Юлия Фирсанова.

АПП, или Блюстители против вредителей!



скачать книгу бесплатно

– Попробуй, только, пожалуйста, будь предельно осторожна с объяснением причин. Если до моей матери дойдет хоть тень слуха, мы и оглянуться не успеем, как окажемся спеленатыми супружескими обетами в храме Творца и у семейного алтаря, – простонал Сейата Фэро и обреченно глянул на открытый конспект. Совершенно очевидно, что продолжать занятие несчастный был не в состоянии. Все мысли крутились вокруг злополучных цветков, оккупировавших пятки, «неприличные места» и пруд. Он тщетно ломал голову над другим способом избавления от нежелательных украшений.

– Дайте мне пока список литературы, я в библиотеке возьму и почитаю в общежитии, а на следующем занятии все обсудим, – сжалилась над несчастным добрая Янка, подкинув самый простой совет.

Сейата рассеянно кивнул, столь же задумчиво пододвинул к себе тетрадь девушки и быстро набросал уцелевшей ручкой (карандаш восстановлению из щепок не подлежал) список в три пункта: «Искусство приговора как часть малефиции» Габоро Грабо, «Тонкости жеста судии» Валентайн Ловарски, «Энергозависимости: вина и кара» Кайра Люкцебург.

– Ясного вечера, мастер, – попрощалась студентка, когда ей удалось выдернуть тетрадь из задумчиво сжавшихся когтей отчаявшегося преподавателя.

Кажется, где-то в глубине своего сознания он уже прощался с драгоценной свободой и не знал, кого жалеть больше: себя самого или девушку, не в добрый час оказавшуюся ближе других к гадательному зеркалу. Хотя… если судить по свойственной всем живым эгоистической повадке, себя Сейата Фэро, лорду Леоци, было жальче, да и темпераментной матушки он опасался не без оснований.

Янка вышла из корпуса провидцев и в легком сомнении остановилась. С одной стороны, неплохо было бы зайти в библиотеку, взять рекомендованные для изучения книги, потом подняться в общежитие и оставить там вещи. С другой – больше, чем к пище интеллектуальной, студентку тянуло к пище насущной, то есть к блюдам мастера силаторха. Потому она двинулась в сторону столовой. Все равно никому другому литература по специфическому разделу проклятий – искусству приговора – срочно в первый день занятий не понадобится. Не разберут!

Девушка шла по дорожке, прислушиваясь к голодному бурчанию в животе и веселому гомону студиозов, соскучившихся друг по другу за время разлуки. Ребята и девчата вовсю делились впечатлениями от каникул.

Со своими друзьями Янка точно так же болтала вчера. Она-то ничем особенным летом не занималась, ударный труд на даче и купание в речке – вот и все. Другое дело Лис, которого в качестве студента АПП, наследника и надежды рода, гордая бабуля протащила по всем, даже самым дальним, родственникам. Как чуял Машьелис, с целью найти достойную партию для дорогого внука. Внук времени тоже зря не терял и потрудился славно. Он тишком демонстрировал свои уникальные дарования по части проказ – так, что ни одной дамы сердца или жаждущих заполучить в зятья юного о Либеларо среди знакомых не отыскалось.

Хагу и Стефалю с каникулами повезло больше.

Первый вообще большую часть времени провел где-то в горах, охотясь, и на побережье, рыбача, вместе с парой братьев постарше. Эльф же общался с Великим Лесом родного Эльвидара и тем был бесконечно счастлив.

А вот Иоле и Йорд, немного смущаясь, признались, что гостили у родственников сначала василиска, затем ифринг. Как истинную пару их везде принимали с радостью.

Воспоминание о счастливых влюбленных вновь вернуло мысли девушки к картинке на попе и поиску средства избавления от оной. Один раз Янку, погрузившуюся в раздумья, чувствительно толкнул в бок какой-то ретивый или особо оголодавший тощий летописец, но сила разгона оказалась ничем пред массой. Задумчивая девушка даже не замедлила хода. Лишь чуть заметно покачнулась, поведя плечом, а вот хлипкий парень отлетел в ближайшие колючие кусты, что придало посадке незадачливого бегуна особый колорит.

Столовая гостеприимно распахнула двери всем голодным обитателям АПП. Теплый воздух обдал прошедшую в помещение девушку. Знакомый звонкий голос, позвавший: «Янка, иди скорей!» – подсказал, что с очередностью действий и маршрутом Донская не ошиблась.

Махнув напарникам рукой, девушка подошла к раздаче и облизнулась. Сейчас ей хотелось всего, и побольше, но в первую очередь мяса. Физическая нагрузка давала о себе знать.

– Что будешь? – доброжелательно буркнул силаторх.

Янка начала тыкать пальцами.

На ее поднос шлепнулись горшочек тушенного с грибами и травами мяса, похожего по вкусу на нежную свинину, тушка запеченной в сметане рыбы, лоханка салатика и толстенный ломоть ягодного пирога. В дополнение девушка выбрала кувшин с горячим травяным настоем и, поблагодарив замечательного повара, поспешила присоединиться к приканчивающим ужин ребятам.

– Чего такая хмурая? Очень голодная или занятие не понравилось? – с ходу принялся расспрашивать любопытный Машьелис.

Он выдал бы на-гора еще пяток-другой вопросов, да только ручища Хага, тяжелая и серая, похожая на камень, взметнулась и прихлопнула говорливый рот.

– Дай поесть, не видишь, Яна кушать хочет, – велел тролль.

– Вижу, молчу, а я почти сытый, и только это спасло твою руку от знакомства с моими зубами, – проворчал Лис.

– Если тебе твои зубы не нужны, кусай, – великодушно разрешил напарник, намекая на каменную твердость кожи троллей, которую не каждый меч в состоянии разрубить.

– Не буду, передумал! Вот такой я внезапный и непредсказуемый! – фыркнул юный дракончик и чуть ли не с рычанием впился зубами в отбивную с кровью, подцепленную с тарелки.

Янка благодарно кивнула обоим парням. Одному за то, что позаботился о спокойном ужине, второму за то, что интересовался ее делами. Вооружившись вилкой, девушка энергично принялась за еду. Тем временем Машьелис расправился с куском мяса – последним из своей немаленькой порции – и задумчиво уставился на ягодный пирог напарницы. На левом бочке сдобы выглядывала соблазнительная ягодка и запекся сладкий сок. Яна великодушно толкнула тарелку в сторону друга.

– Не надо, схожу себе возьму, – все-таки поимел совесть дракончик, а может, решил, что таким крохотным куском все равно не наестся, и умотал к раздаче. Вернулся он не с одной, а с двумя порциями пирога.

Как раз к тому времени, как прожорливый растущий организм Машьелиса о Либеларо закончил изничтожение последних крох, Яна отодвинула в сторону опустевшую тарелку. Допила успевший остыть напиток и констатировала:

– Кажется, у меня проблема.

– Рассказывай, – разрешил Лис, довольно похлопав себя по тощему (и куда только ужин влез?) животу.

– Лучше об этом в комнате поговорить, – осторожно пояснила девушка.

– Н-да, мы такие пологи, как Стефаль, плести не умеем. Тонкая работа, – завистливо согласился посерьезневший дракончик и подскочил с места. – Пошли, в общаге расскажешь. Все равно твоя соседка у дружка допоздна заниматься будет. И ведь что самое удивительное, действительно заниматься! Все-таки ифринги и василиски – это какие-то слишком особенные расы!

– Они просто порядочные и учиться любят, – немедленно встала на защиту Иоле и Йорда собеседница.

– Вот и я о том же, – покивал с ухмылкой Лис.

Хаг отвесил напарнику легкий подзатыльник и принялся молча сгребать на поднос тарелки. Чего трепаться, если все уже и так сказано?

Трое друзей вернули грязную посуду, одарили повара-силаторха дежурными, но от того не ставшими менее искренними, комплиментами. Янка еще и жалобно попросила кашки на завтрак. В ответ компания получила неопределенный взмах половника, истолкованный как согласие, и отправилась в общежитие. Попутно, правда, Донская прихватила с подноса несколько пирожков на завтрак и сунула в сумку. Чего добру пропадать-то? Студенты точно все, приготовленное мастером, не съедят!

Глава 2
Большой секрет для маленькой компании, а также о пирожках и компоте

У дверей Лапы, как прозывалось общежитие, где проживали студенты Академии пророчеств и предсказаний, компания чуть не столкнулась со старостой факультета и по совместительству своим хорошим другом. Эльф брел куда-то с таким озадаченно-растерянным видом, какого друзья у него сроду не видели даже перед итоговым собранием старост факультетов. У деловито-спокойного юноши и волосы, обыкновенно лежащие на голове волосок к волоску – две косицы по бокам и золотой водопад посередине, – казались растрепанными.

Увидав друзей, староста приостановился и поздоровался:

– Ясного вечера. Яна, Хаг, Машьелис.

– Чего случилось, у тебя тоже проблема, Стеф? – вместо приветствия выкрикнул вопрос дракончик.

– У меня? Нет, – качнул головой эльф и дернул ухом. – Случилось кое-что очень странное. Но почему ты сказал – тоже проблема?

– Пойдем в общагу, – подтолкнул Хагорсон могучей рукой уже начавшего раскрывать рот напарника, уловив беспокойный взгляд Янки.

Увеличившаяся в размерах компания потопала на второй этаж здания, в общежитие блюстителей пророчеств. Озадаченный Стеф, почти машинально отбиваясь от желающих пообщаться студентов, привел друзей к своей комнате. Там хоть и не было замечательного, почти всегда горячего чайника и заначек с печеньками, зато имелось уникальное живое дерево, заменяющее удобную мебель. Попривыкнув и привязавшись к друзьям хозяина, оно стало даже мягче диванов с креслами! Да и шанс того, что кто-то ворвется в самый неподходящий момент разговора, был минимален. Умное растение не только умело ставить заглушку, препятствующую подслушиванию, но и мастерски блокировало веткой дверь. Выучилось за несколько лет, защищая честь хозяина от возжелавших горячей эльфийской любви юниц и даже юнцов.

Когда все расселись на удобных подушках в изгибах большого дерева, Стефаль, чуть сдвинув тонкие брови цвета спелой пшеницы, начал расспросы:

– Что у вас случилось?

– У Янки, – беспечно подпрыгнул на сиденье Лис.

Девушка вздохнула и первым делом предупредила друзей:

– Это тайна, и не только моя.

– Ясное дело, – махнул рукой дракончик. – Ты давай рассказывай. Здесь трепачей нет.

– Да ну? – натурально удивился тролль, сморщив лоб серой гармошкой.

– Таких, чтобы о тайнах друзей, выйдя за порог, болтать стали, – поправился блондинчик и озорно ухмыльнулся.

– На первом курсе на вводной лекции у мастера Сейата гадание не очень удачно прошло, помните? – уточнила Яна.

– Это когда из зеркала тварь полезла, потому что балбес-студент из предсказателей подсунул испорченную смесь Сатане? Ты тогда мастера столом долбанула, чтобы разорвать зеркальный контакт с монстром? – уточнил памятливый на казусные ситуации Лис.

– Да, – снова горестно вздохнула девушка. – Я вам не все тогда рассказала, потому что меня попросил молчать Сейата Фэро. Из-за той вредительской смеси гадание случайно превратилось в ритуал помолвки.

– Кого с кем? – тут же не преминул жадно вопросить блондинчик.

– Его со мной.

Стефаль, опровергая мнение о сдержанности эльфов, сдавленно охнул и округлил без того большие глаза.

– Так ты замуж собираешься? – крякнул Хаг, почесав пятерней затылок.

– Никуда я не собираюсь. Все случайно вышло и должно было само рассосаться, – отмахнулась Янка. – Да только этот идиотский ритуал счел наши лекции и семинары чем-то вроде ухаживаний. Сегодня явилась мама мастера с требованием представить ей невесту. У них где-то в пруду какой-то цветок появился.

– Ничего себе, родовой водоем зацвел! – присвистнул Лис, в отличие от напарницы явно сообразивший, о чем говорила мама Сейата Фэро.

– Мастеру едва удалось убедить ее в ошибке. Вот только. – Девушка в сердцах дернула себя за косу и насупилась. – Из-за этого ритуала не только в пруду, а и у нас на коже цветки-метки появились. Если быстро ничего не предпринять, мы станем по-настоящему считаться женихом и невестой. Мама мастера Фэро – это всесокрушающий таран в платье. Она мечтает женить сына все равно на ком.

– Какая нужна помощь? – пылко спросил Стеф, ради своей прекрасной дамы готовый на любые подвиги.

– Я так понимаю, ты замуж не хочешь? – практично уточнил тролль одновременно с эльфом.

– Метку покажешь? – заинтересовался дракончик, подавшись к напарнице.

– Не хочу. По воле дурацкого ритуала и уж тем более за Сейта. Я сама хочу выбирать и решать, – энергично кивнула девушка. – А помощь… В общем, мастер Фэро думает, что если я стану на время невестой кого-нибудь другого, то это нарушит ход ритуала и метки исчезнут. Нет, Лис, я не буду тебе показывать метку.

– Почему? – обиделся и как-то по-детски насупился Машьелис.

– Потому что раздеваться догола «на посмотреть» я буду только перед врачом или мужем, – сложив под грудью руки, отрезала Янка под одобрительное хмыканье Хага.

– Значит, тебе надо найти жениха, – подвел итог тролль.

– Да, мастер готов заплатить за это золотом, – объяснила девушка, поморщившись. Все-таки предлагать деньги, пусть и не свои, за то, чтобы кто-то сыграл роль жениха, было неприятно.

– Прости, Яна, я бы никогда не взял за такое денег у тебя или у кого-то другого, но наши ритуалы соединения не могут проводиться понарошку или на время. Слишком серьезно эльфы относятся к выбору спутника судьбы, – отчаянно розовея ушами, признался Стефаль, обеими ладонями вцепившись в живые подлокотники кресла.

Те с готовностью стали мяться, как пластилин. Бедное дерево не в силах было понять, чего желает хозяин, а если бы и поняло, то якорем в мире сомнительных выборов стать все равно не смогло бы.

– У нас вообще помолвок не бывает. Сразу женятся. На родовом валуне семейным топором ладони расхватят да кровь смешают, всего-то дел, – громыхнул Хаг и великодушно предложил: – Если ты хочешь, я тебе хоть сейчас предложение сделаю. Из тебя жена хорошая выйдет, только оно тебе надобно?

– Не-эт. – Яна энергично замотала головой и замахала руками. – Это же все равно что за брата замуж выйти. Ты уж извини.

– Да чего там, сам так же подумал, – хмыкнул тролль и почесал затылок.

– Сколько, говоришь, Сатана заплатить обещался? – деловито уточнил до сих пор молчавший и чего-то прикидывавший на пальцах Машьелис.

– Сто пятьдесят за попытку, если уложимся в цикладу, и пятьсот, если метка исчезнет, – с некоторым трудом припомнила финансовые подробности девушка. Цифры у нее в голове обычно надолго не задерживались.

– Тогда я согласен, – провозгласил дракончик. – Все равно на выходных в город собирались. Вот и зайдем в храм Ветров, браслетки нацепим.

– А бабушка ругаться не будет? – осторожно спросила Яна.

– Нет, конечно, – задорно ухмыльнулся Машьелис. – Я же ей ничего не скажу. А прудов с предательскими цветочками у нас в окрестностях замка нет.

– Храм Ветров?.. Может сработать, – поразмыслив, согласился Хаг. – Место-то относится к храмам Сил, демоническую помолвку перешибет, если благословение получите. Да и не неволят Силы никого никогда, значит, и расторгнуть такую помолвку сможете.

– Короче, уговор! А что у тебя случилось, Стеф? – оживленно потребовал ответа на новый вопрос Лис, сразу перебросив решенный вопрос в дальний угол шальной головы.

– У меня? – машинально переспросил эльф, явно находясь где-то не в «здесь и сейчас».

– О какой проблеме ты хотел поговорить? – напомнил тролль другу.

Янка, решившаяся было спросить про храм, название которого услышала сегодня впервые в жизни, и про то, как Лис собрался играть роль жениха, закрыла рот. В конце концов, ее беду обсудили и быстро нашли выход, значит, надо и о других подумать. Стефаль выглядел таким несчастным, замотанным, небось еще и не ужинал. Девушка залезла в сумку и сунула в тонкие пальцы эльфа еще теплый пирожок. Юноша машинально откусил, пожевал без всякого удовольствия, не замечая вкуса, моргнул и сказал:

– Деревья Игиды.

– И? – подтолкнул тормозящего длинноухого друга Лис.

– Вы же знаете, я по приглашению хранителей раз в цикладу работаю в Садах Игиды. Это честь для любого студента. Сегодня там упала большая ветвь одного из деревьев, – на диво кратко сообщил староста.

– Придавило или зашибло кого? – встревоженно охнула Янка.

– Не-э-эт, – как в замедленной съемке, покачал головой Стефаль. – Она просто рухнула. Потомок Игидрейгсиль, ее дитя, почти бессмертное, как само великое древо, сбросил ветвь! Ты не понимаешь?

– Нам только в этом семестре лекции по истории Игиды читать будут, – напомнил нахмурившийся тролль эльфу. – Ты же знаешь, из каких краев Яна, она совсем не понимает.

– Дети Игидрейгсиль не болеют, они почти столь же вечны, как их вечная мать. Во всяком случае, куда более вечны, чем живые создания. Ни одно из деревьев на памяти хранителей сада никогда не страдало никаким недугом, – попытался объяснить староста и нервно сжал тонкие пальцы так, что пирожок превратился во фруктово-хлебную лепешку работы повара-абстракциониста.

– Так, может, оно от старости ветку скинуло, пожило-пожило, да и срок пришел, – предположил Лис.

– Хранители ничего не сказали, но я… Я знаю это дерево, ухаживал за ним. Оно было зрелым, сильным, ни на что не жаловалось. Сегодня же… молчит, а ветвь на поляне. Она стала похожа на камень, такая же мертвая, и кора, и листья, и цветы… Цвет не светлый, как обычно, серый с грязными разводами. – Стефаль совершенно натурально всхлипнул.

Янка разом позабыла про свои проблемы, вскочила, пересела в просторное кресло, с готовностью раздвинувшее сиденье для утешительницы хозяина. Девушка сгребла тонко-звонкого эльфа в сердечные объятия и тихонько шепнула:

– Поплачь, если хочешь.

Стефаль ткнулся носом в волосы Яны и судорожно вздохнул. Рыдать на плече у сердобольной подруги не стал, но, кажется, ему действительно полегчало от такого немудреного сочувствия.

– Будем расследовать? – азартно потер руки Машьелис.

– Ты знаешь что-то такое о болезнях растений, чего не знает Стефаль? – скептически хмыкнул Хаг и задумчиво пошевелил ушами.

– Не-а! Но если у детей Игидрейгсиль ветки ни с того ни с сего никогда не падали, а сейчас упали, то интересно было бы покопаться в этом деле, а, Стеф? – подмигнул печальному эльфу Лис.

– Не знаю, – с явной неохотой высвободившись из объятий Яны, признался эльф. – Я работал сегодня в другой части сада и не должен был видеть этого дерева, меня словно что-то притянуло. Киерама, дриада-предсказательница с пятого курса, трудившаяся там, выглядела очень встревоженной, когда беседовала с хранителем Тэйвом, мастером Байоном и ректором Шаортан. Я не слышал всей беседы, но одно уловил четко: с нее взяли обещание никому о случившемся не сообщать. Возможно, Лис прав: с детьми Игиды происходит нечто плохое, и это не естественный ход событий, а злой умысел.

– Вот и разберемся! – чуть ли не подпрыгнул на подушках дракончик, словно ему всадили в седалище шило, провоцирующее на поиск приключений.

– В прошлом году мы уже влипли в одно расследование, – буркнул Хаг.

– И что, скажешь, плохо вышло? – запальчиво налетел на напарника Лис. – Да если бы мы в это не влезли, да если бы Янка там в нужный момент не оказалась, может, вообще бы в академии уже не было Прялки Судьбы, а то и самой Башни Судеб.

– Нам повезло, – констатировал тролль.

– Стефаль, ты тревожишься из-за деревьев и хочешь во всем осторожно разобраться? – участливо спросила у друга Яна.

– Да, только я не думал, что вы тоже захотите вмешаться. Рассчитывал рассказать и посоветоваться. Глупо, да? Я староста факультета, а вы второкурсники.

– В первую очередь мы – твои друзья. А с кем о проблемах говорить, если не с друзьями? Для чего они тогда нужны? Винище в кабаках хлебать да девок лапать? – сурово припечатал Хаг, как-то разом прекратив искать поводы для невмешательства.

– Вы – самые лучшие друзья, какие у меня были и есть, – светло улыбнулся растроганный эльф. – И я сам хотел осторожно во всем разобраться. С вами обсудить, если что-то узнаю.

– Одна голова хорошо, а четыре лучше, – объявила Янка, чуток переврав старую поговорку.

– Это ты никогда с гидрой не сражалась, – хихикнул Лис, в очередной раз увернулся от воспитательного подзатыльника напарника и констатировал: – Но мы поняли, что ты имела в виду, и согласны. Так что, Стеф, даже не думай без нас в это лезть, а то мы начнем лезть без тебя, чего-нибудь наворотим, и тебе, старшему, мудрому и вообще старосте, будет глубоко за нас стыдно, а еще больно из-за подзатыльников от преподавателей.

Стефаль впервые за весь разговор по-настоящему улыбнулся. Ему действительно стало легче. Выговорился и нашел сообщников или соратников. Все зависит от того, с какой стороны и кто будет трактовать деятельность свежесозданной следственной группы студентов.

– Иоле с ее парнем посвятим в проблему? – задумчиво уточнил у компании Хаг, побарабанив по обиженно отодвинувшемуся от вандала подлокотнику.

– Думаю, да, – согласился староста. – Пусть все идет как в прошлый раз. На удачу.

– Удача она такая, любит странные ритуалы и странных типов, – весело согласился Машьелис.

– Вот оно что, а я-то все думаю, почему мы до сих пор не отчислены и не убились, – протянул тролль и ухмыльнулся.

– Так, что у нас завтра? – Лис не полез за расписанием в сумку, а просто выжидательно уставился на напарников.

– Знаки, расоведение, лекарское дело, практическая в теплицах и история Игиды – сводная лекция мастера Ясмера у трех факультетов, – не тратя времени на проверку по записям, просветил друзей тролль, скривившись при упоминании последнего предмета и имени лектора.

– Значит, первым делом попробуем пристать в теплицах к мастеру Байону, спросим про болезни Игиды, – потер ладони дракончик.

– Может быть, у Ясмера что-то спросить получится? – неуверенно предположила Яна.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное