Тигран Казарян.

Твой голос в темноте



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Роберт долго ждал весну. Точнее время, когда дороги снова станут сухими, а погода теплой. Он всегда ждал этого времени года, когда мог покинуть тесную машину и вновь оседлать своего железного коня. Мотоцикл был спортивного варианта, так что водить его приходилось, согнувшись вперед. Ему не нравились мотоциклы типа Харлей, такие как Крузеры или Дрэгстеры, где едешь в положении полулежа, а руки протянуты почти что выше головы. Свой супербайк считал он удобным: на нем он не только мог быстро ездить, но и маневрировать между машинами.

Роберта крайне раздражали дороги Германии с их постоянными заторами. Иногда едешь на низких скоростях по однополосной дороге и не можешь идти на обгоны. А когда обгонишь долгую вереницу машин, то в самом впереди увидишь дряхлого старого водителя, который, несмотря на то, что сидит за рулем дорогого и мощного авто, тащится, как стажер автошколы. И так на протяжении осени и всей зимы.

Роберт строго следил за экипировкой мотоциклиста. Любил носить мотокомбинезон из «дышащих» и влагонепроницаемых материалов. Производителей очень много. У каждой модели свои преимущества, но он предпочитал швейцарские с микрокапсулами, поддерживающими естественную температуру человеческого тела. Да и защищают хорошо – так, что можно забыть об «асфальтной болезни». Это когда покрытие дороги сдирает с тела кожу с мясом. Он уже проверил этот костюм в прошлую осень на надежность, когда на мокром асфальте на повороте его сбросило с мотоцикла. Не вписался он тогда в этот поворот из-за раннего снега.

Психомоторная функция водителя привыкает к определенной скорости на привычных уже дорогах, но когда покрытие резко меняет свои свойства, мозг не может быстро отказаться от привычки. Вот и получается, что водитель видит опасность, а мозг не реагирует. Мотоциклистам этот феномен известен, многим на своей шкуре. Еще важно сохранить черепную коробку, когда ты, покинув свое седло, летишь над асфальтом. Для этого надо еще выбрать и подобающий шлем. Их тоже много видов. Роберт выбрал вариант «Интеграл». Хотя он тяжеловатый, но отлично защищает от ударов и из-за обтекаемой формы максимально подходит для спортивной гоночной езды. Но все же есть одна проблема, которая практически остается не решаемой – инерционная травма головного мозга. Это когда сильно бьешься защищенной в каске головой о бампер машины или асфальт. Кожа и кости черепа остаются целыми, а вот мозги стряхиваются в черепной коробке с космической силой. В общем, езда на гоночном байке – занятие не для всех.

Роберт никогда и не думал, что когда-нибудь пересядет на байк. Время вынудило его освоить новый вид транспорта. Добираться на работу на машине получалось примерно за час. А на мотоцикле время сокращается в два раза. Он жил в Штутгарте, впрочем здесь и родился, даже закончил высшую техническую школу, после чего устроился на крупный завод компании «Бош».

Его качества на этом гигантском предприятии сразу оценили.

Не только из-за его знаний и хорошего воспитания. Он владел в совершенстве помимо немецкого языка и английским. Его отец – англичанин и общался с сыном только на английском, так и не сумев до конца освоить немецкий. Кроме того, Роберт часто навещал своих родственников в Лондоне. Мать – коренная немка, которая во время стажировки в Англии, еще до рождения Роберта, познакомилась с его отцом, Норманом.

Роберта часто посылали в командировки в отдаленные страны Азии, Америки, Африки. Он прекрасно ладил с людьми, быстро приспосабливаясь к культурно-этнической среде данной страны. Все его принимали за англичанина, не подозревая, что он на самом деле из Германии. Хороших билингвалов сложно определить в точной принадлежности к определенной нации. Ему нравились эти командировки. Как ни как, что-то новое и интересное, а не унылые и скучные образы родной страны. Пришло время – и все эти заводы, куда его посылали, стали как родными.

Во время этих поездок у него зародилось одно хобби – фотографирование. А любил он снимать больше всего природу. Как-то он задумался над идеей сделать снимки закатов и восходов в разных частях света, потом издать альбом с этими фотографиями. Но для воплощения такой мечты мало иметь гигантское желание и напор. Время и деньги – вот проблема реализаций мечты.

Что касается денег, то он не бедствовал, при желании мог многое позволить себе. Но деньги есть, когда работаешь. Время, время… Где найти его, чтобы убежать, спрятаться от тоски?!

Роберт припарковал свой мотоцикл и зашагал к административному зданию. Сегодня у них вновь совещания до обеда, потом опять сборы для обсуждения проблем поставок чипов из Китая. Так, что весь день задница Роберта будет прикована к стулу.

Он здоровался весело с другими сотрудниками в костюмах и галстуках. Все они принадлежали к касте «белых воротничков» компании. Их было мало, но на территории предприятия они заметно выделялись от других работников фирмы «Бош».

Роберт не дружил ни с кем здесь. Все его общения с другими сотрудниками не выходили за границы делового поля. А друзья у него были. С некоторыми из них он дружил еще с детства. Всех их теперь объединяла любовь к скоростному движению. Они часто собирались по выходным и выезжали куда-нибудь. Неважно куда, важно – какая будет дорога, желательно, чтобы включала в себя скоростную трассу и серпантинные завитые асфальтные полосы на горной местности.

– Роберт, о чем задумался?

– Что? – он растерянно повернул голову в бок.

Рядом с ним стоял его начальник и улыбался. Другие уже занимали места перед огромным столом переговоров.

– Опять летишь в своих облаках? – спросил Лютер своего молодого подчиненного.

– О, здравствуй, Лютер. Прости, не заметил тебя.

– Ничего. Расслабься. Я уже привык к твоим повадкам. Слушай, зайди ко мне после совещания.

– Хорошо Лютер. Но на паузе между совещаниями, в обеденное время.

– Черт, точно, – улыбнулся Лютер. – Сегодня у нас весь рабочий день пройдет здесь, в этом зале. А в чем проблема то, Роб? Давай тогда пообедаем вместе? Там и поговорим.

– Нет проблем, Лютер. Что, первый раз решаем проблемы за обедом? – Роберт тоже улыбнулся.

– Да, Роб. Таковы реалии нашей работы – времени всегда не хватает, – чуть огорченно повернул свое лицо Лютер от Роберта и оглядел других сотрудников.

Многие подходили к отдельному столу, рядом со стеной, на котором стояли графины с кофе или просто с горячей водой для чая. Кто не ел сахар, мог выбрать сахарин в таблеточках. На белой скатерти лежали корзиночки с брецелями – традиционной немецкой стряпней. Были и круассаны для удобства. Ну а кто приехал на работу, успев позавтракать, мог забрать к себе на стол пластиковую прозрачную коробку с фруктовым салатом, в котором можно было пластмассовой вилочкой нащупать кусочки ананаса, киви, дыни, манго… А также крупные виноградины. Да, именно такую коробку со стаканом сока предпочитал Роберт.

Окна закрылись автоматически алюминиевыми карнизами, пряча всех от ранних ярких солнечных лучей. Свет в комнате заменился тусклым освещением от углов потолка. Проектор бросил свет на огромный белоснежный экран. Докладчик сидел близко к экрану и водил своей лазерной указкой по сменяющим друг друга слайдам.

Речь шла о новом заказе и сроках. Один из лозунгов «Боша» гласит, что ни одна машина не может работать без деталей от компании «Бош».

Заводы этой фирмы разбросаны по всей Германии. В каждом из них собирается определенно что-то из продуктов. Все они связаны друг с другом в логистическом и производственном отношениях. То есть один завод может готовить деталь для другого, где уже собирался конечный продукт.

Нарушения в поставках тормозило производство. А такие инциденты уже были. Роберт отвечал и за эту часть работы. Еще студентом он стажировался в компании «Сименс», под Нюрнбергом. Там то и он научился умению презентовать медицинское оборудование делегациям от разных стран мира, с которыми затем заключали контракт финансисты. Там в особом секторе на экранах светятся фазы готовности сборки, скажем, магнитно-резонансного томографа для определенной страны. А таких стран на экране десятки. Перед названием страны тянется светящая полоска. Когда доходит до зеленого цвета, то аппарат готов и можно отправлять продукт заказчику. Вот тут-то и начинается работа логистов. Если заказчик из европейской страны, то продукт едет на грузовой машине. Ну а если заказчик за океаном, то через Гамбургский порт кораблем туда все плывет.

Все фазы обучения Роберт усердно прошел. Ему приходилось заниматься и работой менеджеров, хотя он инженер электронного оборудования. Но, как говорится, куда пошлет начальство…

Глава 2

После завершения доклада все слушатели устремились к кирпичному старинному зданию, где расположилась рабочая столовая.

Роберт взял поднос и встал в очередь за блюдами сзади своего непосредственного начальника, Лютера. С двенадцати до тринадцати часов здесь просто сумасшедший дом: практически все работники смены собираются на обеденный перерыв.

Ассортимент еды удовлетворит вкусы любой культуры и религии. Каждый работник выбирал сам, какую карту покупать себе – для обеда или ужина. Все равно все стоит гораздо дешевле, чем в городских учреждениях, и многие предпочитали даже питаться здесь, чем дома.

Роберту это было максимально выгодно, так как ни он, ни его подруги, которых он порою заводил, не любили готовить. После того как устроился работать здесь, стал жить отдельно от своих родителей, решив остаться в том же городе.

Личная жизнь у него никак не складывалась. И во всем был он виноват. В наши времена такие романтики уже не нужны. Женщины теперь больше ориентируются на практическую силу парня, а не на его духовное богатство. Какой подарок оценит больше девушка от своего нового парня: книгу Шекспира или золотое колечко? Да, разумеется, если она по уши влюблена в парня, то и подарок вовсе не нужен. Но не каждая девушка так влюбляется в своего парня. Так все обстояло и с Робертом. Он был влюбчивым молодым человеком, но судьба ему не дарила взаимности. И когда ему исполнилось тридцать лет, он плюнул на концепцию любви и семьи, склонившись к другим интересам в жизни.

Ему советовали друзья, как вести себя с современными барышнями, но он словно родился пару веков назад, когда еще были в спросе джентльмены. Его галантность, пышные букеты цветов, красивые столики ресторанов с интересным разговором теперь интересовали мало кого из девушек. Да многим нравились его ухаживания, но в конце концов воспринимали их комичными и нелепыми с его стороны. Так что Роберту часто приходилось слышать от своих друзей нравоучения. Времена, когда подавали руку женщине для помощи, когда целовали ее руку при встрече, уже давно ушли в историю. Теперь времена эмансипации. Женщины как мужчины – во всем равны. Если ты поздороваешься с парнями, а девушкам лишь кивнешь приветствие, одаривая им добрую улыбку, то тебя обвинят в невоспитанности. Или посчитают человеком, прибывшим из строгих восточных стран. Здороваться надо со всеми с одинаковым выражением лица и за руки. Или вовсе просто кивать всем приветствие. Не стоит пропускать даму вперед, не надо ей помогать в затруднительном положении. Многие тебя в таком случае посчитают сверхвоспитанным. И сегодня это уже считается дурным тоном. Очень скоро оба пола будут пользоваться одним туалетом. Кстати, уже такие есть в Европе. Сидеть с женщинами в открытом пивном баре и тут же писать в открытый пластиковый писсуар, установленный возле стола, становится обычным делом. Представляю, после того, как девушка увидела тебя, как ты облегчаешь свой мочевой пузырь, ей тут же цветы подарить или что-нибудь про любовь рассказать. Нет, все наоборот, надо с ней обсуждать матч по футболу или как отдохнуть на берегу теплого моря. Но только не надо про историю и литературу говорить. Будет полный провал.

Роберт умудрялся все испортить, даже пригласив новую знакомую в ресторан, где ужасно скучно, нет музыки и надо говорить шепотом. Да еще он лезет со своими заумными философскими беседами.

Остаются ночные клубы, где можно только трясти головой под громкую музыку и смеяться с другими, будто услышал шутку, которую кто-то рассказал.

Да. Вот это все и надоело Роберту. Он решил все это отправить к чертями и заняться делом. Теперь его интересовали работа и хобби.

Он занял место за столиком рядом с Лютером и приступил неспешно жевать пищу.

– Слышал, ездил с ребятами на выходных в Швейцарию? – начал невзначай Лютер.

– Да. В горах были. Потом на планерах полетали. Там оказывается можно их взять в аренду. Красивые места.

– А туда можно на обычной машине добраться? – шутливо спросил Лютер.

– Можно. Но лучше на мотоциклах. Завораживает.

– Не понимаю я ваше это хобби. Может, постарел уже? – с сожалением сказал начальник.

– Да о чем ты говоришь, Лютер. На седле сидят старики бородатые. Видел бы ты, как они лихачат. Аж мурашки по коже.

– Ну, значит, я из другого теста сделан. Мне нравится комфортное немецкое авто, – Лютер триумфально посмотрел на своего молодого человека.

После некоторой паузы Лютер вновь начал:

– Слушай. Там у нас на производстве инженер захворал. И, к несчастью, надолго. Ты сможешь его заменить на некоторое время?

– На какое? Насколько мне известно, он постоянно болеет. Я его видел в городе. Выглядит весьма здоровым.

Лютер нервно начал ковыряться вилкой у себя в тарелке. Он знал, что все так и есть. Многие работники злоупотребляют законодательством Германии. А трудовой закон очень хорошо защищает рабочих и служащих от увольнения, если, конечно, ты не устроен на шестимесячный испытательный срок или временный трудовой договор.

– Ты знаешь, Роберт, что мы с этим ничего не можем поделать. И так с нашей мотивацией чуть ли не задницы лижем рабочим нашего завода. Но статистика есть статистика – всегда будут проценты заболеваемости.

– Хорошо. Я знаю, что мне делать, Лютер. Не беспокойся, прикрою сколько смогу.

Лютер посмотрел преданными глазами на своего верного и добросовестного подчиненного:

– Спасибо, Роберт. Я рад, что работаю с тобой.

Они попрощались. Роберт обедал очень быстро. После еды ему всегда хотелось прогуляться по территории компании. Так он быстрее переваривал еду и не клонило ко сну.

Он снова задумался над потерями трудовых сил на заводе. Ведь недавно слышал доклад производственного врача их предприятия. Тот показывал на экране, какие превентивные меры принимаются для профилактики заболеваемости. Каждый работник, если чувствует усталость или действительно что-то не так идет со здоровьем, то компания бесплатно отправляет на курорты восстанавливаться. И тем не менее, многие пациенты злоупотребляют больничными листами. Совсем просто пойти к своему семейному врачу и сказать, что устал работать. И не надо за это благодарить своего врача. Ну а если хочешь на пару дней всего заболеть, то и вовсе больничный брать не обязательно. Выходит, что каждую неделю два или три дня можно просто «поболеть». Этой возможностью пользуются многие работники в Германии, даже врачи.

Вдруг его служебный телефон зазвенел. На экране высветилось имя Лютера. Он быстро поднял трубку.

– Что-то не договорил, Лютер? – весело спросил Роберт.

– Нет. Просто я тут на производство звонил. Есть коррективы.

– То есть мне уже не надо напрягаться?

– Нет, Роберт. Скорее все наоборот. В общем, извини, но тебе придется взять сегодня на себя ночную смену. Так что поезжай домой и отдохни.

– Лютер, куда домой, в Штутгарт? – посмеялся в трубке Роберт.

– О, прости Роберт. Не знаю, что тебе и сказать.

– Все нормально. Останусь здесь до завтрашнего утра. Тем более есть чем заняться.

– Слушай. Ты отдежурь ночные и потом получишь бонусы.

– Какие? – удивился Роберт.

– Как какие? Свободные дни… – удивленно ответил Лютер.

– Свободные дни? И сколько таких?

– Ну… Слушай, давай завтра утром заходи ко мне, и я тебе объясню нюансы вахтовой системы работы у нас, которые, кстати, ты должен знать.

– Интересно получается. Кажется, я что-то пропустил, – чуть с сожалением сказал Роберт.

– Да, Роберт. И ты упустил самое интересное.

– Ого. Тогда до завтра.

Роберт направился теперь в свой кабинет, где его ждала кипа бумаг, которые он должен рассмотреть, затем подписать и потом положить все это в специальный почтовый ящик секретариата. Да, некоторые вещи приходиться до сих пор делать вручную, минуя высокие технологии.

Глава 3

Роберт посмотрел на свои часы: время уже идти в сборочный цех. Он сидел еще в своем кабинете и обрабатывал данные на мониторе. «Так, где же мой халат?» – он огляделся. В правом углу комнаты стоял большой шкаф. Там он обычно оставлял свои зимние вещи. Другой угол был занят узким шкафом, очень удобным для мотоциклетного костюма и ботинок. Шлем он ставил прямо на этот высокий шкаф. Возле входа стояла металлическая вешалка, вся развешенная, как елка, его пиджаками и галстуками.

Он не нашел халат в широком шкафу, и логика молодого инженера подсказала поискать его среди кучи пиджаков.

«Вот он, халатик мой», – обрадовался Роберт и начал его крутить в руках. Он одевал его в последний раз прямо перед новогодними каникулами, когда пришлось ему устранять с коллегами аварию в воздушной вентиляции. Без вентиляции, то есть очищения воздуха, в заводе будет пыльно и вся микроэлектроника роботов-сборщиков к чертям полетит. Это было почти шесть месяцев назад. Как время быстро бежит. После удачной работы и непосредственно уходом на каникулы он со своими коллегами выпил в секретном помещении. Об этом ему напомнили разрисованные на его халате физико-математические формулы. Точнее было выведены дифференциальные уравнения Максвелла. Дело в том, что электромагнетизм – вещественная часть в конструировании многих деталей в компании «Бош». Тогда, когда они все разгорячились спиртным, кто-то обвинил всех инженеров, что те забывают азы теоретической физики после окончания университета. Это задело Роберта, и он начал шариковой ручкой выводить доказательства прямо на своем халате. А почему на халате? Очень просто объяснить. На заводе «Бош» все халаты сделаны из белого синтетического полимера с квадратной разрисовкой на нем. Точно такие же квадратики, как на школьной математической тетради. Роберт с улыбкой посмотрел на свое творение и надел халат.

Через подземный переход он попал в гигантский корпус производственного отдела. Весь цех ограничен по периметру стеклянными стенами. Так что надо сначала ходить по коридору и поискать нужный отдел. А они для удобства были названы городами мира.

Роберт остановился перед названием «Рим» и вошел в отдел переодевания для рабочих. На ноги надел специальные бахилы, подошва которых покрыта металлической пластиной. Затем посмотрел на себя в зеркале и застегнул все пуговицы – иначе не пройдет через роботизированный контрольный пункт.

Теперь он встал перед входом, закрытым металлическим барьером. Встал на металлические пластины в форме ступней, считывающие и снимающие электрический магнетизм от посетителя или работника цеха. На него смотрели камеры и сканеры. Лампа еще светилась красным светом. «Черт, что такое? Вроде правильно оделся. Где зеленый свет?!» – почти прокричал возмущенно Роберт. Он попробовал отодвинуть барьер – не получилось. Лампа все еще горела красным. Роберт начал прыгать на металлических пластинах. «Да что такое, черт?! Индикаторы испортились что ли?!» – все возмущался Роберт.

Он неожиданно остановился и заулыбался. «Боже, вот ты тупишь, Роб. Халат мой полетел к чертям. Я его испортил!» – Роберт ударил ладонью себя по лбу и отошел от пропускной камеры.

Снял свой халат и с улыбкой рассматривал уравнение Максвелла. Вот из-за чего он не мог попасть на работу. Дело в том, что эти «математические» клеточки представляют собой тонкие, тоньше человеческого волоса, металлические проволоки, которыми пронизан весь халат. При рисовании он просто повредил сеть. Вот почему сканер ему не открыл вход. Такой халат препятствует накоплению на человеке электромагнитных зарядов. «Вот какие проблемы могут появиться на производстве электроники из-за уравнения Максвелла. А мне же не верили тогда?» – Роберт стоял и смеялся над собой. Он не заметил, как в помещение вошел мужчина. Тот смотрел удивленными глазами, как молодой рыжий парень рассматривает свой халат и смеется.

– Все нормально? – спросил рабочий лет пятьдесят-пятьдесят пяти.

Роберт обернулся к нему и перестал смеяться.

– Привет. Да… Точнее нет. Кажется, я испортил свой халат.

– А Вы?…

– Роберт. Роберт Вайз. Инженер.

Рабочий широко улыбнулся и протянул ему руку:

– Красимир Димитров. Просто Краси. Нам говорили, что вы с нами будете дежурить.

– Кррр…аси. Краси. Давайте на «ты». Так удобнее будет работать, – Роберт дружественно улыбнулся.

– Ок, Роберт. А насчет халата не беспокойся. Пока можешь надеть халат для посетителей. Вон там они висят, на передвижной вешалке.

Роберт повернулся и увидел вешалку, на которой в один ряд висели штук двадцать халатов.

– Там все размеры. Попробуй. Я тебе подожду. Вместе войдем в цех.

Роберт подошел за правый край вешалки, где висели большие размеры. Надев халат, он вновь подошел и встал перед сканером. Датчик теперь загорелся зеленой лампой и пропустил его внутрь.

– Ты уже был здесь, Роберт?

– Да, был, конечно же, – улыбнулся рыжий парень.

– Так значит, ты тут все знаешь?

– Выходит так. Говорят, что есть проблемы с агрегатами?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2