Татьяна Луганцева.

Ангел на каникулах



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Пребывая в плохом настроении, Яна Цветкова заявилась к подруге с бутылкой вина и корзинкой клубники.

– Ого! – удивилась Ася, увидев ягоды. – Красивая какая!

– Наверняка химия, но прелесть! – Цветкова семимильными шагами прошла на кухню и скинула ярко-красные туфли на шпильках.

Яна Карловна, несмотря на высокий рост, всегда ходила на шпильках и выбирала обувь ярких цветов. Впрочем, не только обувь. Яна была большой любительницей вызывающе-яркой косметики, одежды броских тонов и всевозможной бижутерии. Например, сегодня Яна щеголяла в алом коротком платье, облепившем ее худосочную фигуру. На шее блестела цепочка с крупным кулоном из муранского стекла, длинные серьги спускались почти до плеч, а на тонких запястьях висела гроздь браслетов со всевозможными подвесками. Если к этому добавить еще убийственный аромат духов, то становится понятно, почему о приближении Цветковой с легкостью можно было догадаться по запаху и бренчанию украшений.

– Твои туфли можно приравнять к особо опасному оружию, – заметила Ася.

– Тебе, как адвокату, можно верить, – согласилась Яна, садясь на высокий барный стул.

Яна Цветкова и Ася Кудинова дружили много лет, начиная еще с детского садика. Обе родились в городе Волжске, а со временем волею судеб оказались в Москве. Их дети – сын Яны и две дочки Аси, одна из которых была приемной, – тоже дружили. Сейчас дети отдыхали на море в детском лагере. Подруги взяли отпуск и тоже хотели куда-нибудь поехать развеяться.


Ася вымыла клубнику и достала из холодильника дорогой сыр и ветчину. Яна в это время открыла бутылку и разлила вино по бокалам.

– Меня так унизили! Просто проехали бульдозером и сровняли с землей! – пожаловалась Цветкова, отправляя в рот клубнику.

– Что случилось? – поинтересовалась Ася – высокая стройная женщина с карими глазами и светло-каштановыми волосами. В одежде она предпочитала классический стиль и спокойные оттенки. Украшений минимум и только золотые.

– Подружка у меня одна есть, – зачавкала Яна. – Ну, как подружка? Так, хорошая знакомая. Она у меня в клинике зубы лечила и вот пристала с идеей найти мне состоятельного мужика. Причём я не просила.

– Так ты вроде не нуждаешься в деньгах.

– В том-то и дело, но она меня так уговаривала… Ты, говорит, такая эффектная, приходи ко мне на телевидение, сниматься в передаче про одиноких женщин. Да еще эта моя любознательность… – вздохнула Яна. – В общем, бес меня попутал…

– Неужели уговорила? Тебя? Не может быть! – воскликнула Ася, поглощая ягоды горстями.

– Ещё как может! Короче, приехала я сегодня на телевидение. Даже наряжаться специально не стала, ты же знаешь, я всегда нарядная. А там сидит такая большая крыса-бобёр, якобы администратор по подбору героев на передачу.

– А почему крыса-бобёр? – спросила Ася, пытаясь представить эту администраторшу.

– Потому что лицо у нее как у крысы, а кофта такая страшная, лохматая, как будто она на себя бобра натянула.

А характер у этой тетки, как у свиньи! Вот! – Яна стукнула ладонью по столу, чуть не сломав длинные ногти, покрытые малиновым лаком. – А рядом с ней сидели ещё две молодые гиены, рассматривающие меня так, словно я у них мужей увела или как минимум собираюсь это сделать. Усадили меня на какой-то неудобный стул… Твое здоровье! – Яна опрокинула бокал, закусила клубникой и продолжила: – Эта крыса-бобер по имени Мария и говорит: расскажите о себе. Я ее спрашиваю – с какого периода жизни начинать и что именно интересует? Она сразу же хамить: «Как вы ходили на горшок меня не интересует!» Прикинь? Юмор у них такой! Эти две шакалихи хихикают, выслуживаются, значит, перед начальницей. Короче, спрашивают, кем были мои родители, чем я увлекаюсь, на кого училась? Мне, конечно, вся эта атмосфера не нравится, но я держу себя в руках. Мама моя, говорю, ведущая актриса театра юного зрителя, до сих пор жива и здравствует… И тут не знаю что на меня нашло, но я зачем-то сказала этой Марии, что маме очень пригодилась бы её кофта для исполнения роли Кикиморы или Бабы Яги. У нее глаза на лоб полезли от моих слов, но она промолчала. Наверное, зря я это сказала. Как ты думаешь?

Ася ничего не ответила, лишь пожала плечами, продолжая поедать клубнику.

– Ну а дальше по накатанному, – продолжала Цветкова. – Я им совершенно искренне призналась, что папа у меня был плотником и строгал гробы на кладбище. И почему каждый раз, когда я об этом рассказываю, люди как-то косо на меня смотрят, словно я не в себе. А что, люди не умирают? Им не нужны гробы? Или они материализуются из воздуха? Их же должен кто-то делать?! Вот мой отец их и делал! И знаешь, что сказала мне эта Мария? Она скорчила такую рожу и процедила сквозь зубы: «Гробовщик и актриса. Какой странный союз!» – «А чего странного? В жизни всякое бывает», – отвечаю. Кстати, гармонии особой в их отношениях и не было. Они же у меня в разводе были в последнее время. Ну да ты знаешь об этом. Так эта грымза не угомонилась. «Вы сказали, что мама жива и здравствует. А с отцом что?» – «Он умер». Так нет, она стала копать дальше. Как умер? Отчего умер? В общем я чувствовала себя как на допросе. Мне хотелось вцепиться этой Марии в лицо. Какая тебе разница – как? Нет человека и все!

– Но ты рассказала? – Ася подлила им обеим еще вина.

– Так требовался ответ! Я сказала, что один раз отец сильно напился, шатаясь, шел по кладбищу, а прошел сильный дождь, он поскользнулся, упал в вырытую могилу, не смог оттуда выбраться и захлебнулся. У этих мегер аж лица вытянулись. «Кошмар! Какая ужасная смерть! У вас, наверное, был шок», – запричитали они. На что я им ответила: «Нормальная смерть. Как раз логичная. Всех мертвецов везут на кладбище, а отец уже там, и везти никуда не надо!» – и расхохоталась, от чего их лица вытянулись ещё больше. Потом я рассказала, что окончила медицинский институт и сейчас владею небольшой стоматологической клиникой. Про доход ничего говорить не стала, это, в конце концов, не их дело! Вполне хватает и мне на жизнь, и на достойную зарплату сотрудникам. Вот… – Яна перевела дух. – А дальше начались вопросы про мою личную жизнь. Типа были ли у меня мужчины? Еще бы у меня их не было! На меня же все сразу обращают внимание!

– Это да! Проблем с мужчинами у тебя никогда не было, – подхватила Ася. – Ты такая красивая!

– Не переигрывай! – Цветкова тряхнула длинными светлыми волосами. – Пришлось поведать этим теткам о самом сокровенном. А это не то же самое, что рассказывать тебе – лучшей подруге.

– И о чем же ты им рассказала? – засмеялась Ася.

– Да обо всем! Про первое замужество… Ой, как давно это было, – закатила Яна большие голубые глаза с длинными темными ресницами. – Бедный Йорик, то есть Юрик. Я ведь его совсем не любила, просто была взбалмошной, сволочной особой, которой хотелось самостоятельности и взрослой жизни.

– Он даже пытался покончить с собой, после того как ты ушла к своему Юре номер два. – Ася тоже погрузилась в воспоминания личной жизни подруги.

– Да, второй Юрик тот еще типчик был… Культурист! Бицепс-трицепс, а сам тупой как пробка. Но у меня тогда крышу конкретно снесло. Конечно, все дело было только в сексе.

– Ага! А когда ты получила наследство и открыла свою клинику, он попытался тебя убить из-за денег! – вторила Ася.

– Да, но только у него ничего не получилось, потому что… потому что он тупой, – засмеялась Цветкова и почесала щеку.

– Ты им рассказала, что тебя хотел убить муж?

– Конечно! А что? Думаешь, это не очень хорошо для имиджа женщины, которая ищет мужа? Да брось! Ты же меня знаешь. Я всегда говорю правду.

– А еще ты гениальная актриса! Правда, не состоявшаяся.

– Мамины гены, – довольно погладила себя по голове Цветкова и почесала другую щеку.

– А про третьего мужа что рассказала? – спросила Ася, сдувая челку со лба.

– Что Ричард стал моим не только третьим, но и четвертым мужем. Так уж получилось, что за этого человека мы два раза выходили замуж! – заключила изрядно захмелевшая Цветкова.

– Не мы, а ты, – поправила её Ася, хотя и у нее начинал заплетаться язык.

– Слишком бурная у нас была жизнь. Ричард – порядочный и очень хороший человек. Он – отец моего сына! – Цветкова потрясла в воздухе руками, отчего многочисленные браслеты издали мелодичный звук. – И расставание наше было очень тяжелым. Видит Бог, я боролось с собой, со своими чувствами.

– Надеюсь, ты не рассказала этим дамам с телевидения, что ваша первая встреча с Ричардом произошла, когда ты лежала в гробу и изображала его умершую жену, на которую была похожа как две капли воды? – спросила Ася.

– Нет, до таких подробностей я не дошла. А то бы они провели аналогию со смертью моего отца. Мол, кладбище и гробы у нас в крови! – Яна положила в рот клубничку. – Зачем людей пугать? Например, один раз я занималась любовью в горизонтальном солярии. Но кому это интересно на телевидении?

– И что было?! – заинтересовалась Ася.

– Ничего, кроме интенсивного загара моей спины, а вот перёд беленьким остался. Правда, на задницу я неделю сесть не могла! – ответила Цветкова. – Они спросили, почему разрушился брак? Муж пил, гулял? Не содержал семью, сидел у меня на шее? Бил меня? А я ответила: «Вы что, с ума сошли? Ричард – миллионер, абсолютно все готовый бросить к твоим ногам, если ты его любимая женщина. Он не пил, не гулял и был прекрасным мужем и отцом! Просто я полюбила другого и ушла!» А сама подумала, что меня отправят на съемки другой передачи, где главные герои имеют большие проблемы со здоровьем, в том числе и с психическим. Как можно было бросить такого мужа?

– Никак, – согласилась Ася с телевизионными дамами. – Если только не встретишь заморского принца на белом коне, – заключила она, имея в виду главное увлечение всей жизни подруги – чешского князя Карла Штольберга.

Этот мужчина был красив, как древнегреческий бог, образован и являлся единственным потомком аристократического рода. Они с Яной очень любили друг друга, но Карлу был нужен наследник, а Яна не собиралась становиться мамой второй раз. К тому же они жили в разных странах, и никто из них не мог или не хотел покидать родину. Но главной причиной их расставания было то, что Яна никогда бы не смогла измениться и стать светской леди. Не ярко одеваться, не жестикулировать, не смеяться громко, быть все время рядом с мужем на дипломатических приемах – это было для нее неприемлемо. Впервые в жизни она включила разум и поняла, что не сможет так жить… Их расставание растянуло на несколько мучительных лет. За это время Карл успел жениться, родить наследника и развестись. Он много раз пытался вернуть Яну, но что-то было уже упущено, и Цветкова всячески избегала его.

– Ты знаешь, Ася, наша история любви была похожа на сказку. Такой я и хочу ее запомнить. А после того, как у него были отношения с другими женщинами, да и у меня случилось несколько романов, между нами больше не может быть той чистоты и близости, какая была раньше. Любовь – это лестница в небо для двоих, а когда ты уже спустился на пролет вниз… Мы все равно не будем прежними.

– Я в корне с тобой не согласна. Такими чувствами не разбрасываются. У вас была такая красивая любовь что, когда она разбилась, я хотела бы взять на память хотя бы ее осколочек, – ответила Ася.

Некоторое время подруги молчали. Первой заговорила Ася:

– Значит, о Карле ты тоже рассказала. И как они отреагировали?

– Эта Мария побагровела на глазах, как рак, которого кинули в кипяток, и выдала целую тираду. Я сейчас постараюсь повторить: «Это передача “Создать семью”! Сюда приходят бедные, несчастные женщины, которые не могут выйти замуж, не могут встретить мужчину своей мечты. Многим из них по жизни встречались аферисты и подонки, некоторые с детьми на руках еле сводят концы с концами. И тут приходите вы! Да многие женщины порвут вас на куски от зависти и злобы! У вас все было! Идеальный муж-бизнесмен, князь с замком… И вы все потеряли! Да где же гарантия, что если вы найдете еще одного мужчину, то и его не потеряете?! А потом, наш контингент не принцы и миллионеры, а в основном разведенные, нудные типы, которые все оставили бывшим женам и детям и хотят где-то пристроиться. Я не могу снимать вас в такой передаче. Это взрыв мозга! Как будет выглядеть ваш профайл? Может, так: “Яна. За сорок. Ищет парня. Четыре раза была замужем. Один муж хотел ее убить, другой был княжеских кровей, и еще один бизнесмен – добрый, порядочный, щедрый, красивый. Яна хочет мужчину неземной красоты, супербогатого, титулованного. Что там князь! Король! Вот ее размах!” Такую передачу только первого апреля выпускать!» А дальше… – задумалась Яна, не мигая, словно кобра перед броском.

– Что? – напряглась Ася.

– Я сказала, что она не первая, кто мне завидует, она мне что-то ответила, а я… я вцепилась ей в волосы.

– Нет!

– К сожалению. Но инцидент уже улажен. Правда, мне пришлось унизиться, чтобы не вызвали полицию, – и Яна чихнула.

– Будь здорова! А поконкретнее? – спросила Ася.

– Эта мегера Мария в мохнатой кофте заставила меня сняться в сюжете «Жертвы анорексии в возрасте».

Ася уставилась на подругу, и в ее глазах стоял немой вопрос: «Я не ослышалась?»

– А что мне оставалось?! Представляешь, какой позор? Если меня кто-нибудь из знакомых увидит в этом фарсе? Я – анорексичка, да еще и в возрасте! Хорошо она мне отомстила, ничего не скажешь. Чтобы я еще пошла на телевидение! Только опозорилась.

– Яна, что-то я напилась. Но мне кажется…

– Что случилось? – спросила Цветкова.

– У тебя лицо распухает прямо на глазах и красное такое…

– У меня горит всё. Кстати, у тебя тоже какие-то красные пятна.

– Господи, Янка! Это же опасно! У нас аллергия, наверное. Звоним в «скорую»?

– Не паникуй! Никаких «скорых». Не дай бог упакуют в больницу по полной программе. Лучше я позвоню знакомому врачу, а ты вызывай такси! Давай бегом. Что-то мне совсем нехорошо.

Глава 2

Яна с Асей лежали рядышком на больших секционных столах. Обе с капельницами.

Такси приехало быстро. В машине подруги яростно чесались, а Ася еще до жути боялась, что они сейчас задохнутся. Водитель, увидев красных, отекших и нервных пассажирок, тоже запсиховал.

– Вы только это… у меня в машине не помирайте! А у вас не заразное? От вас еще и алкоголем пахнет. Если что, я ни при чем!

– Ты давай, во-первых, на дорогу смотри, а не нас разглядывай, – ответила ему Яна, – а во-вторых, нечего нас обнюхивать, мы не за рулем! Детей в лагерь отправили, в кои-то веки расслабились! Поезжай быстрее!

Подъехав к больнице, водитель с облегчением сказал:

– Вот и «Приемное отделение».

Цветкова скомандовала не останавливаться у центрального входа, а объехать здание.

– Нас в морге ждут! А он с другой стороны, я там уже много раз была, – пояснила она.

Больше водитель ничего не спрашивал. Получив деньги за проезд, он ударил по газам.

– Всё у тебя не как у людей, – сказала Ася, глядя вслед уезжающей машине. – Даже знакомый врач и тот патологоанатом.

– Да он такой специалист, каких еще поискать! – заступилась за своего знакомого Яна. – Все в одном институте учатся. Потом, к Олегу Адольфовичу, между прочим, всегда за помощью обращаются, если совсем уж сложный случай. Пациентам, конечно, не говорят, что консультировались с патологоанатомом. Не каждый больной в состоянии оценить такой юмор. А вот и он! Уже нас встречает! – замахала руками Яна, у которой цвет лица полностью слился с алым платьем.

Из здания морга вышел высокий, сутулый мужик лет сорока – сорока пяти. Русые волосы падали на лоб, а в голубых водянистых глазах не было даже капли интереса.

– Олег, мы бежим! – крикнула Яна.

Он задумчиво посмотрел на них, а когда подруги приблизились, присвистнул:

– Ничего себе сестры-вишенки!

– Клубники много съели, да еще красное вино, – объяснила Яна.

Олег Адольфович провел их в помещение, осмотрел подруг и принялся кому-то звонить.

– Слышь, Гриш, пригони мне в морг две капельницы и всё для лечения острого приступа крапивницы и отека Квинке, иммуносупрессоры, пару ампул с гормонами, антигистаминное и побольше физраствора, кровь чистить надо. Не смешно! Покойников оживлять не собираюсь. И побыстрее там. Что? В картишки? Да приходи, не вопрос!

Закончив разговор, Олег Адольфович сдвинул два стола и кинул на них по матрасу, которые пахли затхлостью, йодом и чем-то противно сладковатым.

– Ну что, дамы. Раздеваемся и ложимся.

– Совсем раздеваемся? – испугалась Ася.

– Можно до нижнего белья, но если снимите всё, я возражать не буду, – хохотнул патологоанатом.

Подруги подчинились. В это время хлопнула дверь, и на пороге появился молодой мужчина с озорными темными глазами.

– А вот и Дед Мороз с подарками, – обрадовался Олег Адольфович. – Заходи, Гришаня! Чувствуй себя как дома, – продолжал он хохмить.

– Ничего себе обкидало аллергийкой! Девочки, так и до анафилактического шока недалеко, – заявил Гришаня, оглядев подруг.

Олег Адольфович скомандовал:

– Так, дамы, накладываю жгут, работаем кулачками. Потрясный маникюр, Яна, я оценил.

– Ты какую выбираешь – блондинку или брюнетку? – подмигнул Гришаня приятелю.

– Бери мою боевую подругу Яну Цветкову, которая роскошная блондинка, а я с ее подругой познакомлюсь!

Ася, которая вообще боялась врачей и патологоанатома видела впервые в жизни, совсем дар речи потеряла. Олег Адольфович быстро вошел ей в вену и снял жгут.

– Расслабься, – улыбнулся он, – а то ты мне напоминаешь моих пациентов.

Гриша то же самое проделал с Яной.

– Вы тоже патологоанатом? – спросила она.

– Я? Нет! Вас обслуживает кандидат медицинских наук, заведующий реанимационным отделением и друг Олега – Григорий Михайлович Крупин, можно просто Гриша.

– Фу, – выдохнула Ася, услышав, что есть хоть кто-то, кто занимается живыми людьми. – У нас правильный диагноз?

– Обижаешь. Ты что, мне не доверяешь? – нахмурился Олег. – У вас диагноз на лице написан.

– Раньше всегда ели клубнику и всё хорошо было, – сказала Цветкова. – Я ее вообще люблю.

– Яна, клубника, может, и ни при чем. Она же только-только пошла, напичкана такими пестицидами! Эта ягода, как грибы, впитывает всю химию в себя, – пояснил Олег. – Но сейчас уже полегчает. А вообще часа два-три капать будем.

– Да, поели клубнички, – вздохнула Ася, потихоньку приходя в себя и озираясь по сторонам. – А здесь есть покойники? – прошептала она.

– А ты их боишься? – так же шепотом спросил патологоанатом.

– Я – да, – кивнула Ася.

– Не бойся, они тихие, – успокоил ее Олег.

– А вы всё, я смотрю, юмористы? – подала голос Цветкова.

– А чего грустить-то? – ответил Гриша.

Мужчины расположились рядом за столиком, разложили какую-то закуску и поставили уже начатую бутылку водки.

– Во дают! – скосила на них глаза Цветкова.

– Мы на дежурстве, а это – ужин, – пояснил Олег Адольфович.

– А пить на работе можно? – уточнила Яна.

– Не вредничай, ты свое сегодня уже выпила. Я тебе не налью. Да и потом, моим пациентам хуже не будет, они и так все покойники, – пустился в философские размышления Олег Адольфович.

– Но мы-то живые.

– Живые и неплохо себя чувствующие. А через десять минут станет еще лучше. Вовремя приехали. Это вам я, реаниматолог, говорю, – пояснил Григорий, разливая водку по пластиковым стаканам.

– А ваши пациенты? – обратилась к нему Ася.

– А что мои? Мои тоже тихие. Пять человечков лежат себе в коме и лежат. Как это?.. Стабильно-тяжелые! У меня две опытные девочки за ними присматривают, мои феи-спасительницы. Все пациенты подключены к приборам. За сердцем следят, за давлением следят, за дыханием следят. Не жизнь, а сказка! Я там совсем лишний! Все назначения дал, все проверил. Выпьем за стабильность! Эх, хорошо сидим… Еда, водочка и две красивые женщины в неглиже!

Яна прыснула со смеху.

– Поэт! Олег, ты накрыл бы нас чем. Холодно.

– У меня простыни есть, чистые! – подскочил патологоанатом и метнулся в соседнее помещение.

– У меня щеки уже так не горят, – сказала Цветкова.

– И отёк спадает, – посмотрел на нее Гриша. – Я же говорю, будет лучше! На «клубничку» их потянуло.

Олег вернулся с простынями и накрыл своих пациенток, заодно поменяв лекарство в капельницах.

– Что бы я без тебя делала, – зевнула Яна. – А завтра я буду огурцом?

– Еще каким! – заверил ее Олег.

– А почему вы не пошли лечить людей, если такой хороший специалист? – спросила Ася.

– А зачем? – испуганно посмотрел на нее Олег Адольфович. – Это такая ненужная суета.

– Я сколько раз звал! – подтвердил Григорий. – Бесполезно. Но хочу заметить, что у него тут теплое местечко, если не брать во внимание некоторые нюансы. Но Олег давно не обращает на них внимание.

Олег посмотрел на Асю.

– А вы, видимо, или учительница, или адвокат? Такие вопросы, такая дотошность и воспитательный тон! – передернул он плечами.

– Феноменально! – воскликнула Цветкова. – Она адвокат по уголовным делам!

– Я же говорю! Глаз-алмаз! – хохотнул Гриша. – А вы, девочки, мне нравитесь все больше и больше. То ли вы в нормальное состояние приходите, то ли я все больше водки выпиваю.

– Надеюсь, что первое, – буркнула Ася.

У Олега зазвонил телефон.

– Привет. Что? Ты где? Сейчас?! Хорошо, я выйду, открою.

– Что случилось? – спросил его Гриша.

– Да друг один подъехал, какие-то проблемы у него, сейчас вернемся, – и он пошел открывать дверь.

Вскоре Олег Адольфович вернулся в сопровождении высокого, статного мужчины с черными волосами, собранными в хвост, и приятным лицом с темными глазами и румяными щеками.

– Слава, учились вместе, – представил гостя патологоанатом. – Сейчас работает судмедэкспертом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4