Юлия Архарова.

Без права на любовь



скачать книгу бесплатно

Глава 1

На Артанию, столицу благословенной Рианской Империи, бархатным покрывалом опускалась ночь. Вот только я знала, эта ночь не принесет покоя ни мне, ни жителям города, ни кому бы то ни было в стране.

Император умер… Мой отец умер…

Как во сне я неслась на лошади по улицам города. Обхватив шею животного, распластавшись на его спине. Мимо проносились причудливые здания имперской столицы, мелькали бледные пятна лиц горожан. Я не видела ничего, не разбирала дороги. Наверное, я бы заблудилась в городском лабиринте, но поводья моей лошади крепко сжимал в руке виконт Шейран Ферт, который скакал на коне впереди. Мне не оставалось ничего иного, как вновь довериться судьбе и плыть по течению.

Глаза застилали слезы. Не знаю, виноват в этом был ветер, хлещущий по лицу, или же я оплакивала собственную порушенную жизнь. Кого мне точно не было жаль – это отца. Я совсем не знала этого человека. Он не сделал для меня ничего хорошего. Вероятно, император и думать забыл о дочери, которая появилась на свет девятнадцать лет назад.

Я не заметила, как мы въехали в ворота особняка. Очнулась только, когда меня сдернули с седла и за руку потащили в дом.

– Здравствуй, Марта! – с порога сказал мужчина, который так не вовремя привез меня в столицу. Голос у Шейрана Ферта был надтреснутый, какой-то неживой.

– Добрый вечер, господа! Лорд Ферт, мастер Райт, – перед моими спутниками склонила голову седовласая женщина лет шестидесяти. – Рада вас видеть.

Несколько отстраненно заметила, что Марта, пожалуй, еще более хрупкая и миниатюрная, нежели я. Но то, как держалась чопорная дама, разворот ее худых плеч, гордо поднятая голова, взгляд подернутых поволокой от старости голубых глаз подсказывали – с этой женщиной лучше не шутить. Одета Марта была в строгое черное платье с глухим воротом. Волосы гладко зачесаны и собраны в пучок.

– Я бы этот вечер добрым не назвал, – проронил Шейран. – Марта, позаботься, пожалуйста, о моей гостье. Алана, – обратился уже ко мне виконт, – по всем вопросам обращайся к экономке. За ворота ни шагу, в противном случае… – Будто подтверждая невысказанную угрозу, похититель сжал мои пальцы с такой силой, что я буквально почувствовала, как затрещали кости.

– Хочешь сломать руку? – прошипела я, пытаясь вырвать ладонь из хватки Шейрана.

Виконт тут же отпустил меня и подтолкнул в сторону экономки. Так и не удостоив мою персону взглядом, Ферт направился через холл к двойным распашным дверям. За ним беззвучной тенью последовал его друг – маг Дэниел Райт.

Когда двери захлопнулись за моими похитителями, я почувствовала себя брошенной, преданной. Меньше всего я хотела сейчас оставаться одна…

Зажмурилась и до крови прикусила щеку с внутренней стороны. Вкус собственной крови подействовал отрезвляюще.

Триединый, о чем я только думаю?! Мои спутники не догадываются, что этим вечером я услышала новость не только о гибели императора, но и о смерти отца.

Им неведомо, кто мои настоящие родители, они считают меня деревенской травницей с окраины Империи, ведьмой, которая потеряла силу. Шейран лишь подозревает, что в моем происхождении скрывается некая тайна, но к разгадке пока даже не приблизился. Неудивительно, ведь почти все, кому было известно о моем рождении, давно умерли.

Я тихонько вздохнула и украдкой смахнула слезинки с ресниц. Надо взять себя в руки. Разве может деревенская травница испытывать особую печаль, когда в иной мир отправился правитель государства? Нет, конечно. Другое дело – мои похитители, которые не только являлись отнюдь не рядовыми сотрудниками Рианской секретной службы, но и были знакомы с императором лично. Хотя, думается мне, Шейрана Ферта и Дэниела Райта не так сильно подкосила весть о гибели императора, сколько то, что виновником объявлен их непосредственный начальник – глава Рианской секретной службы герцог Кайл Харрис…

– Так тебя Аланой звать? – Старческий голос прервал мои размышления.

– Да. – Я обернулась к экономке и через силу растянула губы в улыбке.

Впрочем, улыбка моя тут же увяла, когда я встретилась взглядом с домоправительницей. В блеклых глазах Марты читалось удивление, даже некоторое недоумение. Тонкие, отдающие в старческую синеву губы женщины осуждающе кривились. Кажется, пока я предавалась размышлениям, меня успели всесторонне оценить и не одобрить.

– Что ж, Алана, следуй за мной. – Экономка повернулась ко мне спиной и, придерживая край уходящей в пол юбки, начала взбираться по лестнице.

Мне не осталось ничего другого, как пойти за женщиной.


В гостиной Шейрана и Дэниела дожидался сухопарый человек лет пятидесяти. Номинально Киртан числился при столичном особняке виконта Ферта конюхом, на деле же он по большей части выполнял другую работу.

Шейран опустился в глубокое кресло. Затем шепнул несколько слов, активируя амулет, защищающий от прослушивания, – камень в перстне, что украшал мизинец лорда, еле уловимо изменил цвет.

– Рассказывай, Киртан, – обратился виконт к конюху.

Дэн устроился на диване напротив хозяина дома. Лишь Киртан так и остался стоять.

– Это случилось в полдень. На охоте. Что именно произошло, доподлинно неизвестно. Город полнится слухами один другого невероятнее. Ясно лишь, что герцога Харриса застали над телом императора Олибриаса с окровавленным мечом в руке. Затем он попытался напасть на императрицу и был убит.

– Кто свидетели? – уточнил Дэниел.

– Свита императрицы и несколько егерей.

– Что стало причиной смерти? От чего именно умер император? – спросил Шейран Ферт.

– Точно неизвестно, – покачал головой Киртан. – Тело еще не выставили для прощания. Но, по слухам, Харрис пронзил сердце Олибриаса мечом.

– Вот как… – пробормотал виконт. – Ты сказал, по городу ходит много слухов? О чем еще говорят?

– Говорят, что в деле замешаны маги. Но версии разнятся. То ли глава секретной службы был околдован, то ли сам император. Некоторые винят в убийстве императрицу. Другие считают, что за произошедшим стоит мятежная провинция Эрлия. Называются имена и верховного мага, и ректора Академии, и кузена почившего императора, и ряда министров, офицеров и прочих вельмож… – Киртан замолчал.

– Герцог объявлен убийцей официально? – нарушил тишину Шейран.

– Да, – кивнул конюх. – Три часа назад на главной площади было прилюдно зачитано послание императрицы. Так, уже установлено, что императора убил именно глава Рианской секретной службы. Сам герцог Харрис погиб, когда покушался на жизнь императрицы. Также в послании было отмечено, что у Кайла Харриса, вероятно, имелись сообщники. Ведется следствие, результаты расследования в скором времени будут донесены до общественности, а все виновные понесут наказание… Наверное, власти рассчитывали, что это объявление успокоит горожан, но добились лишь обратного эффекта. В официальную версию верят не все. Особенно сомневаются те, кто знал Кайла Харриса лично… Соболезную вам, господа.

– Коронация завтра? – задумчиво произнес Шейран.

– Да. Говорят, церемония будет скромной. Проведут ее во дворце, а не на городской площади, как обычно. Но горожане не ропщут. Кто бы на самом деле ни стоял за убийством Олибриаса, все сходятся во мнении, что жизни принца может грозить опасность.

– Одейну всего четырнадцать. Регентом станет Гейра?

– Да, императрица.

По мнению Шейрана, на роль регента имелся более достойный кандидат, чем интриганка-северянка. Герцог Ортэм Тиарис не только приходился кузеном Олибриасу, но и являлся действующим генералом армии. Вот только при дворе особой популярностью Тиарис не пользовался, скорее, наоборот, в столице его недолюбливали. Ортэм был человеком трудным в общении, зачастую жестоким и бескомпромиссным. Хотя Олибриас двоюродного брата уважал и к его советам прислушивался, что, разумеется, не добавляло генералу популярности среди придворных.

– Ортэм Тиарис в столице? – нахмурился Дэниел.

Шейран бросил задумчивый взгляд на мага. Похоже, друг пришел к тем же выводам, что и он сам.

– Хм… не могу сказать, – растерялся Киртан. – Вроде бы нет.

Друзья перечислили конюху еще два десятка имен, но в большинстве случаев ничего конкретного Киртан поведать не мог. Он лишь слышал про отставку одного министра, тяжелую болезнь другого и что многих офицеров отправили подавлять восстание в Эрлию.

Виконт поднялся с кресла, сказал:

– Дэн, чувствуй себя как дома, отдыхай. Мне надо отлучиться ненадолго. Разведать детали.

– Господин, я бы вам не советовал выходить за ворота… – покачал головой конюх.

– Комендантский час, знаю. Но я умею скрытно передвигаться, на мой счет можешь не волноваться.

– Лорд Ферт, я не все успел вам рассказать… По городу прошла волна арестов. Проделано это было тайно, без шумихи, видимо, чтобы не спугнуть других подозреваемых.

– Кого схватили? – спросил Дэн.

– Барона Ларта, капитана Отиса, младшего сына маркиза Лерата… я могу сказать только про тех, кто жил на нашей улице. Уверен, по городу прошли и другие аресты.

Шейран подошел к окну, замер, сложив руки за спину. За стеклом смутно угадывались очертания ночного сада. В окне, как в кривом зеркале, отражалось усталое, похожее на гротескную маску лицо мужчины лет тридцати. Под глазами Шейрана залегли глубокие тени, черты лица заострились.

Значит, Тана Лерата схватили… Именно к нему он думал наведаться в первую очередь. Младший сын маркиза был шустрым и смышленым малым, состоял на службе в ведомстве, как и сам Шейран, а кроме того, у Тана была лучшая сеть осведомителей в столице… Быстро работают, сволочи. Ловко.

Имелось еще несколько человек, которые могли бы пролить свет на происходящие в столице события, вот только не было никакой гарантии, что этих людей не арестовали, что в их домах не устроены засады.

– Выходит, все, что нам остается, – тихо сидеть дома и надеяться, что ночью в дверь никто не постучит? – не поворачивая головы, произнес Шейран Ферт.

– Боюсь, что так, господин.

Ферт закрыл глаза и мысленно выругался. Чувство бессилия сводило с ума. Он привык добывать информацию, а не теряться в догадках; действовать, а не ждать.

– Киртан, как только рассветет, отправляйся на улицы. Во-первых, мне нужен полный перечень тех, кого схватили за последние дни. Во-вторых, предоставь список дворян, которых отправили на подавление восстания в Эрлию или по каким-то иным причинам выслали из столицы. В-третьих, нужны имена лиц, которые погибли или пропали без вести за последний месяц. Особенно обрати внимание на странные смерти при невыясненных обстоятельствах, несчастные случаи…

– Милорд, не уверен, что за одно утро успею собрать столько сведений, – вздохнул Киртан.

– А ты постарайся. Не мне тебе объяснять важность подобной информации в текущей ситуации… К полудню жду от тебя отчет.

Как только за конюхом закрылась дверь, Дэн спросил:

– Что думаешь?

Виконт повернулся к другу, устало оперся о стену. Стоило признать, отправляться ночью на вылазку было не лучшей идеей еще по одной причине – за последние дни Шейран сильно вымотался. Усталые люди чаще допускают ошибки. А сейчас он не мог себе позволить ни одного просчета, слишком многое стояло на кону.

– Мы оба с тобой понимаем, – тщательно взвешивая каждое слово, начал говорить Шейран, – если бы Харрис хотел убить Олибриаса, то обставил бы смерть императора так, что на него самого не пала бы даже тень подозрения в убийстве. Правитель тихо бы умер от неизлечимой болезни, или сломал шею при падении с лошади, или подавился рыбной костью за обедом… У Харриса, как главы секретной службы, имелись необходимые навыки, средства и люди, а также добрая сотня возможностей… Но пронзенное мечом сердце? Это слишком мелодраматично. Как в трагической слезливой балладе… С обнаженным мечом на императрицу тот человек, которого я знаю… знал, бросаться бы тоже не стал.

– Ты прав, – вздохнул Дэн. – Мы все-таки опоздали. Более того, недооценили масштаб угрозы. Думали, заговор направлен против Харриса с целью спровоцировать его, сместить с должности, быть может, даже убить, а в итоге не только не смогли предотвратить восстание в Эрлии, но и прозевали переворот.

– Я тоже заметил, что все как-то очень не вовремя случилось… – Шейран иронично заломил бровь и зло усмехнулся. – Или, наоборот, вовремя?

– Похоже, восстание в Эрлии было лишь отвлекающим маневром для переворота. Кто бы ни был истинным виновником произошедшего, в одном не сомневаюсь, этот человек – враг Рианской Империи.

Шейран кивнул.

Олибриаса сложно было назвать хорошим правителем, он больше времени отводил отдыху и развлечениям, чем государственным делам. Обожал охоту и пиры, злоупотреблял вином, часто менял любовниц. При нем слишком много власти получили северяне – выходцы из провинции Орлин-Хэйн, а старая знать, наоборот, потеряла прежнее влияние; были необоснованно увеличены налоги, прошла спорная реформа во флоте… И все же в самой Империи сохранялась пусть и шаткая, но стабильность. Сейчас же у Ферта было такое чувство, что страна катилась в пропасть.

Кто бы ни стоял за переворотом, какие бы цели этот человек ни преследовал, в одном виконт был уверен – в произошедшем так или иначе замешана императрица Гейра. Осталось выяснить, кем она была – марионеткой или кукловодом, и решить, что делать дальше.

– У нас немного вариантов. Или бежать из столицы. Или остаться и постараться разобраться в случившемся, – сказал Дэн.

– Выбраться из Артании сейчас будет сложно. Так что я остаюсь. К тому же какая разница, убьют меня при попытке сбежать из города или казнят как сообщника Харриса?

– Согласен. Я тоже остаюсь. Можешь на меня положиться.

– Другого ответа я и не ждал, – слабо улыбнулся Шейран. – Дэн, иди спать. Обсудим наши действия, когда Киртан предоставит больше информации.

Маг кивнул, поднялся с кресла.

– Тебе тоже не мешало бы отдохнуть. Завтра будет тяжелый день.

«Если мы до этого дня доживем», – мысленно закончил фразу за мага Шейран. Врагам, без сомнения, известно, что они прибыли в столицу. Знал противник и то, что виконт Ферт и мастер Райт не просто служили в известном ведомстве, но и состояли на особом счету у покойного герцога Харриса. Притом сам Шейран был его доверенным лицом. А значит, про них точно не забудут. Вопрос в том, как поступят заговорщики. Предпочтут их без шума устранить? Или демонстративно схватить? Или, быть может, переманить на свою сторону?..

– Не думаю, что смогу уснуть.

– Шей…

– Иди, я хочу побыть один.

Когда за другом закрылась дверь, виконт устало откинулся в кресле, закрыл глаза. Шейран чувствовал себя так, будто у него выбили почву из-под ног. Сердце сжимала горечь потери. Харрис был не просто его начальником, а еще другом и наставником.

Ферт пообещал себе, что во что бы то ни стало вернет герцогу доброе имя.


– Анди! – отчетливо произнесла Марта, и в комнате зажегся свет. – Скажешь «литма», свет погаснет, «анди» – снова загорится. Понятно? – Подтверждая сказанное экономкой, комната на секунду погрузилась в темноту, а затем вновь озарилась мягким светом.

– Да, – сказала я, осматриваясь.

Что тут может быть непонятного? «Анди» – на древнем языке значило свет, «литма» – тьма. Язык давно позабыли, носителей не осталось, но его использовали для своих целей маги. Разумеется, какой-либо силой сами по себе слова мертвого языка не обладали, их просто приспособили для активации артефактов. Я этот язык тоже не знала, наставница заставила выучить лишь два десятка слов, которые чаще всего использовались. Артефакты можно настроить реагировать на любой звук, будь то хлопок в ладоши или команда на имперском языке. Но в таком случае высока вероятность случайной активации, использовать мертвый язык гораздо удобнее и безопаснее.

Комната мне досталась большая и при этом уютная. Интерьером явно занимался человек, не обделенный художественным вкусом. Кровать застелена расшитым цветами покрывалом. Напротив ложа вдоль стены разместились трюмо с пуфом и выкрашенный белой краской платяной шкаф. По центру помещения стояли круглый стол на гнутых ножках и два кресла, обитых тканью в тон к покрывалу.

Без сомнения, эта комната предназначалась для женщины. Интересно, кто здесь жил раньше. Неужели Эллина? Жену мага я легко могла представить в этом интерьере. Да что там, здесь она бы смотрелась гораздо уместнее меня…

Мягкий свет лился из подсвечников, закрепленных на стенах. Мне не нужно было обладать магическим зрением, чтобы видеть – зажженные свечи на самом деле иллюзия – фитили не горели, воск не плавился, огонь не обжигал. Похоже, лорд Ферт не бедствовал, раз мог позволить себе снабдить магическими светильниками даже гостевую комнату. И пусть, насколько я могла судить, такого рода артефакты довольно просты в изготовлении, вот только вещи, сделанные магами, никогда не стоили дешево.

Но вовсе не магические светильники и красивая мебель в первую очередь привлекли мое внимание. Основным достоинством комнаты определенно был большой оконный проем, красиво задрапированный шторами. Я с трудом подавила порыв подбежать к окну и выглянуть на улицу. Успеется.

– Что-нибудь желаете… Алана? – раздался старческий голос у меня за спиной.

Экономка определенно не знала, как ко мне обращаться. Поведение домоправительницы наводило на мысль, что у Марты прочное положение в доме и дозволено ей больше, чем обычной служанке высокого ранга.

Мне не нужно было видеть собственное отражение в зеркале, я и без того знала, как выгляжу. Вид у меня усталый, измученный, если не сказать изнуренный. В кожу въелась дорожная пыль. Коса растрепалась, волосы спутались. Одежда на мне недорогая, мятая и грязная. А кроме того, от меня несет конским потом. Разве может уважающая себя девушка разгуливать в подобном виде? Нет, конечно! К тому же ростом и телосложением я скорее похожа на девочку-подростка. То, что я всегда выглядела на два-три года моложе собственного возраста, было моим проклятием и благословением одновременно… Неудивительно, что у домоправительницы язык не поворачивался назвать такую гостью госпожой.

Спрашиваете, чего я хочу? Остаться одна, упасть на кровать, уткнуться лицом в подушку… А еще лучше, чтобы последние недели оказались кошмарным сном и проснулась я в своей хижине на окраине деревни… Нет, не недели – годы! Чтобы живы были мама и верные ей люди, чтобы мне больше не приходилось скрываться, врать, убивать…

Вот только экономка не об этом спрашивала. Она явно не могла изменить мою судьбу или стереть воспоминания.

– Перед сном я хотела бы ополоснуться. Чего-нибудь перекусить тоже не отказалась бы.

– Ванная комната там. – Марта указала на дверь, которая пряталась в тени платяного шкафа.

И как я такую важную деталь пропустила? Минус мне за невнимательность.

Я распахнула дверь и крикнула в темноту: «Анди». Небольшое помещение тут же озарилось светом, и, к моему удивлению, это действительно оказалась ванная комната. По центру помещения на гнутых львиных лапах возвышалась чугунная ванна. Притом размера она была такого, что я могла вытянуться в ней во весь рост и еще бы место осталось. Судя по системе из труб и кранов, которая нависала над ванной, дом Ферта был оборудован водоснабжением. Также в комнате имелись умывальник с большим зеркалом и напоминающий вазу предмет, в котором я не без труда опознала прибор для справления известных нужд. Справа от двери стоял открытый стеллаж, на котором разместился целый ряд из баночек с разнообразными шампунями, маслами и солями, а также стопка пушистых полотенец.

Кажется, я несколько ошиблась в оценке благосостояния Шейрана. Виконт не просто не бедствовал, а был весьма богат. Вот только зачем ему понадобилось поступать на Рианскую секретную службу? Да и еще на должность полевого агента. Мотаться по всей Империи, готовить пищу на костре, ночевать под открытым небом и ежечасно подвергать жизнь опасности. Неужели из патриотических соображений? Или он взялся за такую работу от скуки? Странный человек… Но все же, дьявол, укуси меня за пятку, настоящая ванна! Как же давно у меня не было возможности понежиться в горячей, пенной, ароматной воде!

– Разберетесь, как пользоваться? Или показать? – спросила Марта.

– Не волнуйтесь, разберусь, – обернувшись, сказала я.

Домоправительница в ответ ничего не сказала, лишь кивнула. Но во взгляде женщины отчетливо читалось: «Девочка, из какой же дыры тебя вытащили?»

Неожиданно в душе поднялась волна злости. Как смеет служанка так снисходительно смотреть на меня?! Да, подобную ванную комнату мне не доводилось видеть лет восемь… Потому что последние годы я провела в таких условиях и прошла через столько испытаний, что не каждый мужчина выдержит, не то что юная девушка, которую растили как принцессу.

Взять себя в руки удалось с трудом. Вспышка ярости не заставит экономку уважать меня, отношения с ней не улучшит, я добьюсь лишь обратного эффекта. Да и с каких это пор меня заботит, что обо мне думают окружающие? Что-то в последнее время мое эмоциональное состояние стало слишком нестабильным: говорю не подумав, веду себя неадекватно, взрываюсь из-за пустяков. Виной тому, конечно, все те приключения, которые я огребла, по-другому и не скажешь, на свою пятую точку за последние недели.

Марта не стала дожидаться, пока ее отпустят, так что я окрикнула домоправительницу, когда та была уже в дверях:

– Будьте добры, принесите мою дорожную сумку, там у меня смена белья.

– Конечно… Алана, – чопорно сказала она. – Легкий ужин я подам в эту комнату через час. – Экономка тихо прикрыла за собой дверь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6