Туи Сазерленд.

Трёхлунная ночь



скачать книгу бесплатно

Tui T. Sutherland

WINGS OF FIRE, Book 5:

THE BRIGHTEST NIGHT

This edition is published by arrangement with Writers House LLC and Synopsis Literary Agency


All rights reserved. Published by Scholastic Press, an imprint of Scholastic Inc., Publishers since 1920. Scholastic, Scholastic Press, and associated logos are trademarks and/or registered trademarks of Scholastic Inc.

© А. Круглов, перевод на русский язык, 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Адалин:

будь смелой и неудержимой и сияй как солнце.

И всегда сама выбирай свою судьбу


Пророчество о драконятах

 
Двадцать лет, двадцать зим будет смертным на страх
Мир войною объят,
И земля, утопая в крови и слезах,
Призовёт драконят.
 
 
В сини бездонной яйцо – морские крыла.
Звёздные крылья подарит ночная мгла.
Яйцо, что больше других, с горных высот
Крыльев небесных жар тебе принесёт.
За земляными в болотную топь нырни,
В яйце цвета крови драконьей скрыты они.
И в месте укромном вдали от дворцовых смут
Песчаные крылья в яйце незримые ждут.
 
 
Три королевы пылают, жгут и палят,
Две из них сгинут, нет третьей пути назад –
Лишь покорившись чужой великой судьбе,
Мощь светлоогненных крыл ощутит в себе.
 
 
Пять пробуждений в трёхлунной ночи без звёзд.
Пятеро смелых взлетят из драконьих гнёзд –
Сгинут раздоры, тьма воссияет, и, светом объят,
Примет мир драконят.
 

Пролог

Двадцать лет назад

Обокрасть дракона практически невозможно, тем более королевскую семью, которая живёт за стенами дворца в окружении стражи. Во всяком случае, так успокаивала себя королева Оазис, спеша по тёмным коридорам и освещая путь выдохами пламени.

Почти невозможно и уж точно глупо… но ужасное предчувствие не оставляло её.

Что-то было не так. В глубине дворца кто-то скрёбся, да к тому же острый слух песчаной драконихи различил далёкий писк, похожий на мышиный, и… звон монет? Но мыши не крадут сокровищ!

Тогда что же это – игра воображения? Рывком очнувшись от глубокого сна, будто получила удар в грудь ядовитым шипом, королева какое-то время сомневалась, но потом решила проверить, на месте ли её драгоценности.

Завернув за угол, она столкнулась с двумя своими дочерьми.

– Ой! – поморщившись, отпрянула Пламень. – Мама, ты наступила мне на лапу!

Её сестра Ожог лишь молча посторонилась, следя, как обычно, за каждым шагом матери пронзительными чёрными глазами.

Едва Ожог вылупилась из яйца, королева Оазис поняла, что должна опасаться средней дочери больше остальных.

Старшая, Огонь, крупнее и сильнее, но с ней хотя бы можно договориться, как-то понять её… если не считать странной мании калечить животных. Зато и отвлечь легко: стоит подарить какого-нибудь уродца, и принцесса надолго исчезает в своих покоях.

А вот Ожог явно дожидается удобного момента, чтобы захватить трон. Как узнала ещё в драконятах, что можно прикончить мать и самой стать королевой, так и ждёт, мерзавка.

«Ну давай, попробуй, – подумала Оазис, окидывая дочь презрительным взглядом. – Раздавлю как жука!»

– Что за спешка? – лениво протянула Ожог, словно не замечая огненного взгляда. – В королевстве беспорядки? Подожди, дай угадать… Неужто Искр снова решил сбежать со своей пассией?

– Да нет, с ней я уже разобралась… Хочу навестить сокровищницу.

– А, побрякушки, – зевнула Пламень. – Спокойной ночи, мамочка.

«Совсем пусто в голове, – думала Оазис, устремляясь дальше по коридору. – Из младшей точно не получится королевы… зато её хоть можно не бояться. Дочь примерная».

Из-за спины донёсся стук когтей о каменный пол, королева резко развернулась. Ожог застыла на месте, подняв когтистые лапы и перегородив коридор раскинутыми крыльями.

– Извини, – притворно потупилась она, – просто захотелось сходить за компанию.

Королева прищурилась. Если запретить, плутовка всё равно прокрадётся следом и станет подсматривать. Лучше уж держать её при себе.

– Ладно, пошли, только ничего не трогай!

«Знаю я, что ты хочешь увидеть, – подумала она. – Нет, пока я жива, пользы тебе от этого не будет».

Они двинулись вместе по длинному проходу к четырём кладовым сокровищницы.

С виду всё в порядке: на стенах мерцают факелы, двери закрыты и надёжно заперты. Вот только… что за странный запах? То ли лесной, то ли звериный, то ли цветочный. Определённо кто-то чужой внутри. Оазис изогнула шею и заглянула под дверь. Щель узковата, но только для драконов.

– Чуешь запах? – обернулась она к дочери. – Воришки?

– Откуда мне помнить их запах? – поморщилась Ожог. – Мне они не по вкусу – рыхлые, водянистые…

Выбрав нужные ключи из связки на шее, королева отперла двери и прошлась по кладовым. Выскочила она, пылая гневом.

– Всё плохо? – кивнула Ожог.

– Воришки! – фыркнула мать. – Обокрали меня. Меня! Как они посмели? – Она с шипением хлестнула хвостом. – Они не могли уйти далеко! Буди Огонь, встретимся с ней снаружи.

– Огонь? – переспросила белая дракониха, пытаясь заглянуть через крыло матери в кладовую. – Зачем?

– А вдруг их там много? Придётся драться, а мне уже приходилось видеть, что они способны вытворять своими игрушечными клинками. Не такая я дура, чтобы лезть в одиночку.

– Это понятно, но почему Огонь, а не я?

Королева презрительно хмыкнула.

– Мне нужен настоящий боец, а не тот, кто полагается на одну хитрость, хотя, к слову сказать, не такую уж и великую.

– Хорошо, – сухо кивнула Ожог, – пойду разбужу. – Она двинулась назад по коридору, потом обернулась. – Что они забрали?

– Больше по мелочам, – скривилась Оазис, – но я не нашла Ониксовый глаз.

Ожог молча нахмурилась. Казалось, она впервые выказывает подлинные чувства – тревогу?

– Ничего, вернём, – грозно рыкнула королева, – а завтракать будем жареными воришками. – Оттолкнув дочь, она кинулась к ближайшему выходу из крепости. – Всё, я лечу, а ты поторопи сестру!

– Я мигом.

Оазис выскочила во двор, расправила крылья и взмыла в ночное небо. Однако успела заметить, как Ожог снова заглядывает в оставшуюся открытой дверь кладовой. Забыла запереть, вот беда! Ладно, это ненадолго, а она не так глупа, чтобы воровать. Иначе появится хороший повод разделаться с ней.

Королева развернулась на лету, разглядывая стены дворца и песчаные дюны вокруг.

«А вдруг она не станет будить Огонь? – мелькнула мысль. – Кто прикроет спину, если что?»

Вот они, воришки! Всего трое: один спускается из окна по стене, остальные ждут внизу. На небо никто не глядит… Ворьё паршивое, обезьянье отродье!

Зарычав, она сложила крылья и бесшумно опустилась у подножия дюны за спиной у врагов. Лучше всего напугать их до смерти убитая таким способом дичь всегда вкуснее.

Всего трое, Огонь и не понадобится, даже если сестра её не разбудит. Никто не сравнится в бою с королевой песчаных драконов!

Щурясь в темноте, она стала взбираться по склону дюны туда, где слышались писклявые голоса.

Ерунда, какой тут риск. Никакого.

Часть первая
Изгнанники в дюнах

Глава 1

Солнышко никогда не сомневалась, что достойна героической судьбы. Она спасёт всех драконов, всю Пиррию! Вместе с друзьями воспарит на светлоогненных крыльях, или как там они называются, и принесёт желанный мир измученным войной племенам. Сказано же в пророчестве: «Пятеро смелых взлетят из драконьих гнёзд» – вот её судьба и цель всей жизни!

Тогда и все странности сразу объясняются. Почему она такая маленькая, гораздо меньше других песчаных? Почему такого необычного золотого цвета, с зелёными глазами и без ядовитого шипа на хвосте? А как раз потому, что героический дракон с великой судьбой должен отличаться от остальных! И вообще, какая разница, насколько красив тот, кому удастся покончить с войной?

Что за таинственные родители оставили своё яйцо в песках пустыни, не выставив даже охрану? Не хотели иметь драконят? Не важно, главное – это часть пророчества! «И в месте укромном вдали от дворцовых смут песчаные крылья в яйце незримые ждут». Всё правильно: герои из свитков сплошь и рядом вообще сироты. Великая судьба важнее семьи. Что может быть достойнее, чем остановить кровопролитие, в которое вовлечены все драконьи племена?

С самого детства, особенно когда приходилось плохо, нападала грусть или тревога, Солнышко утешалась мыслями о пророчестве: как она его исполнит, сколько жизней спасёт и счастливых семей воссоединит и сколько драконят родятся в этих семьях и будут расти, не зная страха перед ужасами войны. В этом был смысл её жизни.

И вот, теперь оказывается, что всё ложь!

Царапая крыльями каменные стены, Солнышко пробиралась по туннелю. Остров ночных остался позади, но пол ещё содрогался от дальнего рокота вулкана. Друзья остались у входа разговаривать с Провидцем, но ей не хотелось больше видеть ни его, ни их – никого!

Он сам сочинил пророчество. Всё это обман, уловка.

Нет, неправда! Провидец злой и коварный, он только использует всех вокруг и скажет что угодно, лишь бы уколоть побольнее.

Пророчество настоящее, иначе и быть не может!

Она вылетела из туннеля в дождевой лес и тут же врезалась в бок тощему ночному дракону. Тот рыкнул от неожиданности и сердито оглянулся. Солнышко развернулась в другую сторону, но упёрлась в колышущуюся стену из чёрных крыльев, лап и хвостов.

Залитый лунным сиянием лес просто кишел драконами. Рёв, шипение и рык сотен глоток совершенно заглушили привычный стук дождевых капель по тропической листве. Чёрные пришельцы сливались с ночными тенями, а местные приняли защитную окраску, так что острые когти и концы крыльев то и дело возникали словно ниоткуда и норовили уколоть. Солнышко отшатнулась, едва успев уберечь ухо от чужого хвоста: двое ночных запутались в висячих лианах и принялись в панике отбрыкиваться.

– Прошу тишины! – раздался голос Ореолы.

– Всем слушать! – Старушка Грация величественно выпрямилась и обвела взглядом поляну. – Говорить будет ваша новая королева!

Кто-то в толпе ночных глухо зарычал, но сердитое шипение остальных заставило его умолкнуть.

Солнышко попыталась протиснуться сквозь сутолоку, но добраться удалось только до ручья: там стояли, зловеще переливаясь синим и фиолетовым, радужные охранники с трофейными трезубцами. Сами они смотрели на новое оружие с удивлением, а многие держали его задом наперёд, тем не менее напирать на них было опасно: какая разница, случайно или намеренно вонзят в тебя остриё.

Больше всего хотелось улететь отсюда в лес и никогда не возвращаться. Даже друзей видеть не хотелось. Ну почему, почему они вели себя так, будто пророчество для них ничего не значит? Что уж говорить о каких-то там ночных!

Цунами совершенно точно поверила Провидцу! На самом деле она никогда не считала пророчество важным и не хотела исполнять. Глину всё равно, особенный он или нет, и бороться за великое дело земляного дракончика нисколько не тянет. Спать, есть и заботиться о друзьях – вот всё, что ему надо. Звездокрыл вообще с удовольствием забыл бы о пророчестве, а Ореоле и без того хватает дел, она же теперь королева… Никому нет дела до своей великой судьбы! Как их ни убеждай, что Провидец врёт, даже слушать не станут, только посмотрят, как обычно, и скажут про себя: «Ну, помечтай, помечтай, глупенькая малышка, прелесть ты наша».

Ветер шевелил тёмную массу ветвей над головой, в разрывы листвы пробивался лунный свет и накрапывал дождь. Даже если попытаться улететь, обязательно запутаешься в темноте или зацепишься хвостом. Друзья, конечно, вытащат, посмотрят снисходительно, погладят по головке…

Надо бежать в пустыню! Солнышко бросила взгляд через ручей. На той стороне ещё один волшебный туннель – прямо в Песчаное королевство. Там можно лететь и лететь, куда угодно, до самого горизонта, и не думать ни о чём. Думать и вправду совершенно не хотелось.

«Вы такие же обыкновенные, как все остальные драконята», – сказал Провидец. Презрительные слова снова и снова звучали в голове. – «А значит, война никогда не закончится и драконы будут гибнуть каждый день, поколение за поколением! Гибнуть и недоумевать, куда подевались те чудесные драконята судьбы, которые так хотели всех спасти, но позорно проиграли!»

Солнышко сжала когти, в отчаянии прижимаясь к влажной земле и опуская голову, чтобы другие не видели её слёз. Он врёт, врёт, врёт!

Тем временем Ореола забралась на большой валун и громко хлопнула крыльями, призывая к порядку. Всё же она выглядела дракончиком, хоть и старалась принять королевский вид. Ночные драконы вокруг были намного крупнее.

«Если пророчество ложно, то почему они так не любили Ореолу за то, что она там не упоминается? – задумалась вдруг Солнышко, испытывая новый прилив ненависти к Провидцу. – Зачем заставлять радужную чувствовать себя бесполезной, если бесполезны мы все?»

Потому что пророчество истинно, вот почему!

Только как это всем доказать?

– Я обращаюсь к вам, ночное племя! – начала Ореола, перекрикивая гул толпы и шум дождя. – Вашего дома больше нет, а бывшая королева мертва, однако есть возможность начать всё сначала. Если не сумеете, жить вам будет негде. – Она показала крылом на радужных. – Вам придётся с уважением отнестись к этим драконам, а взамен, по доброте своей, они будут относиться к вам лучше, чем вы того заслуживаете.

Радужные солдаты, стоящие у ручья, как смогли, приняли грозный вид.

Дождь набирал силу, заливая морды и крылья. Высоко над верхушками деревьев раздавались раскаты грома.

– Пока вы останетесь здесь, – продолжала королева. – Я не хочу, чтобы ночные бродили по лесу, пока мы всех не пересчитаем и не запишем. К каждому из вас будет приставлен радужный для присмотра. Думаете, мы вам не слишком доверяем? Правильно думаете. Наше доверие и дружбу ещё надо заслужить. Поэтому в деревню не приглашаем, мы подыщем вам другое место.

– Мы здесь промокнем насквозь, – пробурчал здоровенный ночной.

Глаза Ореолы свирепо блеснули.

– Хотите – возвращайтесь на свой уютный сухой остров, заодно и согреетесь.

Даже в призрачном лунном свете было видно, как потрясены и подавлены ночные. Их остров никогда не отличался удобствами, да и вулкан рано или поздно должен был похоронить его, но наблюдать такой ужас своими глазами врагу не пожелаешь.

«Равно как и узнать, что вся твоя жизнь была подчинена лжи», – подумала Солнышко.

В толпе внезапно поднялся рёв, драконы расступились, испуганно хлопая крыльями, и двое тёмно-красных от гнева радужных вытолкали вперёд завывающего от страха невероятно тощего ночного.

– Вот он! – выкрикнул один. – Его нельзя оставлять здесь, он хуже всех!

– Тот, который ставил на нас эксперименты, – пояснила другая, шипя на пленника и хлеща хвостом по бокам.

Солнышко никогда не видела радужных в такой ярости, даже Ореолу. Вытянув шею и приглядевшись, она узнала в тощем Гения, главного королевского учёного и отца Звездокрыла. Ореола, похоже, ещё не поняла толком, кто это.

Весь последний год ночные драконы похищали радужных и держали в пещерах, изучая свойства их яда. План был захватить дождевой лес и убить либо обратить в рабство его обитателей, мирных и незлобивых.

Живя на острове, залитом раскалённой лавой, ночные отчаянно нуждались в новом доме, и Солнышко поначалу горячо одобрила идею Звездокрыла предложить им перебраться в лес, признав Ореолу своей правительницей и пообещав жить со всеми в мире. В самом деле, почему бы разным племенам не попробовать найти общий язык? Больных и голодающих обитателей острова было так жаль, а в том, что их новой королевой станет радужная, виделась даже своего рода высшая справедливость.

Теперь же, глядя на хмурые морды и бормочущие свирепые пасти вокруг, Солнышко засомневалась в разумности такого решения. Ночные вовсе не выглядели виноватыми, а шипящие радужные только начинали осознавать, каких врагов пустили к себе в дом. Может, стоило оставить их на милость вулкана? Заслуживают ли спасения эти заносчивые убийцы?

Если они способны лгать о таких важных вещах, как пророчество и мир для всех драконов, можно ли им верить вообще? На что надеется Ореола?

– Я… прошу прощения… – неловко прокаркал Гений, в ужасе косясь на радужных. – Я… это было… ради науки… – Голос его сорвался, он уныло повесил голову.

По развёрнутым крыльям Ореолы пробежали разноцветные полосы.

– Свяжите его, – распорядилась она. – Позже мы решим, как…

– Дорогу! – прервал её голос стражника возле туннеля. – Пропустите!

Из дыры первой выпорхнула Вещунья, за ней Цунами с диким воплем:

– Ложись!!!

Драконы, стоявшие у выхода, в страхе припали к земле. Из туннеля вырвалась волна палящего жара, обращая в пар капли дождя. Следом появились ещё двое – Глин и Звездокрыл. Земляной дракончик укутывал крыльями ночного, который прижимал лапы к глазам. Чешуя у него на боках вспухла длинными ожогами. Едва оказавшись на этой стороне, он без сил повалился на землю.

– Все назад! – свирепо рявкнула Цунами, отгоняя любопытную толпу.

– Звездокрыл! – Солнышко рванулась вперёд, пытаясь протолкнуться сквозь давку.

Он ранен… Это она виновата, она! Как можно было оставить друзей с подлым Провидцем!

Внезапно чьи-то сильные лапы обхватили её сзади, зажали пасть и потащили в тёмные заросли.

Глава 2

Солнышко вырывалась как могла, но держали её крепко.

– Скорее, пока они не очухались! – прошипел кто-то рядом.

Дракон, нёсший пленницу, вломился в чащу, и сверху обрушился настоящий водопад дождевых капель. Кроме чёрной чешуи перед самым носом, ничего было не разглядеть, ясно только одно: тащат в лес, подальше от сборища драконов возле туннеля.

Как же теперь узнать, что со Звездокрылом, жив ли он? Солнышко в отчаянии рванула когтями чужую лапу, сжимавшую крылья, но похититель лишь глухо рыкнул и продолжал бежать, с чавканьем топча мокрую лесную подстилку. Судя по звукам, бегущих было трое. Они очень спешили, стараясь поскорее оторваться от возможных преследователей.

Странно… и страшно. Кто они, что им надо? Она перестала вырываться и прислушалась. Голоса Ореолы и Цунами за спиной уже едва различались. Похитители явно знали, куда бегут, – значит, лес им хорошо знаком.

Охотники? Солнышко зябко поёжилась. Наверное, те самые, что отправлялись сюда через туннель за пленными для опытов! Но зачем это им теперь?

– Всё, – устало выдохнули рядом, и все остановились.

Гул драконьей толпы на поляне едва доносился сюда, напоминая дальние раскаты грома на горизонте. Тропический дождь всё лил. Даже вечно стрекочущие цикады умолкли и куда-то попрятались.

Пленницу грубо свалили на землю. Она вскочила, отряхивая грязь с крыльев и хвоста, и злобно зашипела на дракона, который нёс её. Верзила окинул её презрительным взглядом и повернулся к остальным.

– И что теперь? – хмыкнул он. – План-то наш накрылся, выходит. Лично я не собираюсь поддакивать радужной выскочке, которая едва вылупилась из яйца.

– Можно подумать, я собираюсь! – оскалилась дракониха, фыркая огнём.

Совсем молодая, лет девять, не старше, она была так же забрызгана грязью, как и все, но глаза горели свирепой яростью.

– Меня они вообще убьют, – продолжал большой дракон. – Видали, как с Гением обошлись? Непременно кто-нибудь вспомнит, что я ему помогал с экспериментами… ну, там, приковывал пленных к стене и всё такое прочее. Точно, прикончат, так что лучше нам здесь не ошиваться.

– Куда подадимся? – деловито прошипел третий дракон, поменьше первого размерами. В пасти у него не хватало зубов, а хвост был кривой, с плохо сросшимся старым переломом. – Нам обещали дождевой лес, и я не прочь тут жить, но только не рабом. Не хватало ещё, чтобы какие-то радужные нам указывали!

– А с этой что делать? – Верзила кивнул на песчаную. – Ты сказала забрать, я забрал. Дальше-то что?

Ночная дракониха хлестнула хвостом и прищурилась, разглядывая песчаную крошку.

– Используем её, чтобы торговаться. Будем держать в заложницах, пока нас не пустят в деревню радужных и не позволят выбрать свою королеву!

– Кого, например? – поинтересовался щербатый со сломанным хвостом, плюнув огнём на ветку, с которой капала вода. – Власте не потянуть, она и драться не станет. У королевы Доминанты не было ни сестёр, ни других дочерей. Некого выбирать.

– Да хоть бы и меня! – оскалилась дракониха. – Ещё лучше, чем быть в пророчестве. Если королевой может быть эта радужная, то я – тем более! Я больше её и старше.

– И то верно, – хмыкнул верзила.

– Даже не надейтесь, – не выдержала Солнышко. – Ничего вам за меня не дадут. Кто я такая? Никто, просто песчаная неправильного цвета и без ядовитого шипа… – Её голос дрогнул. Только сейчас она прочувствовала всю горечь этих слов, хотя повторяла их всю жизнь. Если пророчество – выдумка, то так оно и есть на самом деле.

«Неправда, всё наоборот: дракончик с великой судьбой и выглядеть должен по-особенному. Иначе и быть не может!»

Между тем ночные драконы с сомнением разглядывали свою добычу.

– Плохо, если так, – буркнул верзила. – Выходит, я зря волок эту коротышку через лес. Ещё и когтями вцепилась… Ты же говорила, Зубаста, что она ценная!

Зубаста? Солнышко вспомнила, как Звездокрыл рассказывал о своей сестре, которую встретил в Ночном королевстве. Неужели это она и есть?

– Если та самая, то ещё какая ценная! – Дракониха больно ткнула пленницу хвостом в бок. – Ты ведь Солнышко, так? Братец твой во сне только про тебя и лопотал.

Крошка песчаная испуганно моргнула, не зная, что сказать.

– Ну точно, она! – кивнула Зубаста. – Звездокрыл от этой красотки без ума, он на что угодно согласится, лишь бы её вернуть.

Похоже на правду, подумала Солнышко с тревогой. Вот даже как – во сне говорит. Всего несколько часов назад они стояли на поляне с радужным войском перед атакой на ночных, и Звездокрыл признавался, что любит её, – всегда любил.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное