Татьяна Форш.

Обряд на падающую звезду



скачать книгу бесплатно

– Но почему это… – Яр хотел возмутиться, вырваться из-под гипнотизирующего взгляда незнакомца, может, даже двинуть его по юной смазливой роже, но глаза парня вдруг засветились зеленоватым призрачным сиянием, а его ледяные пальцы сомкнулись на шее Ярослава.

– Потому что она – моя! – прошипел парень, и Яр полетел прямо в коридор. Больно стукнувшись об пол спиной и затылком, он широко открыл глаза и сел, разглядывая… собственную комнату!

Что за черт?

Он с силой потер глаза, пару раз провел по коротким волосам.

Это был сон?!

Вот же! Чего только не приснится! А всему виной разговоры об этой девушке и мысли, мысли…

Натянув джинсы и футболку с эмблемой любимой группы Avenged Sevenfold, он вышел на кухню, где уже вовсю хозяйничала сестренка.

– Привет, Марин! – Он по привычке чмокнул ее в подставленную щеку и сел за стол на свое любимое место в углу, рядом с окном.

– Приветики. Кофе будешь? – спросила она для проформы. Кружка со свежесваренным кофе оказалась рядом с ним, когда он еще только думал над ответом. Вообще Яр любил крепкий горький чай. Привычка бессонных ночей на смене. Но спорить с сестрой не стал. Кофе так кофе!

– Спасибки! – Он потихоньку отхлебнул горячий напиток и не удержался от стона наслаждения. – Напиток богов!

Марина счастливо улыбнулась и пододвинула брату уже готовые гренки с колбасой и сыром.

– Ешь, бродяга!

– Ем! – согласился Ярослав, налегая на завтрак. – Очень вкусно! Хоть ты моя сестра, но я безумно завидую твоему будущему мужу!

Марина вдруг покраснела, вскочила с места и включила воду, изображая бурную деятельность. Яр проследил за ней внимательным взглядом.

– И что это значит? Раньше на такие шутки ты только отмахивалась или закатывала получасовую лекцию на тему: все мужики – козлы, все принцы – кони, а все их кони – ни фига не белые! – Он поднялся, выключил воду и заставил сестренку сесть за стол. Сам сел напротив и уставился ей в глаза. – Ну? Рассказывай.

Она смутилась еще больше, но понимая, что бесполезно играть в молчанку, только пожала плечами.

– А чего рассказывать. Мы со Славкой уже три месяца как официально встречаемся. Только не знали, как тебе сказать.

– А кто такой Славка?

Вот так номер! И где эта мышка-затворница успела кого-то подцепить? И тут до него дошло.

– Славка – это Славян? Мой напарник Славян?

– Ну да. – Марина принялась крошить гренку.

– Угу… – Если честно, Яр не знал, злиться ему или смеяться. И когда, шельмец, только успел? Вроде все время рядом, все время на виду! – Так он же… – Ярослав задумался, не зная, какой недостаток друга вспомнить. – Он же… лопоухий!

– На себя посмотри! – тут же обиделась Маринка. – Еще стрижешься так, будто только на волю вышел!

– Это потому, что у меня волосы кудрявые! – улыбнулся Ярослав. – А еще у него татуировка на груди!

– А у тебя на всю спину! И еще на плече!

Блин! И не поспоришь же. Всему виной его буйная юность, когда он тусовался с байкерами.

Те дырявили кожу регулярно и фанатично.

– Ладно! – Яр подцепил гренку и, откусив от нее огромный кусок, пробормотал с набитым ртом: – Я понял, что мой напарник – идеал мужчины, поэтому совет вам да любовь!

– Знаешь, я выбрала его, потому что, когда тебя не было рядом, он полностью мне тебя заменил. Он – твоя копия! Вы же почти тезки! Ведь если так подумать, твое имя тоже можно сократить как Слава.

– Никаких Слав! – отрезал Яр, поднимаясь. – В этом доме достаточно и одного Славяна! Ладно, Маришка, мне пора!

Вскоре, накинув косуху, он вышел из дома. Сестре сказал, что надо съездить домой, разобраться с бывшей. В какой-то степени это было правдой. Он собирался появиться на съемной квартире, чтобы раз и навсегда расставить все точки над «ё». Но это желание испарилось, едва он поравнялся со зданием «Скорой помощи». Ноги сами понесли его к главному входу.

Миновав вертушку, он остановился у окошка регистратуры.

– Добрый день. А можно узнать, как здоровье пациента?

– Как зовут? – равнодушно осведомилась молоденькая девушка.

– Катерина Свечина. Ножевое ранение, – подсказал Ярослав, глядя, как беспомощно хмурит бровки девчонка, пытаясь отыскать в базе данных пациента.

– А! Нашла. Только ее вчера перевели.

– Куда? Можно подробности? – невольно занервничал он.

– Городская больница номер один. Реанимация. – Девушка посмотрела на Ярослава и запоздало спохватилась: – А вам зачем? Вы ей кто?

– Жених! – подмигнул медсестричке Ярослав и чуть ли не бегом бросился к двери.

Когда он уже был на крыльце, за спиной рявкнул знакомый голос:

– Стоять! Ветров?

Яр остановился. Медленно обернулся. Помощник полицейского, который, собственно говоря, и проводил допрос, едва не брызгая в лицо слюной, выбежал следом. Теперь он стоял в шаге от Ярослава, выразительно сжав рукоять пистолета, и подозрительно щурился.

Явно пересмотрел фильмов с участием Клинта Иствуда!

– Да, шериф!

– Ты мне поумничай! – тут же отреагировал тот. – Чего тут делаешь? Что вынюхиваешь?

– Пришел спросить, как самочувствие Кати. – Яр пожал плечами. Мол, а что тут скрывать? Но его ответ еще больше взбесил полицейского.

– Значит, Кати? Пришел проверить, выжила она или нет? В прошлый раз не получилось ее добить, решил сейчас, пока девушка в коме?

Не помня себя от бешенства, Ярослав действовал молниеносно. Хук справа заставил полицейского дернуться, а прямой в челюсть отправил того в глубокий, но недолгий нокаут.

Рефлексы – что поделать?

Ярослав развернулся и бросился к остановке. Но не потому, что боялся возмездия. Больше всего на свете он хотел успеть сегодня сделать два дела: сжечь мосты с Юленькой и навестить Катю Свечину.

Подбежав к остановке, он буквально в последнюю секунду запрыгнул в троллейбус, и двери закрылись.

– Следующая остановка «Площадь Калинина», – вежливо сообщил женский голос.

До горбольницы две остановки. А если учитывать пробки, можно целых минут двадцать ни о чем не думать. Или наоборот. Думать о многих важных вещах!

Например, о том, что вчера сказал Саня. Кому нужно убийство этой девушки? Сколько ей? Двадцать? Двадцать два? Или о том худощавом парне, который мучил его сегодня в кошмарах. Что это? Ревность? Подсознательно Яр понимал, что в спасении Кати парень играл чуть ли не главную роль. Ведь если бы он не угнал машину, они бы не успели вовремя доставить Катю в больницу и девушка бы умерла. Если не от смертельной раны, так от потери крови!

А может, подумать о сестренке с напарником? Вот почему она не заходила на кухню тем вечером – чтобы Славян при виде нее не смущался…

Яр знал, что Славян не бабник и в жизни он влюблялся лишь раз. В школе. Что он ответственный, педантичный и порой даже занудный. Но Марину эти качества в мужчинах всегда привлекали.

Что ж, он действительно будет рад, если у них все сложится.

Тут взгляд Ярослава упал на высокого черноволосого парня, стоявшего на передней площадке троллейбуса. Очень знакомого парня… Или, может, это уже паранойя?

Словно в ответ на его мысли, верзила обернулся, безошибочно нашел глазами Ярослава и едва заметно улыбнулся. А затем как ни в чем не бывало стал смотреть в окно. Яр готов был поклясться, что в этой улыбке промелькнули торжество, насмешка и сочувствие.

Нет, он будет не он, если не вытрясет из этого гада все, что тот знает!

С таким воинственным настроем Ярослав начал пробираться вперед. Пассажиры, набившиеся как сельди в бочке, были очень недовольны, но это его сейчас вообще не волновало.

Между тем цель приближалась. Ярослав, не спуская взгляда с затылка парня, опустил ему руку на плечо.

– Ну что, поговорим?

От неожиданности тот вздрогнул и обернулся, удивленно уставившись на Ярослава.

– О чем? Я вас знаю?

– Нет. Боюсь, что я ошибся… сожалею! – Яр виновато улыбнулся. Перед ним стоял абсолютно незнакомый молодой человек. Ничего другого не оставалось, как побыстрее ретироваться к двери, благо на следующей остановке уже нужно было выходить.

Глава 5

Катя всплывала на поверхность озера долго и мучительно. Незнакомец должен был ее поцеловать, а вместо этого столкнул. Зачем? Ей так хотелось почувствовать его губы. А еще получить обещанную им возможность уйти из замкнутого мира, в котором были только озеро, туман и дом. Все, кто приходил на это озеро, исчезали. И эта бесконечная череда незнакомых людей только усиливала чувство одиночества.

– Катюша, вы меня слышите? Катюш! Откройте глаза. Катя!

Голос звал. Был настойчив. Раздражал. Но он БЫЛ! Единственный в этой холодной пустоте. И Катя поплыла на его зов. Затем сквозь полосу тумана пробился яркий свет. Он резал глаза, и Катя крепко зажмурилась. А затем на нее обрушился шквал из боли, голосов, звуков.

– Катерина! Ты меня слышишь? Кивни, если это так!

Тело ее не слушалось, но Катя сделала над собой огромное усилие и едва заметно наклонила голову. А затем приоткрыла глаза, вглядываясь в разноцветную муть. Вскоре из этой мути выступило участливо-тревожное женское лицо в очках.

– Как самочувствие? Пить хочешь?

Катерина мотнула головой. Все ее тело болело так, что не хотелось ничего, только бы эта боль ушла и больше никогда не возвращалась.

– Говорить можешь?

– Да, – прохрипела-прошептала она. – Больно.

– Я знаю, девочка, – участливое лицо осветилось улыбкой. – Сейчас сделаю укольчик, и все пройдет. А ты поспи. Тебе сейчас надо спать!

Катерина даже не почувствовала этот самый «укольчик», просто вновь провалилась в сон.

В следующий раз она очнулась оттого, что ощутила чье-то присутствие. В голове все плыло, перед глазами был туман с озера, но она знала, что с ней снова все будет хорошо. Точнее, не так. Она снова останется жить. И ее теперешняя жизнь с болью поломанных костей, горечью утрат, с предательством близких людей – это не благо, а наказание. Она будто проклята кем-то, обречена на долгую жизнь!

В окружавшем ее белом тумане шевельнулась какая-то тень. Катя губами почувствовала чье-то дыхание, будто кто-то наклонился близко-близко и смотрит ей в глаза, вот только она никого не видела.

– Это ты? – голос предательски хрипел, но, морщась от боли, она попробовала прокашляться и уже увереннее спросила: – Эй? Ты здесь? Это ты?

– Я. Я с тобой. И я здесь. Рядом, – голос, который она много лет хранила в памяти, снова ответил ей. Сколько тепла и нежности было в нем!

– Пожалуйста, ты мне обещал. Помнишь?

– Помню. Но… пока не время…

– А… когда будет время? – Невольные слезы потекли из глаз, прогоняя туман. Постепенно тень превратилась в темную, высокую фигуру, стоявшую у двери. – Когда? Забери меня с собой! В другие миры… Зачем ты снова мучаешь меня? Зачем ты пришел, если не за этим?

Смахнув ресницами слезы, она потерла глаза и в упор посмотрела в лицо неподвижно стоявшего парня. Знакомого парня… Нет, того самого! Но этого не может быть!

– Ты?

– Я.

– Ты пришел?

– А как я мог не прийти?

Голос менялся, становился грубее и в то же время мягче. Менялось лицо. Черты делались более резкими. Иссиня-черные цыганские кудри превратились в короткий ежик.

– Пожалуйста! – Катя ладошками вытерла дорожки слез, до боли, до рези в глазах вглядываясь в лицо, которое она пыталась забыть десять долгих лет. – Ты мне так и не сказал, как на самом деле тебя зовут!

Мужчина подошел ближе, взял стоявший у стены стул, поставил его рядом с кроватью. Сел и, не отводя взгляда, взял ее руки в свои.

Улыбнулся. Светло и нежно. И произнес:

– Ярослав. Ярослав Ветров.


Яр смотрел на спасенную им девушку. Просто сидел рядом и смотрел. Такая беззащитная, такая доверчивая. Ее ладошка оказалась холодной как лед.

Что с ней не так? Когда он тихонько приоткрыл дверь и вошел в палату отделения интенсивной терапии, то увидел, как она смотрит на него и не видит. А еще говорит. Говорит так, как будто ей кто-то отвечает. Но в определенный момент он понял, что она обращается к нему. Именно к нему. И он ответил. Пусть односложно, чтобы не испугать, не оттолкнуть. Но когда она спросила у него, как на самом деле его зовут, что-то кольнуло в сердце. И что-то шевельнулось на задворках памяти…

Он помедлил. Взял стул, поставил рядом с кроватью и сел.

Нет, не то чтобы он не хотел ей говорить свое имя. Но вот его ли имя она хотела узнать? Хотя…

Он взял ее руку в свои. Улыбнулся и произнес:

– Ярослав. Ярослав Ветров.

– А почему ты мне его не говорил?

Нет, девица его явно с кем-то путает. Впрочем, разочаровывать не хотелось. Что-то было в ее глазах, в ее лице… Знакомое, что ли? Так бывает, когда встречаешь ту единственную, для которой на все готов. В случае с Катей, как объяснил сам себе Яр, было другое. Ответственность? Желание опекать того, кому спас жизнь?

Решив не заморачиваться, Ярослав не ответил на ее вопрос, а попросту сменил тему:

– Как ты себя чувствуешь?

– Болит… – Она отвела взгляд и уставилась в потолок. Словно ожидала услышать одно, а услышала совсем другое.

– Может, врача?

Она упрямо мотнула головой.

– Нет. Не надо.

– Катюш. – Он чуть стиснул ее пальчики, привлекая внимание. – А кто на тебя напал? Не знаешь? Как это произошло?

Она чуть покривила губы, точно хотела заплакать, но передумала.

– Не знаю. Не помню.

– А ты можешь предположить, из-за чего на тебя напали? Ну там, враги, соседи-маньяки?

Катя снова качнула головой.

– Нет. Я живу с подругой. Точнее, знакомой, квартиру снимаем. Уже полгода. Я с работы шла. Зарплата! – Девушка стиснула его руку. – Они украли зарплату!

– Вряд ли. Когда тебя привезли в «Скорую», я краем уха слышал, что кошелек и паспорт были с тобой.

– А деньги?

– Вот на этот счет не знаю, – виновато улыбнулся Яр. – Спроси у медперсонала.

И словно кто-то на небесах только и ждал этого кодового слова. Дверь распахнулась, и в палату вошли двое. Усталый мужчина лет сорока, скорее всего врач, и девушка в голубом халате.

– Катерина? Как у нас дела? – Врач подошел и покосился на Ярослава. – А вы кто такой будете, молодой человек?

– Посетитель, – буркнул тот.

– В палаты к тяжелобольным можно только при наличии халата и бахил! – начал придираться он.

– А это что? Не бахилы? – Яр покрутил остроносым сапогом с железными клепами, на котором нелепо сидел синий целлофановый пакетик.

– А где халат? – поддержала врача молоденькая медсестричка.

– Хорошо. Сдаюсь! В следующий раз приду в униформе! – рявкнул Ярослав и, прежде чем уйти, наклонился к Катерине, которая не отводила от него глаз. – Я уйду. Но завтра вернусь. Обещаю. Что тебе принести?

– Ничего не надо, – прошептала та.

– Нет, так не пойдет! – осадил ее Яр. – Что ты любишь? Апельсины, йогурты, соки, бананы?

– Груши. – Катя вдруг улыбнулась. Светло, радостно. – Мне, когда я болела, мама всегда груши покупала.

И снова что-то кольнуло в сердце. Да что с ним сегодня такое?

– Куплю! – Ярослав поднялся, понимая, что если он сейчас не уйдет, то доктор вызовет охрану и его уже вряд ли пустят сюда во второй раз. – И вернусь. Обязательно. А ты выздоравливай!

Она только кивнула.


2006 год

Деревня Матвеевка

– Чуть не попались! – восторженно выдохнула Настя, когда за ними закрылась дверь, и упала на кровать. – Кать, хорошо, что твоя бабушка не поняла, что это мы чердак открыли!

– Угу! – Катерина подошла и села рядом.

Бабушка не стала бы ругать ее в любом случае. Но тут такая откровенная ложь! Кате показалось, что та все знает, только не говорит. Ждет, когда внучка сама признается. Ладно. Потом. Может, в день отъезда?

– Кать! – Настя стремительно села на кровати. – Ты видела, что там было? Странные какие-то вещи! Как будто в этом доме кто-то занимался черной магией. И тетрадь еще эта! Такую в магазине не купишь…

– Точно! – Услышав про тетрадь, Катя и думать забыла об угрызениях совести. – Давай показывай!

Настя с готовностью юркнула под кровать и достала их необычную находку.

– Смотри! Тут какие-то заговоры, обряды! Названия – так просто жуть!

– Ну-ка, дай!

Катя взяла в руки тетрадь, которую скорее можно было бы назвать рукописной книгой. Тяжелая! И… теплая! Словно живая! Открыв ее, она почувствовала, как лица коснулся ветерок. Как будто кто-то поздоровался.

– Круто! Реально прошлые жильцы были ведьмаками!

– Или дебилами! О! А может, шарлатанами? – предположила Настя. – Ну, типа тех, кто с духами общается, а потом деньгу зашибает!

– А давай попробуем провести какой-нибудь обряд или вызвать духов? – в глазах Кати зажегся нехороший огонек. – Если получится, значит, реально магия есть, и эта книга сделает нас супер-пупер.

– Ведьмами?

– Балда! Да кем угодно! Любые двери будут открыты! Бизнес, слава, кино! Все, что захотим, Настюх!

– Здорово! – Настя мечтательно прикрыла глаза. – Только давай что-нибудь актуальное. Ну смысл нам загадывать сейчас бизнес? Вот годиков через семь – согласна!

– А, например, что?

– Давай сначала посмотрим, какие заклинания там есть, и тогда уже будем выбирать, – решила прагматичная подруга.

Сперва девчонки листали книгу, пытаясь вникнуть во все подряд. Но вскоре буквы зарябили в уставших глазах.

– Тут половина заклинаний на английском! – протянула Настя, перелистывая уже сразу по нескольку листов. – Ну эту писанину в баню!

– Но я видела и русский текст! – не сдавалась Катерина. – Давай сейчас спать ляжем, а завтра при свете дня разберемся!

– Что-то мне уже не хочется разбираться! – устало зевнула подруга, вытягиваясь на кровати.

– Тогда я тетрадь с собой заберу! – Катя поднялась и сунула книгу под мышку.

– Да не вопрос! – отмахнулась Настя и полезла под одеяло.

– Споки-ноки! – пожелала Катя и вышла за дверь. На всякий случай дернула дверцу, ведущую на чердак. Заперто! Ну и ладно! Главное, что Настя успела прихватить магическую тетрадь! Или все же книгу? Впрочем, какая разница, как ее называть? Главное ведь содержание!

Толкнув дверь в свою комнату, она включила ночник, заперлась на задвижку и упала на кровать. Бережно открыла книгу с самого начала и принялась читать заголовки, написанные русскими буквами: заговор на вызов и захват семи проклятых душ, замена, призыв ангела. Обряд на исполнения желания.

Стоп! Души ей ни к чему, ангел тем более. А вот исполнение желания! М-м-м…

Катя задумалась. Чего бы она хотела? Денег у ее семьи и так много. Еще и внукам достанется. Квартиру в мегаполисе? Зачем? И квартиры, и дома есть, недаром же дед с отцом создали свою строительную империю. А может, стать актрисой? Певицей? Супермегапопулярной?

Нет! Она сцены боится. Даже в школьном театре она была сценаристом и декоратором, а не актером.

Ладно, желание можно придумать и позже.

Катя принялась читать о том, что нужно для этого обряда. Оказалось, что обряд – дело хлопотное! Нужно было нарисовать в центре круга магический знак в виде буквы W, перечеркнутый зеркально изображенной буквой Z. Сам круг нужно было сделать из смеси определенных трав, которая должна была помочь обезопасить колдующего от Призванного. Кто такой этот Призванный – не объяснялось. Зато подробно было описано, как себя с ним вести, а именно: властно, честно и кратко. А для того чтобы прервать связь и изгнать Призванного, достаточно было лишь задуть свечи. Огромными буквами было написано, чего ни в коем случае нельзя было делать. А именно: нельзя было разрывать круг, что бы Призванный ни обещал и чем бы он ни угрожал.

Хм… На чердаке она видела и свечи, и какие-то измельченные травы.

Ничего! Завтра или послезавтра, когда бабушка обо всем забудет, можно будет снова стащить ключ и подготовиться. А заодно подумать, чего бы такого пожелать…


Но утром девчонок ждало большое разочарование. Ключ, до этого преспокойно лежавший в общей связке на столе, пропал! Они обыскали бабушкину комнату, дом, но не нашли ничего даже похожего на ключ от чердака.

– Слушай, а может, мы сгоняем до местного магазина и купим все, что нужно? – не теряла надежду Настя, вдохновленная предстоящим колдовством.

– Ага! – скептически фыркнула Катя. – Здесь тебе столичный супермаркет, что ли? Видела их ассортимент? Свечки, конечно, имеются, но ни одной черной. Да и травы мы в магазине не купим. Там названия такие странные…

– А думаешь, эти травы есть на чердаке?

– Попытка не пытка! – пожала плечами Катя и задумалась. – Надо как-нибудь отправить бабушку в город. У нас будет почти день форы.

– Чтобы найти ключ?

– Чтобы взломать замок и провести ритуал. Ведь не написано, в какое время его проводить, значит, главное в нем – все нужные ингредиенты. Ну и надо выучить слова. Обязательное условие, чтобы они произносились без запинок! – Катя выудила тетрадный листок, где были написаны непонятные, но такие притягательные слова вызова Призванного.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное