Татьяна Терещенко.

Симфония по творениям преподобных оптинских старцев. Том I. А–О



скачать книгу бесплатно


Рекомендовано к публикации

Издательским Советом

Русской Православной Церкви

№ ИС 13-305-0401

А

Ад

Если бы все скорби, болезни и несчастья со всего света собрать в одну душу и свесить, то адовы муки несравненно тяжелее и лютее, ибо геенны огненной и сам сатана страшится. Но нам немощным здешние муки зело невыносимы, ибо дух наш иногда и бодр, а плоть всегда немощна (при. Антоний, 20).

* * *

Слыша о муках вечных, не смущайтесь, ибо они весьма благодетельны для человека; когда бы их вовсе не было, тогда еще хуже и грешнее были бы мы. Ибо как отцы и матери удерживают детей от резвости прутом, так и Бог посредством адских мучений удерживает людей от злодеяний (прп. Антоний, 20).

* * *

А что будет с теми, которые станут ошуюю[1]1
  Ошуюю – слева. – Здесь и далее прим. peg.


[Закрыть]
своего Спасителя и Бога в последнюю годину. И когда навеки, невозвратно, безнадежно, наша Радость, наш Свет, наша Жизнь – Спас наш, окруженный вечной славой, бесчисленными сонмами Ангелов и святых, пойдет в райские врата в Горний Иерусалим, а те тогда воззрят на лики и красование спасенных, а сами пойдут в бездны и закроют их горы, сквозь которые не проникает никогда ни малейший луч света, ни малейшего звука Сладчайшего Иисуса!.. Размышляй об этом! Если будешь об этом чаще размышлять, то не будешь так раздражительна и так капризна. И милостивее будешь к сестрам (прп. Анатолий, 18).

* * *

Ад и его пламя так страшны, что ничем нельзя его изобразить, и в него попадут на веки вечные все произвольно грешащие и не кающиеся. Помни это чаще и этим удерживайся от грехов (прп. Иосиф, 19).

Мы слишком отвлеченно думаем об адских муках, вследствие чего и забываем о них. В миру совершенно забыли о них. Диавол всем нам внушил, что ни его (т. е. диавола), ни адских мук не существует. А святые отцы учат, что обручение геенне, все равно как и блаженства, начинаются еще на земле, т. е. грешники еще на земле начинают испытывать адские муки, а праведники – блаженство… только с той разницей, что в будущем веке и то, и другое будет несравненно сильнее (прп. Варсонофий, 20).

* * *

Адские муки несомненно существуют, и эти муки будут вещественны. Души и праведников, и грешников имеют даже одежду. Например, ведь святители явились в святительских одеждах. Там, быть может, будут города и т. п.

Все видят адские муки в условиях земного существования. Только будет не это грубое тело, а более тонкое, вроде газообразного (прп. Варсонофий, 20).

* * *

В настоящее время не только среди мирян, но и среди молодого духовенства начинает распространяться такое убеждение: вечные муки несовместимы с беспредельным милосердием Божиим, следовательно, муки не вечны. Такое заблуждение происходит от непонимания дела. Вечные муки и вечное блаженство есть не что-нибудь только извне приходящее, но есть прежде всего внутри самого человека.

Царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17,21). Какие чувства насадит в себе человек при жизни, с теми и отойдет в жизнь вечную. Больное тело мучается на земле, и чем сильнее болезнь, тем больше мучения. Так и душа, зараженная различными болезнями, начинает жестоко мучиться при переходе в вечную жизнь. Неизлечимая телесная болезнь кончается смертью, но как может окончиться душевная болезнь, когда для души нет смерти? Злоба, гнев, раздражительность, блуд и другие душевные недуги – это такие гадины, которые ползут за человеком и в вечную жизнь. Отсюда цель жизни и заключается в том, чтобы здесь, на земле, раздавить этих гадов, чтобы очистить вполне свою душу и перед смертью сказать со Спасителем нашим: идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего (Ин. 14,30). Душа грешная, не очищенная покаянием, не может быть в сообществе святых. Если бы и поместили ее в рай, то ей самой нестерпимо бы было там оставаться и она стремилась бы уйти оттуда (прп. Варсонофий, 20).

* * *

Сильно распространен теперь неправильный взгляд на муки вообще. Их понимают как-то слишком духовно и отвлеченно, как угрызения совести. Конечно, угрызения совести будут, но будут мучения и для тела, не для того, в которое мы сейчас облечены, но для нового, в которое мы облечемся после Воскресения. И ад имеет определенное место, а не есть понятие отвлеченное.

В городе X. жил один молодой офицер, ведущий пустую, рассеянную жизнь. Он, кажется, никогда не задумывался над религиозными вопросами, во всяком случае, относился к ним скептически. Но вот что однажды произошло. Об этом он сам рассказывал так.

«Однажды, придя домой, я почувствовал себя плохо. Лег в постель и, кажется, уснул. Когда я пришел в себя, то увидел, что нахожусь в каком-то незнакомом городе. Печальный вид имел он. Большие полуразрушенные серые дома уныло вырисовывались на фоне бледного неба. Улицы узкие, кривые, местами нагромождены кучи мусора – и ни души. Хоть бы одно человеческое существо! Точно город был оставлен жителями ввиду неприятеля. Не могу передать это чувство тоски и уныния, какое охватило мою душу. Господи, где же я? Вот, наконец, в подвале одного дома я увидел два живых и даже знакомых мне лица. Слава Тебе, Господи! Но кто же они? Я стал усиленно думать и вспомнил, что это мои товарищи по корпусу, умершие несколько лет тому назад. Они тоже узнали меня и спросили:

– Как, и ты тут?

Несмотря на необычность встречи, я все-таки обрадовался и попросил показать, где они живут. Они ввели меня в сырое подземелье, и я вошел в комнату одного из них.

– Друг, – сказал я ему, – ты при жизни любил красоту и изящество, у тебя всегда была такая чудная квартира, а теперь?

Он ничего не ответил, только с бесконечной тоской обвел глазами мрачные стены своей темницы.

– А ты где живешь? – обратился я к другому.

Он встал и со стоном пошел в глубь подземелья. Я не решился следовать за ним и начал умолять другого вывести меня на свежий воздух. Он указал мне путь. С большим трудом я выбрался наконец на улицу, прошел несколько переулков, но вот перед глазами моими выросла огромная каменная стена, идти было некуда. Я обернулся – позади меня стояли такие же высокие мрачные стены, я находился как бы в каменном мешке.

– Господи, спаси меня! – воскликнул я в отчаянии и проснулся.

Когда я открыл глаза, то увидел, что нахожусь на краю страшной бездны и какие-то чудовища силятся столкнуть меня в эту бездну. Ужас охватил все мое существо.

– Господи, помоги мне! – взываю я от всей души и прихожу в себя. Господи, где же я был, где нахожусь теперь? Унылая однообразная равнина, покрытая снегом. Вдали виднеются какие-то конусообразные горы. Ни души! Я иду. Вот вдали река, покрытая тонким ледком. По ту сторону какие-то люди, они идут вереницей и повторяют:

– О горе, о горе!

Я решаюсь переправиться через реку. Лед трещит и ломается, а из реки поднимаются чудовища, стремящиеся схватить меня. Наконец я на другой стороне. Дорога идет в гору. Холодно, а на душе бесконечная тоска. Но вот вдали огонек, какая-то палатка разбита, а в ней люди. Слава Богу, я не один! Подхожу к палатке. В сидящих там людях я узнал моих злейших врагов.

– А, попался ты нам, наконец, голубчик, и не уйдешь от нас живым, – со злобной радостью воскликнули они и бросились на меня.

– Господи, спаси и помилуй! – воскликнул я.

Что же это? Я лежу в гробу, кругом меня много народа, служат панихиду. Я вижу нашего старого священника. Он отличался высокой духовной жизнью и обладал даром прозорливости. Он быстро подошел ко мне и сказал:

– Знаете ли, что вы были душой в аду? Не рассказывайте сейчас ничего, успокойтесь!»

С тех пор молодой человек резко изменился. Он оставил полк, избрал себе другую деятельность. Каждый день начал посещать храм и часто причащаться Святых Тайн. Видение ада оставило в нем неизгладимое впечатление. Воспоминание о смерти и аде очень полезно для души. Помни о конце твоем, и вовек не согрешишь (Сир. 7, 39) (прп. Варсонофий, 29).

* * *

Один афонский монах рассказывал оптинскому старцу следующее:

«В молодости я был очень богат и вел самый веселый образ жизни. Счастье мне всюду улыбалось.

К зрелым годам я сделался очень крупным фабрикантом, доходы свои считал миллионами. Обладая отличным здоровьем, я никогда не задумывался над жизнью, воздаяние за гробом казалось мне басней.

Однажды после обеда я заснул в своем кабинете. Вдруг вижу ясно, как наяву, светлого Ангела, который, взяв меня за руку, сказал:

– Пойдем, я покажу твое место, которое будет твоим вечным жилищем.

Я в страхе последовал за Ангелом. Спустились мы в долину. Посреди нее возвышалась конусообразная гора, из которой вырывались клубы дыма, а из недр той горы слышны были вопли.

– Вот, – сказал Ангел, – то место, в которое ты переселишься после смерти, если будешь жить, как теперь живешь. Господь повелел открыть тебе это.

Ангел стал невидимым, я проснулся. Встав, я воздал благодарение Богу, давшему мне время на покаяние. После этого я поспешил завершить свои дела. Жене оставил больше миллиона денег, столько же детям, а сам удалился на Святую Афонскую Гору.

Игумен сначала не хотел меня брать, видя мои зрелые лета и неспособность к труду, но я пожертвовал на монастырь миллион, и меня взяли. В настоящее время сподобился схимнического чина и с Божией помощью надеюсь избежать того места мучений» (прп. Варсонофий, 32).

* * *

Я, конечно, никому не говорю и не показываю вида, но ужас адских мук всегда стоит в моем уме. Но я пользуюсь им для своего смирения. А как это чувство ужаса смиряет! (прп. Варсонофий, 32).

* * *

< Как-то мне батюшка рассказал, что он еще в миру видел сон. >

Вижу я ад и адские мучения. Увидел я там маленькую девочку лет семи, даже пяти, и говорю:

– Как ты сюда попала?

И думаю, какие грехи у этой малютки, когда она еще совсем младенец? А она смотрит на меня и говорит:

– Я здесь за скверные мысли (прп. Варсонофий, 32).

Азбука

Всякий человек начинает учение с азбуки, заучивая постепенно букву за буквой. Вот и вы подошли к первой букве. Первая буква в азбуке «а». По-славянски она произносится «аз», что же это значит? – «Аз» значит «я», т. е. вам теперь представляется рассмотреть самого себя, свое собственное «я». Всмотритесь вы и увидите в себе все пороки, страсти, которых вовсе в себе не предполагали. Вы увидите и гордость – мать всех пороков, и уныние, и леность, а там, вглядываясь со вниманием, вы увидите и осуждение, гнев, и сребролюбие, и зависть, и злобу. Да неужели я злой? Вот уж не думал! А злоба есть. А там, глядишь, встанет исполин – блуд… Все прочее, все страсти во мне есть. Господи! Какой я грешный! Нет надежды на спасение, я не могу бороться, нет сил!..

Но что же я отчаиваюсь, Христос приходил призвать не праведных, но грешных на покаяние. «Господи! Немощен есмь «аз», помоги! На Тебя вся надежда, Господи! Я вижу теперь, что я сам по себе ничего не могу!» Тут вы, познав свою немощь, выучив первую букву, обращаетесь за помощью к Богу, переходите ко второй букве, «буки», – это древнеславянское слово, значащее «Бог», собственно не «буки», а «Бук». Здесь вы, сознавая свою немощь, будете надеяться на Бога, жить по Божию велению, по заповедям. Будете падать, спотыкаться, но ничего, не надо терять надежды на Бога. Упали, так не лежите, надо скорее встать и опять в путь, и так дальше и дальше. Вы больше и больше будете смиряться, видя свою немощь. Вот это вторая буква. Затем идут буквы «веди», «глаголь», «добро»! Итак вы, по мере того как будете преуспевать в богоугодном житии, вы будете подходить к третьей букве, «веди», т. е. вы постепенно начнете ведать истину. Ваш разум будет мало-помалу проясняться, очищаться. А затем «глаголь», «добро», т. е. от избытка сердца начнут уста глаголить. Так вот видите, что не все сразу делается, а постепенно (прп. Варсонофий, 20).

Аккуратность

Нужно быть во всем аккуратным и внимательным. Внимательность, точность и аккуратность в делах и своих обязанностях даже будут способствовать утренней душевной собранности вашей, когда вы привыкнете ко внимательности (прп. Варсонофий, 20).

Ангел

На небе сотворил Бог Ангелов, духов бесплотных, умов совершенных, но не утвержденных еще, конечно, в добре, а оставленных на испытание их произволения, какое покажут в отношении их покорности и непокорности Богу.

Третья часть ангелов отпала от Бога, быв увлечена начальнейшим ангелом, который возгордился против Бога и пожелал быть равным Ему, помышляя в себе: «Поставлю престол мой выше звезд небесных и буду подобен Вышнему» (ср.: Ис. 13–14), – за каковую гордость и дерзость из светоносного ангела превратился в змия-дракона, о котором сказано в Откровении Иоанна Богослова, что хвост его увлек с неба третью часть звезд (Откр. 12, 4), т. е. ангелов. Падшие ангелы с их злоначальником свержены с неба и оставлены на их злую волю до Страшного Суда, на котором и получат должное воздаяние (прп. Амвросий, 31).

* * *

Ангелы принимают деятельное участие в судьбе человека, если враги нападают на нас со всех сторон, то тем более светлые любвеобильные Ангелы стремятся защитить нас, если только человек сам сознательно не переходит на сторону зла (прп. Варсонофий, 20).

* * *

Вначале Господь сотворил мир невидимый; блаженные духи разделялись на девять чинов: Серафимы, Херувимы, Престолы, Господ ствия, Власти, Силы, Начала, Архангелы и Ангелы. Но сотворенные духи не все сохранили верность Богу; треть отпала от своего Создателя, и из благих они сделались злыми, из светлых – мрачными. Чтобы возместить потерю, сотворен был человек. Теперь люди, работающие Богу, по кончине своей вступают в лик Ангелов и, смотря по заслугам, становятся или просто Ангелами, или Архангелами и т. д. Этот видимый мир будет стоять до тех пор, пока будет пополняться их число, а тогда – конец. Неизвестно только, когда наступит это время: завтра, или через год, или через миллионы веков. Дай, Господи, нам всем войти в это число, чтобы вовеки пребывать со Спасителем нашим (прп. Варсонофий, 29).

* * *

<Еще коснулись того, что нужно делать, если, например, мне явится Ангел: >

– Ни в каком случае не доверять, а перекреститься и счесть себя недостойным видеть Ангела. И Господу будет угодно это смирение, хотя бы это был настоящий Ангел, а не сатана в образе ангела (прп. Варсонофий, 32).

Антихрист

Страшно будет Второе пришествие Христово, и ужасен последний Суд всего мира; но не без великих ужасов будет перед тем и владычество антихриста, как сказано в Апокалипсисе: В те дни люди будут искать смерти, но не найдут ее; пожелают умереть, но смерть убежит от них (Откр. 9, 6). Приидет же антихрист во времена безначалия, как говорит апостол: пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Фес. 2, 7), то есть когда не будет предержащей власти (прп. Амвросий, 1).

* * *

Дух антихристов от времен апостольских действует через своих предтечей, как пишет апостол: Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Фес. 2, 7). Апостольские слова удерживающий теперь относятся к предержащей власти и церковной власти, против которой предтечи антихриста и восстают, чтобы упразднить и уничтожить оную на земле. Потому что антихрист, по объяснению толковников Святого Писания, должен прийти во время безначалия на земле. А пока он еще сидит на дне ада, то действует через предтечей своих. Сперва он действовал через разных еретиков, возмущавших Православную Церковь, и особенно через злых ариан[2]2
  Ариане – последователи Ария, ерисиарха IV века.


[Закрыть]
, людей образованных и придворных, а потом действовал хитро через образованных масонов, а, наконец, теперь через образованных нигилистов стал действовать нагло и грубо, паче меры. Но обратится болезнь их на главу их, по сказанному в Писании. Не есть ли крайнее безумие трудиться изо всех сил, не щадя своей жизни, для того чтобы на земле повесили на виселице, а в будущей жизни попасть на дно ада, в тартар на вечное мучение. Но отчаянная гордость ни на что смотреть не хочет, а желает всем высказать свое безрассудное удальство (прп. Амвросий, 1).

* * *

В Святом Писании, например в Апокалипсисе и даже в Ветхом Завете, встречается слово «острова». Например, острова будут уповать на Бога (Ис. 51, 5). Как «острова» могут уповать? Под словом «острова» разумеются монастыри. А означает весь текст то, что к пришествию антихриста разве в монастыре еще сохранится вера (при. Варсонофий, 20).

* * *

Весь мир находится как бы под влиянием какой-то силы, которая овладевает умом, волею, всеми душевными силами человека. Одна барынька рассказывала, что был у нее сын. Был очень религиозен, целомудрен, вообще был хороший мальчик. Сошелся с товарищами и стал неверующим, развратным, словно кто-то овладел им и заставляет его все это делать. Очевидно, что это посторонняя сила, сила злая. Источник ее – диавол, люди же являются только орудиями, посредством. Это антихрист идет в мир, это – его предтечи (при. Варсонофий, 32).

* * *

О времени пришествия антихриста никто не знает, как сказано в Евангелии, но признаки скорого пришествия антихриста уже есть. Видя такое гонение на веру и стремление уничтожить ее, а также и многое другое, надо думать, что время это приближается. Но все же точно ничего нельзя сказать. Бывали и раньше времена, когда считали, что пришел антихрист. Например, при Петре, а последствия показали, что это было ошибочно, мир еще существует. Да и какой смысл в этом исчислении? (при. Никон, 21).

* * *

Желание дожить до пришествия антихриста греховно. Такая скорбь будет тогда, что, как сказано, – праведник едва спасется. А желать и искать страданий опасно и греховно. Это бывает от гордости и неразумия (прп. Никон, 21).

Апостолы

Три апостола – Петр, Иоанн и Иаков – изображают веру, надежду и любовь. Иоанн изображает любовь: был ближе всех к Спасителю и на Тайной вечери возлежал на груди Спасителя. Петр хотя и был за дверьми со служанками, но ему потом была вручена Церковь и дано право пасти стадо Христово – он изображает веру. Об Иакове вообще говорится очень мало. Его совсем даже нигде не видно, но он удостоился вместе с другими двумя апостолами видеть славу Божию – он изображает надежду, так как надежда не видна, она таится для других всегда невидимо в человеке и хранит свою силу, и надежда не постыдит (при. Амвросий, 7).

Афон

Теперь на Афоне нет мощей, как говорят, по следующему обстоятельству.

Один благочестивый старец жил там в безмолвии и уединении и ученика своего всегда поучал держаться безмолвной и уединенной жизни. По кончине старца через год, по обычаю афонскому, разрыли могилу и нашли главу старца, источающую благовонное и целительное миро. Многие стали ходить на поклонение этой главе и мазались целебным миром и тем нарушали безмолвие ученика. Поэтому он с упреком сказал почившему старцу: «Отче! Ты при жизни своей всегда поучал меня безмолвию и уединению, а по смерти своей нарушаешь это».

После этих слов благовонное и целебное миро иссякло и осталась одна простая кость, и люди перестали ходить на поклонение. И говорят, что после этого находили в могилах одни кости желтые, или белые, или черные, по которым и различали состояние почивших душ, или находили нерастлевшие тела темные.

О таких всем братством молились в продолжение трех лет, ежегодно разрывая могилу и прося местных архиереев читать разрешительную молитву. Некоторые тела и по прошествии трех лет остаются нерастлевающимися. Так их и оставляют (прп. Амвросий, 1).

* * *

Афонские преподобные, кроме присномолитвенности, исполнения келейных правил по силе и ожидания ежеминутных искушений, имели смирение и самоукорение. Смирение их состояло в том, что они считали себя хуже всех и хуже всей твари, а самоукорение в том, что во всяком неприятном и прискорбном случае возлагали вину на себя, а не на других, что не умели они поступить как следует, и от того выходила неприятность и скорбь, или попускалось искушение за их грехи, или к испытанию их смирения и терпения и любви к Богу; так рассуждая, они не позволяли себе кого-либо судить, кольми паче[3]3
  Кольми паче – в особенности, тем более.


[Закрыть]
уничижать и презирать (прп. Амвросий, 3).

Б

Бдение

Сказано еще в Евангелии о пастырях, что они были на поле и содержали ночную стражу у стада своего (Лк. 2, 8). В полуночи пастыри бдели, и когда родился Христос, явились им Ангелы и перед ними в воздушном пространстве славословили Господа: Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение! (Лк. 2,14). Не могли же Ангелы славословить Господа перед спящими и сонливыми (прп. Амвросий, 3).

* * *

«Утренюем утренюю глубоку»[4]4
  Канон Пасхе.


[Закрыть]
. Это не значит только – пораньше встать да запеть: «Утренюем утренюю…», а бдеть как ночью, так и днем, то есть не унывать в скорбях. Не отчаиваться, не видя исполнения своего желания, не возноситься в успехах и пр. Вот эти-то, т. е. бодрствующие девы, и называются мудрыми (см. Мф. 25,1-13). И тебе никто не мешает быть с горящим светильником. А не хочешь, пожалуй, спи, т. е. ссорься со ссорящимися, работай из-за выгоды, вовремя службы будь рассеянна, набивай желудок пищей и пр. Ну и проспишь Царство Небесное (прп. Анатолий, 18).

* * *

Если святые, достигшие бесстрастия, должны были иметь бдение над собой, чтобы не спасть из своего благодатного состояния, то тем паче нам, грешным, необходимо повседневное внимание и забота о своем вечном спасении (прп. Иосиф, 19).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57