Татьяна Гуляева.

Соотношение «права ВТО» и национального права государств-членов



скачать книгу бесплатно

Единодушна с мнением В.М. Шумилова и А.Н. Малянова. По ее мнению, это «довольно новый комплекс норм международного права – состоит из норм, которые регулируют большей частью отношения, связанные с торговлей товарами, услугами, инвестициями, а также с торговыми аспектами интеллектуальной собственности между членами ВТО»[117]117
  Малянова А.Н. Становление и развитие права Всемирной торговой организации: дис. канд. юрид. наук: 12.00.10 / Малянова Анна Николаевна. – М., 2008. – С. 67.


[Закрыть]
.

С.Н. Овчинников рассматривает «право ВТО» как «особую правовую систему, регулирующую отношения между членами ВТО в области взаимной торговли товарами и услугами»[118]118
  Овчинников С.Н. Соотношение права ВТО и международного таможенного права // Право ВТО. – 2012. – № 2. – С. 11–15.


[Закрыть]
. Однако он исключает из сферы регулирования ВТО отношения, связанные с торговыми аспектами интеллектуальной собственности ТРИПС.

О расширении сферы регулирования «права ВТО» свидетельствуют также работы А.А. Ануфриевой[119]119
  Ануфриева А.А. Право ВТО и международно-правовое регулирование иностранных инвестиций / А.А. Ануфриева // Современное право. – 2013. – № 3. -С.140–143.


[Закрыть]
, А.С. Пановой[120]120
  Панова А.С. Об особенностях технического регулирования по праву ВТО // Бизнес, Менеджмент и Право. – 2013. – № 1. – С. 60–65.


[Закрыть]
, подвергающие анализу соглашения ВТО в конкретной сфере правового регулирования.

Именно отсутствие единого предмета «права ВТО» и использование «различных методов правового регулирования (как частноправового, так и публично-правового характера)»[121]121
  Зенкин И.В. Право Всемирной торговой организации: учебное пособие. – С.

11.


[Закрыть]не позволяют В.М. Шумилову рассматривать «право ВТО» в качестве самостоятельной подотрасли международного экономического права.

В противовес вышеуказанной позиции Л.В. Самородова-Богацкая склоняется к необходимости выделения сформировавшейся самостоятельной отрасли права – «права ВТО», благодаря которой происходит «универсализации международного торгового права»[122]122
  Самородова-Богацкая Л.В. ВТО – конструктивный подход. Экономикоправовой анализ российской перспективы // Право ВТО. – 2012. – № 4. – C. 2–8.


[Закрыть]
.

Справедливо замечает тенденцию рассмотрения «права ВТО» как части международного торгового права в системе международного публичного права Н.Е. Тюрина[123]123
  Тюрина Н.Е. Публичный интерес в международном торговом праве: дис. доктора юрид. наук: 12.00.10 / Тюрина Наталия Евгеньевна. – К., 2015. 444 с.


[Закрыть]
. Во-первых, международно-правовую природу «права ВТО» она обосновывает тем, что международное торговое право и «право ВТО» характеризуются наличием общего предмета и общих принципов. Во-вторых, автор акцентирует внимание на субъектном составе «права ВТО». Субъекты последнего являются субъектами международного права[124]124
  Там же. – С. 209.


[Закрыть]
.

А.С. Смбатян разделяет позицию Н.Е. Тюриной, полагая, что «право ВТО» является «неотъемлемой частью международного публичного права»[125]125
  Смбатян А.С. Всемирная торговая организация: уникальность и адекватность. – С. 9.


[Закрыть]
, но не определяет его места в системе международного публичного права.

Целесообразно также отметить, что в отечественной и зарубежной доктрине выделяют следующие особенности «права ВТО»:

– влияние «права ВТО» на национальное право государств-членов:

Весь комплекс «Многосторонних торговых соглашений» ВТО устанавливает обязанность в отношении государств-членов по включению этих норм в свое национальное законодательство[126]126
  Дюмулен И.И. Указ. Соч. – С. 20, 266.


[Закрыть]
.

Исходя из правового смысла соглашений ВТО – «любая страна, вступившая в эту организацию, должна привести свое национальное законодательство в соответствие с правилами ее многочисленных соглашений»[127]127
  Акимов Н.Н. Система ВТО и формирование права международной торговли // Белорусский журнал международного права и международных отношений. – 2004. – № 3. – С. 18–24.


[Закрыть]
.

Так, ст. XVI.4 Соглашения об учреждении ВТО требует, чтобы члены ВТО обеспечивали «… соответствие своих законов, иных нормативных актов и административных процедур своим обязательствам, вытекающим из прилагаемых Соглашений». Однако остается неразрешенным вопрос, каким образом обеспечивается это соответствие.

А.С. Смбатян обращает внимание на то, что правила ВТО оказывают значительное воздействие на деятельность государств-членов, преимущественно затрагивая «сферу внутреннего регулирования, устанавливая весьма высокие стандарты в области недискриминации и доступа на рынки»[128]128
  Смбатян А.С. Всемирная торговая организация: уникальность и адекватность. – С. 5.


[Закрыть]
.

По мнению В.М. Шумилова, в связи с тем, что основным объектом «права ВТО» выступают внутренние правовые режимы государств-членов в области торговли, имеет место унификация внутренних правовых режимов. Как следствие, унифицируются «нормы таможенного, административного права, нормы антидемпингового процесса», что свидетельствует о «примате права ВТО над внутренним правом»[129]129
  Шумилов В.М. Феномен права ВТО и законодательство России. – С. 88–106; Шепенко РА. Антидемпинговый процесс. М.: Дело, 2002. 616 с.


[Закрыть]
. Таким образом, происходит взаимодействие международного права и «права ВТО» с национальным правом государств-членов[130]130
  Шумилов В.М. Феномен права ВТО и законодательство России. – С. 88–106.


[Закрыть]
.

Н.Г. Доронина и Н.Г. Семилютина указывают, например, что российское инвестиционное законодательство должно быть приведено в соответствие с «инвестиционными соглашениями», заключенных в рамках ГАТТ / ВТО[131]131
  Международное частное право и инвестиции: науч. – практ. исслед. / Н.Г Доронина, Н.Г. Семилютина. М.: Юридическая фирма «Контракт», Волтерс Клувер, 2011.272 с.


[Закрыть]
. Б.А. Шахназаров отмечает необходимость приведения законодательства Российской Федерации в соответствие с «правом ВТО» в сфере регулирования внешнеэкономической деятельности[132]132
  Шахназаров Б.А. ВТО и модернизация правового регулирования внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации // Lex russica. – 2013. – № 1. – С. 105–114.


[Закрыть]
. Таким образом, «право ВТО» способствует процессам унификации и гармонизации с национальными правовыми системами государств-членов ВТО[133]133
  Самородова-Богацкая Л.В. Указ. соч. – C. 2–8.


[Закрыть]
.

Таким образом, в современной доктрине международного публичного права сформировалось несколько различных подходов к определению понятия «права ВТО»:

1. Признание международно-правовой природы «права ВТО»:

– «право ВТО» как система «Многосторонних торговых соглашений» и «Торговых соглашений с ограниченным кругом участников» (Дж. Джексон, У.Д. Дейви, А.О. Сайкс);

– «право ВТО» как часть международного публичного права (А.С. Смбатян, Н.Е. Тюрина, Дж. Джексон, Д. МакРей, Э.-У. Петерсманн, Дж. Повелин);

– «договорный подход» (Дж. Повелин, Р. Хаус);

– «комплексный подход» (И.В. Зенкин, А.Н. Малянова, B. М. Шумилов);

– «отраслевой подход»: «право ВТО» как самостоятельная отрасль права (Л.В. Самородова-Богацкая);

– «предметный подход»: определение «права ВТО» в зависимости от предмета правового регулирования (А.А. Ануфриева, А.С. Панова, П. Ван де Боше, Т. Котье, М. Оэш);

– «системный подход» (Л.П. Ануфриева, В.А. Жданов, C. Н. Овчинников, П. Ван де Боше);

– «теоретический подход»: теория «права ВТО» (С. Кармоди).

2. Отрицание международно-правовой природы «права ВТО»:

– «право ВТО» как отражение национальной правовой системы (Д. Палметер);

– «конституционный подход» («право ВТО» как конституция в области торговли) (Дж. Джексон, Г. Эванс, Дж. Дуноф).

Продолжающиеся дискуссии по определению понятия «права ВТО» в зарубежной и отечественной доктрине свидетельствуют о том, что до сих пор не сформировался единый подход. Можно констатировать, что многогранность подходов к определению понятия «права ВТО» представляет широкое поле деятельности для исследователей этой проблематики.

Что касается практики ОРС ВТО, первое упоминание «права ВТО» встречается в принятом в 2001 г. докладе Апелляционного органа по спору «США – Антидемпинговые меры в отношении горячекатаной продукции из стали, поставляемой из Японии»[134]134
  United States – Anti-dumping measures on certain hot-rolled steel products from Japan. WT/DS184/AB/R (24 July 2001). Para. 200 [Электронный ресурс] // ВТО [Офиц. сайт]. URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ ds184_e.htm.


[Закрыть]
. Апелляционный орган указал, что «допустим анализ национального законодательства с целью оценки его соответствия праву ВТО». Он не дал определения «права ВТО», но сослался на доклад Апелляционного органа по спору «Индия – Патентная защита фармацевтических и сельскохозяйственных химических продуктов»[135]135
  India – Patent Protection for Pharmaceutical and Agricultural Chemical Products. WT/DS50/R (5 Sept. 1997) [Электронный ресурс] // ВТО [Офиц. сайт]. URL: http://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds50_e.htm.


[Закрыть]
, исходя из которого можно прийти к выводу, что под «правом ВТО» Апелляционный орган понимает обязательства члена по ГАТТ / ВТО. Так, в § 67 этого доклада Апелляционный орган приводит пример, что предыдущие третейские группы по ГАТТ / ВТО анализировали национальное право члена с целью оценки его соответствия соответствующим обязательствам ГАТТ / ВТО. В 2012 г. Апелляционный орган в своем докладе по спору «США – Меры, затрагивающие производство и продажу гвоздик» постановил, что «многосторонние толкования, согласно CT.IX.2 Соглашения об учреждении ВТО, предоставляют средства, посредством которых члены через высшие органы ВТО могут принимать обязательные толкования, разъясняющие право ВТО для всех членов»[136]136
  United States – Measures Affecting the Production and Sale of Clove Cigarettes. WT/DS406/AB/R. Para. 257 [Электронный ресурс] // ВТО [Офиц. сайт]. URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds406_e.htm.


[Закрыть]
. Исходя из содержания ст. К.2 Соглашения об учреждении ВТО, согласно которой Конференция министров и Генеральный совет имеют исключительное право принимать решения о толковании Соглашения об учреждении ВТО и «Многосторонних торговых соглашений», можно утверждать, что в данном случае Апелляционный орган понимал под «правом ВТО» исключительно Соглашение об учреждении ВТО и «Многосторонние торговые соглашения», исключая Приложение 4, которое также составляет часть Соглашения об учреждении ВТО в соответствии со ст. II.3 Соглашения об учреждении ВТО.

В соответствии с предлагаемыми в зарубежной доктрине и недостаточно разработанными в отечественной доктрине подходами и практикой ОРС ВТО можно прийти к следующему:

– «право ВТО» является «полуавтономным» договорным режимом в рамках международного публичного права.

Как отмечает П. Делиматсис[137]137
  Delimatsis P Transparency in the WTO Decision-Making // TILEC Discussion Paper № 2012-006. – P 2; Kuijper PJ. The Law of the GATT as a Special Field of International Law: Ignorance, Further Refinement or Self-Contained System of International Law? // NETHERLANDS Yearbook of International Law. – 1994. – Vol. 25. – P 227–257.


[Закрыть]
, а также Т. Коивурова[138]138
  Koivurova T. Introduction to International Environmental Law. Routledge, 2004. 218 p.


[Закрыть]
и И.М. Хафнер – Бартон[139]139
  Hafner-Burton E.M. Trade and Development Agreements for Human Rights? // GREAT Insights. – Vol. 1. Issue 2. – Maastricht: ECDPM, 2012. – P 1–4.


[Закрыть]
, ВТО представляет собой «полуавтономный» режим, который, с одной стороны, отражает определенную степень самостоятельности ВТО по административным, законодательным или судебным процедурам, а с другой – свидетельствует о наличии черт, характерных для других международных межправительственных организаций, в частности, по вопросам принятия решений. Кроме того, общее международное право применяется к ВТО до тех пор, пока не противоречит соответствующей норме «права ВТО»[140]140
  См.: Pauwelyn J. The Role of Public International Law in the WTO: How Far Can We Go? // AJIL. – 2001. – Vol. 95. – P 538.


[Закрыть]
.

Напротив, Дж. Кроуфрод в своей работе «Возможность, порядок, изменение: Курс международного права, общий курс международного публичного права»[141]141
  Crawford J. Chance, Order, Change: The Course of International Law, General Course on Public International Law. Hague Academy of international law, 2004. – P. 305–306.


[Закрыть]
придерживается позиции, что ВТО является «самодостаточным» режимом («self-contained regime» (англ.)). Разделяет эту позицию А.С. Смбатян, полагающая, что «право ВТО» является автономным договорным режимом, к которому при этом применяются нормы jus cogens, «обычно-правовые нормы международного права и общие принципы права»[142]142
  Смбатян А.С. Всемирная торговая организация: уникальность и адекватность. – С. 9.


[Закрыть]
. К такому же выводу приходит и Я.С. Кожеуров[143]143
  Кожеуров Я.С. Международная ответственность за нарушение права ВТО: соотношение с общим международным правом // Актуальные проблемы российского права. – 2013. – № 10.


[Закрыть]
. Он полагает, что «право ВТО» есть «типичный пример автономного режима в общих рамках международного права, который содержит ряд специальных правил и процедур, регламентирующих содержание и имплементацию ответственности за нарушение обязательств по праву ВТО». Б. Томер также полагает, что система ВТО и ОРС ВТО установили «автономный и специальный правовой режим» в международной торговле[144]144
  Tomer B. International Governance in the WTO: Judicial Boundaries and Political Capitulation. London: Cameron and May, 2004. – P 275.


[Закрыть]
.

В докладе исследовательской группы Комиссии по международному праву по теме: «Фрагментация международного права: трудности, обусловленные диверсификацией и расширением сферы охвата международного права», подготовленного М. Коскенниеми, отмечается появление «специализированных и (относительно) автономных норм или комплексов норм, правовых институтов…..», «новых и специальных отраслей права, «автономных режимов» и географически или функционально ограниченных договорных систем» и «узко специализированных ячеек»[145]145
  Доклад Исследовательской группы Комиссии по международному праву: Фрагментация международного права: трудности, обусловленные диверсификацией и расширением сферы охвата международного права: док. ООН A/CN.4/L.682. Нью-Йорк: ООН, 2006. § 8, 13, 15.


[Закрыть]
. С точки зрения теории фрагментации международного права характерными признаками этих явлений, в частности, «автономного (специального)» договорного режима («self-contained (special) regime» (англ.)), является то, что, во-первых, регулируются отношения, которые вышли из сферы общего международного права, во-вторых, они характеризуются относительной самостоятельностью от других «автономных» договорных режимов и общего права, в-третьих, наличие собственных принципов и специфических целей[146]146
  Там же.


[Закрыть]
, в-четвертых, осуществление эффективного регулирования своего предмета по сравнению с нормами общего права[147]147
  Там же. § 191.


[Закрыть]
.

Стоит заметить, что в вышеуказанном докладе «автономный» договорный режим предлагается рассматривать как в узком, так и широком смыслах. В узком смысле он означает «специальный свод вторичных норм» в сфере правового регулирования ответственности государств[148]148
  Там же. § 128, 135.


[Закрыть]
, в то время как в широком смысле – «свод специальных норм о принятии, изменении, исполнении или прекращении соответствующих обязательств»[149]149
  Там же. § 135.


[Закрыть]
. К числу «специальных (автономных)» договорных режимов отнесли и «право ВТО»[150]150
  Там же. § 129.


[Закрыть]
.

Действительно, можно согласиться, что с одной стороны, «право ВТО» является «самодостаточным» договорным режимом[151]151
  Там же. § 165–171; Simma B., Pulkowski D. Legal Speciales and Self-Contained Regimes / J. Crawford, A. Pellet and S. Olleson (eds.). The Law of International Responsibility. Oxford: Oxford University Press, 2010. – P 155–158.


[Закрыть]
. Специальный механизм средств защиты (система приостановления уступок или обязательств, предусмотренная в ст. 19 и 22 ДРС) в результате установления факта нарушения международно-правовых обязательств, аннулирования или сокращения выгод, предусмотренных в соглашениях ВТО (ст. 23 ДРС), приводит к заключению, что ВТО стало «самодостаточным» договорным режимом[152]152
  Kuijper PJ. Op. cit. – P 252.


[Закрыть]
. Однако межгосударственная система не может выйти за пределы общего международного права. Не существует целиком и полностью «самодостаточного межгосударственного» договорного режима[153]153
  Доклад Исследовательской группы Комиссии по международному праву: Фрагментация международного права: трудности, обусловленные диверсификацией и расширением сферы охвата международного права: док. ООН A/CN.4/L.682. Параграф. 120; Simma B., Pulkowski D. Op. cit. – P 143.


[Закрыть]
. Например, в споре «США – Стандарты в отношении переработанного и обычного бензина» Апелляционный орган признал, что толкование положений ГАТТ не должно осуществляться в «клинической изоляции от международного публичного права»[154]154
  United States – Standards for Reformulated and Conventional Gasoline. WT/ DS2/AB/R (29 April 1996). P 17 [Электронный ресурс] // ВТО [Офиц. сайт]. URL: http://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds2_e.htm.


[Закрыть]
. В другом споре «ЕС – Одобрение и маркировка биотехнологических продуктов»[155]155
  EC – Approval and Marketing of Biotech Products. WT/DS291/R, WT/ DS292/R, WT/DS293/R (29 September 2006). Para.7.52, 7.65, 7.67 [Электронный ресурс] // ВТО [Офиц. сайт]. URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/ cases_e/ds292_e.htm.


[Закрыть]
Европейские сообщества утверждали, что третейская группа должна толковать соответствующие нормы «права ВТО» в соответствии с другими нормами международного права, которые имеют отношение к разбирательству. Третейская группа определила, что согласно ст. 3.2 ДРС она должна толковать соглашения ВТО «в соответствии с обычными правилами толкования международного публичного права», которые отражены в ст. 31 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.[156]156
  Доступ из справ. – правовой системы «Гарант».


[Закрыть]
Согласно ст. 31(3)(с) этой конвенции любые соответствующие нормы международного права, применяемые в отношениях между участниками, учитываются при толковании. Третейская группа указала, что «под любыми нормами международного права» понимаются международные договоры и обычные нормы международного права, а также согласилась с доводом Европейских сообществ, что такой международный договор, как Конвенция о биологическом разнообразии 1992 г., относится к «нормам международного права».

Кроме того, в самом докладе подчеркивается, что ни один из договорных режимов не может быть автономным в значении полного исключения сферы применения норм общего международного права[157]157
  Доклад Исследовательской группы Комиссии по международному праву: Фрагментация международного права: трудности, обусловленные диверсификацией и расширением сферы охвата международного права: док. ООН A/CN.4/L.682. § 172, 192, 193.


[Закрыть]
. Так, приводится два случая, доказывающих непосредственную связь «автономного» договорного режима с общим международным правом[158]158
  Там же. § 194.


[Закрыть]
: 1) действительность этого режима устанавливается принципами общего международного права, например, ст. 42 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. гласит, что «действительность договора или согласия государства на обязательность для него договора может оспариваться только на основе применения настоящей Конвенции»; 2) общее международное право (общие обычаи и общие принципы права) обеспечивают возможность толкования при функционировании режима и др.

Кроме того, подчеркивается, что сам термин «автономный» договорный режим является некорректным, поскольку отсутствуют правовые режимы, полностью изолированные от общего международного права[159]159
  Там же. § 193.


[Закрыть]
.

Если обратиться к определению прилагательного «автономный», то согласно толковому словарю С.И. Ожегова под ним понимается «самостоятельный, осуществляющийся независимо от кого-чего»[160]160
  Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений/ Российская академия наук. Институт русского языка им. Виноградова. 4-е изд., доп. М.: Азбуковник, 1999. – С. 17.


[Закрыть]
. Недопустимо утверждать, что «право ВТО» функционирует самостоятельно от общего международного права. В данном случае уместным будет определить «право ВТО» в качестве «полуавтономного» договорного режима[161]161
  Collins English Dictionary: Complete and Unabridged. – 10th ed. 2015 // Dictionary.com [Офиц. сайт]. URL: https://www.coNinsdictionary.com/dictionary/ english/semi-autonomous.


[Закрыть]
.

§ 2. Принципы «права ВТО»

Принципы и нормы «права ВТО» юридически обеспечивают правопорядок в созданной ВТО многосторонней торговой системе (преамбула Соглашения об учреждении ВТО).

Именно в принципах заключается выражение норм права и направление их регулирующего воздействия[162]162
  Зенкин И.В. Право Всемирной торговой организации: учебное пособие. – С.11.


[Закрыть]
. Для характеристики принципов международного права вообще и «права ВТО» в частности «фундаментальное значение имеют два элемента – идейное начало и нормативность»[163]163
  Ануфриева Л.П. Соотношение международного публичного и международного частного права: правовые категории. М.: Спарк, 2002. – С. 67.


[Закрыть]
.

Вывод Р.Л. Боброва и ряда исследователей о том, что «нельзя толковать принципы права как категории, отвлеченные от нормы, категории, выражающие только руководящие идеи и качественные особенности данной системы права»[164]164
  Бобров РЛ. О понятии основных принципов международного права // Советский ежегодник международного права. 1958. М.: Изд. АН СССР, 1959. – С. 502–503.


[Закрыть]
, весьма плодотворен для обоснования наличия и раскрытия содержания категории базовых принципов динамично развивающегося института международного торгового права – «права ВТО». Единство между «идейным» и «нормативным», характеризующее принцип права, оказывает непосредственное воздействие и на момент его возникновения: только после того, как соответствующая идея получает выражение в действительности, можно утверждать о зарождении конкретного принципа[165]165
  Пушмин Э.А. О понятии основных принципов современного общего международного права // Советский ежегодник международного права. М.: Наука, 1980. – С. 78.


[Закрыть]
.

Различные авторы предлагают собственные подходы к определению базовых принципов «права ВТО», объясняя это, прежде всего, незавершенностью формирования института «права ВТО». Так, С.А. Григорян полагает, что сформулированные в ГАТТ-1947 принципы международной торговли, позже унаследованные ВТО, применимы непосредственно в «праве ВТО» («принцип (режим) наибольшего благоприятствования (наиболее благоприятствуемой нации), национальный режим, недискриминации, принцип «связанности», гласности»)[166]166
  Григорян С.А. Указ. соч. – С. 50–53.


[Закрыть]
.

М. Хилф относит к принципам «права ВТО» – «принцип суверенного равенства государств и национального уважения, принцип устойчивого развития, сотрудничества и многосторонних переговоров, законности»[167]167
  Hilf M. Power, Rules and Principles – Which Orientation for WTO/GATT law? // Journal of International Economic Law. – 2001. – Vol. 4. – P 117–121.


[Закрыть]
.

Излагая собственное понимание основных принципов ГАТТ / ВТО, профессор Г.М. Вельяминов предлагает выделить «общераспространенные (принципы наибольшего благоприятствования, недискриминации, национального режима, преференциальности)… и специфические для ГАТТ / ВТО принципы (исключительность тарифных средств регулирования; последовательность тарифных уступок, их связанность; прозрачность торгового регулирования)»[168]168
  Вельяминов ГМ. Указ. соч. – С. 167.


[Закрыть]
. По его мнению, последние изначально были заложены в ГАТТ, затем получили закрепление в Соглашении об учреждении ВТО.

Примечательна позиция А.Б. Цепова, полагающего, что следует признать существование императивных принципов ГАТТ / ВТО, которые «проверены правоприменительной практикой»: «принцип преимущественного использования таможенных тарифов для защиты национальной экономики, принцип взаимности в предоставлении торгово-политических уступок, принцип добросовестной конкуренции, свободы торговли и развития торговли с помощью многосторонних переговоров»[169]169
  Цепов А.Б. Указ. соч. – С. 20–22.


[Закрыть]
.

Несколько иное мнение высказывает Н.Г. Воробьева, которая предлагает рассматривать следующие принципы: «отказа от дискриминации, предоставления режима наибольшего благоприятствования, предоставления национального режима, обеспечения предсказуемого доступа на рынки, развития справедливой конкуренции, поощрения экономических реформ, принцип «открытого регионализма»[170]170
  Воробьева Н.Г. Международные соглашения Всемирной торговой организации о мерах по защите экономических интересов государств: дис. канд. юрид. наук: 12.00.10 / Воробьева Наталья Григорьевна. – М., 2000. – С. 36.


[Закрыть]
.

А.С. Дедусенко исходит из того, что в основе специальных принципов международного торгового права лежат принципы «права ВТО», которые оказывают существенное влияние на регулирование сферы международных торговых отношений: «принцип предоставления режима наибольшего благоприятствования; принцип предоставления национального режима; принцип либерализации торговли; принцип предоставления режима свободной торговли; принцип взаимности; принцип недискриминации в торговле…»[171]171
  Дедусенко А.С. Международное торговое право: понятие, принципы и основные институты: дис. канд. юрид. наук: 12.00.10 / Дедусенко Антон Сергеевич. – Ростов – на – Дону, 2006. – С. 125, 127–128.


[Закрыть]
и др.

Аналогичной позиции придерживается В.М. Шумилов, утверждающий, что принципы международного торгового права воплощаются в «праве ВТО». К ним можно отнести «принцип развития торговли (свободы торговли), принцип либерализации правового режима международной торговли, принцип защиты национального рынка»[172]172
  Шумилов В.М. Феномен права ВТО и законодательство России. – С. 88–106.


[Закрыть]
.

Рассматривая «право ВТО» как часть международного торгового права, Н.Е. Тюрина полагает, что именно благодаря «праву ВТО» получили кодификацию в ГАТТ принципы международного торгового права», позволившие оформить его в самостоятельную подотрасль международного экономического права[173]173
  Тюрина Н.Е. Фрагментация международного права в контексте «права ВТО» // Российский юридический журнал. – 2013. – № 3. – С. 3.


[Закрыть]
.

В качестве основных принципов ВТО, обеспечивающих функционирование международной торговой системы, И.И. Дюмулен выделяет «режим наибольшего благоприятствования; национальный режим в рамках ГАТТ-1994; либерализация торговли посредством переговоров; предсказуемость торговой политики благодаря принятию обязательств; принцип исключительно таможенной защиты; принцип запрета нетарифных мер.»[174]174
  Дюмулен И.И. Указ. соч. – C. 36–42.


[Закрыть]
и др.

А.Н. Вылегжанин, рассматривая «право ВТО» как часть международного торгового права, утверждает, что в юридической литературе выделяют следующие «базовые принципы ВТО»: «принцип наибольшего благоприятствования; принцип национального режима; принцип недискриминации в торговле; принцип либерализма торговли посредством многосторонних переговоров; принцип предсказуемости через взаимные обязательства и прозрачность; принцип честной конкуренции в торговле; принцип содействия развитию и экономическим реформам»[175]175
  Вылегжанин А.Н. Международное экономическое право / А.Н. Вылегжанин, Д.К. Лабин, В.М. Шумилов и др.; под ред. А. Н. Вылегжанина. М.: Кнорус, 2012. – С. 94.


[Закрыть]
.

Н.М. Мизулин выделяет следующие базовые (основные) принципы ВТО[176]176
  Мизулин Н.М. Презентация «Базовые принципы Всемирной торговой организации (ВТО)» [Электронный ресурс] // Федеральные арбитражные суды Российской Федерации [Офиц. сайт]. URL: http://arbitr.ru/_upimg/BB71 °CCED 7FCF5A0B37E23CDB422CE4D_%D0%9C%D0%B8%D0%B7%D1%83%D0%BB% D0%B8%D0%BD.pdf.


[Закрыть]
: 1) «принцип недискриминации (режим наибольшего благоприятствования и национальный режим); 2) предсказуемость доступа на рынок (специфические обязательства и запрет на количественные ограничения)».

По мнению Я. Ли, в период функционирования ГАТТ были сформированы базовые принципы его деятельности, которые впоследствии были перенесены в соглашения, образующие многостороннюю торговую систему ВТО: 1) «принцип недискриминации в торговле (ст. XIX ГАТТ-1994); 2) принцип предоставления странам-партнерам режима наибольшего благоприятствования; 3) принцип предоставления национального режима в отношении внутреннего налогообложения товаров; 4) принцип предсказуемого и расширяющегося доступа к рынкам; 5) принцип взаимности торговых уступок (ст. II ГАТТ-1994); 6) принцип запрета демпинга (ст. VI ГАТТ-1994); 7) принцип предоставления преференций и льгот развивающимся странам (ст. IV ГАТТ-1994)» [177]177
  Ли Я. Социально-экономические последствия вхождения Китая в ВТО: дис. канд. соц. наук: 22.00.03 / Ли Яньфэн. – М., 2005. – С. 36–38.


[Закрыть]
.

В западной литературе можно встретиться с понятием «конституционных принципов» ВТО. Т. Котье и М. Оэш в качестве таковых выделяют режим наиболее благоприятствуемой нации; национальный режим; специальный и дифференцированный режим в отношении развивающихся стран[178]178
  Cottier T., Oesch M. International Trade Regulation: Law and Policy in the WTO, the European Union and Switzerland: Cases, Materials and Comments. – P. 346–576.


[Закрыть]
.

Несмотря на все многообразие предложенных подходов, необходимо понимать, что в правовом регулировании международной торговли принимают участие основополагающие принципы, характерные для международного публичного права и его отрасли – международного экономического права.

Юридическое содержание этих принципов постоянно совершенствуется и конкретизируется непосредственно в рамках отдельных подотраслей международного экономического права. Так, имеется набор специальных принципов его подотрасли – международного торгового права, в основе которых лежат принципы института «права ВТО». «Частично они содержатся в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН, решениях других международных организаций (принцип недискриминации, развития торговли («свободы торговли»), взаимности, свободы транзита, преференций для развивающихся стран и др.)»[179]179
  Международное публичное право: учеб./ Л.П. Ануфриева, К.А. Бекяшев, Е.Г. Моисеев, В.В. Устинов [и др.]; отв. ред. К.А. Бекяшев. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2010. – С. 517.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное