Татьяна Джангир.

Карнавал. Исторический роман



скачать книгу бесплатно

– Я ищу гробницу Антуанетты!

– А, конечно, синьора! Я могу проводить Вас к ней! Я только что очистил землю вокруг от травы и сорняка! Небольшая проблема: гробница покосилась от постоянного давления ветра и проникновения воды, а на задней стенке образовала трещина! Необходима осторожность. Неясно, как долго гробница сможет оставаться в целости, ведь она сделана из небольших камней, которые под тяжестью верхней плиты могут рассыпаться!

Мари слушала его очень внимательно, поскольку эта информация была крайне важна для нее, ведь трещина давала возможность проникнуть внутрь гробницы, не прибегая к существенным разрушениям. Она нервничала, и это уже становилось заметно. Поэтому Мари ускорила шаг и быстро подошла к гробнице. Обойдя ее со всех сторон, трещину увидела не сразу. Она оказалась почти у основания, как бы выделяя откос с западной стороны. Мари опустилась ниже и стала внимательно рассматривать эту тоненькую, словно паутинка, трещину. На первый взгляд, она была настолько тонкой, что не представлялось возможным проникнуть через нее внутрь гробницы. Однако в самом низу, практически врастая в землю, трещина расширялась, и Мари отчетливо увидела скол в твердой породе гранитной плиты. Доставая из мешочка шило, Мари заметила маленького жука, выползающего из-под гробницы в том самом месте, где был скол. Стало понятно, что там есть полость. Мари попробовала немного отодвинуть слой почвы у скола и поняла, что она рыхлая и легко поддается небольшой веточке, которой мари ворошила поверхностный травяной настил. Откопав небольшую ямку в почве, Мари принялась рассматривать основание гранитной плиты. Вокруг скола сплелись в паутинку маленькие трещинки, лучиками разбегающиеся в разные стороны. Мари взяла в руку шило и словно крошечным долотом начала стучать по этим трещинкам, усиливая толчки с каждым новым ударом. Гранит начал крошиться, и вскоре она увидела, что можно отодвинуть довольно большой кусок плиты, в который возможно пройдет кисть ее руки. Со всей силы, она ударила по сколу носком своей туфли, и кусок гранита провалился внутрь гробницы. Мари протиснула руку внутрь, нащупала край какой-то ткани и потянула его наружу. Ткань была достаточно прочной для того, чтобы легко ее вытащить, и Мари потянула более настойчиво. В конце концов, вытащила на поверхность весь кусок ткани. Это был красный бархат, без каких либо следов тления и влияния почвенной влаги.

– Но где же драгоценные камни? – подумала Мари и снова протиснула руку внутрь гробницы, уже несколько глубже, чем прежде.

Ей пришлось ощупывать все доступное пространство внутри гробницы, пока она не наткнулась на маленький сверток из грубой ткани и стала выталкивать его к щели. Через несколько минут на поверхности появился мешочек из потемневшей от времени парусины, и Мари радостно ахнула. Решив не вызывать интерес садовника, работавшего неподалеку, своими действиями, она спешно закопала ямку в почве и немного потопталась по рыхлой земле, для устранения следов проникновения в святыню.

Мари перекрестилась, на всякий случай повернулась к морю, чтобы можно было подумать о своем светлом будущем и представить себе дальнейшее развитие событий, в случае, если все сбудется именно так, как ей рассказала старушка. Постояв еще какое-то время, глядя куда-то за линию горизонта, представляя лицо Андре, о чем говорила ее мечтательная улыбка, Мари повернулась к собору и пошла обратно, туда, где ее ожидали слуги.

София и Альберто. Начало истории

На этом Марио закончил свой рассказ и тихо подошел к Софии, чтобы снять с нее маску.

– На сегодня достаточно, моя девочка! – прошептал он и осторожно прикоснулся к ее руке.

София вздрогнула и проснулась. Она сама сняла маску и положила рядом. Ей казалось, что сил подняться у нее совсем не осталось, и она продолжала лежать в кресле, испуганно глядя на Марио. Он взял ее за руку и погладил ладонью, словно успокаивая маленького ребенка.

– Посиди пока здесь, я приготовлю тебе кофе! – сказал он и вышел из комнаты.

Лишь спустя полчаса она смогла подняться и выйти на улицу. Они договорились встретиться вечером и продолжить беседу, но если она не найдет в себе сил, то он сам навестит ее утром.

София шла к тому дому, откуда утром вышла на поиски мастера и, проходя мимо того самого места, где происходило общение красавца и незнакомки, остановилась. Ей вдруг сильно захотелось войти внутрь дома, что-то манило ее туда с такой силой, что удержаться было практически невозможно. Она подошла к двери и легонько ее толкнула. Дверь открылась, и София скользнула внутрь. На лестнице возникло какое-то движение, и она опрометью выскочила обратно на улицу, глазами отыскивая укромное местечко для убежища. Скрывшись в одной из ниш старинного здания, она ждала появления того, кто шумел на лестнице, но никто не выходил из парадной двери и она, немного расслабившись, выглянула на пустынную улицу. Около дома никого не было, но покидать убежище она не спешила. Ей показалось, что щелкнул замок двери, из которой она только что вышла, и она снова метнулась в нишу. Неожиданно, вместо шагов или голосов, она услышала всплеск воды со стороны канала. Немного наклонив голову, она смогла увидеть гондолу, что подошла к дому с боковой стороны. Из нее поднялся мужчина и потянулся к решетке окна на первом этаже. София сделала шаг вперед и стала откровенно следить за тем, что происходило около дома. Особенно ее интересовал этот незнакомец. Он внезапно обернулся, словно почувствовал, что на него смотрят, и София увидела красивое мужское лицо, не совсем молодое, но не утратившее юношеской свежести. Лишь небольшие морщинки под глазами и взгляд выдавали возраст. Брюнет с карими выразительными глазами, бровями красивой формы, строгий профиль с несколько удлиненным носом, его совсем не портил, даже придавал большей мужественности, подбородок заостренный, но не резкий, слегка припухлые губы, едва заметные ямочки на щеках. Взгляд страстного и опытного любовника. Даже при первом взгляде на него становилось ясно – он любимец женщин. Не слащавая, а мужская красота, приковывала взгляд почти всякого кто его видел впервые, высокий рост и атлетическое телосложение всегда вызывали трепет в женских сердцах. София тоже почувствовала приятное волнение и поймала себя на мысли, что не может оторвать взгляда от незнакомца. Ей так сильно захотелось оказаться рядом с ним, что она даже сделала шаг в его сторону, но резко остановилась и быстро исчезла в своем укрытии. Ей было любопытно, что же он станет делать дальше. Она не ошиблась. Он выпрыгнул из гондолы и повис на решетке окна первого этажа, затем с прыткостью животного забрался на второй этаж, придерживаясь только одной рукой за выступ в стене, и заглянул в окно, тут же отстраняясь в сторону, чтобы не привлечь к себе случайный взгляд обитателей дома. Убедившись, что никто его не заметил, он тихо открыл окно и, как удав, заполз внутрь помещения. Окна, по-прежнему, оставались темными, и ничего не выдавало присутствия там кого-либо. София осторожно ступая, выглянула из-за угла и стала пробираться ближе к тому дому, куда влез незнакомец. Ей очень хотелось увидеть его, пусть даже в объятиях женщины, это придавало бы ему больше сексуальности и интриги данному положению. Она прижалась к стене и стояла неподвижно, прислушиваясь к тишине. Убедившись, что никаких звуков не раздается изнутри, она подошла к двери и машинально толкнула ее. Как ни странно, дверь поддалась и слегка приоткрылась. София подождала немного и, открыв ее шире, вошла внутрь. В помещении было тихо и темно. Она на ощупь продвигалась куда-то, ожидая натолкнуться на перила лестницы. Упершись в стену, остановилась, чтобы глаза привыкли к темноте. Через некоторое время, она смогла разглядеть очертания двери в какую-то комнату, слева – перила лестницы, рядом с собой – массивный шкаф и маленький пуфик. Обрадовавшись, что вовремя остановилась, иначе могла зацепить пуфик, вызвав тем самым ненужный звук присутствия человека в помещении, она, крадучись подошла к двери, попыталась ее открыть, но не смогла, и6о дверь оказалась заперта, и повернула к лестнице, понимая, что на первом этаже или никого нет или комната закрыта изнутри. Тихо ступая, она поднялась на второй этаж, и увидела робкий лучик света, пробивающийся из-под закрытой двери в конце коридора. Глаза уже привыкли к темноте, и она могла двигаться более уверенно, различая все предметы на пути. Подкравшись к двери, она приложилась ухом и стала слушать, что происходит за ней. Было тихо, но через пару секунд раздался вздох, который может быть отнесен скорее к разряду сладострастных, нежели к испугу или огорчению. Затем, она услышала шёпот и шелест ткани. Интерес разгорался все больше и, забыв об осторожности, София приоткрыла дверь. В щель приоткрытой двери видна была лишь часть большой комнаты, изысканно и богато обставленной дорогой мебелью. На полу лежал красивый ковер, на котором красовалась огромная ваза муранского стекла, с букетом красивых экзотических цветов. На диване, обтянутом мерцающей шелковой тканью, какого-то светлого оттенка, скорее пастельно-бежевого, сидела сказочной красоты женщина. У ее ног, на полу, сидел тот незнакомец, которого София видела и за которым вошла в этот дом. Он смотрел на красавицу, но взгляда видно не было, так как сидел вполоборота к двери, из-за которой выглядывала София. Женщина же, напротив, смотрела в сторону, не на мужчину, который сидел у ее ног и искал внимания к себе.

– Почему ты пришел сюда, не выполнив моей просьбы? – резко повернув к нему голову, спросила незнакомка.

– Я взял ту, что описала мне ты! Там так много разных масок, и все они похожи на нужную! Я не смог разобраться в них и выбрал эту, решив, что именно она тебе нужна! Ведь эта маска лежала отдельно от других, в ящике, обтянутом тканью! – извиняющимся тоном ответил мужчина.

– Что теперь делать, ведь мастер уже понял, что «Марию» хотят украсть! – немного помолчав, мягким голосом произнесла женщина.

– Я попробую еще раз проникнуть в мастерскую и поискать ее, но меня могут схватить, ты же понимаешь это? А что, если ее уже нет в доме мастера? Как это узнать? – говорил мужчина, не отрывая взгляд от лица незнакомки.

Она молчала, грустно глядя в пол. На ее лица отражалось такое отчаяние, что этого даже при слабом свете свечей невозможно было не заметить.

– Что же такое произошло с ней, почему так необходима была эта маска? – размышляла София, – Ведь волшебство маски работает далеко не для всех? Наверняка женщина об этом знает, коль так настойчиво требует доставить ей эту маску!

София продолжала стоять и прислушиваться к разговору в комнате.

– Я сама пойду к мастеру завтра! – неожиданно произнесла незнакомка.

– Но он ведь знает тебя! Как же ты сможешь выкрасть маску? – спросил удивленный этим заявлением, мужчина.

– Я не стану искать «Марию»! Я попрошу его сделать мне другую маску, а во время изготовления, постараюсь проникнуть в мастерскую! – вставая с дивана, ответила женщина.

София отпрянула от двери, чтобы не дай бог не быть обнаруженной, и спряталась за тяжелую портьеру, позади себя. Женщина быстрыми шагами пересекла комнату и остановилась у двери. Постояв пару секунд, слегка повернула голову в сторону любовника и, одарив его любящим взглядом, молча, вышла из комнаты. Она прошла мимо Софии, укутанной в портьеру так близко, что та почувствовала легкий запах мускуса, преобладающий в букете духов незнакомки. София даже прикрыла глаза от удивительного чувства причастности к сказочному действу, в котором она поневоле оказалась замешана. Из комнаты не доносилось никаких звуков, и можно было подумать, что никого уже нет в доме, лишь слегка потрескивал деревянный потолок, выдавая влияние времени на все, что окружало Софию в волшебной стране под названием Венеция. Хотя до конца все равно не верилось, что этот сказочный, необыкновенный город может исчезнуть. В нем происходили самые необычные и интересные истории, приходило возвышенное вдохновение, и с огромной силой хотелось любви, словно ее легендарный персонаж Казанова наполнил все пространство, неистребимым временем, желанием и трепетом влюбленного сердца.

София осторожно отодвинула портьеру и выглянула в темноту коридора. Никого, по-прежнему, не было видно в проеме приоткрытой двери. Она на цыпочках подошла к двери и заглянула внутрь комнаты. Пусто, лишь ветер слегка приподнимал легкий тюль светло-серой занавеси, струящейся вдоль огромной витрины приоткрытого окна. Видимо, мужчина покинул дом своей возлюбленной тем же путем, что и вошел в него. София прошла к середине комнаты, увидев свое отражение в зеркале огромного размера, почти во всю стену, украшенного резной, необыкновенно красивой бежевой рамой, покрытой лаком, и в мерцающем свете свечи, переливалась красивыми бликами. В своем дорогом, пышном платье, с золотой вышивкой, она казалась сказочной принцессой. Подойдя к зеркалу, потрогала раму, провела по ней ладонью, словно хотела почувствовать ее тепло, так сильно притягивала взор работа мастера, сделавшего резьбу. Неожиданно, она почувствовала какое-то движение позади себя и машинально глянула в зеркало. На расстоянии трех шагов от нее стоял тот самый мужчина, что беседовал с незнакомкой несколько минут назад, а теперь смотрел на ее отражение в зеркале. София замерла в ожидании. Она тоже ловила его взгляд в отражении и ощутила неожиданно сильный прилив желания, да такой, что думала, вот-вот лишится чувств. Незнакомец не двигался с места, но взгляд его стал постепенно меняться от холодно-подозрительного к загадочно-страстному. Неизвестно сколько времени они бы так стояли, глядя друг другу в глаза через зеркало, если бы не резкий порыв ветра, с силой распахнувший окно. От испуга София вскрикнула и резко обернулась, а мужчина сделал широкий шаг к ней навстречу и, как-то неожиданно, она оказалась в его объятиях. Ей стало так тепло и легко, словно она знала этого мужчину уже давно и была сильно в него влюблена. От истомы, подкатившей к горлу, она едва сдерживала стон, готовый вырваться из груди и вознестись в освещенное луной, дымчатое небо. Мужчина стоял, не шелохнувшись, лишь крепче прижимал ее к своей широкой и невозможно крепкой и какой-то даже родной груди. Она не понимала, что с ней происходит, но ей совершенно не хотелось, чтобы это мгновение нечаянного счастья закончилось. Обнимать его и прижиматься щекой к его плечу, было настолько мучительно приятно, что казалось сердце может просто не выдержать этот невероятный поток тепла и неги. Казалось, что она уже знает этот изгиб тела, этот теплый поток невидимой энергии, запах сладкий, как карамельное мороженное и крепкие, мужественные руки, полностью подчиняющие себе не только ее тело, но и волю. Никто из них не решался прервать столь сладостный момент, но страх оказаться замеченными возобладал над страстью первого момента. София подняла голову и посмотрела ему в глаза. Проникновенный взор карих, невероятно выразительных глаз, заставил ее даже немного покраснеть. Но одно было ясно – что-то между ними происходит, но что точно охарактеризовать пока было нельзя. София ощущала неведомое доселе волнение, где-то глубоко внутри, под грудью. Сердце билось в том же ритме, что обычно, но внутреннее давление чувствовалось совершенно отчетливо. На какое-то мгновение она потеряла контроль над собой и положила голову ему на грудь, обхватив левой рукой его талию. Она могла бы так стоять долгое время, не хватало сил оторваться от его великолепного тела, но здравый смысл возобладал, и София отстранилась от незнакомца. Он взял ее за руку и спросил: «Кто ты?»

София колебалась, не знала что ответить, ведь она, по сути, была вообще не из этого времени. Что можно сказать в таком случае?

– Простите, я случайно вошла в этот дом! Мне показалось, что я знаю ту женщину, что была здесь! Я увидела ее в окне! – неуверенно произнесла София, отворачиваясь в сторону окна.

– Понятно! – с улыбкой сказал мужчина, – Но она уже покинула дом!

– Я тогда завтра зайду, если можно! – уже с испугом ответила София.

– Я могу проводить Вас? – продолжал разговор незнакомец, все больше волнуя Софию.

– Не знаю, удобно ли это? Ведь мы совсем не знакомы с Вами!

– Меня зовут Альберто!

– София! – смущенно, опустив глаза, прошептала она.

– Я очень удивлен и обрадован Вашим присутствием в этом доме! Вы очень необычная и красивая! Разве Вы из Венеции? Я никогда не видел таких девушек здесь! – сыпал комплименты мужчина.

– Нет! Я здесь в гостях! – не зная, как объяснить свое присутствие, ответила София.

– Тогда, позвольте отвести Вас туда, где Вы остановились! В это время, небезопасно девушке гулять одной по Венеции!

– А мне казалось, что здесь никогда ничего не может произойти плохого! Такой добрый и спокойный город, разве может кого-то обидеть?

– Город нет, а вот проходимцы, вроде всяких бродяг, могут!

Альберто смотрел на Софию так, как смотрит мужчина, влюбленный, но еще не понимающий, как себя вести дальше. В его взгляде были и вопрос и просьба, и желание, и робость, и в некоторой степени удовольствие – все, что может сопутствовать первым робким чувствам. София ощущала его энергетику каждой клеткой своего тела, все больше понимая, насколько он притягателен для нее и как трудно будет не поддаться соблазну, хотя бы просто поцеловать его. К ней впервые приходит такое чувство, противостоять которому совершенно невозможно. Альберто был именно тем мужчиной, в которого влюбляются сразу и навсегда. Его уже невозможно будет забыть. И София, понимая, что может никогда его больше не увидеть, соглашается пойти с ним, не смотря на слишком большой риск этого мероприятия, ведь кто он такой, до сих пор неизвестно. Альберто интуитивно поймал это ее настроение и, осторожно взяв за руку, увлек к двери. Они вышли на лестницу, ведущую к каналу, и остановились. Там стояла та самая дама, что недавно покинула дом, но как оказалось, она заметила Софию еще, когда та наблюдала за ними из-за двери.

– Добрый вечер, дорогие мои! – загадочно улыбаясь, спросила она, – И куда же вы направляетесь?

София, увидев ее, даже потеряла дар речи от неожиданности. Теперь она могла рассмотреть женщину более подробно, под светом фонаря, прикрепленного к навесу над ступенями. Она была необыкновенной красоты, как королева из детских сказок. Большие миндалевидные глаза, то ли зеленого, то ли серо-голубого цвета, не было четко видно, длинные ресницы, широкие, но выразительные брови, от природы, имеющие красивую изогнутую форму, слегка зауженный, прямой нос и губы пухлые, будто поддутые изнутри, правильной формы подбородок. Она выражала собой такую неприступную грацию, что можно было сойти с ума. От ее проницательного и надменного взгляда невозможно было спрятаться. Черные смоляные волосы, спускались аккуратно уложенными крупными прядями на плечи и грудь, которую почти не скрывало декольте ее роскошного платья, цвета выдержанного красного вина. Талия была сильно затянута в корсет, руки скрывали ажурные перчатки, на плечи была накинута красивая, сиреневая шаль, слегка переливающаяся розоватыми бликами в свете фонаря, подол платья расшит серебряными лилиями. Она была словно нарисована кистью Веласкеса. Перед ее красотой вряд ли кто-то мог устоять, это было очевидно. София в какой-то момент даже почувствовала укол ни то ревности, ни то зависти. Она медленно перевела взгляд от лица женщины на Альберто, вопросительно глядя ему в глаза. Она ждала какой-то реакции, но он с едва заметной улыбкой смотрел на свою любовницу и молчал. Создавалось впечатление, что он получает удовольствие от того, что она видит его с другой, более молодой и красивой женщиной, к тому же совсем не похожей на ее современниц. Женщина смотрела на Софию заинтересованным взглядом, но без тени ревности, как бы оценивая соперницу. Было очевидно, что она знает себе цену и ничуть не боится потерять свое место в сердце мужчины. София даже позавидовала ей в некотором смысле. Она бы не смогла сохранять такое хладнокровие в данной ситуации. Но время шло, ничего не происходило, и София первой нарушила молчание.

– Скажите, как мне выйти на улицу, ведущую к мосту Реальто? Я знаю только эту дорогу к дому!

Альберто вздрогнул от ее голоса и, выйдя из временного оцепенения, повернулся к Софии.

– Нет, нет! Я провожу Вас к Вашему дому! – испуганно и торопливо сказал он, не глядя на свою любовницу.

Та, ничего не говоря, повернулась к причалу и махнула гондольеру, ожидающему ее решения. Он причалил прямо у ее ног и подал руку, чтобы она могла спуститься в гондолу. Женщина, не оборачиваясь, спустилась в лодку и села на мягкий бархатный диванчик. Гондольер прикрыл ее юбку пледом и плавным движением весла, оттолкнулся от причала. Шелест разрезаемой носом гондолы воды, лишь на миг привлек внимание Альберто. Через мгновение он взял Софию за руку и кивком пригласил ее пройти на узкую дорожку, прилегающую к дому. Они вышли к боковой стене дома, а затем на узкую улочку, ведущую к небольшой пьяцетте с крошечной колоколенкой. София остановилась. Она не знала куда идти, не могла точно вспомнить тот дом, в котором спала прошлой ночью, к тому же, объяснить самой себе, что она должна делать дальше, она не могла.

– Что случилось? – спросил Альберто.

– Я хочу узнать секрет карнавальной маски! Той, что Вы хотели украсть в мастерской Марио!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10