Татьяна Зайцева.

Сказки для девочек. Больших и маленьких. Мальчикам читать не рекомендуется



скачать книгу бесплатно

Редактор Анна Карелина


© Татьяна Зайцева, 2017


ISBN 978-5-4483-9389-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Проказник ветер

В одном большом Городе жил-был озорник Ветер. Спрашивается, что в городской тесноте делать такому удальцу? Ему бы по степным да по морским просторам носиться. Но наш герой и в Городе не скучал. В печной трубе погудит, бельём на веревке похлопает, с флагами поиграет. Да, мало ли ещё!


Как-то хмурым осенним вечером носился он по улицам, забавляясь видом людей, спешащих укрыться от темноты и непогоды. Дунул посильнее, да и сорвал с головы прохожего шляпу. Бедняга, не разбирая дороги, помчался вдогонку по лужам, по раскисшим газонам. Ветер очень веселился.


Однажды летом наш приятель летал в поисках новых приключений. Было жарко, окна в домах раскрыты настежь. Заглянув в одно из них, он увидел в комнате у стены маленькую кроватку, а в ней крошечную Девочку.


Малышка сладко спала лёжа на животе, повернув головку на бок и засунув в рот свой пальчик. У неё были пухленькие щёчки, носик пуговкой, а на макушке торчал задорный хохолок.


Ветру так понравилась Девочка, что он каждый день прилетал поглядеть на неё, а иногда приносил ей подарки: сухой листочек, птичье перышко или лепесток от цветка. Он любил бывать у Девочки в гостях, когда малышка просыпалась.


Её вынимали из кроватки и укладывали на стол, чтобы переодеть. Она забавно дрыгала маленькими ручками, ножками и внимательно разглядывала всё вокруг своими большими глазками. Потом Девочку кормили, и она постепенно засыпала у Мамы на руках, счастливо улыбаясь во сне.


К сожалению, Папа Девочки очень боялся сквозняков, и часто закрывал окно. Тогда Ветер жалобно стучал в стекло каплями дождя. А с наступлением осени окна вообще перестали раскрывать. Теперь Ветер не мог навещать Девочку и так опечалился, что оставил свои проказы и забился в угол Городского сада.


Там в тишине ничто не мешало ему грустить о прошедшем лете и мечтать. Он был уверен, что Девочка подружится с ним, когда подрастёт. И никакие закрытые окна не помешают им вместе затевать игры и устраивать приключения.


Тем временем тучи, которых некому было гонять, заволокли небо и разлились дождями. С каждым днём становилось всё холоднее. Дождевые капли замёрзли, превратившись в снежные звёздочки.


Пришла зима и накрыла белой скатертью тротуары и газоны. Кусты и деревья нарядились в пушистые шубы. Даже долгие вечера стали светлее и утратили свою мрачность.


Красота зимы прогнала грусть. Ветер вылетел из Городского Сада и закружил блестящие снежинки, осыпая ими прохожих.

Печальная принцесса

Жили-были король с королевой. И были у них дочери-красавицы, и много всякого добра. Всё было хорошо, только одно огорчало и заботило венценосных родителей – старшая их дочь всегда была печальна.


Ни весёлые балы во дворце, ни принцы-женихи не могли её развлечь.

И никто не мог объяснить её грусти, даже она сама. Так что король с королевою просто замучились и решили отправить дочь подальше, чтобы не мешала веселью в доме.


Так принцесса поселилась в замке на границе королевства. Здесь ей было хорошо. Она любила гулять по лесу, дружить с лесными обитателями и по утрам умываться в ручье.


И вот однажды на лесной дороге она повстречала всадника на белом коне. Это был молодой король соседнего королевства, который заплутал в незнакомом месте, проголодался и начал отчаиваться. Он очень обрадовался неожиданной встрече. Да и девушка была красавица. Так что он был не прочь поболтать с нею.


Принцесса рассказала ему свою грустную историю. В ответ молодой король пообещал избавить её от печали, если она согласится прибыть завтра к нему на бал. На том они и распрощались.


Принцесса пришла домой в прекрасном настроении, и эта удивительная весть моментально облетела все окрестности. А наутро лесные друзья преподнесли ей необыкновенные подарки.


Бабочки подарили платье невиданной красоты, цветы украсили причёску. Птицы смастерили чудесную шляпу из перьев, чтобы в дороге прическа не растрепалась.


На том балу не было никого краше и веселей нашей принцессы. Молодому же королю она и в лесу очень понравилась, а тут он окончательно влюбился и сделал ей предложение.


А в лесу в память о принцессе и её счастливой судьбе птицы сочинили песенку, которую с часто удовольствием распевали:

 
Принцесса в ручье умывалась,
Ручей ей приветно журчал.
Солнце золотом в нём отражалось.
Принцесса сбиралась на бал.
 
 
Птицы перья ей в шляпу дарили
Луга ей дарили цветы.
А из крыльев ей бабочки сшили
Наряд неземной красоты.
 

Небо и земля

Ты знаешь, от чего по ночам на небе загораются огоньки, которые мы называем звёздами? Там на небе живут брат и сестра – Солнце и Луна. А у Луны есть подружки – прекрасные небесные девушки.


Вот они-то, эти девушки, и выходят вечером вместе с Луной на небо. И каждая держит в руках фонарик. Эти фонарики мы с тобой называем звёздами. Всю ночь девушки водят хороводы, а утром, когда встает Солнце, они уходят вместе с Луной спать.


На земле в одной деревне жил пастушок. Он редко видел звёзды, потому что вставал и ложился спать вместе с Солнцем. Целый день он пас своё стадо, играл на дудочке и пел свои простые песенки.


Играл и пел он замечательно, и стала деревенская молодежь приглашать его на вечерние гулянья. Тут-то и услыхали его небесные девушки.


– Ах, вот бы нам такого певца, было бы веселее водить хороводы!


– А спущусь-ка я на землю, – подумала одна из них, – и приведу его за собой. Какой пастух против моей красоты устоит!


И, правда, как увидел её пастушок, так и влюбился без памяти. Теперь он день торопит, ночи дожидается. И поёт всю ночь для своей ненаглядной. Стала девушка пастушка с собой на небо звать. Да он не идёт.


– На кого, – говорит, – я стадо своё оставлю. Да и непривычно мне на небе-то. Лучше уж ты, милая, оставайся со мной на земле.


Решила девушка пожить с пастушком в деревне, потому что понравился он ей своим простодушием и добротой, да и песнями очаровывал. Подумала, привыкнет он к ней, и потянется за нею на небо.


Днём она песни милого слушала, а ночью тосковала по дому и подругам. Пастух же прост был: он днём радовался, что милая рядом, а ночью спал, ничего не ведая и ни о каком небе не помышляя.


Однажды ночью не стерпела девушка и вернулась к себе домой навсегда. Утром пастушок проснулся, а милой и след простыл.


Долго горевал пастушок, да, в конце концов, утешился. Каждому в жизни своё место: кому на земле, кому на небе.

Фиалки

Родилася дочка!

Маленькая точка

В сложном предложенье.

Лиц и дел круженье

Приостановила,

Стала центром мира.


Сколько себя помню, я одушевляла всё, что меня окружало. В детстве я была убеждена, что даже неодушевлённые предметы испытывают те же чувства, что и я – любовь и привязанность, боль, обиду от невнимания, огорчение от разлуки.


Я и теперь не могу равнодушно пройти мимо брошенного кем-то цветка, не пристроив его в вазу с водой. Поневоле расставаясь со старыми вещами, мучаясь сознанием, что причиняю им обиду.


Как и многие я развожу на подоконнике цветы. Давно, перед рождением моей дочки, в моём оконном саду был кустик чудесных фиалок с тёмно-фиолетовыми цветами.


Их я особенно любила, и частенько разговаривала с ними, восхищаясь их красотой. И они, кажется, платили мне тем же, потому что пышно цвели круглый год, и радостно улыбались своими цветочными глазками.


Но вот родилась моя крошка. Конечно, теперь вся моя жизнь завертелась вокруг неё. Всё моё внимание и забота доставались только ей. Поливая свой сад на окне, стала я замечать, что фиалки как-то погрустнели, поникли, и закрывают один за другим свои глазки.


Вскоре и весь кустик засох. Долго ещё я не решалась выбросить сухую кочку, поливала её в надежде оживить. Но всё было напрасно.


Время шло, моя девочка подрастала. Стала я читать ей детские стишки. Особенно нам с ней нравилось «Федорино горе». Она внимательно слушала, следя взглядом за выражением моего лица и чутко реагируя на интонацию голоса.


Когда я радостно сообщала, что «…на белой табуреточке, да на вышитой салфеточке самовар стоит, словно жар горит. И пыхтит, и на бабу поглядывает…», она всегда расплывалась в счастливой улыбке, будто понимая, что трагические приключения бедной Федоры и её посуды закончились ко всеобщему удовольствию.


И тут я заметила, что глазки-то у дочурки тёмно-фиолетового цвета, совсем как у моих погибших фиалочек. Вот тогда я поняла, что засохли они от тоски и печали без прежней моей любви и внимания. А глазки свои подарили моей девочке, чтобы я о них помнила.

Про старые вещи

Как-то раз моя маленькая дочь спросила, зачем у нас столько старых вещей, которые уже ни на что не годятся. Настенные часы, которые бьют невпопад и то и дело останавливаются. Ломберный стол едва стоит на шатающихся тонких ножках, одна из которых вообще сломана. Бесполезная керосиновая лампа только накапливает пыль в своём рельефном узоре.


Да, согласилась я, тебе это кажется странным. Понимаешь, старые вещи служили нам долгие годы. К ним привыкаешь. Они хранят память о нашей жизни. Как можно их выкинуть? Вот послушай, какая история приключилась со мной однажды.


Я поздно возвращалась с работы, ехала в автобусе, устала и очень хотела спать. Чтобы развеяться, смотрела в окно на улицы и дома, мимо которых проезжала. На одной улице моё внимание привлёк старенький дом, из которого давно уже все выехали. Он стоял пустой и холодный с чёрными окнами.


Вдруг в одном окне я заметила слабый свет, который меня так поманил, что, забыв про свою усталость, я вышла из автобуса и пошла к этому дому.


Поднявшись по совершенно тёмной лестнице, я вошла в пустую квартиру. Дверь комнаты, из-под которой выбивалась узенькая полоска света, оказалась запертой.


Когда мои глаза привыкли к темноте, я заметила рядом другую дверь, отворив которую вошла в комнату смежную с той, где горел свет. Так как внутри двери вообще не было, я смогла, наконец, удовлетворить своё любопытство.


У окна, опираясь на подоконник разложенной столешницей с драным зелёным сукном, стоял хромоногий ломберный стол, а на нём старинная керосиновая лампа с тяжёлым бронзовым корпусом в виде высокого массивного кубка, которая едва освещала комнату. Рядом со столом расположился большой, потемневший от времени буфет, дверцы которого были раскрыты.


Я разглядела на полках несколько тарелок и чашек с потемневшими трещинами и щербинками. На полу лежали большие круглые настенные часы с римскими цифрами на циферблате. В комнате раздавались тихие голоса.


– Буфет в доме необходим, – услышала я брюзгливый голос. – Люди пьют и едят каждый день, а для этого нужна посуда. И уж на моих полках её всегда помещалось достаточно и для будней и для праздников. Да ещё оставалось место для домашних припасов. Старые хозяева это ценили. – Его голос дрогнул, и щербатые чашки сочувственно звякнули. – Я, конечно, стар, но ещё крепок. А моя жизнь бесславно закончилась в пустом холодном доме!


– О, вещи живут долго, и помнят многое, – вступил в разговор грустный голос от окна. – Начал я свою жизнь в просторной гостиной, где собирались гости поиграть в карты. Потом времена переменились, исчезли гостиные, столовые и спальни. Если целая семья размещается в одной только комнате, в карты можно поиграть и за обеденным столом. Мне повезло, что за ненадобностью не сгорел в печке. Послужил столом письменным и даже чертёжной доской. Но из-за тесноты был водружён на шкаф, завален тяжёлыми узлами и чемоданами, и у меня подломилась нога.


– Сломанные вещи никому не нужны, – натужно прохрипела пружина старинных настенных часов. – И мы многое повидали на своём веку, отсчитывая время ещё с тех пор, когда бабушка и дедушка были молоды. Вместе с ними мы провожали их сына на фронт и приветствовали боем наших курантов его возвращение. Раз в неделю нас заводили ключом, похожим на крендель, что неизменно восхищало маленькую внучку. Мы и правнуков успели побаюкать, пока были исправны. А теперь мы брошены и забыты навсегда.


– А ведь люди даже не догадываются о наших чувствах! – воскликнула керосиновая лампа, мигая дрожащим от обиды огоньком.


Я боялась пошевелиться и обнаружить себя. Удивительным было не только то, что я услышала, а и то, что увидела. Ведь это были наши старые вещи. Я ломала голову над загадкой, как они оказались не у меня дома, а в чужой, совершенно незнакомой мне квартире. Они с детства мне дороги.


Почтенный буфет с красивыми старинными вазочками цветного стекла, прозрачными фарфоровыми чашками, и прочей, чудом сохранившейся посудой.


Мои любимые часы, которым так и не нашлось мастера для починки, и они теперь просто украшают стену. А бедный ломберный стол, на котором я пломбировала пластилином многочисленные дырки от кнопок, играя вместо уроков в зубного врача!


И, конечно, старая волшебница керосиновая лампа, побудительница моих фантазий. Хотелось бы знать, кто это их здесь бросил! Я не могла, потому что люблю их и бережно храню.


– Осторожно, двери закрываются! – неожиданно громко сообщил чей-то голос. Какие двери? Почему закрываются?


И тут я обнаруживаю, что сижу в вагоне метро, вокруг меня люди, такие же усталые вроде меня. Кто-то пытается читать, периодически роняя голову, кто-то откровенно дремлет. Похоже, я тоже спала, и всё это мне, к счастью, только приснилось. И, выходит не случайно, а весьма кстати.

Путешествие в сказку

Жила на свете одна Девочка, которая очень любила сказки. Ложась вечером спать, она придумывала какую-нибудь сказочную историю, в которой непременно сама участвовала.


Оставаясь дома одна, она любила представлять себя принцессой или Золушкой. Тогда розовый халат её бабушки превращался в нарядное бальное платье, серебряная фруктовая ваза в красивую шляпу, а их комната в дворцовую залу, где она танцевала на балу среди нарядных гостей.


И вот однажды, когда Девочка в очередной раз перед зеркалом приводила в порядок свой наряд из бабушкиного халата, она услыхала за спиной незнакомый голос.


– Добрый день, сударыня!


Девочка обернулась, не испугавшись и даже не очень удивившись, и увидела перед собой человека, одетого в старинное платье.


– Здравствуйте, – ответила она.


– Позвольте представиться: Главный министр сказочного Королевства, – церемонно поклонился человек. – Поверьте, сударыня, – продолжил он умоляющим тоном, – только отчаяние оправдывает мой дерзкий визит к Вам. Позвольте мне всё объяснить.


– Извольте, – тоном светской дамы ответила Девочка, сама себе удивляясь.


– Ах, как я был прав! Вы удивительно похожи на нашу принцессу, – воскликнул министр. – Так вот, сударыня, только что на моих глазах совершенно таинственно Её Высочество исчезла.


– Как же это?


– Она гуляла в саду, подошла к сливовому дереву, потянулась сорвать ягоду и пропала.


– Какой ужас!


– Я уверен, тут не обошлось без колдовства! А такие загадки по силам только Доброму Волшебнику. Я уже послал к нему гонца. Но он живёт далеко. И, пока о пропаже Её Высочества никому не известно, не могли бы Вы, сударыня, побыть у нас некоторое время вместо неё. Уверяю Вас, из-за вашего поразительного сходства никто не заметит подмены.


Вот это да! Побыть настоящей принцессой! Заманчиво, но немного страшно.


– А если принцесса никогда не найдётся?


– О, сударыня, Вам совершенно нечего опасаться. Во-первых, Добрый Волшебник человек сказочно мудрый и могущественный. Во-вторых, Вы же знаете, в сказочных историях все неприятности к всеобщему удовольствию заканчиваются благополучно.


– Хорошо, – согласилась Девочка. – А как мы попадём в ваше Королевство?


– Нет ничего проще, – обрадовался министр.


Он подвёл девочку к книжному шкафу и распахнул дверцы. Там, вместо полок с книгами, Девочка увидела длинный дворцовый коридор, по которому им навстречу шёл Король.


От неожиданности Девочка растерялась, а Король, по-видимому, и вправду ничего не заметил и, приняв её за свою дочь, спросил, куда она направляется.


– Мы гуляли в саду, Ваше Величество, – поспешил ответить министр.


– Да, погода прекрасная, – сказал Король и удалился.


День прошёл благополучно, а вечером Девочку отвели в спальню принцессы. Лежа под одеялом в огромной постели, она думала о своём приключении. Волнения прошедшего дня не давали заснуть.


С интересом разглядывая окружающее, она заметила на столе посреди спальни серебряную фруктовую вазу, точь-в-точь такую как у неё дома. И она была полна спелых душистых слив. Девочка вылезла из кровати, подошла к столу и взяла одну.


В это время скрипнула дверь. Девочка не знала, пристало ли принцессе по ночам есть сливы. Поэтому в одно мгновение снова оказалась под одеялом, а сливу спрятала под подушку.


В спальню вошла незнакомая старуха. Вид у неё был довольно зловещий, и шла она крадучись. Подойдя к вазе со сливами, она схватила самую большую и съела. И замерла, будто ожидая чего-то. Но ничего не произошло.


– Странно! – удивилась вслух старуха. – Должно быть, это была не она.


И схватила другую. Опять замерла, и опять ничего не произошло. Тогда старуха стала есть все сливы подряд.


Девочка, затаившись под одеялом, со страхом смотрела на происходящее, и тоже ждала чуда.


Когда ваза опустела, старуха вдруг скорчилась и схватилась за живот. Но это не было чудом. Всем известно, что живот непременно заболит, если съесть слишком много слив. А ваза была большая. Поэтому старуха убралась из спальни со всей возможной поспешностью.


Придя в себя, Девочка вспомнила про сливу, спрятанную под подушкой. Уж не её ли искала старуха? На вид такая же, как все. Что бы это значило?


Так ничего и не придумав, Девочка, наконец, заснула с мыслью, что завтра обо всём расскажет Главному министру.


На утро она проснулась поздно, потому что на улице лил сильный дождь. То ли из-за плохой погоды, то ли из-за страшного ночного приключения, ей очень захотелось домой. Она даже собралась заплакать, но отвлеклась, услыхав громкие и тревожные голоса за дверью.


«Наверное, опять что-нибудь случилось», – подумала Девочка, побыстрее оделась и осторожно выглянула из спальни.


По коридору в тревоге бегали слуги и придворные, спрашивая друг друга, не видал ли кто Главного министра, который не явился к Королю на утренний доклад.


«Он тоже исчез», – догадалась Девочка, и решила немедленно бежать домой.


За общей суетой никто не заметил, как она добралась до двери, через которую накануне вошла во дворец. Но, когда Девочка её открыла, оказалось, что та ведёт в сад. Неужели в спешке она перепутала? Нет, это была та самая дверь, за которой вчера находилась её комната. Тогда она решила бежать хоть куда-нибудь, пока её не хватились.


В саду было тихо и пустынно. Только дождь своим шелестом нарушал тишину. Казалось, будто в Королевстве, следом за принцессой и Главным министром, исчезли вообще все люди.


«Как же теперь я домой попаду»? – размышляла Девочка, и даже не замечала, что вымокла насквозь. Она шла по саду, пока не увидела сквозь деревья и дождь высокую стену, окружавшую Королевский замок, и, сторожевую башню. На самом верху башни она заметила окошко, из которого едва пробивался слабенький свет.


Бедной Девочке было так одиноко в пустынном саду, так холодно в мокром платье, что она решила – будь что будет, а она поднимется в башню. Внутри вела наверх винтовая лестница такая крутая, что у Девочки закружилась голова, но ей не терпелось скорее добраться туда, где можно согреться и обсохнуть. Больше она ни о чём не думала.


Лестница закончилась площадкой с распахнутой настежь дверью в маленькую каморку, тускло освещенную огнём очага и единственной свечой на столе у окна. На очаге что-то варилось в горшке, и постукивал крышкой кофейник. Аромат кофе напомнил Девочке бабушку, и то, что она сама голодна. Всё это придало ей смелости, и она переступила порог каморки.


– Можно мне войти? – спросила она.


Но ей никто не ответил. Только в тёмном углу послышалась возня. Обернувшись на шум, Девочка увидела большую клетку, в которой метался испуганный скворец.


– Ну что ты, скворушка, я не сделаю тебе ничего плохого, – попыталась она успокоить птицу.


Но та заметалась ещё больше. Тогда Девочка вышла обратно на площадку, и решила здесь подождать прихода хозяина.


Снизу кто-то поднимался, ступая медленно и тяжело. Перегнувшись через перила, Девочка к своему ужасу увидела старуху, приходившую ночью в спальню принцессы. Бежать было некуда, и она спряталась за распахнутой на площадку дверью. Охая и кряхтя, старуха протащилась мимо, не заметив её.


– Проклятые сливы, – проворчала она, и стала греметь посудой.


Дверь старуха не закрыла, и Девочка не могла незаметно выбраться из своего укрытия. Ни жива, ни мертва от страха, она прислушивалась к происходящему в каморке. Старуха, видимо, пила кофе, и это принесло ей облегчение, потому что она перестала охать и заговорила.


– Ну что, любезный, разузнали вы мой секрет? А прок-то невелик! – И она противно захихикала. – До Волшебника вам не добраться. Здесь искать вас никому в голову не придёт. Так и просидите в клетке свой век, если вас не слопает кошка.


Тут старуха опять заохала, поминая «проклятые сливы», выскочила вон, и заковыляла вниз по лестнице.


Шаги внизу стихли, можно было удирать. Но прежде Девочка забежала в каморку, схватила перепуганную птицу, и, прижимая скворца к груди, бросилась прочь из страшной башни.


Она бежала через пустынный сад пока в самом дальнем углу не наткнулась на разрушенный участок стены. Никем не замеченная, она выбралась наружу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное