Юлия Волкодав.

«Шкура»



скачать книгу бесплатно

Но возраст всё равно своё берёт. У него висит кожа на шее и груди, я уже не говорю про морщины на лице. На руках и спине отчётливо видны пигментные пятна, а из-за ноги он не может долго находиться в одной позе. И наш секс поневоле превращается в наглядную демонстрацию всех вариантов из Камасутры. Поначалу меня такое разнообразие даже веселило, но в итоге надоело смертельно.

Тигран почувствовал, что я легла рядом, тут же собственническим жестом привлёк меня к себе, не просыпаясь. Господи, вот это просто ненавижу. Даже с молодым я предпочитаю спать (если мы говорим именно о «спать») по разные стороны постели. Обжимания, сопения друг другу в плечо, притирания разными частями тела – ну мерзость же, особенно в жару. У человека должно быть и собственное пространство. Но нет, Тиграну обязательно нужно прижать меня к себе, как подушку или плюшевого медведя. Бр-р.

Он дрых, а я лежала и обдумывала дальнейшие планы. Про машину мы, конечно, не поговорили. И даже про квартплату я не успела ему сказать. Впрочем, если он уезжает на надолго, то наверняка мне оставит денег. «На булавки», как он говорит. Надо бы утром намекнуть, что булавки нынче дорого стоят. Особенно если не сидеть дома, а я дома сидеть не собираюсь, раз есть такая возможность. Когда Тигран в Москве, мои развлечения всё же ограничены рабочим днём, ибо начиная с четырёх часов его светлость может возжелать рандеву в любой момент. Но если он уезжает, то всё… «А девочки танцуют, у девчонок выходной». Прикольная была песенка, и группа, её исполнявшая, мне нравилась. Почему-то вспомнилось, как мы с Лёлькой под другой бессмертный хит той же группы отрывались на школьном выпускном. Две дурочки в дешёвых платьях с местной толкучки и маминых туфлях на высоченных каблуках скакали в убогом актовом зале школы, разгорячённые тайком протащенными коктейлями в ярких банках (спирт с газировкой, хотя на банках гордо значилось нечто типа «виски с колой»), и орали во весь голос: «Забирай меня скорей, увози за сто морей, и целуй меня везде, восемнадцать мне уже!». О-о, это был просто манифест поколения. Мы так мечтали, чтобы нас скорее увезли за сто морей. Ну хотя бы просто из осточертевшего Энска.

В итоге сами уехали, обе. В Москву, куда же ещё. Собственно, Лёльке я и обязана знакомством с этим хромым сокровищем. Кстати о ней. Внезапная мысль пришла мне в голову, и я, не откладывая, пихнула Тиграна в бок.

– Тиграш… Тиграша…

– М-м-м? – он приподнял голову.

– Тиграш, а раз ты уезжаешь, тебе ведь Ольга не нужна на работе?

Он сонно тёр глаза, но я-то прекрасно знала, что он всегда очень чётко соображает, даже среди ночи. Иначе не рулил бы огромной компанией.

– Как не нужна, ты чего, котёнок? Она вообще-то секретарь-референт, а не моя личная прислуга.

– Ну ладно тебе, – я сама прилезла к нему под бок, поплотнее. – Без тебя она что будет делать? Бумажки перебирать и отвечать всем, что ты в командировке?

– Хотя бы и так. Предлагаешь просто запереть приёмную и повесить табличку «Все уехали в Нарьян-Мар»?

– Ну не знаю! А заменить её никак нельзя на время? Мне же будет одной ску-учно.

Мда, иногда образ капризной дурочки порядком надоедает.

Но работает безотказно. Вот он уже на полном серьёзе размышляет, как бы освободить Лёльку на несколько дней. Чтобы его котёночку было с кем погулять по магазинам в большой и страшной Москве.

– В принципе, я могу посадить в приёмной Наташу, – бормотал Тигран, сползая обратно на подушки. – Но вообще, безобразие, конечно. Я даже не знаю, есть ли у неё отгулы…

– Тиграш, ну ты же не госчиновник какой-нибудь, – ныла я, одновременно проводя коготками ему по спине, как он любит. – Ты же большой и грозный босс, ты всё можешь. Кто там будет разбираться в таких тонкостях?

– Вы за три дня пол-Москвы скупите, – проворчал Тигран, подставляя мне всю спину. – Ладно, придумаю что-нибудь.

***

Проехавший в опасной близости «Порш» поднял целый фонтан брызг, так что я едва успела отскочить. Вот сучка, а? Я даже не сомневалась, что за рулём баба. И тачку, сто процентов, любовник подарил. И эти, которые придумали посреди лета все тротуары в центре города перегородить и раскопать, тоже суки. Не пройти, ни проехать. И таксист козёл, высадил чёрте где! Перекопано там, видите ли, ему крюк делать. Да мне-то какое дело? Это твоя работа клиентов катать!

Нет, мне срочно нужна машина. Сколько можно вот так мучиться? Ещё и лужи везде, дождь то и дело срывается. В этом году не лето, а одно название. Все нормальные люди давно плюнули и свалили на море.

Я шла по узенькому кусочку дороги, отгороженному от основной трассы временным заборчиком, который совершенно не спасал от летящей из-под колёс грязи, и поглядывала на экран смартфона, где зелёная стрелочка вела меня в нужном направлении. Никак не могу разобраться в этом странном городе, в его путающихся бесконечных улицах, особенно в центре. Где уже чёртова «Фитоняшка»? Сразу закажу себе клубничный смузи. Ну да, Лёлька опять будет иронизировать, что в фитнес-центр я хожу, чтобы пожрать. Но, во-первых, я уже столько пропахала пешком! Вполне можно зачесть как полноценную тренировку. А во-вторых, я сегодня была очень хорошей девочкой и заслужила десерт.

Я действительно была хорошей девочкой. Утром даже сварила Тиграну кофе. Пришлось. Я очень редко вижу его по утрам. Если он остаётся на ночь, то поднимается в шесть часов, принимает душ и уходит, стараясь меня не разбудить. Говорит, что в семь ему уже надо быть в офисе. Не очень-то верится, ну какой офис работает в семь утра? И уж тем более, что там делать шефу? Уборщицу бабу Машу гонять? Я же не дура, понимаю, что едет он домой, показаться жене. Типа он дома ночевал. Уж не знаю, как он там выкручивается, но у него, поди, не одна комната двадцать квадратов. Наверняка там домина в три этажа, с десятью спальнями и тремя входами: для хозяев, для прислуги и для собачки. И жена вполне может не заметить, что благоверный дома не ночует.

Но сегодня Тигран никуда не торопился, когда я проснулась, он сидел возле окна и листал «Гламур» за прошлый месяц. Судя по выражению лица, чтение не слишком его увлекало.

– Изучаешь, какая помада в моде в этом сезоне? – съехидничала я, потягиваясь.

Он отложил журнал, поспешно стянул очки. Наивный такой, как будто я не знаю, что они у него есть.

– Полагаю, «Ведомости» тебе каждое утро не приносят? – усмехнулся Тигран. – А телевизор включать не хотел, чтобы тебя не разбудить.

И тут же потянулся к пульту, теперь-то бояться нечего. Включил, конечно же, бизнес-канал, какую-то муть с биржевыми сводками. Уже по расслабленной позе я поняла, что придётся терпеть его общество ещё какое-то время, а потому нацепила милую улыбку, прикрылась простынёй, во избежание второго раунда, и прошмыгнула в ванную комнату, прихватив по дороге майку и джинсы из шкафа. Я знаю, он любит, когда на мне как можно меньше одежды, но хорошенького понемножку.

А потом варила кофе и себе, и ему, и смотрела вместе с ним чёртов бизнес-канал, пока не приехал Лекс и не забрал, наконец, своё сокровище. К тому моменту моё терпение уже было на пределе. По утрам меня вообще всё раздражает, и, кажется, Тигран это чувствовал, потому что почти всё время молчал.

– Я позвоню тебе, как только долечу, – пообещал он на прощание. – И буду звонить каждый день. Ольгу уже отпустил, так что постарайтесь хорошо провести время. И проверь карточку. Всё, котёнок, не скучай!

Последняя фраза была просто бальзамом на душу. Не про котёнка, конечно, про карточку. Едва закрыв за ним дверь, схватилась за телефон, проверять. Ну, мог бы быть и щедрее. Но хватит и за квартиру заплатить, и повеселиться.

Первым делом я позвонила Лёльке, та была в полном шоке. Ещё бы, с утра пораньше, когда ты влезаешь в колготки (да, несмотря на тёплую погоду, офисный дресс-код!) и с отвращением запихиваешь в себя бутерброд, звонит грозный босс и сообщает, что у тебя недельный отпуск, оплачиваемый. Ну а что? Лёлька заслужила, я считаю. Подруги мы или кто?

Я тут же выложила Лёльке свои грандиозные планы: шоппинг в ГУМе, обед в каком-нибудь приличном месте, потом опять шоппинг, а вечером… Мероприятия на вечер мы решили обсудить уже при встрече. Но правильная Лёлька настояла, чтобы начали мы с «Фитоняшки», мол, бока уже выпирают, а после работы вечно сил не хватает на спортзал. Пришлось согласиться. У меня пока ничего не выпирало, но профилактика тоже не помешает. Я же не Тигран, нефть не качаю. Так что у меня жопа висеть не может.

Я зря переживала, Лёлька сама уже сидела в баре и тоже потягивала коктейль. Я немедленно устроилась рядом и заказала порцию себе.

– Худеем во весь рост, – хмыкнула Лёлька. – Ну ты даёшь!

– Что? – я сделала невинные глаза.

– Да ничего! Мой чуть не охренел, когда я ему в восемь утра заявила, что с сегодняшнего дня в отпуске. Странно так на меня посмотрел, по-моему, не поверил, что меня Авазов лично отпустил. Да я бы на его месте тоже не поверила.

– Ну всё, теперь Серёга решит, что ты спишь с Тиграном.

– Очень смешно!

Лёлька фыркнула и кивнула бармену на стакан, мол, повтори. Отлично мы сегодня спортом занимаемся, я смотрю.

– Ещё скажи, что ты недовольна! Я, между прочим, ради кого старалась?

– Ради себя, конечно, – Лёлька и бровью не повела. – Небось, вчера весь вечер ныла, как тебе будет скучно одной в большой и страшной Москве.

– Читаешь мысли. Примерно так оно и было, и даже в тех же выражениях. Честно говоря, я даже не рассчитывала на успех, но Тигран уже почти спал, и я воспользовалась невменяемым состоянием.

Лёлька вдруг стала серьёзной, покачала головой.

– Не надо, он всегда вменяем. Поверь, на работе он никому не позволяет из себя верёвки вить. Я же на всех почти переговорах присутствую, его прогнуть вообще не реально.

Ой, можно подумать, на переговорах она присутствует. Второе лицо в компании, ага. Кофе она заносит, когда он переговоры ведёт. Но вслух я это произносить, разумеется, не стала.

– Ну, значит, я нашла ключик к сердцу нефтяного короля. Ладно, пошли заниматься!

Мы переоделись в спортивные трико, и я не без удовольствия отметила, что бока у Лёльки действительно выпирают. Придирчиво осмотрела себя в зеркале, изъянов не нашла, и тем не менее, включила беговую дорожку. Внешность – наше всё. И когда тебе тридцатник, надеяться только на природу уже не приходится, все сожранные за неделю булки и тортики лучше отработать сейчас, пока есть время и возможность. А то как найдёт Тигран себе другую, стройнее и моложе, что делать буду? В том же Нарьян-Маре что, девок нет? Сейчас нарисуется какая-нибудь двадцатилетняя, которая тоже мечтает свалить в Москву из своего расчудесного края, где среднегодовая температура минус десять. Особенно с таким тузом, как мой Тиграша. Подумала и тут же себя одёрнула. Ну да, а он прямо мечта хромоногая. Можно подумать, счастье всей жизни с ним спать. Двадцатилетняя, поди, на что-то большее надеется, на всякие там «замуж», «любовь до гроба», «детки и дом полная чаша». Это ты уже понимаешь, что подобные сказки только для полных дур. И замуж он тебя не позовёт, ибо место давно занято, и ребёнка с ним сделать может только сумасшедшая. Даже если допустить, что из его полусдохших головастиков кто-то сумеет доползти до цели, кто у вас в итоге родится? Чебурашка? Упаси господи от такой радости.

Лёльке тем временем надоело пыхтеть на тренажёре, она остановила дорожку, взяла телефон и протянула мне:

– Сфоткай меня. А лучше, видео сними. Ну типа я за спортивный образ жизни.

Я закатила глаза.

– В инстаграмчик выложишь?

– А что такого? И сними так, чтобы лого было видно.

Я даже не сразу поняла, что она имеет в виду надпись «Фитоняшка» на стене. Мда уж, блондинка у нас я, а тупая курица она. Тридцать лет девке, высшее образование, секретарь не последней в стране компании, а всё туда же, инстаграмчик, фоточки, статусы.

– Ты просто завидуешь, потому что тебе нельзя, – видя моё недовольство, выдала Лёлька.

– Иди знаешь куда?

Я вернула ей телефон и прибавила скорость на своей дорожке. Было бы чему завидовать. Подписчикам и лайкам под фотками! Или я должна завидовать тому, что в прошлом месяце её пригласили в какой-то там затрапезный салон сделать бесплатный татуаж бровей? В обмен на фото результата с правильно проставленными хэштегами, разумеется. Вот уж счастье неземное! Как будто мне Тигран не даст денег на брови! В нормальном салоне!

Но Лёлька права, мне действительно нельзя – нельзя пользоваться социальными сетями. То есть пользоваться можно, и я могу иногда «позависать», листая ленту. Но публиковать свои фотографии и видео мне не стоит. Тигран в самом начале нашего знакомства предупредил, чтобы никакая информация о нас с ним ни под каким видом в сеть не сливалась. Я тогда просто обалдела, какой он у нас продвинутый, раньше думала, люди его поколения с трудом номер-то на мобильном набирают, не говоря уже о пользовании Интернетом. Потом ещё Лекс на эту тему лекцию прочитал. Всё с ними понятно, боятся, что жена Тиграна о моём существовании пронюхает. Как будто она не знает! Мужики такие смешные, считают, что умеют заметать следы. Да настоящая женщина всегда знает, что её муж с кем-то спит на стороне. Чует, не сердцем, так задницей. Другой вопрос, что виду не показывает, если не дура.

Тем не менее, в социальных сетях я оставалась только безмолвным наблюдателем, никогда ничего не публикуя. Не такая уж и большая потеря, я и раньше ими не особо увлекалась, а после предупреждения Тиграна просто забросила аккаунты. Фотографировать, что я жру и на какой тренажёр залезла, мне в принципе не очень интересно.

Я добила три километра и сошла с дорожки, Лёлька уже давно сидела на скамейке и что-то там обновляла в телефоне. Я примостилась рядом с ней.

– Так какие у нас планы на вечер? – поинтересовалась я, отбирая у неё мобильник, ну достала, честное слово.

– На вечер? Я думала, мы днём погуляем.

– Днём само собой. А потом что, по домам? Смотреть «Спокойной ночи, малыши», что ли? Я не для того тебя отмазывала, мисс Офисный планктон. Поехали в «Малибу»! Сто лет там не была!

Примерно с того времени, как начала встречаться с Тиграном, и не была.

– А Серёга? – Лёлька смотрела на меня почти испуганно.

– Что Серёга? Достала ты уже со своим Серёгой. Наври ему что-нибудь.

Вот правда, сдался он ей! Тряпка тряпкой, работает менеджером в салоне сотовой связи. Правильный до противности. После работы домой, и чтоб ужин был горячий, самолично Лёлькой приготовленный. Живут вместе уже два года, только предложение он ей почему-то не делает. Вероятно потому, что живут они вместе с его мамой. У неё в квартире, ага. И у Лёльки до сих пор прописка в Энске. Впрочем, как и у меня.

– Что я ему навру? У него и так сплошные вопросы!

– Ну как хочешь, – я пожала плечами и напустила на себя равнодушный вид. – Больше за тебя просить не буду. Сиди в своём офисе и вари супчики Серёже по вечерам.

Я же по глазам вижу, что ей тоже охота в «Малибу». Тем более, на мои деньги. Ну, то есть на деньги Тиграна.

– Ладно, скажу ему, что мы с тобой идём… на концерт!

– Куда? – я чуть не расхохоталась.

– В Кремль! Ну или в «Крокус»! Лучше в «Крокус», оттуда ещё дольше добираться. Сейчас посмотрим, что там сегодня идёт!

Пришлось вернуть ей телефон, чтобы Лёлька могла выяснить, на какое культурное мероприятие мы якобы идём сегодня вечером, и достаточно ли оно высокого уровня, чтобы Серёга не особо возникал. Против посещения концертов он, по Лёлькиным словам, ничего не имел. А вот посещение «Малибу» ему бы точно не понравилось, в этом я даже не сомневалась.

***

Если бы не то и дело срывавшийся мелкий, но от того ещё более противный дождик, день можно было бы считать идеальным. Впрочем, мы гуляли по крытым галереям ГУМа, и из-за погоды расстраивались чисто теоретически, обсуждая её в такси по дороге ко мне домой. Мы решили завезти покупки, не тащиться же с пакетами в ночной клуб. Да и время ещё оставалось принять душ, переодеться, накраситься. Мне внезапно захотелось причёску сделать поинтереснее. Тиграну нравилось, когда я просто распускала волосы. Ровный пробор, ровная чёлка, прямые волосы. А-ля поповская дочь. А с другой стороны, мне же меньше мороки. Но сегодня душа требовала чего-то особенного.

Словом, мы поехали ко мне.

– Хоть посмотришь, где я живу, – я распахнула перед Лёлькой дверь подъезда. – Сильно не пугайся. Жопа тут полная, но я надеюсь, что это всё временные трудности.

– Да ладно, зато такой район, – протянула Лёлька. – Жопа у нас, в Тропарёво.

– Надо было отправить Тигранчика в Нарьян-Мар, чтобы лучшая подруга первый раз за три года в Москве к тебе в гости пришла, – продолжала ворчать я, поднимаясь по лестнице, лифт тут не предполагался. Чему, кстати, я весьма радовалась. Когда придёт время поговорить с Тиграном о новом месте жительства, отсутствие лифта станет ещё одним моим козырем. Полагаю, ему не очень просто забираться каждый раз ко мне по лестнице, пусть и на второй этаж.

– Марин, ну что ты начинаешь? Я работаю с девяти до шести! Пока домой доберусь, уже восемь. В выходные за продуктами надо смотаться, квартиру прибрать, Серёге что-нибудь вкусное приготовить.

Лёлька осторожно вошла в комнату, озираясь по сторонам, будто чего-то опасалась.

– Тигран в Нарьян-Маре, – ехидно напомнила я. – Ты боишься, что он из-за дивана выпрыгнет? Садись, я кофе сварю.

Голубой комбинезон из чистейшего шёлка, за который я сегодня отдала больше, чем Лёлька получает за месяц, привёл меня в такое чудесное расположение духа, что я даже простила подруге мелкий подкол. Мол, мне-то её проблем не понять, я же не работаю. Ну не понять, и не очень-то хочется. Я вообще не знаю, зачем было уезжать из Энска, если в итоге живешь в Тропарёво, причём по сценарию собственной мамы: работа, дом, магазины, уборка, обслуживание бесценного козла в вонючих носках, возлежащего после трудового дня на диване. Лёльке осталось только родить парочку спиногрызов для полного сходства.

Мы дружим со школы, с седьмого класса. Когда учительница подозвала меня на перемене и сообщила, что хочет подсадить ко мне это недоразумение с жидкой косичкой, я чуть челюсть не потеряла. Чтобы вы понимали, на тот момент я уже год как считалась самой красивой девочкой в классе, пацаны периодически устраивали драки в коридоре, выясняя между собой, кто меня любит сильнее. Правда, дальше этого их выражения любви не заходили, но мне хватило, чтобы понять себе цену. И сидела я в гордом одиночестве за последней партой, не сильно утруждая себя учёбой. А тут вдруг новости.

Лёлька перевелась к нам из другой школы, потому что у нас была гимназия с углублённым изучением языков. Поначалу я её возненавидела. Мало того, что нарушила моё гордое уединение, так ещё и оказалась заучкой, отличницей, на фоне которой я чувствовала себя особенно тупой. Но очень скоро до меня дошла вся выгода нового соседства. Во-первых, Лёлька охотно подсказывала, если меня спрашивали с места, всегда давала списать, а случалось, и решала задачки моего варианта. Во-вторых, в смысле внимания мальчиков она была мне совершенно не конкурентка, а ходить в столовую вместе веселее, да и возвращаться после школы вдвоём лучше, чем в одиночку. К выпускному классу мы уже были лучшими подругами. Потом пути разошлись, хотя поступили мы обе в педагогический. Как будто в нашем городе вариантов много. Но Лёлька поступила на иняз, куда и хотела. А я подала документы по принципу «куда возьмут», лишь бы мать мозг не выносила. В итоге чуть не стала учителем начальных классов, господи, даже вспомнить страшно. Ещё страшнее представить, что могла бы сейчас в Энске учить детишек писать и считать.

У каждой началась собственная жизнь, иногда мы перезванивались, редко встречались. А один раз она мне позвонила, лет пять назад, и сказала, что стоит на вокзале. И что через десять минут у неё поезд, она уезжает в Москву. Просто так, в никуда. Потому что больше не может. У меня в то время бурно развивался роман с Артёмом, владельцем очень приличного ресторана в центре Энска, и я как-то совсем не вникла в Лёлькины проблемы. Чего она там больше не может, куда уезжает. В момент её звонка голова Артёма лежала на моих коленях, перед нами стояла запотевшая бутылка дорогущего шампанского и вазочка с клубникой (в феврале, между прочим!), и вечер обещал быть прекрасным. Короче, я даже не поняла, что произошло. Ещё через три месяца, когда владелец ресторана остался в далёком прошлом, я вспомнила о Лёльке и позвонила. Выяснилось, что подруга устроилась в какой-то там филиал какой-то там компании третьим помощником второго секретаря, снимает квартиру у чёрта на куличках, но при этом дико довольна, потому что «Москва, возможности!». Не знаю насчёт возможностей, но достижения Лёлькины меня не сильно впечатлили. Однако голос у неё был такой счастливый, а я себя чувствовала такой несчастной, что решила, а почему нет? И через несколько дней мы с ней вдвоём гуляли по Красной площади и мечтали, что когда-нибудь будем жить на одной из красивых, больших улиц центра.

Ну вот, теперь я живу на Тверской, а она в Тропарёво. А самое смешное, что с Тиграном познакомила меня именно она.

Освоившись и убедившись, что её великого и ужасного шефа тут точно нет, Лёлька скинула босоножки и залезла с ногами на диван. Когда я вышла из душа, она потягивала кофе, блаженно прикрыв глаза.

– Иди, твоя очередь, – я плюхнулась рядом с ней. – Как думаешь, новый комбинезон надеть или платье? Мне кажется, в клуб лучше платье.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6