Юлия Архарова.

Без права на любовь



скачать книгу бесплатно

Несколько секунд я прислушивалась к ее удаляющимся шагам. Удивительно! Дверь на ключ никто не закрыл! Значит ли это, что я вольна свободно передвигаться по дому? Или Ферт просто забыл предупредить Марту? Хотя… что там сказал напоследок черноглазый лорд? За ворота ни шагу? Выходит, я могу разгуливать не только по особняку, но и по двору?

Метнулась к окну. Распахнула створки и вдохнула свежий ночной воздух. Окно выходило в сад. Всего в паре метров от меня виднелась толстая ветвь дерева. Не составит труда перемахнуть с подоконника на ветку и спуститься по стволу дерева. Затем перелезть через ограду сада…

Нет, не может быть Ферт настолько беспечен. Только не человек его положения и рода деятельности. Уверена, помимо обычной стены особняк окружает магическая, и, как только я пересеку периметр, на управляющий артефакт поступит сигнал. Да и на окне, возможно, какое-то плетение стоит, просто я его не вижу…

Проклятье! Я слепа как новорожденный котенок и так же беззащитна. Остается надеяться, что Дэниел не ошибся и способность видеть магические потоки вернется ко мне через несколько дней, а вместе с тем и возможность этими самыми потоками управлять. И, пожалуйста, пусть мне больше не придется сталкиваться с тхаомагией – еще одну встречу с магами духа я не переживу. Пару дней назад мне удалось спастись не иначе как чудом.

Я присела на подоконник, в задумчивости прикусила губу.

Пытаться бежать, пока не вернулся дар, бессмысленно. Я добьюсь лишь того, что Ферт меня в очередной раз схватит. Более того, может статься, эта выходка переполнит его чашу терпения, и он свернет одной неугомонной травнице шею. Так что лучше я посижу тихо. Дождусь удобного момента.

К тому же разгуливать по столице слишком опасно. Надо подождать, пока страсти немного утихнут. Все-таки убит император. В городе объявлен комендантский час. По Артании рыщут цепные псы Империи в поисках возможных заговорщиков и просто неугодных людей… Кто именно пришел к власти, у меня вопросов не вызывало. И пусть я чуть ли не половину жизни провела в сельской глуши, я сомневалась, что за восемь лет ситуация при дворе сильно изменилась. Моя мачеха наконец-то добралась до трона, и руки у Гейры по локоть в крови.

Интересно, почему императора устранили именно сейчас? Не связано ли это с мятежом в Эрлии? Мой отец был слабым человеком. Его больше интересовали выпивка и развлечения, чем управление государством.

Вопросы… Вопросы… Хочу ли я знать на них ответы? Пожалуй, нет. Какое мне дело до распрей внутри Империи? И уж точно я не собираюсь предъявлять права на престол. Всего лишь хочу спокойно жить вдали от всей этой грязи, интриг, убийств.

Вот только…

Я закрыла глаза и беззвучно рассмеялась.

Если задержусь в этом доме, отсидеться не получится. Высокопоставленного сотрудника Рианской секретной службы без внимания не оставят. Шейран Ферт не тот человек, который будет сидеть сложа руки, когда убили его непосредственного начальника и императора, а в стране, по сути, произошел переворот.


Я смыла с себя усталость и грязь.

Затем надела тонкую сорочку длиной до середины бедра. Закуталась в белоснежный шелковый халат, в котором буквально утонула. Он определенно предназначался для более высокого человека. Рукава пришлось пару раз подвернуть, подол волочился по полу.

В комнате, как и обещала Марта, меня ждал накрытый стол. Кувшин с компотом, хлеб, свежие овощи и нарезанный тонкими кусками окорок. При виде нехитрой снеди желудок предательски заурчал, напомнив тем самым, что последний раз я ела рано утром. Решив пренебречь столовыми приборами и правилами этикета, я подхватила кусок окорока с тарелки пальцами. Запихнула ароматный ломоть в рот.

– Мм… Вкусно-то как! – прожевав и облизав пальцы, выдохнула я.

Следом за первым куском отправился второй, а потом и третий. Затем я сделала несколько глотков компота прямо из кувшина.

Усмехнулась, представив, что подумала бы Марта, если бы увидела меня сейчас. Бедная женщина пришла бы в ужас. Впрочем, домоправительница удивилась бы еще больше, если бы узнала, что я с легкостью могу справляться с добрым десятком столовых приборов. Несмотря на то что в замке мы с мамой жили как затворницы, учителя у меня были хорошие, если не сказать лучшие.

Вот только своими талантами перед Мартой я хвастаться не собиралась. Пусть лучше экономка считает меня сельской девчонкой, которую виконт из какой-то прихоти привез в столицу. Так будет безопаснее для всех. Хватает и того, что я несколько раз допускала оплошности в присутствии Шейрана, и теперь виконт задается закономерным вопросом, не скрываются ли в моем прошлом какие-то тайны.

Утолив голод, я подошла к трюмо. В ящике туалетного столика нашла щетку для волос и принялась расчесывать свою черную гриву. По опыту знала, если перед сном не приведу волосы в порядок, утром придется потратить не меньше часа, чтобы распутать пряди.

Рука с щеткой двигалась механически. В задумчивости я рассматривала собственное отражение.

Интересно, похожа ли я хотя бы немного на отца? Сколько помню, все говорили, что я чуть ли не копия матери и, несмотря на то что полукровка, меня проще принять за уроженку Мерниана, чем за жительницу Империи. Я невысокая и хрупкая, как и всякая девушка родом из горной страны. Кожа у меня настолько бледная, что почти сливается с белоснежным халатом. Худое лицо украшает щедрая россыпь веснушек. Глаза большие, чуть раскосые, зеленые. Рыжие волосы сейчас прячутся под черной краской… Но ведь должна же я была хотя бы какие-то черты унаследовать от отца!..

И тут я осознала пугающую истину – дожив до девятнадцати лет, я понятия не имела, как выглядел собственный отец. В тот единственный раз, когда Олибриас навещал меня, я была слишком мала не только для того, чтобы запомнить лицо императора, но и сам факт нашей встречи. В замке не имелось ни одного портрета императора – матери было больно вспоминать об этом человеке. Так что единственное изображение Олибриаса, которое мне довелось видеть, это профиль государя на монете. Вот только вряд ли по этому изображению можно судить о внешности погибшего правителя. И уж тем более глупо искать сходство между собственным лицом и отчеканенным на аверсе[1]1
  Аверс – лицевая сторона монеты (фр.).


[Закрыть]
.

Щетка выпала из пальцев…

Я ненавидела этого Олибриаса. Презирала его. Но все же он был моим отцом.

Весь вечер я гнала от себя мысли о смерти императора. Старалась думать о чем угодно, только не о том, что стала сиротой.

Неужели теперь я никогда не узнаю, как выглядел человек, который ответствен за мое появление на свет?.. Стоп! Что за бредовые мысли?! Пусть император мертв, но портреты его остались! И уверена, хотя бы один из этих портретов должен быть в особняке виконта. Так что завтра я увижу лицо человека, который отказался от дочери еще до того, как она родилась.

Я подошла к кровати, откинула в сторону расшитое цветами покрывало. Уже собралась нырнуть под одеяло, но потом поняла, что просто не смогу заснуть. Как бы мне ни хотелось вытянуться на чистых простынях, укрыться пуховым одеялом и забыться блаженным сном… я должна была увидеть лицо своего отца. Немедля! Сейчас!

Часы, которые висели на стене, показывали два часа ночи. Домочадцы давно спят. Если я тихонько прогуляюсь по особняку, то никого не встречу. Я запахнула халат и выскользнула в коридор.


По здравом размышлении я решила, что сначала лучше исследовать второй этаж. Здесь меньше шансов столкнуться с прислугой, страдающей внезапными приступами бессонницы. Главное, случайно не забрести в спальню к Дэниелу или, того хуже, к Шейрану.

Свет в коридоре не горел. И хотя мне было достаточно сказать лишь слово, чтобы загорелись магические светильники, я решила не рисковать. Трудно будет придумать оправдание, если меня застанут ночью босую, в одном халате посреди коридора. По счастью, заклинание тхаомага не лишило меня присущей всем одаренным возможности видеть в темноте.

Я останавливалась перед каждой дверью, прислушивалась, а затем осторожно приоткрывала створку и заглядывала внутрь. Три двери оказались заперты. Еще две комнаты были гостевыми спальнями, сейчас пустующими. Я прошла уже половину коридора, когда мне наконец улыбнулась удача. За двойными распашными дверями скрывалось помещение, заставленное стеллажами с книгами. Где может висеть портрет императора, как не в библиотеке или кабинете?

Вошла в библиотеку и тихо прикрыла за собой дверь. На пару минут замерла, завороженно осматриваясь. Библиотека у Шейрана оказалась поистине огромная, в несколько раз больше, чем в замке, где я провела детство. В обе стороны от меня уходили стеллажи, до потолка заполненные книгами. Каждый проход между ними заканчивался узким стрельчатым окном, около которого стояли кресло и небольшой стол.

Я медленно шла между рядами, кончиками пальцев касаясь корешков книг, покрытых золотистым тиснением, поблескивающим в лунном свете. На некоторое время я забыла, зачем именно пришла в библиотеку, что ищу здесь. Упивалась тишиной и умиротворенностью этого места.

Слишком поздно я заметила, что очередное кресло у окна не пустовало. На столе стояла початая бутылка вина и полупустой бокал. В самом кресле спиной ко мне сидел мужчина. Мне не нужно было видеть его лица, я и без того знала, кто это.

Я растерялась. Испугалась. Медленно начала пятиться, пока не споткнулась о приставленную к стеллажу лестницу. Несмотря на грохот, Шейран не обернулся, даже не вздрогнул.

Мне надо было бежать со всех ног. Вернуться в свою комнату, а наутро сделать вид, что этой странной ночной встречи не было. Но вместо этого я пошла к окну, будто неведомая сила влекла меня.

Теперь я видела профиль бывшего императорского порученца. Лицо мужчины напоминало маску языческого божества. Тонкий, с небольшой горбинкой нос, резкая линия скул. Взгляд виконта был устремлен в окно, вот только вряд ли Шейран любовался ночным садом, вряд ли сейчас вообще видел хоть что-то.

– Этот человек… герцог Харрис… много значил для тебя? – неожиданно для самой себя спросила я. И тут же зажмурилась, зажала ладонью рот. Сделала три быстрых шага назад.

Вот дура-то! И кто меня вечно за язык тянет?! Почему в присутствии Шейрана я совершенно не способна себя контролировать?

– Да… – раздался тихий голос, заставив меня вздрогнуть. – Харрис… он был мне хорошим другом и наставником. Он был мне как отец… Намного больше, чем отец…

Слова прозвучали сухо и отстраненно, но я почувствовала безграничную боль и отчаяние этого несгибаемого человека.

Шейран резко встал с кресла. В два шага оказался около окна, прислонился лбом к стеклу.

Ирония судьбы, вчера мы оба потеряли отцов. Вот только смерть Олибриаса я восприняла легче, чем Шейран гибель Харриса. А еще говорят, что кровь – не водица…

Я приблизилась к мужчине, коснулась рукой его плеча:

– Шейран, ты ведь не веришь?..

– Нет. Харрис никогда бы не предал императора. Только не он.

– Значит?..

– Его подставили. Одним махом убрали с шахматной доски ферзя и короля.

– И нападение на наш отряд…

– Звенья одной цепи. – Шейран медленно повернулся ко мне: – Боюсь, я не вовремя привез тебя в столицу. Тут может быть небезопасно.

Встретилась взглядом с черными глазами виконта.

– Так отпусти… – прошептала я, – пока не поздно…

Шейран вдруг притянул меня к себе.

– Не хочу… – еле слышно сказал он. – Просто не могу.

Я уткнулась лицом в рубашку на груди лорда. Вдохнула его запах. Голова закружилась от пряного аромата вина и того самого еле уловимого запаха можжевельника, присущего Шейрану.

Руки мужчины скользнули по моей спине, лаская сквозь тонкий шелк халата.

– Алана! – негромко позвал он.

Я подняла голову и утонула в бездонных колодцах глаз Шейрана Ферта.

Виконт наклонился, собираясь меня поцеловать. Уже почти коснулся своими губами моих, но в последний момент остановился.

– Можно?.. – выдохнул он.

Вспомнилось, Шейран обещал, что не поцелует меня, пока я сама об этом не попрошу.

Этот человек преследовал меня во сне и наяву. Я не доверяла Ферту. Боялась его. И в то же время меня с невероятной силой тянуло к нему. В его объятиях я чувствовала себя защищенной. От его прикосновений меня бросало в дрожь.

Утром о своем решении пожалею, но этой ночью я просто не могла оставаться одна. Так что гори оно все огнем!

Я обняла виконта за шею и сама его поцеловала. Мужчина с какой-то отчаянной страстью отозвался на мой поцелуй. Сладость и горечь смешались в безумном коктейле, опаляя меня, растворяя. И все наконец стало не важно. Все перестало иметь значение.

Прошла вечность, прежде чем Шейран оторвался от моих губ. Отступил на шаг. Он тяжело дышал, глаза его лихорадочно горели.

– Алана… – хрипло прошептал Ферт, – тебе лучше уйти…

В ответ я покачала головой:

– Этой ночью я никуда не уйду.

Дернула рукой за пояс халата. Шелковая ткань соскользнула, открывая взору моего похитителя плечо, прикрытое лишь тонкой лямкой сорочки.


За окном загорался рассвет. Несмотря на то что этой ночью Шейрану почти не удалось поспать, он чувствовал себя хорошо отдохнувшим. Печаль отступила, горечь потери притупилась, вернулись ясность мыслей и уверенность в собственных силах.

Рядом с ним на ковре лежала Алана. Из библиотеки они перебрались в кабинет, а вот до спальни не дошли. Под утро так и заснули на полу…

Травница доверчиво прижалась щекой к груди Ферта. Спящая красавица казалась обманчиво юной и невинной. Это маленькое, хрупкое создание хотелось всячески оберегать и защищать. Шейран пообещал себе: что бы ни произошло между ними в будущем, какую бы тайну ни скрывала на самом деле девушка, он не позволит, чтобы с Аланой случилось что-то плохое.

– Соблазнительница, – прошептал виконт и поправил плед на обнаженном плече Аланы. К утру похолодало, по кабинету гулял легкий сквозняк. Надо бы зажечь камин, а еще перед зимой проверить окна, похоже, рамы на некоторых не мешало бы отремонтировать. Но вставать, возвращаться в реальный мир с его делами, проблемами и кровавыми переворотами не хотелось. Это было глупо и эгоистично, но Шейран не хотел, чтобы ночь заканчивалась, хотел продлить еще на несколько минут хрупкий покой. Вот только кто и когда считался с его мечтами и желаниями? И так мироздание следовало поблагодарить, что ночью в особняк не ворвалась стража, что в библиотеку пришла Алана.

Интересно, почему она среди ночи в одном халате разгуливала по дому? Что искала в библиотеке? Как бы ни хотелось Шейрану верить в обратное, вряд ли Алана ожидала встретить там его. Слишком она была удивлена и испугана, когда заметила, что в комнате находится не одна.

Ферт улыбнулся: не девушка, а сплошная загадка. Чем дольше он знал Алану, тем больше у него появлялось вопросов. Ее же ответы были весьма скупы и расплывчаты, впрочем, чаще она и вовсе предпочитала не отвечать.

Даже сейчас, по прошествии стольких недель, Шейрану было известно о зеленоглазой травнице немного.

Алану подобрала знахарка на севере Эрлии, недалеко от границы с Мернианом восемь лет назад. В то время рядом с деревней были разорены и полностью перебиты два обоза. Информация по одному обозу имелась в полном объеме – обычный торговый караван, который следовал из столицы провинции в удаленный шахтерский городок. А вот насчет второго обоза не было известно ничего, кроме того, что он в действительности был – кто-то потрудился подчистить все данные.

Когда выяснилось, что у Аланы есть магический дар, знахарка занялась обучением девочки. После смерти наставницы Алана развивала дар самостоятельно. Несмотря на то что в деревне девушка так и не прижилась, на ней решил жениться сын старосты. То, что травница была против этого союза, никого не волновало. Именно на свадьбе Шейран впервые увидел Алану.

Сначала девушка привлекла его внимание необычной внешностью, потом он заинтересовался тайной ее происхождения, а затем… виконт сам не заметил, как прежде всего его стала интересовать сама Алана.

Шейран Ферт помог признать брак, заключенный между травницей и сыном деревенского старосты, недействительным. Отчасти он так хотел искупить свой долг перед Аланой. Виконт не винил себя за то, что так стремительно ворвался в ее жизнь и силой увез из деревни – в Эрлии девушку ждала незавидная судьба. Но именно из-за него Алана лишилась магического дара.

Помимо пропавших сведений о втором обозе были в истории травницы и другие странности. Мернианцы испокон веков вели закрытый, уединенный образ жизни: в свое королевство никого не пускали и сами крайне редко покидали горную долину. Шейран сомневался, что в Империи были еще горцы, за исключением тех, которые проживали в посольстве Мерниана в Артании. Травница же, несмотря на то что выглядела как мернианка, на деле оказалась полукровкой. Рассказывать что-либо о своих родителях она отказывалась. Хотя девушка как-то проговорилась, что на самом деле зовут ее иначе…

Алана определенно получила неплохое образование. В ее манерах и поведении чувствовался некий аристократизм. Шейран не сомневался, что хотя бы один из ее родителей принадлежал к дворянскому сословию и до того, как попала в деревню, девочка успела получить соответствующее происхождению воспитание.

Мернианка кого-то до безумия боялась, отчаянно не хотела ехать в столицу Империи. По дороге множество раз пыталась сбежать. Но между тем во время недавнего нападения тхаомага спасла жизнь Шейрану и его друзьям. Ферта было нелегко убить, и все же, если бы не вмешалась эта миниатюрная девушка, от его тела остался бы лишь пепел…

Мужчина быстро оделся, затем закутал спящую Алану в плед и осторожно, стараясь не разбудить, подхватил девушку на руки. На ковре остались лежать смятый халат и порванная сорочка. Виконт ногой закинул одежду под письменный стол. Надо будет убрать эти тряпки до того, как их увидят слуги. Да и прикупить Алане одежду не мешало бы, а то травнице даже к завтраку нечего надеть.

Когда Шейран уже собрался выйти из кабинета, его взгляд упал на портрет в тяжелой золоченой раме, который висел над письменным столом. Ему показалось, что покойный император взирал на него со стены с осуждением.

Глава 2

Завтрак прошел в тягучем молчании. Ни у Дэна, ни у Шейрана не было желания вести светскую беседу, о делах же за столом говорить не стоило.

Помимо Киртана и Марты, в доме работали еще четверо: повар, садовник и две приходящие горничные. Люди это были проверенные, заслуживающие доверия… до определенной степени. Шейран Ферт знал, у каждого человека есть цена: один жаждет денег, другой боится боли, третий опасается за жизнь родственников…

Обстановку могла бы разрядить Алана, но в столовую она не спустилась. По словам Марты, девушка еще не проснулась.

Киртан вернулся только в полдень, и друзья вместе с конюхом заперлись в кабинете.

– Судя по твоему лицу, вести нерадостные, – обратился Ферт к осведомителю.

Выглядел конюх и правда неважно. Лег поздно, проснулся еще до рассвета, и все утро бегал по столице, собирая последние новости, сплетни и слухи.

– Да, господин, – вздохнул Киртан. – С вашего позволения?.. – Слуга указал на пустующее кресло.

Шейран кивнул.

Конюх упал в кресло. Налил себе воды из графина и залпом осушил стакан.

– Этим утром на трон официально взошел Одейн, регентом стала его мать – императрица Гейра. Из-за траура церемония прошла быстро и скромно.

– Известно, когда нового императора представят народу? Когда он будет принимать присягу? – спросил Ферт.

– Пока нет, – покачал головой Киртан.

– Когда похороны Олибриаса?

– Через два дня.

– А Харриса?

– Не знаю. Но, думаю, рано или поздно его тело должны выдать родственникам.

У главы Рианской секретной службы не было ни жены, ни детей. Ближайшим родственником был двоюродный племянник. Шейран немного знал этого человека, а потому не сомневался: новый герцог Харрис успел прилюдно не раз откреститься от почившего дядюшки.

– Как я и опасался, ночью аресты прошли по всему городу, – сказал Киртан. – Также известно, что вчера многие дворяне спешно покинули Артанию. Списки имен я вам предоставлю чуть позже… Главное, среди тех, кто бежал, были кузен покойного императора Ортэм Тиарис и ректор Артанской Академии Иртенус Шарт. Из столицы они прорывались с боем. За ними отправлена погоня.

– Тиарис и Шарт как-то замешаны в убийстве Олибриаса? – спросил Ферт.

– Об этом еще официально не объявлено, но город полнится слухами. Вроде как Ортэм Тиарис задумал устранить императорскую семью и сам взойти на престол. Для этого он вступил в сговор с начальником Рианской секретной службы, ректором Академии и верховным магом Империи.

Мастер Райт и виконт переглянулись.

– Что с Ниасом? – спросил Дэниел.

– Верховный маг утром найден в собственной постели. Говорят, покончил с собой.

– Быть того не может… – прошептал мастер Райт.

Ферт согласно кивнул. Они оба хорошо знали Ниаса. У старика был скверный характер, но на самоубийцу он нисколько не походил. И, разумеется, виконт не мог поверить, что разом четыре такие видные, лояльные императору фигуры, как Харрис, Тиарис, Шарт и Ниас, решились на предательство.

– Это еще не все, – тихо сказал Киртан.

– Неужели будут и хорошие новости? – усмехнулся Шейран.

– Боюсь, нет. Утром было объявлено, что из-за действий Шарта и Тиариса маги себя полностью дескриде…

– Дискредитировали, – мрачно подсказал Дэн.

– Да, точно… Поэтому Империя до окончания расследования не может доверять магам. Академия закрыта, все учителя, подмастерья и ученики под арестом. С сегодняшнего дня лицам, не имеющим особого разрешения, строжайше запрещено колдовать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6