Юлия Шкутова.

Снежных магов не предлагать, или Как я попала в сказку



скачать книгу бесплатно

– Ну и что? – не понял сути проблемы Кириан. – Насколько я помню, капля этого сока, разведенная в воде, позволяет ткани дольше сохранять яркость красок. Это используется повсеместно.

– Если применять обычный способ – да, – хмыкнул Максимилиан. – А вот если добавить эту каплю в некоторые реактивы и обрызгать ими полотно, то люди отдадут последние деньги за простую половую тряпку. Испаряясь, такой состав действует на людей как наркотик. Несчастным было просто необходимо приобрести предложенную вещь.

– Ишь ты, какие у нас есть умельцы, – недобро прищурился император, облокотившись о поверхность стола. – И кто до такого додумался?

– Не поверишь, – усмехнулся герцог Ортанский. – Один доморощенный алхимик, внук одной из ткачих.

– Не понял… – Кириан недоуменно приподнял бровь. – Что значит доморощенный? Он разве не обучался в магической академии?

– У его семьи попросту не было таких денег, которые требуют в уплату за обучение. – Ледяной маг укоризненно посмотрел на императора. – А ведь я тебе уже не раз говорил об этом! Столько талантливых ребят пропадает. Или же становятся такими же, как и этот паренек. Ты разбрасываешься ценными кадрами.

– Не волнуйся, я не стану откладывать решение этого вопроса, – пообещал император, откинувшись на высокую спинку стула. – Уже со следующего учебного года появятся места для малоимущих.

– Надеюсь на это, – довольно улыбнулся начальник тайной стражи. – Ректоры некоторых академий тоже заинтересованы в таком нововведении. Неделю назад я встречался с ними. Они просили посодействовать в продвижении закона о бюджетных местах.

– Взяточки берем? – ехидно усмехнулся император.

– Конечно! – серьезно согласился Максимилиан, хоть в глазах и проскакивали искры смеха. – Надо же поддерживать имидж герцогов Ортанских, а это такие расходы. Одежду пять раз за день поменяй, сапоги у самого модного сапожника закажи, запонки только с бриллиантами носи. Причем желательно к каждой рубашке свои!

– Да-да, – наигранно посочувствовал Кириан. – Может, тебе зарплату поднять?

– Было бы неплохо! – тут же согласился ледяной маг, весело усмехнувшись.

– Обнаглел. – Император пристально посмотрел на своего друга. – Кстати, ко мне недавно заходила ларра Мириан. Что-нибудь уже известно?

– Нет, – сразу став серьезным, ответил Максимилиан. – Она проспит до завтрашнего утра. Удивительно, как вообще смогла так долго продержаться.

– Не забывай, она Забирающая, хоть и не обученная, – напомнил император. – Есть какие-нибудь мысли на этот счет?

– Судя по всему, девушка не из нашего мира, – осторожно сказал Макс, наблюдая за императором.

– С чего ты взял? – Кириан удивленно приподнял бровь.

– Как ни крути, невозможно столько лет прятать Забирающую. Слухи бы все равно просочились. Да и выкинуть ее на холод в непонятной одежде… Я таких глупых поступков в жизни не видел!

– Думаешь, она потомок одного из тех, кто предпочел покинуть Эдею, а не уйти с другими расами за Сумеречный Заслон?

– Скорее всего, так и есть, – согласно кивнул головой маг. – Но не факт, что она появилась в нашем мире именно тогда, когда я ее нашел.

– И что ты планируешь предпринять? – заинтересовался Кириан.

– Сейчас с ней будет чудак Морозко, – ответил Макс. – Послужит у меня несколько недель, и если подозрения не оправдаются, отправим ее учиться.

В нашем мире она точно не пропадет, с таким-то даром.

– Ну вот, а ты еще сопротивлялся, когда Алекс предложил эту роль, – хохотнул император, моментально расслабившись.

– Вообще-то я всегда думал, что работа начальника тайной стражи – перебирать бумажки и указывать своим повелительным перстом, куда и в каком темпе необходимо отправиться подчиненному, – буркнул Максимилиан, вспоминая, при каких обстоятельствах ему довелось примерить роль доброго волшебника.

«Если бы только кто-нибудь знал, как иногда принимаются важнейшие решения в империи Роз, давно бы уже войну объявили, в надежде наконец подмять под себя сильнейшую державу этой части Эдеи, – мысленно усмехнулся маг. – Ну, или наоборот, сидели бы тише воды ниже травы, чтобы не связываться с такими психами!»

– Да уж, Нирейское вино действительно самое крепкое в нашей части мира, – рассмеялся император, догадавшись, о чем подумал друг. – Кстати, а что мы тогда хоть отмечали?

– Избавление Алекса от липучей, как миритка[1]1
  Миритка – вьющееся растение с длинными и узкими листочками, покрытыми липким соком, из-за чего легко цепляется к любой поверхности.


[Закрыть]
, и чрезмерно болтливой ларры Кассии, – напомнил Максимилиан, вставая. – Вот уж кто действительно является счастливой находкой для шпиона.

– Не факт, – хмыкнул Кириан, насмешливо глядя, как ледяной маг, чуть ли не покряхтывая, расхаживает по кабинету, разминая затекшее тело. Он специально велел поставить у себя в кабинете такие неудобные стулья, чтобы пришедшие к нему не могли расслабиться ни на секунду. Хотя с другой стороны, какой идиот додумается попробовать расслабиться перед ликом своего императора? – Дай ей волю, и она кого хочешь заболтает до смерти! Ее бы в стан врага заслать, выигрывали бы сражения без кровопролития.

– Ты слишком жесток, – укоризненно покачал головой Макс. – Недаром во всех королевствах о тебе ходят такие ужасные слухи.

– Вот пусть и дальше ходят, – благосклонно кивнул император. – Ты сейчас к себе или еще побудешь во дворце?

– Наведаюсь к своим оболтусам, потороплю с докладами, – ответил маг, присев на подоконник. – А то совсем распоясались! Доклад по гильдии ткачей должен был быть у тебя на столе еще два дня назад. Ну, а затем вернусь к нашей незнакомке. Надо же ей хозяйство показать да к работе приставить, – ехидно усмехнувшись, закончил Максимилиан.

– И правда женоненавистник, – сокрушенно покачал головой Кириан, старательно сдерживая улыбку. – Эх, женить бы тебя на какой-нибудь феечке!

Ледяной маг поперхнулся от такого заявления. На мгновение нахмурившись, Макс постарался отогнать неприятную мысль о том, что Кириан действительно может решить осчастливить его таким способом. Хоть они и друзья, но не стоило забывать, что перед ним император. А границы дозволенного герцог Ортанский всегда знал и соблюдал.

– Кто бы говорил, – фыркнул Макс, постаравшись скрыть за улыбкой свое беспокойство.

– Я еще слишком молод для столь ответственного шага, – парировал император, самодовольно скрестив руки на груди.

– Моложе меня всего-то на пять лет, – не остался в долгу маг.

– Не нашел еще достойной на роль императрицы, – выкрутился Кириан, победно глянув на друга.

Но чтобы там ни было, а все же Максимилиан успел заметить мелькнувшую грусть в черных глазах императора. Он слишком хорошо успел изучить своего друга за годы общения.

«Ну да, в нем видят только самую выгодную партию, при этом боятся до дрожи в коленках. Эти вертихвостки норовят забраться к императору в постель при малейшем намеке на его интерес, – недовольно подумал маг, как всегда испытав обиду за друга. – А потом по секрету всему свету рассказывают, какой он страшный и ужасный. Неужели действительно думают, что Кириан ничего не знает об этом? И ведь ни одна из них даже не попыталась узнать его настоящего!»

Мотнув головой, отгоняя неприятные мысли и стараясь унять раздражение, Максимилиан пристально посмотрел на своего друга.

«И ведь не урод, – констатировал он, стараясь увидеть Кириана женским взглядом. – Высокий, широкоплечий, с мускулистой фигурой. И черты лица правильные, словно их вылепил искусный скульптор. А сочетание иссине-черных волос и вишневых глаз… Так, стоп, почему вишневые?»

– Вашество, ты бы осторожнее был, – вкрадчиво сказал Макс, подавшись вперед. Заметив непонимающий взгляд императора, лаконично пояснил: – Иллюзия.

Ухватившись двумя пальцами за длинную прядь волос и поднеся ее к глазам, Кириан тихо выругался:

– Вот же шерховы дети![2]2
  Шерхи – мелкая пакостливая нечисть, когда-то очень давно обитавшая на Эдее, но уже около трех тысяч лет ее никто не видел. Зато ругательство «шерховы дети» считается одним из любимейших у людей, которые применяют его к месту и не к месту.


[Закрыть]

Император выпрямился в кресле и, прикрыв глаза, приступил к созданию сложной пятиуровневой иллюзии. Она требовала не только огромной концентрации и значительной магической силы, но и ювелирной точности.

Не каждый маг пятой ступени мог с ней справиться, даже если обладал хорошим резервом. Но в тоже время эту иллюзию было практически невозможно обнаружить, настолько плотно она переплеталась с магическими потоками в теле человека. Именно этот факт и заставил императора в совершенстве овладеть таким сложным заклинанием. Правда, был в ней один существенный недостаток: при сильнейшем эмоциональном всплеске она могла развеяться.

А в это время, глядя, как его друг медленно возвращает себе былой облик, Максимилиан думал о превратностях жизни.

«Прежнему императору приходилось накладывать эту иллюзию, чтобы скрыть признаки нестабильности силы. А его сын вынужден скрывать тот факт, что он уже давно и в полной мере подчинил свой внутренний огонь».

Когда в детях просыпалась сила, это сказывалось на их внешности. Волосы юных магов приобретали цвет той стихии, к которой они были предрасположены. Так, у огневиков они становились красными, словно пламя. У водников и воздушников – синими и голубыми, немного отличаясь оттенками. У земляных – коричневыми, у некромантов черными, а у целителей – золотыми вперемешку с серебристыми прядями. У ледяных же магов они были белыми.

И чем лучше маг овладевал своей силой и мог контролировать ее, тем меньше стихийных прядей оставалось. А чем совершеннее владение силой, тем выше магический статус. Архимагами могли считаться те, у кого осталось максимум пять цветных прядей. Но тех, кто мог полностью убрать из своих волос цвета стихий, не рождалось очень давно.

«Или они хорошо скрывали это, – хмыкнул Макс, заметив, что император заканчивает создание иллюзии. – В принципе, мы с братом такие же, как и Кириан. Тоже скрываем ото всех, что у нас осталось только по одной цветной пряди, тогда как окружающие видят минимум двенадцать. В чем-то император прав: полностью раскрывать свой потенциал – недальновидно. Всегда может найтись кто-то сильнее».

– Так лучше? – отвлек его от размышлений Кириан, посмотрев на друга уже ставшими привычно черными глазами.

Макс подошел ближе к столу и с самым серьезным видом принялся пересчитывать красные пряди.

– Тебе заняться больше нечем? – недобро прищурился император.

– Если ты не знал, то я тебе открою одну маленькую тайну, – прекратив считать и скрестив руки на груди, ответил маг. – Во дворце есть специальные люди, которые по три раза на дню пересчитывают эти несчастные прядки, а затем докладывают своим хозяевам. Не дай боги их стало больше, чем обычно! Ты сам прекрасно знаешь, как все этого боятся.

– Да ладно! – Кириан недоверчиво хмыкнул. – Нет, я замечал, как некоторые слуги и даже аристократы занимаются этим, но не думал, что так часто.

– Чаще уже некуда, – вздохнул герцог, вновь принявшись за прерванное занятие. – Одиннадцать, двенадцать… Повернись. Ага, пятнадцать. Все на месте!

– Этот гадюшник меня скоро с ума сведет, – буркнул император, устало потерев лицо. – Ладно, иди, занимайся своими делами и пришли мне, наконец, те отчеты. А в следующий раз постарайся, чтобы таких накладок не было! Я предпочитаю заранее знать, из-за чего я вас выгораживаю перед этим пронырливым советником.

Учтиво поклонившись, начальник тайной стражи заверил, что такое больше не повторится. Покинув рабочий кабинет императора, Максимилиан был решительно настроен устроить показательную порку обленившихся подчиненных и успеть вернуться домой до того, как незнакомка очнется.

«Еще не хватало, чтобы она по дому без присмотра бродила!»

Глава 3

Проснувшись, но так и не открыв глаза, Алиса нежилась в постели, ощущая тепло и уют. Вставать совершенно не хотелось. Наоборот, было желание как можно дольше продлить эту сладкую негу.

«Как же хорошо, когда никуда не надо спешить, – лениво подумала она, зарываясь с головой в пуховое одеяло. – Не поняла…»

Замерев и все так же не открывая глаз, девушка принялась ощупывать слишком жаркое для летнего времени одеяло. Может, ей просто почудилось спросонья?

Открыв глаза, Алиса с недоумением оглядела совершенно незнакомую комнату. На попытку вспомнить, почему она здесь оказалась, память ответила глухим молчанием. Озабоченно девушка обернулась к окну – там, за стеклом, бушевала метель. И тотчас бурным потоком на несчастную обрушились воспоминания. Тело, вспомнив обжигающий холод, непроизвольно начало мелко вздрагивать, а дыхание перехватило.

Резко откинувшись на подушку, Алиса испуганно повыше натянула теплое одеяло, пережидая, пока пройдет дрожь. Вот только в панике заметавшиеся мысли не способствовали быстрому успокоению. Девушка четко помнила институт и поход в туалет, а затем злосчастную дверь и заснеженное поле.

Вновь почувствовала пронизывающий и, казалось, вымораживающий саму ее суть холод. Вспомнила ощущение безысходности от понимания, что ей не выжить в легком летнем сарафане и босоножках в зимнем лесу.

«Значит не сон… Не кошмар… Все наяву!»

Смотря в потолок бессмысленным взглядом, Алиса пыталась понять, что ей теперь делать. Крамольные мысли о другом мире девушка старательно отгоняла от себя. Ей совершенно не хотелось думать, что она на самом деле могла оказаться на месте героинь ее любимых романов фэнтези.

Нет, как и все девушки (или почти все), Алиса иногда любила помечтать о перемещении в другой мир. Ее бы там ждали какие-то приключения, хорошенько приправленные магией. А еще обязательно в том мире она встретила бы любовь всей жизни. И каждый раз это был новый персонаж, не похожий на предыдущего.

Но… Сейчас, когда перед ней реально замаячила перспектива «попаданства», Алиса поняла, что совершенно не хочет этого. Единственным ее желанием было проснуться дома в своей постели и вспомнить все произошедшее как дурной сон, ночной кошмар, которому никогда не суждено сбыться.

Неизвестно, сколько бы она еще предавалась горьким мыслям, но тихий щелчок возвестил о том, что кто-то вошел в спальню. Приподнявшись, Алиса настороженно посмотрела на нежданного гостя. Спустя секунду она признала в нем того вредного дедка, который издевался над ней в зимнем лесу.

«Значит, это он спас меня, – решила Алиса, пристально рассматривая незнакомца. – Ну, спасибо, что хоть не бросил там».

– Смотрю, встала ты уже, деточка, – хмыкнул в густую бороду дед. – Как спалось-то тебе? Ничего не мешало? Мягка ли перина была?

– Все хорошо, спасибо, – осторожно ответила Алиса. – А где я?

– Так дома у меня, где ж еще-то, – усмехнулся ее спаситель, скрестив руки на груди. – Раз ты под ель заветную пришла, значит, именно сюда попасть и стремилась. Вот только зачем ты в ночной сорочке по лесу бегала? Неужели другой одежонки не нашлось?

– Какой еще ночной сорочке? – удивилась Алиса и, приподняв край одеяла, осмотрела себя.

Сейчас на ней вместо ее сарафана была надета длинная фланелевая рубашка.

«Явно мужская!»

– Да в той, что мне пришлось с тебя снимать, – ответил дедушка. – Странная она какая-то. Впервые такую вещицу видел.

– Эм… Я… – Алиса принялась судорожно соображать, что бы такого сказать в свое оправдание.

– Ты? – Насмешливо приподняв бровь, дедок махнул рукой, и к кровати плавно подлетело большое удобное кресло.

Присев, он уже хотел продолжить допрос, когда заметил, что девушка буквально вытаращилась на него. Обратив внимание, что она смотрит то на него, то на кресло, в котором он сидел, маг слегка нахмурился.

– Что-то не так? – осторожно поинтересовался, пристально глядя на девушку.

– Я точно в другом мире, – убито прошептала Алиса, но тут же встрепенулась. – А может быть?.. Дедушка, а дедушка, как вы кресло летать заставили? За ниточки подергали? – поинтересовалась девушка с безумной надеждой во взгляде.

– Слевитировал! – оскорбился старик. – Это же самое прос… Ты никогда такого не видела? – перебив сам себя, поинтересовался он. – Откуда же ко мне такая несведущая попала?

– Из леса?.. – продолжая настороженно смотреть на незнакомца, неуверенно предложила вариант Алиса.

«Мало ли, вдруг он меня за умалишенную примет, если скажу, что из другого мира?»

– Зачем врешь дедушке? – неодобрительно покачал головой старик. – Откуда ты, милая? Расскажи мне все, вдруг помочь смогу.

И Алиса, чувствуя, как непрошеные слезы начинают наворачиваться на глаза, решила сознаться. Глубоко вздохнув и зажмурившись, чтобы не расплакаться, она тихим бесстрастным голосом рассказала все, что с ней приключилось.

По мере того как ее рассказ подходил к концу, в сердце все больше укреплялась надежда на то, что этот странный дедок сможет ей помочь.

– Вы можете вернуть меня домой? – Алиса даже немного подалась вперед, желая услышать положительный ответ.

– Нет, – твердо ответил ледяной маг, немного слукавив.

Шанс всегда имелся. Можно было попробовать узнать, где находится мир девушки. И даже отправить ее назад, проведя нужные расчеты, но… Ее дар все предрешил.

«Прости, милая, но я не могу тебя отпустить, – подумал он, глядя на то, как по бледной щеке девушки скатилась одинокая слезинка. – Слишком ценна та способность, которой ты обладаешь. Я не имею права лишить Эдею еще одной Забирающей!»

– Но как же… Я ведь… – Чувствуя, как горло сдавливает от подступивших рыданий, Алиса сжала руки в кулаки, принявшись глубоко и размеренно дышать.

Все ее надежды и чаяния были перечеркнуты в один момент.

– Как тебя зовут? – поинтересовался маг, стараясь отвлечь свою гостью.

«Вот только женской истерики мне тут не хватало!» – раздраженно подумал он, еле заметно скривившись.

– Алиса, – выдохнула девушка, держась из последних сил, чтобы позорно не разреветься.

– А меня – Морозко, будем знакомы!

Алиса настолько опешила от услышанного, что даже как-то позабыла о своих переживаниях. Приоткрыв рот от удивления, она уставилась на того, кто назвался именем известного в ее мире сказочного персонажа. Пару раз моргнув, девушка честно попыталась хоть что-нибудь сказать, но от шока не смогла произнести ничего, кроме нечленораздельного мычания.

– Что-то не так? – подозрительно посмотрев на потрясенное лицо девушки, поинтересовался маг.

– Да вы издеваетесь! – возмутилась Алиса, стукнув сжатой в кулак рукой по одеялу. – Какой еще Морозко?!

– Добрый волшебник! – рявкнул в ответ мужчина, раздраженный непонятным поведением девушки.

– Еще скажете, что мне надо у вас прислугой побыть да всячески угождать, чтобы меня потом дарами богатыми наградили, – фыркнула Алиса, все больше начиная злиться.

– А ты откуда знаешь? – Подавшись вперед, маг впился взглядом в возмущенное лицо девушки.

– Да у нас эту сказку каждый ребенок знает! – ехидно ответила Алиса. – По крайней мере, в моей стране точно. Не-е-ет, теперь-то я все поняла, вы – псих! – Вскочив, она принялась расхаживать по кровати, благо ее размеры позволяли вполне спокойно это делать. – И сообщники ваши тоже психи. И все это просто жестокий розыгрыш!

Казалось бы, умершая надежда вновь расправила крылья, и девушка «уцепилась» за подвернувшуюся возможность все объяснить. Она тут же решила – пусть лучше это окажется похищением какими-то неадекватными личностями, чем другой мир.

– Где тут скрытые камеры, а? Да я на вас в… – Резко развернувшись, Алиса зацепилась ногой за одеяло. Не сумев удержать равновесие, сгруппировалась, приготовившись встретиться с полом, но зависла над ним в паре сантиметрах.

Удивленно повертев головой и поняв, что ей это не показалось, Алиса судорожно сглотнула. Повиснув вниз головой, она принялась суматошно болтать руками и ногами в воздухе, пытаясь за что-нибудь уцепиться, чтобы принять нормальное положение. Потом почувствовав, как неведомая сила приподнимает ее выше и, перевернув, отпускает, придушенно пискнула и упала на кровать.

– Не болтай глупости, тараторка! – грозно приказал старик, пытаясь не расхохотаться.

Уж слишком забавно выглядела девушка попой к верху. Он получил истинное удовольствие, разглядывая ее.

«А посмотреть там было на что», – хмыкнул он, оценив открывшийся ему вид.

Алиса же, широко раскинув руки и тяжело дыша, уставилась опустошенным взглядом в потолок. Чувство полета, которое она испытала, потрясло девушку до глубины души. А безумная надежда на розыгрыш, пусть и жестокий, окончательно оставила ее.

«Я одна… Совершенно одна в незнакомом и чуждом мне месте…» – Чувствуя начинающуюся истерику, девушка до боли прикусила внутреннюю сторону щеки.

– Не стоит расстраиваться попусту, – прервал затянувшееся молчание Морозко. – Назад уже ничего не вернешь. Теперь тебе надо думать, как жить дальше. Поживешь тут несколько недель, обвыкнешься, о мире нашем узнаешь, а там уж и решим, как дальше быть с тобой. В беде тебя не оставлю, хорошо вознагражу, если уважишь старика. Я все же добрый волшебник как-никак!

И вроде бы все правильно он говорил, но Алиса испытала такую злость на него, что еле сдержалась от обидных слов в ответ. Как это часто бывает, когда люди испытывают боль и разочарование, а кто-то пытается их поучать, появляется сильное желание сделать так же больно и этому человеку. И все доводы разума о том, что он ни в чем не виноват, куда-то испаряются.

«Волше-э-эбник, – передразнила Алиса, чувствуя глухое раздражение в груди. – Дать бы ему чем-нибудь тяжелым в лоб, посмотрела бы я тогда на его доброту!»

– Долго еще себя жалеть будешь? – поинтересовался скучающим тоном старик. – С таким настроем ты в нашем мире долго не протянешь. Лучше уж сразу со скалы спрыгнуть, так хоть долго мучиться не будешь.

Приподнявшись, Алиса уже приготовилась высказать все, что думает, но, натолкнувшись на внимательный взгляд голубых глаз, резко успокоилась. Практически сразу на смену злости пришло чувство стыда, а затем и раздражение на саму себя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11