были спасены от геноцида, что осуществлялось культурное строительство, которое при всех своих издержках не может не вызвать восхищения. В кыргызском обществе сложилось (в достаточной мере цивилизованное) политическое, государственное и даже правовое сознание»[61]61
  Акаев А. Доклад на торжественном заседании, посвященном 70-летию образования Кыргызской автономной области. 7 окт. 1994 г. // Акаев А. Размышления на судьбоносном этапе. Бишкек, 1994. С. 16.


[Закрыть]
.

Оценивая в целом положительно успехи советского Кыргызстана в экономической, социальной и культурной сферах, считаем необходимым предостеречь от имевшего место в советские годы их чрезмерного преувеличения. Реальное положение вещей не всегда подтверждает оценки партийно-советской пропаганды. Например, в 1940 г. поголовье крупного рогатого скота составляло 77,7 % к уровню 1928 г., овец и коз – 52,2 %, лошадей – 61,6 %. Урожайность озимой пшеницы за эти годы снизилась на 15,3 %, яровой пшеницы – на 19,2 %, картофеля – на 32 %. И это несмотря на развернутую мелиоративную работу, применение более совершенной техники[62]62
  История кыргызов и Кыргызстана / Отв. ред. Т. Койчуев. Бишкек, 1998. С. 205–206.


[Закрыть]
.

Не лучшим оказалось положение в промышленности, строительной индустрии. В годы первой пятилетки в развитие промышленности было вложено лишь 46,2 % предусмотренной планом суммы. План по добыче угля был выполнен на 57,7 %, а во второй пятилетке этот показатель снизился до 29,9 %.

В послевоенные годы и в годы строительства так называемого развитого социализма с особой остротой проявились экстенсивные методы хозяйствования, фондоотдача из года в год сокращалась. Так, в течение 1975–1985 гг. основные производственные фонды в народном хозяйстве увеличились на 85 %, а валовой общественный продукт возрос на 51 %, произведенный национальный доход – на 53 %. Производство промышленной продукции возросло на 60 %, а валовой продукции сельского хозяйства – на 18%10.

И все же главным достижением советской власти в Кыргызстане стало восстановление национальной государственности кыргызов. После почти тысячелетнего перерыва восстановление государственности явилось для кыргызского народа событием громадного исторического значения. Благодаря этому кыргызский народ воссоединился, был спасен от ассимиляции и сохранился как этнос со своим языком и многовековой культурой.

Государственный суверенитет, хотя и урезанный, во многом декларативный, дал кыргызскому народу возможность самому определять свою судьбу, экономику, социальную сферу, искусство, создать национальную науку, резко улучшить материальное благосостояние, подняться до уровня развитых цивилизованных наций мира. Вместе с тем кыргызский народ, как и другие народы СССР, на собственной судьбе испытал все тяготы ускоренного строительства социализма, включая культ личности, насильственную коллективизацию, массовые репрессии и расстрелы, диктат административно-бюрократической системы, монополию коммунистической идеологии, русификацию, отрицание национальных ценностей и традиций и т. д. – словом, все то, что было присуще советской политической системе.

Национальная государственность Кыргызстана, его политическая система, как и всего СССР, складывались постепенно. Основные структурные и качественные параметры были закреплены в Конституции СССР 1936 г. В 1977 г. была принята новая Конституция СССР, сохранившая преемственность идей и принципов Конституции 1936 г., но узаконившая диктат КПСС и усилившая идеологическую, пропагандистскую направленность. На основе Конституций СССР в 1937 и 1978 гг. были приняты Конституции Киргизской ССР. Поскольку Кыргызстан являлся составной частью по форме федеративного, но фактически жестко централизованного государства, его политическая система по основным параметрам и сущностным качествам ничем не отличалась от союзной, была советской. В то же время она в определенной мере отражала национальное своеобразие республики.

Структуру политической системы Киргизской ССР, как вытекает из первой главы ее Конституции, составляли: социалистическое общенародное государство; КПСС; профсоюзы, ВЛКСМ, кооперативные и другие общественные организации; трудовые коллективы[63]63
  Конституция Киргизской ССР. Ст. 1, 6, 7, 8.


[Закрыть]
. Однако эти конституционные установления требуют уточнения. Так, кыргызское государство неправомерно называть социалистическим. Здесь, как и в СССР в целом, были ликвидированы классы частных собственников, но реальным собственником орудий и средств производства, результатов труда являлся вовсе не народ, а партийно-государственный аппарат.

Участие народа в распоряжении собственностью, распределении произведенного продукта было чисто формальным. Не была Киргизская ССР и общенародным государством. Конституция республики устанавливала, что «власть в Киргизской ССР принадлежит народу. Народ осуществляет власть через Советы народных депутатов, составляющие политическую основу Киргизской ССР»12. Советы составляли единую систему органов государственной власти и наделялись распорядительными, исполнительными и контрольными функциями. Советы всех уровней избирались на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Однако власть народа, якобы реализуемая через Советы, была призрачной, носила формальный характер.

Во-первых, депутатский корпус формировался по закрытым партийным каналам. Избирательные комиссии формировались и работали под руководством и контролем соответствующих партийных органов. Кандидаты в депутаты определялись партийными органами, хотя формально правом их выдвижения, помимо организаций КПСС, наделялись профсоюзные, комсомольские, кооперативные и другие общественные организации, а также трудовые коллективы. А поскольку выборы проводились на безальтернативной основе и под контролем партийных органов, то избрание в состав Советов ставленников КПСС гарантировалось едва ли не на сто процентов.

Во-вторых, кандидаты на избрание в руководство Советов и их исполнительных органов определялись партийными органами, а затем уже обсуждались на сессиях соответствующих Советов. И хотя формально Советы принимали решения об их избрании (назначении), фактически они были ставленниками партийных органов.

В-третьих, любое важное и даже не очень важное решение советских органов подлежало предварительному рассмотрению и одобрению партийных органов.

Таким образом, власть в Киргизской ССР (как и в других союзных республиках и в СССР в целом) находилась в руках КПСС и ее местных органов. Власть носила всеобщий характер и контролировала все сферы жизнедеятельности общества: политику, экономику, идеологию, культуру, частную жизнь граждан. Запрещалось все, кроме разрешенного. Власть была отчуждена от народа, недоступна для контроля со стороны общества. К тому же она не разделялась на законодательную, исполнительную и судебную ветви. А сформулированный партийной пропагандой и закрепленный в Конституции СССР (и воспроизведенный в конституциях союзных республик) тезис об общенародном государстве носил идеологический, пропагандистский, но не правовой характер. Одновременно следует отметить, что советское государство делало очень много для удовлетворения насущных материальных и культурных потребностей народа, хотя перекосы в руководстве народным хозяйством, жесткая ориентация на централизованные методы управления, чрезмерное администрирование очень часто сводили на нет грандиозные замыслы.

Ядром советской политической системы, по определению, данному в Конституции СССР (конституции союзных республик воспроизводили эту норму дословно), являлась КПСС. Это была жестко централизованная партия авангардного типа. Она по своему пониманию руководила страной, осуществляла контроль за деятельностью любого государственного органа, предприятия, учреждения, общественной организации. Диктат КПСС был законодательно закреплен Конституцией СССР и конституциями союзных республик[64]64
  Там же. Ст. 6.


[Закрыть]
. Существование других политических партий исключалось.

КПСС установила монополию на идеологию, единственно верным признав марксистско-ленинское учение. Вся жизнь общества была заидеологизирована, жестко регламентировалась. Сердцевиной идеологии провозглашалось всеобщее переустройство общества на основе новых ценностей. Средства массовой информации были под полным контролем власти, государство осуществляло над ними тотальную цензуру. Свободный доступ к информации отсутствовал. Мощная советская карательная система зорко следила за идеологической чистотой не только поступков, но и мыслей советских граждан. Лишь с началом перестройки диктат КПСС несколько ослаб.

Конституция Киргизской ССР провозгласила и закрепила весь демократический спектр прав и свобод человека и гражданина, в том числе гарантировала такие политические права, как право слова, печати, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций14. Однако их провозглашение носило формальный характер, поскольку отсутствовал механизм правовой, судебной защиты. Напомним также, применительно к праву слова и печати, о тотальной цензуре. В то же время некоторые важнейшие социальные права были реально гарантированы государством: на труд, отдых, охрану здоровья, материальное обеспечение в старости и в случае болезни и утраты трудоспособности, на жилище, образование и др.[65]65
  Там же. Ст. 38–43.


[Закрыть]

В Киргизской ССР была довольно развитой система общественных организаций, действовали профсоюзные, комсомольские и многочисленные общественные организации. Однако самостоятельной роли они не играли, а работали под руководством и контролем партийных органов, выполняли их волю. В Кыргызстане отсутствовали условия для формирования гражданского общества, сама идея такого общества отрицалась.

Все сказанное относительно существовавших в Киргизской ССР политических институтов, норм и отношений дает основание характеризовать ее политическую систему как тоталитарную. В то же время благодаря именно ей Кыргызстан за годы советской власти, как уже отмечалось выше, достиг заметных успехов в экономической, социальной, культурной сферах.

Вместе с тем политическая система Кыргызстана имела ряд особенностей, отличавших его от некоторых других советских республик. Прежде всего отметим определенную политическую удаленность Кыргызстана от центра. В СССР сколько-нибудь заметные политические, экономические, идеологические идеи и намерения формулировались в центре, политические решения также принимались центром. При этом мнение так называемых окраинных, а тем более небольших республик зачастую просто игнорировалось. Они обязаны были беспрекословно выполнять решения и указания центра. Все это порождало чувство ущербности, неполноценности окраинных республик и их элит, снижало их политическую активность.

Немаловажное значение имел и тот факт, что общественно-политические движения, приобретшие заметное развитие в годы перестройки, формировались в центре, а иногда и ограничивались центром. До окраинных республик они или не доходили вовсе, или «по пути» их актуальность, общественная значимость и острота терялись. Сказывалась и неразвитость системы массовых коммуникаций, заангажированность средств массовой информации.

Для Кыргызстана, его населения характерен своеобразный менталитет, отличительной чертой которого было внешне уважительное отношение к власти на любом ее уровне. Но многолетний советский опыт показывал кыргызам, что власти чужды интересы отдельного человека. В СССР вообще насаждалась идея приоритета коллективных интересов над личными.

На низком уровне было национальное сознание. Официальная идеология, советское государство в целом отрицательно относились к национальным традициям и обычаям, культурным и духовным ценностям кыргызского народа, усиленно насаждая новые традиции, обряды. Постоянно сужалась сфера функционирования кыргызского языка. Все это порождало среди определенных слоев населения недовольство, общественную апатию.

И наконец, еще одно немаловажное обстоятельство. На общественно-политическую жизнь республики влияла (и продолжает влиять до сих пор) клановая структура традиционного кыргызского общества. Наиболее влиятельными были и остаются родовые группировки сары-багыш, бугу, солто[66]66
  Постсоветская Центральная Азия. Потери и обретения. М., 1998. С. 296–297.


[Закрыть]
. Они не только защищают своих членов, оказывают им всемерную помощь, содействуют продвижению по службе, но и выступают хранителями родовых традиций, определяют нормы поведения, ценностные ориентации, политические пристрастия и др. Родовые группировки – важный фактор в жизни советского и современного Кыргызстана.

Отдельного рассмотрения требует вопрос о суверенитете Кыргызстана в составе СССР. В советском государственном праве длительное время господствовала теория ограниченного суверенитета; она нашла отражение и в Конституциях СССР 1924 и 1936 гг., которые устанавливали, что суверенитет союзных республик ограничен лишь в пределах, отнесенных к компетенции СССР. Вне этих пределов каждая союзная республика осуществляет государственную власть самостоятельно. Впоследствии от термина «ограниченный суверенитет» по политическим, а скорее по пропагандистским мотивам отказались. В Конституции СССР 1977 г. зафиксирован статус союзной республики как суверенного социалистического государства. Подобная норма содержалась и в Конституции Киргизской ССР: «Киргизская Советская Социалистическая Республика – суверенное советское социалистическое государство»17. По мнению С. Бабурина, в данном случае «более корректно и юридически точно говорить о реализации в СССР определенной модели совместного суверенитета»18, хотя и эта точка зрения, на наш взгляд, недостаточно аргументирована, поскольку предполагает либо совместное выполнение определенных функций, либо разделение этих функций между отдельными субъектами суверенитета. Но на практике ни первого, ни второго не было.

СССР был провозглашен союзным многонациональным государством, образованным на основе принципа социалистического федерализма. В условиях федерации самым важным является вопрос о том, насколько оптимально и четко, исходя из экономической и политической целесообразности, определены и разграничены компетенции союзных и республиканских органов государственной власти. Однако в Конституциях СССР и 1936 г., и 1977 г. отсутствовали даже общие положения о принципах разделения компетенций, зато делался упор на единство и централизм в управлении, а на практике компетенция союзных органов постоянно расширялась.

Определив вопросы, относящиеся к ведению Союза, Конституция СССР устанавливала, что вне этих пределов союзная республика самостоятельно осуществляет государственную власть на своей территории. Конституция Киргизской ССР содержит довольно внушительный перечень вопросов, относившихся к компетенции республики. Однако этот перечень требует анализа и оценки, ибо без них невозможно составить представление о содержании и объеме реального суверенитета.

Ограничимся лишь несколькими примерами. К компетенции республики относилось законодательство Киргизской ССР. Но на территории СССР действовало единое союзное законодательство, которое обладало верховенством по отношению к республиканскому законодательству. Поэтому если Киргизская ССР и принимала какие-либо законы, то они создавались на основе и во исполнение соответствующих союзных законов, зачастую просто дублируя их. Типичным примером такого законодательства была Конституция Киргизской ССР. Из 172 ее статей 44 дословно воспроизводили соответствующие статьи Конституции СССР; 88 статей отличались лишь редакционно – в них вместо аббревиатуры «СССР» присутствовало словосочетание «Киргизская ССР», а остальные 40 статей, хотя текстуально и не совпадали с союзными нормами, повторяли их концептуально или не несли правовой нагрузки (например, статья о том, что столицей Киргизской ССР является г. Фрунзе).

Конституция Киргизской ССР относила к компетенции республики разработку и утверждение государственных планов экономического и социального развития, государственного бюджета. Действительно, Верховный Совет Киргизской ССР на своих сессиях рассматривал и утверждал 5-летние и ежегодные планы экономического и социального развития, ежегодно утверждал государственный бюджет республики и отчет о его исполнении. Но контрольные цифры и по планам экономического и социального развития, и по бюджету, в том числе применительно к союзным республикам, утверждал Верховный Совет СССР. Верховному Совету Киргизской ССР оставалось лишь разверстывать спущенные сверху цифры по областям, конкретизировать отдельные установки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7