Татьяна Беленькая.

Лермонтов за 30 минут



скачать книгу бесплатно

О Великом Поэте

Детство. Семейная драма

Лермонтов Михаил Юрьевич (15 октября 1814, Москва – 27 июля 1841, Пятигорск), великий русский поэт. По материнской линии происходил из богатого дворянского рода Столыпиных. История отцовской линии носит романтически-героический характер. Офицер Георг Лермонт, родом из Шотландии, служил у польского короля, однако в 1613 году, попав в плен к русским, перешел на их сторону. Русскому царю служил справно, за что и был пожалован землей в Костромской губернии. От него и пошел род Лермонтовых, в котором русский поэт Лермонтов являлся восьмым коленом.

Брак родителей Лермонтова был неравным: богатая наследница и армейский капитан. Одобрения со стороны матери жены брак не вызвал. Увы, мать поэта умерла совсем молодой! И сразу же после ее кончины бабушка поссорилась с отцом мальчика, и эта ссора вынудила Юрия Петровича уехать в свое имение и лишь изредка навещать сына.

В раннем детстве Михаил Лермонтов потерял мать и был разлучен с отцом.

Эти драматические обстоятельства оказали большое влияние на формирование характера поэта. Уже в детстве он перенес душевные страдания, и это отразилось позднее в драмах Menschen und Leidenschaften («Люди и страсти», 1830), «Странный человек» (1831). Волновали его воображение и предания о легендарном основоположнике его рода шотландском поэте Томасе Лермонте.

Томас Лермонт, также известный как Честный Томас (True Thomas) или Томас-Рифмач (Thomas the Rhymer) – шотландский бард XIII века, персонаж кельтского фольклора. В легендах описывается как непревзойдённый поэт, певец и музыкант, обладающий даром предсказателя. Считается предком русского поэта Лермонтова.

Отец поэта – Юрий Петрович Лермонтов (1787–1831) обладал красивой внешностью и доброй душой, однако по характеру был легкомысленным и несдержанным.

Мать Лермонтова, Мария Михайловна, вышла за небогатого офицера по любви, несмотря на протесты своей матери. Была она девушка нервная и болезненная, но с удивительно чуткой душою. Она помогала простым людям из крестьян, нянчилась с маленьким Мишей, утешая его в многочисленных болезнях (а мальчик родился болезненным и слабым). Часами играла она на фортепиано, а Миша, сидя у нее на руках и прильнув к матери головой, внимательно слушал, не шелохнувшись… Мария Михайловна умерла, когда мальчику не было и двух с половиной лет. Отныне мальчика воспитывала бабушка, а отец изредка навещал. В поэме «Сашка» у Лермонтова есть такие строки:

 
Он был дитя, когда в тесовый гроб
Его родную с пеньем уложили.
Он помнил, что над нею черный поп
Читал большую книгу, что кадили,
И прочее: и что, закрыв весь лоб
Большим платком, отец стоял в молчанье.
И что когда последнее лобзанье
Ему велели матери отдать,
То стал он громко плакать и кричать.
 

Юрий Петрович никогда не забывал о сыне, внимательно следил за его жизнью и гордился Михаилом.

В завещании он обращался к нему с берущими за душу словами: «…ты одарен способностями ума, – не пренебрегай ими и всего более страшись употребить оные на что-либо вредное и бесполезное: это талант, в котором ты должен будешь некогда дать отчет Богу!.. Ты имеешь, любезнейший сын мой, доброе сердце – не ожесточай его даже и самою несправедливостью и неблагодарностью людей, ибо с ожесточением ты сам впадешь в презираемые тобою пороки. Верь, что истинная, нелицемерная любовь к Богу, к ближнему есть единственное средство жить и умереть спокойно». Судьба разлучила отца с сыном, но духовно они были близки.

 
Ужасная судьба отца и сына
Жить розно и в разлуке умереть,
И жребий чуждого изгнанника иметь
На родине с названьем гражданина!
Но ты свершил свой подвиг, мой отец,
Постигнут ты желанною кончиной;
Дай бог, чтобы, как твой, спокоен был конец
Того, кто был всех мук твоих причиной!
Но ты простишь мне! я ль виновен в том,
Что люди угасить в душе моей хотели
Огонь божественный, от самой колыбели
Горевший в ней, оправданный творцом?
Однако ж тщетны были их желанья:
Мы не нашли вражды один в другом,
Хоть оба стали жертвою страданья!
 

Образ матери постоянно встречается в произведениях Лермонтова (драма «Menschen und Leideschaften», поэма «Сашка», стихотворения «Ангел», «Пусть я кого-нибудь люблю», «Кавказ»). «На ее коленях протекали первые годы моего младенчества, ее имя было первою моею речью, ее ласки облегчали мои первые болезни» (драма «Странный человек»).

Бабушка так же горячо любила внука. Он родился слабым и болезненным ребенком, но она выходила его, позаботилась дать ему хорошее домашнее образование (иностранные языки, рисование, музыка). Будучи уже весьма почтенного возраста, она заступалась за Михаила в трудных ситуациях и не раз отвратила серьёзную опасность, грозившую поэту.


Увы, бабушке довелось пережить смерть своего любимого внука…


Детство Михаил провел в Тарханах, имении бабушки. Домашними учителями его, по обычаям того времени, были иностранцы: грек, пленный офицер Наполеоновской гвардии, француз Капэ. Капэ внушил мальчику интерес к героической профессии военного. После смерти Капэ наняли французского эмигранта Шандро, которого вскоре сменил англичанин Виндсон. Именно англичанин первым познакомил мальчика с английской литературой, в частности с Байроном, который оказал огромное влияние на творчество Лермонтова.

Кроме иностранных влияний, в имении бабушки Михаил с интересом наблюдал жизнь крестьян, прислушивался к их песням и преданиям.


Большой барский дом в Тарханах окружала зелень: парки, сады. В парке на берегу пруда, по преданию, поэт сам посадил дуб. Образ этого прекрасного дерева мы встречаем в одном из последних стихотворений:

 
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди дремали жизни силы,
Чтоб дыша вздымалась тихо грудь;
Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея,
Про любовь мне сладкий голос пел,
Надо мной чтоб, вечно зеленея,
Темный дуб склонялся и шумел.
 

В музее-заповеднике «Тарханы» на постаменте, сложенном из камней, покоится ствол дуба – того самого, что посажен, по преданию, Михаилом Лермонтовым. Поэт любил сидеть под сенью дерева и посвятил ему поэтические строки.

Глубокий след в памяти и в душе поэта оставили семейные поездки на Кавказские воды (1818, 1820, 1825 годы). У Столыпиных было родовое имение недалеко от Пятигорска, ближе к Владикавказу жила сестра Арсеньевой Хвостатова. Летом 1820 года Лермонтов с бабушкой гостили в Минеральных водах у Е.А. Хвостатовой, а в 1825 году они посетили Горячеводск, где Лермонтов впервые влюбился. Его возлюбленной было девять лет. Чувство любви было настолько сильным и осознанным, что свою маленькую любовь поэт вспоминал и будучи взрослым.

Где бы ни бывал Лермонтов, Кавказ навсегда останется его главной любовью.

Кавказ (1830)

 
Хотя я судьбой на заре моих дней,
О южные горы, отторгнут от вас,
Чтоб вечно их помнить, там надо быть раз.
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ.
 
 
В младенческих летах я мать потерял.
Но мнилось, что в розовый вечера час
Та степь повторяла мне памятный глас.
За это люблю я вершины тех скал,
Люблю я Кавказ.
 
 
Я счастлив был с вами, ущелия гор;
Пять лет пронеслось: всё тоскую по вас.
Там видел я пару божественных глаз;
И сердце лепечет, воспомня тот взор:
Люблю я Кавказ!..
 
Москва и Подмосковье. Начало поэтической карьеры. Екатерина Сушкова

В 1827 году Лермонтов приехал в Москву, где начал писать стихи. Ранние поэтические опыты Лермонтова подражательны: в них переплетаются мотивы произведений Дж. Г. Байрона и А. С. Пушкина, Ф. Шиллера, В. Гюго, К. Н. Батюшкова, современных Лермонтову поэтов. До осознания своего места в литературе еще очень далеко, и поэт смело использует чужие формулировки для выражения своих чувств. Пережитые сердечные драмы – увлечения Екатериной Сушковой, Натальей Ивановой, Варей Лопухиной – оставляют в истории лирические циклы, по жанру близкие к исповеди, вдохновляют юношу обращаться к поэзии как к живительному источнику философского осознания судьбы, успокоения души.

С 1 сентября 1828 года Лермонтов учится в четвертом классе Московского университетского благородного пансиона. Он – прилежный ученик и к тому же – «главный редактор» рукописного журнала «Утренняя заря». В этом журнале юноша опубликовал свою первую поэму «Индианка».

В те годы поэт пробует себя в жанре романтической поэмы: сначала это подражательная поэма «Черкесы» (1828), затем оригинальные «Измаил-бей» и «Литвинки» (обе 1832 года). Их жанровые особенности таковы: центральное место лирического героя, его «исключительность», «недосказанность» сюжета, экзотические или исторические декорации. К началу 1830-х гг. выстроена поэтическая система Лермонтова, на разных полюсах которой обретаются герои-противоположности: падший ангел, перешедший на сторону зла (первая редакция поэмы «Демон», 1829), и страдающий ангел, чистый душой, мечтающий о свободе и природной гармонии (поэма «Исповедь», 1831, прообраз поэмы «Мцыри»). Эти же два начала борются и в душе поэта, создавая напряжение и неоднозначность авторской оценки героев и событий.

На разных полюсах поэтической системы Лермонтова обретаются два противоположных начала: падший ангел и невинный страдалец.

В 1830 году пансион преобразовался в гимназию, и Лермонтов оставил его.

Этим летом, проведенном в подмосковном имении Столыпиных, началась одна любовная интрига поэта, имевшая продолжение в будущем. По соседству жили московские барышни, Александра Верещагина и ее подруга Екатерина Сушкова, черноглазая красавица, в которую Лермонтов без памяти влюбился. Читая «Записки» Сушковой, мы видим великого поэта с непривычной стороны: «У Сашеньки встречала я в это время ее двоюродного брата, неуклюжего, косолапого мальчика лет шестнадцати или семнадцати, с красными, но умными, выразительными глазами, со вздернутым носом и язвительно-насмешливой улыбкой. Он учился в Университетском пансионе, но ученые его занятия не мешали ему быть почти каждый вечер нашим кавалером на гулянье и на вечерах; все его называли просто Мишель, и я так же, как и все, не заботясь нимало о его фамилии. Я прозвала его своим чиновником по особым поручениям и отдавала ему на сбережение мою шляпу, мой зонтик, мои перчатки, но перчатки он часто затеривал, и я грозила отрешить его от вверенной ему должности». Кокетничая с Лермонтовым, Сушкова в то же время беспощадно над ним издевалась. «Сашенька и я, точно, мы обращались с Лермонтовым, как с мальчиком, хотя и отдавали полную справедливость его уму. Такое обращение бесило его до крайности, он домогался попасть в юноши в наших глазах, декламировал нам Пушкина, Ламартина и был неразлучен с огромным Байроном. Бродит, бывало, по тенистым аллеям и притворяется углубленным в размышления, хотя ни малейшее наше движение не ускользало от его зоркого взгляда. Как любил он под вечерок пускаться с нами в самые сентиментальные суждения, а мы, чтоб подразнить его, в ответ подадим ему волан или веревочку, уверяя, что по его летам ему свойственнее прыгать и скакать, чем прикидываться непонятым и неоцененным снимком с первейших поэтов». Когда они встретились вновь при совершенно иной обстановке, Лермонтов «переиграл» эту партию уже в роли объекта любви.


После пансиона Лермонтов продолжил образование в Московском университете на нравственно-политическом отделении (1830–1832), где ему довелось учиться вместе такими мыслителями современности, как В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П. Огарев; позже учился на факультете словесности. Лермонтов продолжает занятия поэзией; им написаны лирические стихи, поэмы, а также драма «Странный человек» (1831 г.), осуждавшая власть и крепостное право. Университетских преподавателей раздражали позиция Лермонтова и его взгляды. Стремясь избавиться от непокорного студента, поэта «завалили» на экзаменах (впрочем, возможно, это произошло и по объективным, а не политическим причинам). Восстанавливаться в университете и оставаться на второй год юноша не пожелал и покинул университет. Вместе с бабушкой они сменили и место жительства, переехав в Петербург.

В Петербурге. Начало военной карьеры. Варя Лопухина

В Петербурге попытка поступления в университет не удалась, поскольку Лермонтову не зачли экзаменов, сданных за два года обучения в Московском Университете, и предложили поступить на первый курс.

Тогда Лермонтов поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров; выпущен корнетом Лейб-гвардии гусарского полка в 1834 году. Два года военной муштры и особенности гусарского образа жизни сказываются на творчестве: романтический идеал сменился на скабрезные, непечатные стихи («Юнкерские поэмы»), место трагического избранника занял заядлый дуэлянт, двойник того самого демона, что возглавляет «злую» ветвь лермонтовского поэтического древа. Однако романтик в душе жив: параллельно Лермонтов работает над романом «Вадим» (работать приходилось урывками, тайком, возможно, поэтому роман не был закончен), материалом для которого послужили события Пугачевского восстания. Продолжается и противоположная, «демоническая» линия: неоконченный роман из современной жизни «Княгиня Лиговская» (1836) и драма «Маскарад» (1835) – в ее основу легли критические наблюдения над жизнью аристократического общества. Лермонтов переделывал драму дважды, трижды подавал на цензуру, но так и не добился разрешения цензуры на постановку.

 
Не захотев повторно обучаться на первых курсах Университета после исключения, Лермонтов поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, где проучился два года и был выпущен в звании корнета.
 

Из школы Лермонтов вышел в ноябре 1834 г. в звании корнета. Почти в одно с ним время в школе обучался и Николай Мартынов, который в будущем роковом поединке убьет поэта… Мартынов восхищался образованностью и начитанностью Лермонтова в своих записках. По окончании школы Лермонтов служил под Петербургом, в лейб-гвардии Гусарском полку.

В северной столице (Санкт-Петербурге), где он проводит отныне много времени, Лермонтов делает светские успехи, предводительствует в компаниях и кружит головы хорошеньким дамам. Именно к этому времени приходится развязка его давнего романа с Екатериной Сушковой. Притворившись влюбленным (а может, чувства были искренними), на сей раз он добивается взаимности, а потом бросает Екатерину.

Настоящая глубокая привязанность, любовь всей жизни поэта – это Варвара Лопухина. Милый сердцу Лермонтова образ он прописывает во многих своих произведениях. В «Герое нашего времени» он предстает даже дважды, в лицах княжны Мери и (особенно) Веры.

Варенька Л* – неизменная муза поэта, но имя ее скромно скрывают звездочки, прямого посвящения Лермонтов ни разу не делал.

* * *
 
Она не гордой красотою
Прельщает юношей живых,
Она не водит за собою
Толпу вздыхателей немых.
И стан ее – не стан богини,
И грудь волною не встает,
И в ней никто своей святыни,
Припав к земле, не признает.
Однако все ее движенья,
Улыбки, речи и черты
Так полны жизни, вдохновенья,
Так полны чудной простоты.
Но голос в душу проникает,
Как вспоминания лучших дней,
И сердце любит и страдает,
Почти стыдясь любви своей.
 

В конце 1835 года до Лермонтова дошли слухи, что Варвара Лопухина выходит замуж за Н.И. Бахметьева. Это известие поразило его в самое сердце. Предательство любимой! Однако почему же сам Лермонтов, зная Вареньку с юных лет, до достижения ею 20-летнего возраста (что для невесты по тем временам было уже слишком много) сам не предложил ей руку и сердце? Загадка, ключ к которой, вероятно, кроется в самой противоречивой натуре поэта. То он пылал страстью, то окатывал холодом. О таком его поведении в любви говорила не одна, а практически все его возлюбленные, воспоминания которых время сохранило для нас.

Так, не дождавшись предложения от того, кого любила по-настоящему, Варенька сказала «да» другому. Ее муж был значительно старше. Уязвленный поэт помещал Бахметьева в разные произведения (в романе «Герой нашего времени» Бахметьев выведен в образе незначительного старичка, мужа Веры), и эта литературная месть мужу Вареньки очень досаждала.

Возлюбленная Лермонтова, Варя Лопухина, не дождавшись определенности от поэта, сказала «да» другому.

Момент славы: стихотворение «Смерть поэта». Зрелое творчество

Творчество Лермонтова принято делить на два этапа: ранний (1829–1836) и зрелый (1837–1841). К началу 1837 года у Лермонтова нет литературного имени: многочисленные стихотворения (в том числе и те, которые в будущем войдут во все учебники литературы: такие как «Ангел», 1831; «Парус» и другие) не напечатаны, романы не закончены, «Маскарад» не пропущен цензурой. История говорит, что один из товарищей Лермонтова по службе тайком от него отдал поэму «Хаджи Абрек» (1834) в журнал. Поэму напечатали, но Лермонтов остался этим недоволен. Связей в литературном мире нет. Но вот в душе поэта родился отклик на последнюю, смертельную дуэль Пушкина – стихотворение «Смерть поэта» (1937)… И Лермонтов в одночасье становится знаменитым! Текст очень быстро расходится в списках, им зачитываются люди пушкинского круга и простая публика.

Лермонтов был потрясен смертью Пушкина. Душевную боль вызвало в поэте то, что некоторые люди света оправдывали противника Пушкина! Доводы этих «некоторых», особенно дам, были до противного мелки: мол, Пушкин был ревнив и дурен собою, потому не имел права требовать любви от своей жены… Тогда как сам Пушкин ни на секунду не усомнился в верности супруги! Негодование требовало выхода, и вот поэт излил его на бумагу. Сначала стихотворение оканчивалось словами: «И на устах его печать». В таком виде оно быстро распространилось в списках, вызвало восторг у публики, однако в высшем обществе возбудило негодование. Именно спор со Столыпиным о причинах дуэли спровоцировал поэта на дальнейшие стихотворные высказывания – он написал полное страсти обращение к «надменным потомкам» (последние 16 строк). Стихотворение было истолковано как «воззвание к революции»; началось расследование. В марте 1837 года по приказу самого царя за распространение последних 16 строк стихотворения «Смерть поэта» Лермонтов был арестован, а затем переведён в Нижегородский драгунский полк в Грузию.

За время ссылки, которое продлилось до октября 1837, Лермонтов объездил Кавказ, побывал в Тифлисе, на лечебных водах (где близко общался со ссыльными декабристами: поэтом А. И. Одоевским, В. Г. Белинским, познакомился с грузинской интеллигенцией); изучал фольклор (запись сказки «Ашик-Кериб»), язык и традиции горцев. Кавказ всегда вдохновлял Лермонтова – и как писателя, и как живописца. Лермонтов с детства увлекался живописью, а во время ссылки его дарование раскрылось еще больше, и нам осталось художественное наследие: акварели, картины маслом, рисунки – пейзажи, жанровые сцены, портреты и карикатуры; большинство именно на кавказские темы.

Публикация в 1837 году стихотворения «Бородино» подтвердила успех Лермонтова.


С апреля 1838 по апрель 1840 года Лермонтов служит в Лейб-гвардии гусарском полку, уверенно завоевывая светское и литературное общество. Устанавливаются связи с пушкинским кругом, семейством Карамзиных, П. А. Вяземским, В. А. Жуковским, А.А. Краевским. В журнале «Современнике» в 1838 г. печатается поэма «Тамбовская казначейша»), а в «Литературных прибавлениях к «Русскому инвалиду»» – «Песня про царя Ивана Васильевича…» в 1838 г. Лермонтов систематически сотрудничает с возглавленным Краевским в 1839 журналом «Отечественные записки».

В годы своего литературного успеха Лермонтов входит в «Кружок шестнадцати» – оппозиционную группу аристократической молодёжи, которая в 1838-40 гг. регулярно проводила тайные собрания в Санкт-Петербурге. Об этом кружке крайне мало известно. Было ли целью встреч просто общение, обсуждение запретных тем, либо у группы были иные задачи и велась деятельность – этих данных история не сохранила.

Темы зрелой лирики Лермонтова

• Жизнь – боль («И скучно, и грустно…», 1840).

• Безволие современного общества; перевелись герои на земле русской. Нет подвигов и страсти, есть лишь бесконечное самокопание («Дума», 1838).

• В прошлом все было правильно: водились на Руси герои, могли дать отпор врагу внешнему и внутреннему («Бородино», «Песня про царя Ивана Васильевича…», где беззаконник, герой-опричник терпит поражение от отца семьи).

• Люди из народа и дети чисты душой, правдивы («Казачья колыбельная песня», 1838, «Как часто пестрою толпою окружен…», 1840, «Памяти А. И. О<доевского>», 1839; <М. А. Щербатовой>, 1840).

• Сомнения в возможности существования поэзии здесь и сейчас («Поэт», 1838; «Не верь себе», 1839; «Журналист, читатель и писатель», 1840).

• Богоборчество («Благодарность», 1840).

• Невозможность любви, губительная красота («Три пальмы», 1839; «Утес», «Тамара», «Листок», «Морская царевна», все 1841 года).

• Мечта о гармонии, душевной умиротворенности («Родина», «Спор», оба 1841 года, «Выхожу один я на дорогу…», 1841).

• Колебание между отрицанием мира и любви к бытию, между земным и небесным, между грехом и невинностью.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное