Тата Орлова.

Пари на пятьдесят золотых



скачать книгу бесплатно

– Герцог де Борей имеет к этому какое-то отношение? – встала и я.

– Нет! – возмутился братишка. – Неужели ты думаешь…

Я думала, но говорить ему об этом не собиралась.

Заклинателей было мало, уж больно особенный дар. У женщин проявлялся в слабой степени – только успокоить расшалившихся детишек или «заговорить» больного, когда и терпеть невозможно, и использовать другие средства нельзя. Так что прямая дорога таким была в учителя да лекарки.

А вот у мужчин… Таких, как Агжей, единицы. А чтобы еще и со способностью боевика – так он один и имелся.

Когда окончил академию, ему предложили остаться там же, преподавателем, но брат отказался, сказав, что рановато пока другими заниматься, с собой еще работать и работать. Следующим вариантом была служба у короля, но и тут нашлась причина, чтобы вывернуть по-своему. Он единственный мужчина в роду де Ланье, главная обязанность его – продолжение рода. Тяжелая задача, если знать, что женитьба в ближайшие планы брата не входила.

Но свои таланты Агжей использовал, время от времени ввязываясь в какую-нибудь авантюру. Чаще всего помогал ищейкам, «разговаривал» преступников или слишком скромных свидетелей. Иногда изображал путешественника, сопровождая богатые караваны, или составлял компанию какому-нибудь юнцу, желавшему посмотреть мир.

Хорошее занятие, когда хочешь завести нужные знакомства и найти людей, к которым можно обратиться за помощью, когда она потребуется.

– Я буду в трактире. Когда выйдешь, присмотрю за тобой. – Брат накинул на плечи плащ, натянул на голову поношенную шляпу. – Если что… – Не договорив, он скрылся за дверью, оставив меня с повисшим в воздухе предупреждением. И ладно бы речь шла о моей безопасности, так ведь нет, – о тех самых золотых монетах, которые он мог потерять. Проигрывать мой брат не любил.

Дав ему время спуститься на первый этаж и сесть за столик в трактире, расположившемся на первом этаже гостиницы, тоже покинула номер. Провернув ключ и засунув его в карман куртки, накрыла замочную скважину легким, но весьма болезненным щитом. В качестве еще одного доказательства того, что кое-что умею. Выпрямилась, собираясь развернуться, и…

Я не зря хвалилась тем, что в табеле стояла четвертым номером. Летевшее в меня заклинание я нейтрализовала поглотителем, второе – отбила, отправив в окно в конце коридора, третье…

Третье уничтожил тот самый маркграф де Риньи, весьма неожиданно оказавшийся за спиной моего противника.

Глава 2

– И что ты думаешь об этом мальчишке?

Герцог де Борей остановился у выходившего на реку окна. Вода тихая, спокойная, глядя на нее, хорошо неспешно размышлять и строить планы на будущее.

Будущее… Он иронично хмыкнул, поймав себя на том, что легкость, с которой жил еще некоторое время назад, стала вдруг восприниматься скорее легкомыслием, чем не замутненной проблемами беспечностью.

– О мальчишке? – несколько удивленно переспросил де Риньи.

Да, двадцать два – совсем не мальчишка, да и перстень магесса юнцам не дают, но назвать последнего претендента на должность секретаря молодым мужчиной язык не поворачивался, настолько тщедушным тот выглядел.

Прежде чем ответить на реплику Алекса, Эдгар бросил в окно еще один взгляд.

Небо ясное до самого горизонта. Редкие облака рябят на сверкающей воде. Одинокая лодка покачивалась на волнах у самого берега…

Идиллическая картина, от которой сводило скулы.

– Слишком молод, слишком хрупок, – развернулся он к другу и, по приказу его величества, негласному помощнику. – Будет тяжело убедить собственную совесть в невиновности, если с ним что-нибудь случится.

– Раз такой щепетильный, прибавь жалованье, – развалившись в кресле, хмыкнул Алекс. – Твой, как ты говоришь, мальчишка – щит. Великолепная реакция, молниеносная оценка ситуации. Из всех вариантов защиты он выбрал наиболее оптимальную.

– Не слишком ли он… – качнул головой Эдгар.

Нет, по сравнению с другими претендентами, парень действительно выгодно отличался в лучшую сторону. Не по всем параметрам – по тому, в котором оценивалась его, герцога, безопасность.

– Рекомендация де Эренталя дорогого стоит, – поднимаясь, заметил Алекс. – У него чутье на людей. Гниль рядом с собой не потерпит.

– Зато любит лезть куда не надо, – с улыбкой парировал Эдгар.

Маркграф де Эренталь был известной в столице фигурой. И не важно, что уже четвертый год как в опале. О нем помнили, помнят и будут помнить до тех пор, пока есть шанс, что вернется ко двору. А такой шанс был, и весьма серьезный. Как бы его величество ни гневался, называя владетеля приграничных земель возмутителем спокойствия, должен был прекрасно понимать, что именно его гарнизону, не приведи миры такого, придется первым встречать врага. Да и провинность маркграфа по прошествии нескольких лет уже не выглядела столь уж серьезной. Два расстроенных им союза и… брак, против которого его величество был категорически настроен.

С точки зрения крепости, время доказало правоту де Эренталя. Графиня де Сэссиль, приходившаяся королеве очень дальней родственницей, была счастлива и успела подарить своему мужу мальчиков-близнецов, в чьем даре теперь, когда им исполнилось два года, уже не было никаких сомнений. Виконт де Рикай, стараниями де Эренталя не взявший в жены девицу из рода де Кареев, благодарил судьбу, узнав о своей несостоявшейся супруге много интересного. Да и граф де Баль, продолжавший оставаться в холостяках, не казался расстроенным данным фактом.

– Он – заклинатель, это его суть. – Алекс прошелся по комнате, вернулся к камину, остановился, разглядывая небольшой портрет в простой, но изящной рамке. Молодая женщина смотрела куда-то мимо него и чему-то неуловимо улыбалась…

– Отправь запрос в академию.

Де Риньи отвел взгляд от портрета, обернулся:

– Еще вчера отправил, когда получили прошение. Мне подтвердили, что Мишель Лонье закончил базовый курс и поступил на продвинутый. Характеризуется положительно.

– Ты не заклинатель. – Эдгар посмотрел на друга удивленно. Четверо претендентов занять должность секретаря не вызвали у де Риньи никаких эмоций, этот же…

– Но понять, способен человек на подлость или нет, могу, – кивнул Алекс, намекая, что недоумение герцога не прошло мимо его внимания. – Хорошо, – направился он к столу, на котором лежали листы с записями, сделанными им во время собеседования. – Энтони Претьи, двадцать шесть лет. Служил помощником секретаря у судьи Дебора, затем – секретарем у судьи Хамса, с которым Дебор не в самых лучших отношениях. Последний год – у де Криньи, который и дал ему рекомендательное письмо… Вот-вот! – воскликнул он, заметив, как поморщился Эдгар. – Такие слухи на ровном месте не возникают. – Де Риньи ухмыльнулся. – Спустя несколько дней после увольнения Претьи старшую дочь де Криньи тихо, без огласки отправили в родовой замок, под присмотр чопорной тетушки.

– Почти убедил. – Эдгар взял из стопки лежавших на краю стола писем верхнее, посмотрел на росчерк отправителя и бросил обратно. – Еще три.

– Еще три?! – едва не взвился Алекс. Надо было им поговорить еще вчера. – Даниил Скетельи, двадцать четыре года. – Он посмотрел на герцога, готовя его к тому, что собирался произнести дальше. – Вечером, в день собеседования, был избит неизвестными. Находится в лекарне Ирвина Милосердного. – Маркграф отложил второй лист. Пробежался взглядом по следующему. – Кевин Стик, двадцать пять лет. Блистательные рекомендации, тебе он, кстати, тоже весьма приглянулся.

– И что с ним не так? – насторожился де Борей.

Исчезновение секретаря, служившего у него несколько лет, стало для герцога неприятной неожиданностью. И ведь ничего не предвещало…

Теперь он знал, что причина столь быстро покинуть его дом у Антуана имелась. Веская, надо сказать, причина.

– С ним все так, – уже другим, жестким и категоричным тоном, произнес де Риньи. – Господин Стик предпочел покинуть столицу в первой же почтовой карете, которая отправлялась из города следующим утром.

Герцог и так мрачнел с каждым словом, теперь же скулы его совсем затвердели. Видно было, что он с трудом сдерживал душившее его раздражение.

– Третий?

– Труп выловили из реки два дня спустя, – припечатал де Риньи. – Если не найдется других желающих, – он кивнул на край стола, где уже лежала внушительная стопка писем, – у нас останется лишь Претьи и этот мальчишка. Если, конечно, и его…

– И ты, зная… – Герцог сделал шаг к маркграфу. Смотрел тяжело, не скрывая недовольства.

– И я, зная… – криво улыбнулся Алекс. – За ним следят мои люди.

– И… – холодно прищурился Эдгар.

Такие стычки у них уже происходили. Найти повод схлестнуться было не сложно, но именно у этой оказался странный оттенок. Мальчишка, при всех его способностях щита, воспринимался слишком слабым, чтобы вот так играть его жизнью.

– Сообщили, что за ним следят не только они, – небрежно дернул плечом Алекс.

– Кто?

Де Риньи развел руками:

– Как только выяснят, доложат.

– Какой приказ ты им отдал? – Де Борей окинул кабинет быстрым взглядом. Подошел к каминной полке, поднял лежавший на ней мешочек с амулетами, прикрепил к поясу, и лишь после этого посмотрел на наблюдавшего за ним друга.

– Вмешаться, если возникнет угроза его жизни, – встал у него на пути де Риньи. – Это – не твоя забота. Его величество…

– Отойди! – Герцог медленно, но выразительно покачал головой, давая понять, что нынешнее противостояние выходит за рамки привычных. – Из мальчишки выйдет хороший щит. Я не могу допустить…

Точку в споре поставил клочок бумаги, упавший в вовремя подставленную руку маркграфа. Одного слова оказалось достаточно, чтобы невозмутимость де Риньи разлетелась, как осколки стекла.

За мальчишкой Лонье следил наемник из клана Кинжалов. Если эти и брали заказы, то только на смерть…


– Собирай вещи. – Маркграф переступил через лежавшего на полу мага и подошел ко мне.

– Зачем? – не поняла я, пытаясь соотнести нападение и прозвучавшее как приказ предложение.

– Дарк, – проигнорировав мой вопрос, обернулся де Риньи к тому самому типу, который должен был сейчас сидеть в кофейне напротив, – посмотри в комнате.

– Делать нечего! – возмутилась я, отступив к двери.

– Смело, но глупо, – скривился маркграф. Кивнул Дарку на меня, давая понять, что его распоряжение остается в силе.

– Кто ты такой, чтобы здесь командовать? – выпятив грудь вперед, приняла я угрожающую позу.

Как обычно после схватки, у меня начался отходняк. Другие – кто плакал, кто смеялся, а кто и впадал в ступор, а я полностью теряла самоконтроль, совершая поступки, о которых в нормальном состоянии даже бы не задумалась.

– Того, что я твой спаситель, тебе мало? – Де Риньи явно наслаждался происходящим.

– Я бы сам справился, – набычилась я.

Маркграф окинул меня ироническим взглядом и усмехнулся:

– Это была петля Ангуса.

– Знаю, – буркнула я, опустив глаза.

Условно смертельное заклинание. Оно и само по себе опасно, а для меня, как щита, вдвойне. Для таких и создавалось. Мама погибла от него – задыхаясь, не смогла удержать защиту. А потом и отец…

Дядя, когда ему поведали подробности их смерти, поклялся, что найдет способ нейтрализовать заклинание. И ведь нашел. Вот только в академии этому не учили, лишь на государственной службе.

Ищейке знать о том, что мы с братом имели нужные навыки, точно не стоило.

– Дарк! – поторопил типа де Риньи. Наклонился к нападавшему…

– Не пущу! – подалась я вперед.

На физиономии Дарка, когда он подошел, не выражалось ничего. И когда я попыталась ударить, пока он, прихватив меня за плечи, переставлял в сторону, тоже. Абсолютная флегматичность.

– Я – королевская ищейка, – вынужден был выпрямиться мой спаситель. – Маркграф Алекс де Риньи.

Надеюсь, выглядеть растерянным у меня получилось.

– Никого, – пока мы заново разглядывали друг друга, Дарк успел осмотреть комнату и вновь показаться в коридоре.

– Интересно, кого вы там искали? – Я подумала, что совсем уж рохлей быть мне не стоит. Мало ли – де Риньи, королевская ищейка…

– Иди собирай вещи, – ответил он насмешливой улыбкой на мой вызов.

– Зачем? – пошла я по второму кругу.

– Тебе нужна работа? – вроде как удивился он моей непонятливости.

– Нужна, – не стала я спорить. Оглянулась на стоявшего рядом Дарка. – Меня хотели убить? – вздохнула я, переведя взгляд на де Риньи.

– Тебе лучше знать. – Иронии в его голосе было хоть отбавляй.

– А при чем тут работа? – Я вновь решила дать понять, что не так глупа… не так глуп, как кажется.

– Шесть золотых монет в месяц и еще одна, если у герцога не будет нареканий. – Де Риньи чуть прищурился, словно оценивая, стоит ли относиться ко мне серьезно.

– Так бы сразу и сказали, – буркнула я, поворачиваясь к нему спиной. – А то – собирай вещи да собирай вещи…

Когда я вернулась в коридор, держа в руке дорожную сумку, ни Дарка, ни нападавшего там уже не было.

– Это все? – посмотрел де Риньи на мою ношу.

– Нет, – качнула я головой, – там…

– Дарк! – не дал мне закончить маркграф.

И ведь не было этого типа поблизости – такого трудно не заметить, а стоило произнести имя, как тут же появился.

– Мальчишку и сундук в карету.

– Я не мальчишка! – огрызнулась я. О том, что там не сундук, а так… сундучок, предпочла промолчать, посчитав, что слишком наглеть не стоит. Все-таки маркраф, да к тому же еще и королевская ищейка.

– Хорошо, – в очередной раз хмыкнул де Риньи. – Пацана и сундук в карету. И присмотри там…

Спорить с Дарком, что и сама смогу, не пришлось. Он просто прихватил меня за шкирку и, надо признать, весьма аккуратно подтолкнул к лестнице. Пока я пыталась сохранить равновесие и пыхтела, мысленно перебирая, чем бы ответить, тип успел не только забрать сундучок, но и обогнать меня, вынуждая поторопиться.

Внизу, как и на лестнице, никого не оказалось. Если бы не приоткрытая дверь в таверну, откуда доносились приглушенные звуки, можно было подумать, что вокруг все вымерло.

А вот на улице несколько человек стояло. Такие же, как Дарк, типы в добротной, но не бросающейся в глаза одежде, отирались рядом с двумя каретами, одна из которых выглядела совершенно безликой. Чуть подальше, у самой кофейни – зеваки. И одним из них был брат, которого бы никто, кроме меня, и не узнал.

Пообещав себе, что вот выиграю спор и разберусь с ним по-свойски, вслед за Дарком подошла к карете. Не к той, невзрачной, – к другой, с гербом. Пока тип пристраивал сундучок, забралась внутрь, настраиваясь, что ждать придется долго. Ради чего от меня избавились, было понятно – чтобы под ногами не мешалась.

Предположение оказалось неверным. Я еще не успела оценить внутреннее убранство кареты, как де Риньи уже сидел напротив, разглядывая меня с явным гастрономическим интересом.

– Что? – не выдержала я, сдавшись уже через пару минут.

С такими, как де Риньи, нужно либо биться до конца, либо… Либо искать другие способы одержать победу.

– Кто был с тобой в номере? – не изменив выражения лица, резко спросил он.

– Брат! – Я сделала вид, что удивилась его вопросу.

– И куда он делся? – Де Риньи чуть склонил голову, рассматривая меня уже с этого ракурса.

– Уехал, – с сожалением вздохнула я.

– Он живет в Клараксе?

– Нет, в Эрентале. Служит у маркграфа.

– Вот даже как? – Бровь де Риньи чуть приподнялась, едва не вызвав у меня еще один вздох, но на этот раз уже умильный. Ему очень шло это лукаво-ироничное выражение лица. Напоминало мне Бригитту… когда та выходила на охоту.

– Это допрос? – мысленно дав себе по шее, чтобы не расслаблялась, напыжилась я.

– Да. – Маркграф даже не попытался меня разубедить.

– Вы меня в чем-то подозреваете? – Мой голос дрогнул обидой.

– Я всех в чем-то подозреваю, – качнул головой де Риньи. Показалось, что обескураженно.

– А в чем меня? – Я добавила своему взгляду потаенной надежды.

– В том, что ты слишком неожиданно свалился мне на голову, – засмеялся он.

– Я не свалился, я приехал в поисках работы, – парировала я. – Мне нужны деньги. Академиусы…

– Знаю, – перебил де Риньи. – Академиусы не получают обеспечения, положенного студиозусам, а на стипендию прожить очень трудно.

– Даже на повышенную, – добавила я, намекая на свой четвертый номер в табеле.

– Даже на повышенную, – как-то многозначительно кивнул он. – Как добирался до Кларакса? В почтовой карете?

– Я же сказал, что с братом! – с еще большей обидой воскликнула я. – Он ехал с поручением от маркграфа де Эренталя, забрал меня из Академии.

– К кому он ехал с поручением? – мягко поинтересовался этот…

Да, брат не ошибся, когда сказал, что мы – попали. Будь на моем месте кто-нибудь вроде придуманного нами Мишеля Лонье, уже точно отказался бы от службы. Шесть золотых… Для меня речь шла о тех ста, которые мог проиграть брат, и тех пятидесяти, которые должна была получить я. Достаточно, чтобы постараться.

– А я откуда знаю? – уже не сдерживаясь, выкрикнула я. – Почему вы задаете мне все эти вопросы? Если я в чем-то виноват, так и скажите! И остановите карету, я…

– Я тебя все-таки довел, – грустно вздохнул де Риньи и посмотрел на меня, словно бы сожалея. – Как его зовут?

– Кого? – жалобно протянула я.

– Брата, – улыбнулся де Риньи.

– Грег.

– Красивое имя.

Будь я девушкой, сейчас бы выбирала: расцарапать ему ногтями лицо, сказать что-нибудь колкое или… поцеловать, чтобы оценить вкус яда, который источали его губы.

Но сейчас я была Мишелем Лонье, потому предпочла отвести взгляд и промолчать. Мне нужно было это место. Чтобы расцарапать ему ногтями лицо, сказать что-нибудь колкое, или… поцеловать, когда вновь стану Мишель де Ланье.


– Правила понятны?

С герцогом де Бореем мне было спокойно. Еще бы де Риньи не стоял рядом с ним и не щурился так довольно.

– Да, ваша светлость.

– Вопросы есть?

– Только один, ваша светлость, – старательно сделала я вид, что не замечаю иронии ищейки.

– Слушаю. – Во взгляде де Борея появилось что-то похожее на интерес.

– Мне известно, что у вас очень хорошая подборка книг по щитам различных школ. Вы позволите воспользоваться вашей библиотекой?

– Ты уже определился с работой, которую будешь писать? – Вот теперь в глазах герцога затеплился огонек азарта.

– Да, ваша светлость. – Я продолжала стоять навытяжку.

– Конкретней! – проявил он нетерпение.

– Использование эн-матрицы низкоемких щитов для формирования эффекта резонансного поглощения, – не замедлила я с ответом.

Тема была моя, выбирали вместе с дядюшкой. Кроме того, первого способа нейтрализации заклинаний типа петли Ангуса, которое он был вынужден передать короне, дядя начал разработку еще одного. Во время каникул мы с братом ему помогали, так что проблем с тем, что именно я буду защищать, претендуя на звание мага, у меня не было.

– Что? – Выражение лица де Борея стало таким отрешенным, что в первый момент я даже испугалась, не сказала ли какую-нибудь глупость. – Эн-матрица низкоемких щитов… – Он потер пальцем переносицу, потом сделал шаг, вернулся…

– Ваша светлость? – попыталась я вывести его из ступора.

– У тебя уже должны быть наработки, – вдруг вскинулся он. Куда только делась вся герцогская чопорность.

– Да, есть, – несколько растерянно промямлила я и даже отступила. Правда, позади стоял дворецкий, далеко отойти не удалось.

– Ваша светлость, – откровенно ухмыляясь, пришел мне на помощь де Риньи.

– Да, да, – явно жалея, что его сбили с какой-то мысли, отозвался де Борей. Потом медленно выдохнул. – Да, ты можешь пользоваться библиотекой. Но не в ущерб своим обязанностям.

– Благодарю вас, ваша светлость, – поклонилась я, скрывая появившуюся теперь и на моем лице улыбку.

Брат знал, чем меня можно соблазнить. Монеты монетами, но в нашем королевстве было не много поистине хороших библиотек. Эта – одна из них.

– Сегодня осмотрись и отдохни. Завтра приступаешь. – Тут герцог, видимо, вспомнил, кто он, а кто я. – Со всеми вопросами, если таковые возникнут, обращайся к господину Дорсэ, – кивнул он на дворецкого.

– Как прикажете, ваша светлость. – Я вновь поклонилась. Дождалась, когда де Борей и де Риньи направятся к выходу, и лишь затем повернулась к тому самому господину Дорсэ, на которого мне указали. – Мое имя – Мишель Лонье. Я могу попросить вас показать мне комнату?

– Да, господин Лонье. Следуйте за мной.

Далеко идти не пришлось, только пройти под лестницу, где оказался не видимый из холла коридор, уходивший направо, а затем налево. Вот туда-то мы и свернули.

Первая дверь справа.

– Ваши покои, господин Лонье, – подал мне ключ дворецкий. – Вещи уже доставили. Если требуется, я позову слугу.

– Благодарю вас, господин Дорсэ, – воспользовалась я предоставленной паузой. – Я привык обходиться без помощи.

Шесть лет в Академии. Будущих магов воспитывали одинаково, что родовитых, что безродных. Никаких приставок «де» или «эр», все равны. Форма, питание, требования… То же касалось и преподавателей. Внутри академических стен не было никаких сословных различий.

– Ужин в семь, – принял он к сведению мои слова. – Я приду за вами за пятнадцать минут до семи и покажу дом. А пока, – он окинул меня неожиданно заботливым взглядом, – прикажу подать вам молоко и булочку.

– Благодарю вас, – искренне поблагодарила я. В животе, в предвкушении того, что я все-таки скоро поем, весьма неблагородно заурчало.

Мы обменялись с господином Дорсэ улыбками, я – извиняющейся, он – понимающей, и раскланялись.

Надеюсь, хоть с этим проблем у меня не будет. Первое впечатление, сложившееся о старшем слуге в доме, оказалось либо неправильным, либо просто предвзятым.

Мои покои состояли из двух комнат: небольшой гостиной и спальни, к которой примыкали гардеробная и ванная, совмещенная с туалетом. Богатство хозяина дома было видно и здесь. Не выставленное напоказ – никакой излишней вычурности, но выраженное в добротных материалах, использованных для отделки, и в удачно подобранной мебели. Все строго, лаконично, но не тяжело.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8