Таня Вайль.

Гена-травник. Сказка для взрослых



скачать книгу бесплатно

Эта сказка – полностью,

от первого слова до последнего —

придумана мною, её автором.

И все совпадения с моими

героями – случайны.

Соль жизни в том, что она не сахар.

Сказка – ложь!

Да в ней – намёк!

Добрым молодцам урок!


© Таня Вайль, 2017


ISBN 978-5-4490-0588-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

 
                           ПЕРВАЯ ЧАСТЬ
 

Я говорю наркотикам – НЕТ! Даже не брать в руки! Не пробовать! Не курить и не нюхать! Наркотики – это зло! Это зараза! Хочу в начале своего повествования заявить о своём отношении к этому вредному и опасному зелью. Я считаю, что со школьной скамьи дети должны быть предупреждены и осведомлены о страшных и необратимых последствиях принятия наркотиков. Я считаю, что проблема нависшей над обществом угрозы наркомании по большому счёту умалчивается и не уделяется борьбе с нею должного внимания. Нужно показывать школьникам фильмы о вреде и страшных последствиях наркотиков. Дети должны знать, к чему приводит приём каких-либо наркотиков. А те, кто распространяет их и вовлекает несовершеннолетних, должны наказываться очень строго! На примере своего героя я хочу рассказать, во что превращается жизнь наркомана. И, что самое страшное – во что превращается жизнь его близких. Ужас! Не пожелаешь и врагу! Конечно! Эта сказка – только для взрослых! Для тех, кто находит в жизни радость и без приёма какой-то заразы! Кто счастлив уже потому, что просыпается каждое утро. И видит небо и солнце, траву и деревья. Радуется каждому порыву ветра и шороху листьев! Просто живёт. Не делает зла. Любит родных и ближних. Потому, что он хороший человек! Кухня. Ночник. Сидит на стуле старый, голый мужик. В руке косяк. Глаза торчат! Он лыбится, довольный! А чё! В руке косяк! Сидит себе, обдолбанный! Чуб дыбом! Глаза рогом! Красавец, одним словом! У него всё окей! Да! Окейчик! Он гадостью-жизнью доволен! Сидит человек себе! Весёлый-весёлый! Довольный! Печки-лавочки! Всё у него прекрасно! Лямур пердю! Он счастлив на этот-данный миг-момент! Сидит себе весёлый-довольный! А потому и весёлый, и довольный, что мужик этот человекоподобный – зайка косой! Он по жизни обкуренный-обдолбанный! Живёт навеселе! Всегда он в настроении! Долбанёт косаря и смотрит мультики-глюки.

– Прошу любить и жаловать: Гена-травник! Я обожаю травку! Люблю её курить и нюхать. Оздоравливаюсь типа!

Так он-мужик себя представляет. В тех кругах, где вращается. И гогочет, довольный. Очень остроумным сам себе он кажется. Ведёт себя, как придурок! Как малолетка-недоумок. Как салажонок-юнга обкуренный! На старости лет набрался он не ума, а дури! К некоторым старость приходит вместе-дружно с опытом житейским, который называют издавна-издревле мудростью. А к нему старость притопала одна-одинёшенька.

Не явилась мудрость. Она его не посетила. Вот и приходится ему-мужику жизнь доживать не мудрым аксакалом-старичком, а придурком! Ужас! Лямур пердю! Бодрит-взбадривает он-мужик себя дурью-косарями. Мозги-извилины у него от этого-того курева стали сохнуть-вянуть-усыхать. Мозги у него не фурычат. Лыбится он, как безмозглый дебил-дурачок. Всегда! Постоянно! Кажется-видится ему, что жизнь у него прекрасна! Всё у него, как полагается! Типа: у него всё окей! Лямур пердю! Всё великолепно-прекрасно! Он жизнью-малиной довольный! Он, хоть и старый, и не красавец, но всё ещё кое-кому нравится! Да! Кому-то он надо! Нужен! Как мужчина! Понимать это – так ему приятно! Ух! Ах! Любят его бабы! Лямур пердю! Вот потому мужик этот человекоподобный сидит и лыбится! Улыбается мило-счастливо! Вчера тут ему звякнул-брякнул дружок-кентяра. И так осчастливил-обрадовал! Прям оглушил новостью-радостью! Оказывается, их страна-государство наконец-то повернулось к народу лицом-фэйсом! А не каким-другим телом-местом! Этот друг-кентяра вычитал в инете-сайте, что в нашей стране-государстве наконец-то легализуют выращивание опиума-дурмана-мака! Он-мужик ушкам-слуху сразу-сначала даже не поверил! Охохошечки! Лямур пердю и печки-лавочки! Берёзки-осинки вы мои милые-российские! Наконец-то! Сбылось-свершилось! Ух! Ах! Свершилось! И, главное, он-мужик дожил-домаялся до таких светлых-добрых времён-перемен! Можно сказать, до мечты-коммунизма дожил!

«Каждому по потребностям! От каждого по способностям!» Такой девиз его времени! Девиз всего современного человечества. Ну и вот! Такая новость-радость! Будут колоситься у нас поля-нивы зелья-мака! Целые гектары травы-дурмана заколосятся на полях-просторах матушки-родины! Можно брать-занимать гектары! К примеру, в найм-аренду! Пахать-вспахивать! Засевать опиумным дурманом-маком! Выращивать и сбывать-продавать! Распространять! Легально! В открытую! Он-мужик, как это понял-услышал, чуть-чуть не свалился с табурета-стула! Это ж какое можно создать-развернуть дело-мероприятие-производство! И причём, на легальном-законном основании! И как тут ему не лыбиться-не радоваться! Весною-порою он арендует ниву-поле! Так, примерно, с десяток акров-гектаров! Небольшое-побольше! И станет хлеборобом-землепашцем! Станет-будет кормильцем Родины! Да! Если уж такое дело заварилось-пошло, может он-мужик себе позволить выразить бурлящие-радостные чувства высоким-поэтическим словом-слогом! Будет он-мужик кормильцем всех лодырей-тунеядцев! Мак-опиум будет сеять-выращивать! И будут цвести-колоситься поля-нивы мака-дурмана! На радость-корм всем продвинутым-грамотным людям-наркоманам! Он-мужик будет владельцем-хозяином этих нив-полей маковых-опиумных! И будет сам-единолично урожаем-прибылью распоряжаться-командовать! Благодаря ему-мужику не станет в нашем владычестве-государстве страждущих-болезных! Всех он излечит-вылечит! Оздоровит! Он же идёт-применяется этот мак-опиум, как лекарство! Как одуряющее-обезболивающее! Сильное-незаменимое в науке-медицине препарат-средство. И он-мужик станет на страже здоровья-самочувствия всех страждущих наркоманов-сограждан! А чё! Он-мужик патриот своей мамы-родины! Будет выращивать мак-опиум, который для некоторой категории людей-граждан является хлебом-продуктом насущным! Он-мужик уже видит-представляет. Как попрут-повалят к нему друзья-кентяры. С торбами-мешками! За хлебом-пищей насущной! За опиумом-дурманом! Он снабдит-накормит всех страждущих-голодных! Пусть не станет у нас в стране-государстве бедных-страдающих и болезных-нуждающихся! Он-мужик берёт-возложит на себя эту проблему-задачу! Он её выполнит-перевыполнит! Станет героем-ударником-трудягой золотой-хлебной нивы! Прославится! Может, даже, ему возведут-поставят бюст-памятник! Лямур пердю! Печки-лавочки родимые! Ух! Ах! Ему возведут памятник на родине! В его любимой-дремучей дерёвне! Как герою сельхоз работ-труда! Как трудяге-кормильцу всех лодырей-тунеядцев! Как пахарю-хлебопашцу! Мужик хохочет-заливается, такое дело-дурдом представив! Вот было бы клёво-здорово! Сей мак-цветок! Как обычный лютик! Выращивай! Расти! Продавай! Наживайся! Чем плохо-хреново? Здорово! Вырасти-произведи в пользу-дело! Насуши травки-сенца-соломки! И продавай-сбывай! Сбагривай! Как базарные бабки продают жаренные семечки! Горстями там или кучками! Или стаканами-рюмками! Или мешками! По фиг! Лишь бы продать-сбагрить! А чё! Раз страна-государство разрешило-легализовало! Если это всё по закону! Умные люди дотумкали-поняли. Нельзя народ урезать в свободе-воле-правах личности! Хочет человек – и пусть курит. Или пьёт! Свобода личности! Каждый индивидуум имеет право на проявление характера-личности! Хочет – живёт! Хочет – канат-верёвку на грудь-шею и в рай-пекло! Вне очереди! По настроению-желанию! А чё! Он-мужик ничего не имеет против! Меньше народа – больше кислорода! Ему по фиг-по барабану! Он-то проживёт долго! А все-другие его не волнуют! Их дела-проблемы! Хоть верёвку на грудь-шею! Хоть в висок-голову картечь-пулю! Это дело сугубо личное! А его дело – жизнь свою приукрашивать! Эх, и любит же он-мужик по жизни-буфету гулять-придуряться! Разукрашивать обожает всё яркими красками! Устраивать любит себе праздники! Чтобы уж совсем не казалось его бытие-существование нудным-серым! Как у старика-дурака какого! Как у сопливого юнната-ботаника! Ага! Как раз! Не дождётесь! Он-мужик на самоубийство-грех не способен! Он любитель-любовник жизни-заразы! Типа: он косой парень-зайка! Любитель жизни-малины. Он-мужик очень симпатичный! Его бабы-мляди обожают! Он же такой мерзавец и подлец! Кидала и стервец! Таким иногда себя видит! Крутым парнягой-мачо! Бабы таких мерзавцев-подлецов обожают! Они же дуры! Их жизнь ничему не учит! Да и кто может-способен научить чему-то безмозглых овец-куриц! Эти курицы необучаемы! Вот и хохочет он-мужик, как счастливый-молоденький. У него всё окей! Он жизнью-малиной доволен! Довольный! А чё?! Он человеко-мужчина успешный-счастливый! Таким себя ощущает и видит! Он, хоть и дурачок-чудила, но человек неплохой! Он порядочный-путёвый! Не какой-такой там извращенец-урод! Он, хоть и не красавец, и не молоденький, но пользуется у женского населения спросом! Он парень востребованный! А чё! Мужиков мало! Умирают они. Повымирали, блин! На всех баб-женщин их не хватает! Даже и такому, как он, кое-кто рад! И в нём кто-то нуждается! Конечно! Радоваться нечему! Народ вымирает. Да! Такие печки-лавочки получаются неприятные! Лямур пердю! Мужики, которые люди человекоподобные, очень скоро станут потерянным видом и племенем. Как динозавры. Прям, как доисторические ящеры-динозавры мужики умирают-исчезают. Впору заносить племя человекоподобных мужчин в Красную тетрадь-книгу! Как исчезающий вид! Как тех животин, что пропали-исчезли с лона-лица нашей родимой мамы-планеты. Мужик об этом как подумает, так сразу начинает волноваться-расстраиваться! Аж за себя милого-родного становится страшно! Лямур пердю! Люди добрые! Чё происходит-творится на белом свете! Мало хорошего. Человеко-мужчины вымирают! Это-то ладно! Главное – бабы выживают! Бабы-то остаются! Им, как подвиду человека – ничегошеньки не делается! Лямур пердю! Ни фига! Им не страшны не микробы-бактерии, не болячки-болезни. Бабы-женщины живучи, как звери-кошки! Как львы-пантеры! Как людоеды-тигры! Что им какие-то там бактерии-микробы! У них выработан такой иммунитет, что и в уколах-прививках они не нуждаются! Бабы прокурены-проспиртованы, как мумия дедушки Ленина! Их даже время не берёт! Им всё нипочём! Да уж! Наших баб убить-истребить можно только лопатой! Мужик засмеялся, такое дело увидев-представив! На душе так приятно сразу стало! Прям приятненько! Конечно! Лямур пердю! Юмор и сатира! Анекдот! Не жизнь, а жизня! Малина! Люблю грозу в начале мая! Как долбанёт – и нет сарая! Красота! Фантастика! Фейерверк! Иллюминация! Мужик хохочет-заливается! Он так любит всё яркое! Обожает праздники! Ради фейерверка-иллюминации пусть горят-пылают на фиг все соседские хлева-сараи! Забор сгорел – сарая не жаль. Ему по фиг! По барабану! Лишь бы устроить праздник! Повеселиться чтобы! Он не злой человек. Зла никому не желает! Он любит женщин. Но понимает, что много баб-женщин – это хреново. Для общества – ничего хорошего от большого скопления-количества женщин! Он подумывает иногда, сидя на этой кухне: вот бы толкнуть идею-предложение в их Думу, чтобы приняли закон такой, как был когда-то в древности. Чтобы жён живьём-при жизни, закапывали вместе-совместно с умершими их мужьями-супругами! Вот и был бы порядок в стране и на всей нашей планете! Баб должно быть поменьше. Толку-то от них никакого! А так – один разврат-бедлам получается. Мужиков нет! А баб – излишек! Бабское-млядское население-племя размножается-плодится, как кролики-зайцы! Расползаются по маме-планете, как жуки-таракашки! Лямур прям пердю! Мужик ржёт, такую приятную картину увидев-представив: опускают в страшную-сырую-глубокую яму-могилу гроб-домовину с умершим человекоподобным мужчиной – и туда же, в ту же яму-могилу плюсуют-пакуют его законную жену-супругу! Обалдеть! Ой! Ай! Обосраться-обкакаться с перепугу-ужаса можно! Даже представить страшно. Но это было бы справедливо-правильно! Хоть и страшно! Ё-ма-ё-охохошечки! Страшновасто даже представить! Но зато верно-правильно! Да! Лямур пердю! Он так считает! Бабы должны получать по делам-заслугам! То, что заработали! Кому – почёт-уважение! Это такие проныры, которые продвинутые! А некоторым курицам – типа овечек Долли, яма сырая-глубокая и объятия мужа-покойничка! Умора! Прямо таки юмор и сатира! Лямур пердю! Лежи тама-ка, родимая, и будь счастлива-довольна! Как безмозглая амёба! Смех и умора! Вот потому и ржёт! Смеётся мужчино-человечек, такую весёлую и приятненькую кино-картинку представив! А чё! Заслужили – пусть своё получают! Он так мстит тем, кто ему нервы мотает! Кто на него, красавца-молодчика, внимания не обращает! Убить! Лопатой! Закопать! Пусть знают! Эх, печки-лавочки! До чего же он человеко-мужик обаятельный! Чубчик дыбом! Глазки рогом! Красавец, одним словом! И смеётся, заливается, как молоденький. Лямур пердю! Смехотунчик напал на него! Угорает, как представит картину такую прикольно-приятную: жён живьём-при жизни закапывают-зарывают дружненько-рядком вместе-совместно с умершими-почившими человеко-мужьями! А чё! Пусть лежат тама-ка рядком со своими мачо! Классно и забавно было бы за этим понаблюдать! Пусть бы стало одр-ложе покойного ещё и ложем-постелью верности-преданности супругов! Как пример для будущих баб-поколений! А чё? Лямур пердю! Жёна-для мужа! Жёна-за мужем! Как ниточка за иглою! Как червя за червёю! Как капля за каплей с небосвода высокого во время дождя проливного! Как сопля за соплёю! Человеко-мужчинка наш хохочет-смеётся, такое фильм-кино представив! Пусть бы там, на том, как говорится свете, женщины-жёны мужа роднова-сваво мёртвого-хладного к себе своими ручонками шаловливыми прижимали-ласкали! Пусть бы тама-ка, в страшной-глубоченной яме-могиле они и узнали бы на деле, почём он, фунт лиха! В самом-то деле! Печки-лавочки и ёлы-палы вы, мои родимые, обаяшки-тупицы! Лямур пердю! Полежите-ка вы в деревянной постели-гробине рядышком-в обнимку с двинувшим ноженьки-копыта умершим-почившим и на фиг захолонувшим-застывшим бывшим-отбывшим, человекоподобным мужем-супругом! Пообнимайся-позажимайся ты, родимая, тама-ка с хладным мервецом-трупиком! Он-то лежит тихо-тихо-спокойно! Как порядочный-нормальный человек-покойничек! Как хладный мертвячок-трупик! А поглядеть бы на одну из вас, ещё живую-горячую, очутившуюся-оказавшуюся в такой ужасно-страшно-занимательной компании-ситуации! Ой! Ай! Эк бы, ты там выла-голосила! Лямур пердю! Как псиная-собачья самка-сучонка! Как собачка-сучка, потерявшая хозяина. Как потеряшка! И не от любви горячей к хладному трупу-покойничку выть-завывать и стонать-стенать ты будешь, родимая самка-сучонка! Эт-то понятно-понятненька! А от ужаса-страха в эдакой прикольно-безвыходной кошмарико-ситуации! Кино-фильм ужасов! Даже увидеть-представить страшно! Лямур пердю! Вот же были когда-то у дикого-древнего народа-племени дикие-ужасные-племенные причуды-обычаи! В страшном сне-кошмарике не привидится! И этого он желает всем женщинам-бабам! Особо тем, которые млядины-лярвы! Вот бы попугать-прикопать хоть одну из них! Зарыть бы с хладным мачо-трупиком в ямку-могилку! Просто пошутить! Подшутнуть-припугнуть! Лямур пердю! Ради шутки-прикола! А потом отрыть-выпустить пленницу-жертву на волю-свободу! Наверное, она бы и сама хохотала-смеялась бы! До усерачки-упаду! А чё! После того, как побывала при жизни в ямке-могилке, она бы потом такою радостно-счастливою оттудова выползла бы! Ну понятно! Выпрыгнула бы! Как жаба-ряпуха. С того света да на этот! Прыг-скок-поскок! И на верху-на солнышке! Хохотала-радовалась бы до упаду! А чё! Бабы-дуры! Они бы и эту шутку-прикол-издевательство приняли бы за сексуально-любовное ухаживание-домогательство! Наверное, ни одна из них даже не обиделась бы такому приколу-издевательству! Разве что с испугу-ужаса обосралась ба! Чё с дур-дурёх взять! Кроме анализов мочи и кала! Да уж! Токо этого добра в каждой из них и полно-навалом! До фига! Хватает! Дуры и дуры! Лямур пердю! Дуры набитые. Нет ни одной извилины! Все эти бабы-дуры всю жизнь ищут-ждут каких-то принцев! Мечтают о некурящем-непьющем, исключительно порядочном-богатом-молодом-красивом и материально-жильём обеспеченном, с маниакальной любовью к нищим-разведёнкам и их спиногрызам-потомкам! И чтоба был неженатый-холостой! Ужастик! Ну не дуры-фантазёрки! Никто и никогда такого реликтового мужика не видел! Не встречался он в природе живьём никому! Но придурошные бабы-мляди верят в его наличие-существование! Некоторые до пенсии всё такого принца-кадра дожидаются! Ну и дуры! Тупицы-куры мешком пыльным трахнутые-прибитые! Ждут-ожидают всю жизнь с моря погоды! А он-мужик вот же! Близко-рядом! Всегда к их услугам! Прям зла на них-дур не хватает! Его-мужика отвергают! Бегут-гонятся за миражами! Но он добрейший человек и баб-млядей, этих человекоподобных существ прощает-понимает. Они же не люди. А подвид мужчино-человека! Мужик хохочет, ляская себя по голым-синим, стройным-худющим ножкам-ляжкам! Он так насмехается-изгаляется над стервами-бабами! А чё! Имеет право! Ему так ндравится! Шутки-шутками, но дело получается неважно-хреновое. Мужики вымирают! Он, как подумает об этом – плакать хочется-охота! И он же – этот вид и пол исчезающий-вымирающий! Он же человеко-мужчина. Не какая там млядь-баба! Что живёт и чужой беде-погибели смеётся-радуется! Им всё по фиг и до хрена! Они-то живучи, как кошки! Их только больше год от года получается-становится. Заполонили планету эти бабы-паразитки! Вот же микробищи-бактерии! Живучи, как кошки! Лямур пердю! Им всё по фиг! Выживут и на Луне! И даже на Марсе! Дай им свободу-волюшку, они и красную Марс-планету оккупируют-заполонят, с несчастными марсианами развратничая-размножаясь и поработив их, как мужчин-землян, превратив в невольников-рабов своего тела-утробы! О! От наших баб-бактерий всего можно ожидать! Даже самого страшного! Он содрогается, весь этот ужас-кошмар увидев-представив! Лямур пердю! Мужчин мало! Они долго не живут. Прям, извели уже почти поголовно, бабы человекоподобное-мужское племя! И чему в таком случае радоваться, блин. Слёзки наворачиваются и бегут по личику и по его морде-щёчкам. Да! Он человечко-мужчинка чувствительный! Он обидчивый и ранимый! С ним нежно и бережно нужно обращаться! Как со стеклянным сосудом или какой дорогой, хрустального стекла горшком-посудиной! Лямур пердю! Как с фаянсовым-хрустальным графином-болванчиком! Он в свои немалые лета – почти ребёнок! По душевному складу-организации он нежный и ранимый мальчик-мальчонка! Пупсик-пупёныш почти что он! Человеческий детёныш, нуждающийся в добром уходе-заботе, в любви и ласке! По любому поводу он волнуется-расстраивается! Ручки-крючки ломает-заламывает! Стонет-стенает и плачет! Навзрыд рыдает! За весь народ-человечество радеет-переживает! Главное! Лямур пердю! Вид вымирает. А подвид живёт и здравствует! Размножаются даже! Как-то научились они это делать самостоятельно-индивидуально. Без мужа-супруга. Вот же деляги-предприниматели хреновы! Какие токо страсти и страстя не творят бабы! А чё? Им всё ни фига! До фонаря! По барабану! Всё, как с гуся вода! Вот же подвид они вредный-приспособленческий! Выживут и в огне, и в пламени эти подвид-бабы! Умрёт муж – она поплачет, конечно. Погорюет для отвода глаз. Для виду. И тут же хвост трубой и пистолетом! Быстро находит усопшему замену-подмену. Втюхивается-влюбляется, замуж выходит и детей плодит-рожает! И тут же пьянствует и скачет! Главное: муж у неё в сырой яме-могиле разлагается-прозябает, а у неё всё в шоколаде! Лямур пердю! В любви купается. Ну, не лярвы! Лярвищи ещё те! Хуже того: мляди! Он их прекрасно изучил! Подлый народец, эти вдовицы-бабы! У мужа-покойничка ещё ручки-ножки не остыли, а они уже греют свои телеса в чужих объятиях-постелях! Помёрзли, видите ли! Одно слово – лярвы! Ты же лярво-вдова! Лямур пердю! Должна бы на могилке мужа рыдать! Должна бы с тоски-печали мех-власья свои дёргать и рвать! На всех частях своего подлого организма-тела! Как порядочная млядь-женщина! В самом-то деле! А ты прыгаешь-скачешь! Зубы скалишь! Лямур пердю! Улыбаешься своим хахалям-прилипалам, хвостом виляешь, как псиная самка-сучка! Прибить мало, блин. Ох! Ух! Ах! Ё-ма-ё! И стервы же, все эти женщины-бабы! Он, как представит, что он умрёт, а они-мляди будут пить-курить, будут жить, припевая, у него такая злоба на них всех появляется! Он будет лежать мёртвый-хладный и будет мёрзнуть, а они будут припевать-жить! Будут тёплыми и даже горячими! Будут живые-живые! Будут кого-то любить-обнимать! Будут с кем попало сексом-любовью-развратом заниматься! Будут жрать! Переваривать будут продукты-вкуснятины всякие и потом будут отрыгивать-испражняться! Сидя-покряхтывая на удобных-тёплых толчках-унитазах! Ехидно так и подло ухмыляясь! Газы свои гадкие будут выпускать-испражнять! Сучонки-собачки! Лямур пердю! Атмосферу-среду окружающую засорять-портить будут! Вот же уродины-гадины! Ужас-кошмар! Вот же нахалюги-хамки! О нём, покойничке, ни одна из них даже не вспомнит! Будет сидеть, ухмыляясь, тужиться на своём горшке-унитазе и попёрдывать! Будет гадкая-подлая воздух-атмосферу портить! Фу и фу! Гадкая скунс-вонючка! Свинья-хрюшка! Дрянь! Зараза! Лямур пердю! Подлая-гнилая её суть-душонка будет радоваться! А он, в это страшное для него и прекрасное для всяких подлянок время, будет гнить-разлагаться! Будет в пыль-прах превращаться! Оооо! Ой! Ай! Страшно представить! Обидно так! Хоть садись-плачь-стенай и рыдай! Страшно представить: он будет в могиле глубокой-сырой лежать-разлагаться! Будет от сырости-холода страдать-дрожать, а бабы-стервы будут в чьих-то горячих объятиях балдеть-стонать и на унитазах прохлаждаться! Будут здравствовать-радоваться! Лямур пердю! Подлянки! Растелешатся и будут отогревать свои ягодицы-ляжки! Он, как такой страх и ужас представит – хочется плакать и рыдать сразу! Он, конечно, парень не промах! Не тюфяк! Не нюня какая! Но так иногда зарыдать охота! Прям в голос! Громко бы так заорать! Как в детстве он плакал по маме. А чё! Он-мужик знает-уверен, что в душе мы все – дети! Где-то далеко-глубоко наших тел-натур прячется ребёнок! Тот малыш-пупс, что заорал, первый раз этот прекрасный-противный свет-мир увидев! Да уж! Лицезреть нашу жизнь иногда так муторно-страшно! Он-мужик иногда-часто прям пужается! До чего же люди-народ бывают гадкими! Да! В жизни оно так! Лямур пердю! И смех, и слёзки рядом! И у него оно так! Он очень чувствительный-сентиментальный парень! Но и в этой, печальной для вымирающих мужиков ситуации, есть положительные и даже приятные-добрые-светлые стороны. Для него! Как для живого-действующего, пока что, человеко-мужчины! Обратная, так сказать, сторона медали. Мужики умирают, но бабы-то остаются. Их жёны-подруги продолжают здравствовать! И это здорово! Пусть живут-здравствуют ему на радость! Лямур пердю! Он им горя-зла не желает. А насчёт лопаты и закопать – это он пошутил! Он так шутит! Подшучивает! Прикалывается он так над любимыми женщинами-бабами. Он любит над ними иногда поизгаляться! А на самом-то деле, этот подвид человеческий, который народ женский – он очень даже любит! Уважает! Да! И уважает, и обожает-презирает! Лямур пердю! Он мужчина ориентации-направленности половой-сексуальной – в этом плане он парень правильный! Он много на свете белом прожил-промаялся, но ориентацию свою половую-интимную и сексуальную не поменял до сих пор. Пока что. Чё-то этот вопрос у него не возникал так остро, чтобы над ним всурьёз задуматься-поработать. Наверное, так и останется он доживать-домучиваться мужчиной ориентации правильной, то есть, он так и будет натуралом! А куда деваться, не переучиваться же ему на старости лет, в самом-то деле! Лямур пердю! Он будет женщин любить до конца своих дней и ночей. Не от хорошей жизни, конечно, он верен их подлому-женскому-бабскому народу-племени, а токо в связи со здоровьем и возрастом. Так получается. Как-бы там ни было, но женщинам-бабам он зла не желает. Пусть живут-прозябают! Пусть отживают-процветают! Пусть влачат своё жалкое существование! Раз ни на что другое-путнее не способны! А он, как не крути-не верти, в них нуждается! Он к их услугам-прелестям прибегает. Иногда. Когда дурь-моча к башке-котелку подымается и туда она тогда бьёт-ударяет! Стукает! Лямур пердю! Прям по башке-лукошку! По мозгам бацает! И он тогда – к женщинам-млядям обращается-умоляет-взывает! Он им звонит-звякает! Брякает. Встретиться днём или вечерочком-ночкой предлагает. И в том плане, что мужики-мужчины стали рано умирать – это ему на руку! Он не виноват. Но так выходит-получается! Он, как человеко-мужчина, оказался востребованным! Очутился он в самом котле-нутре бабских подлых нутрей-организмов. Прям в эпицентре событий! Он при делах! Парень востребованный! Лямур пердю! Он в восторге-ужасе от сложившейся страшно-приятной ситуации! Вот и приходится ему за живых и мёртвых отдуваться! А чё! Он и дуется, и отдувается! Накурится и такое кино крутит! Туши свет! Да! Туши свет, вот как это его кино называется! По-другому не скажешь! Не доведи, кому, эти его кино-фильмы посмотреть и увидеть! Нормальному человеку это его кино покажется бредом пьяной-сивой кобылы! А ему нравится. Да! Ндравится! Лямур пердю! Он сидит-таращит мутные, как туман ранним утром над их речушкой-говнюшкой, так народ называет их меленькую лужу-речку, красные свои зеночки-глазки! Боится хоть кадр пропустить! Эти его фильмы не назвать каким-то определённым жанром и видом! Они многосерийные и бесконечно-длинные, многоплановые-многожанровые! Фантазии обкуренного-продвинутого парня, сидящего голым на своей кухне – обалденно-прикольные, придурковатые немного, но это же так классно-здорово! Он живёт в мире виртуальности и фантазий. Нет конца-края картинам-видениям этого обкуренного парня-дяди! Подогревает свои мозги-извилины он постоянно! Они у него в горячечном бреду рисуют картины, полные огня-страсти! Лямур пердю! Абстракционисты отдыхают! Он по жизни плывёт, как бревно. Берегов не видит-не знает! Болтается в реке жизни, как говно в проруби. Не тонет! Он на глубину не лезет. Не такой он и дурачок, как некоторые тут о нём мечтают-думают! Он на мели-на мелководье плавает-болтается! Вглубь-пучину не прётся. Чтоб не затонуть-не погибнуть! Лямур пердю! Он кем-чем, только себя не ощущал-не видел! Мог бы книги-романы писать! Если б все буквы помнил! О! Он бы такое кино сочинил-написал! Лямур пердю! Печки и лавочки отдыхают! Куда тем мазилам-абстракционистам! Но он маненько-немножко грамотку-азбуку подзабыл! Провалы в памяти у него бывают-случаются! Но это так, чушь-чепуха! Издержки вредного, так сказать, дела-производства! Мозги у него уже не того! Не фурычат! Но это так, фигня! Он и без мозгов может прожить-промучиться долго ещё! Сойдёт-проканает! Не впервой ему обходиться без мозгов и ума-разума! Ерунда! Прорвёмся-проканает! С кем не случается-не бывает! Для мужика главное – не мозги, чтоб фурычили! Лямур пердю! Самое важное место находится у настоящего человеко-мужчины в другом отделе-месте! А мозги-голова – это так, ерунда! Чепуха. Кому они, эти мозги-голова там надо! Он прекрасно живёт и обходится без всяких мозгов-извилин! Он же знает, рот-голова нужны человеку, чтоб кушать-питаться! Чтоб курить-одурманиваться! И дурачку понятно! Мужик сидит. Лыбится. Предаётся мечтам-мыслям. Да! Он такой! Лямур пердю! Очень мечтательный парень! Обдолбится и сидит! Мечтает! Мечтает! Улетает из этой обрыдло-прокуренной комнаты-кухни! Где только и не побывал! Чего только не посмотрел-не повидал этот наш парень. Кем только он и не был! Чего только и не увидел! Упасть и не встать! У него фантазия нереальная! Лямур пердю! Вот тут, недавно. Вот так же сидел он на своей кухне. Глазки таращил. Тянул косарик. И чё к чему! Ни с того, не из сего! Вдруг увидел себя кроликом-зайкой! Да так чётко-ярко! Он вскочил со стула. Присел на корточки. И захотелось ему кушать! Он же зайка-зверь травоядный! Травник он Гена! Он прыгнул туда! Прыгнул сюда! Лямур пердю! Нет нигде свежей и сочной травки! И тут мужик вспомнил. У него же в холодильнике лежит вилок капусты! И есть морковка! Так это же самая вкуснятина для зверя-зайки травоядного! Достал капусту и морковку. И начал грызть-кушать! Лямур пердю! Схрумкал весь вилок капусты и одну морковку! И так был счастлив! Очень вкусный получился у него ужин-завтрак! Зайка прыгал по кухне! Таращил красные свои глазки! О! Как он был счастлив! Почувствовал себя готовым к подвигам! Да! На почве сексуальной! Так захотелось ему приласкать-приголубить какую-нибудь дурёху-зайку! Лямур пердю! Ох! Ах! Уж, этот крольчишка-зайка! Он так явно помнит ощущение нереальной нежности, обуявшее все его члены-конечности! Очень жаль было, что рядом не оказалось никакой крольчихи-зайки! Ни одной мляди-зверюшки! Не на кого было излить его любовь-ласку! Хоть плачь! Хоть скачь! Так хотелось ему дарить любовь-счастье! Да! Он мужик хоть и пожилой, но парень ещё ого-го! Да! Лямур пердю! Ух! Ах! Он пацан, что надо! Парень он правильный! Таким себя видит-ощущает, когда сидит, обкуренный на своей кухне. В самом-то деле, он человек улётный и мечтательный нереально! Мечтатель-фантазёр! Курнёт и улетает из кухни! Чувствует себя он иногда прям ангелом небесным-господним! Да! Да! Спасителем он чувствует всех тех, грешников, что живут гадко-неправильно! Он к ним иногда бывает жалостливым-сострадательным. Да! Ой! Ай! Он их жалеет, несчастных. Погрязших в пьянстве-грехах! Прозябающих в непотребстве и даже млядстве-разврате! Как животные-твари прям! А он – непьющий человек. Лямур пердю! Без вредных привычек. Да! У него нет привычек каких-то вредных. Конечно, он курит. Много и постоянно. Травку-дурь покуривает. Он пьянеет от этого сладкого зелья-дурмана! И без отравы-алкоголя улетает! Он косяками балуется. Но это же привычка полезная. Потому, что приятная! И для разных-окружающих не вредна-не опасна! А чего опасного-вредного для людей-народа от того, что он, набитый травкой-растением, косячок покуривает? Он не воюет-не буянит. Просто обкурится и глюки видит. Да! Посещают его фантастические-нереальные глюки-видения! И кому от этого вред-херово? Кто-то смотрит телевизор. Всякие-разные там порнофильмы-кровавые драмы. Имеет право! А он-мужик смотрит глюки-картинки с его-собственным участием! Это ему нравится! И что в этом плохого-дурного? Он-мужик не только наблюдатель-зритель, но и непосредственный-азартный участник реалий-событий! У него тут-на этой кухне театр любительский, а не профессиональный! Театр одного участника-актёра! Прикольный такой сцена-театрик! Он человеко-мужчина умный-грамотный. Начитанный! И считает, что он-то ведёт жизнь правильно-праведную! Никого не обижает! Не отнимает кусок у ближнего своего! Он наоборот! Ещё и своё отдаст! Конечно, по пьяни! Ух! Ах! Лямур пердю! Тогда он добрейший-бескорыстный парень! Он и кормит, и поит! Поддерживает народ женский он денежно-материально! Конечно! По мере своих возможностей. Небольшие возможности у него-то есть. Он же ещё пока что пашет-работает. Вкалывает! Конечно, не как негр на поле-плантации! Но всё же! Он не лодырь-тунеядец! Трудится-работает! Может себе позволить оказать услугу-помощь материальную, нуждающимся в ней всегда-постоянно, бабам одиноким-несчастным. Они же общаются с ним не так просто. Не задаром. Лямур пердю! Все знают, где сыр-хавчик бесплатный. А он же недряхлый-нестарый ещё! Симпатичный-привлекательный парень! Ему, как вода-воздух требуется любовь-общение! В душе он мальчик! Романтик! Таким себя чувствует-видит. Да! Каждый может в этом убедиться, пообщавшись-погутарив с ним по душам. Когда он обкуренный-пьяный! Когда он в дурмане-угаре пребывает! Тогда он видит-ощущает себя ещё не старым. Не чувствует-не ощущает возраста. Не думает о старости. Он её на пушечный выстрел к себе не подпускает! Общается только с молодыми. Лямур пердю! От них черпает задор и энтузиазм-силы. И сам становится здоровее-моложе. Год от года становится дурнее-глупее! Молодеет! Чувствует себя на тридцать с хвостиком! А хвостик этот у него не короткий! Длинный-длинный! Но он о нём не думает. О той дате, что в паспорте, он и не вспоминает. Мало, что там у него написано! Бумага всё выдержит! Накалякал какой-то писарь пьяный шестьдесят лет назад. А он причём? Лямур пердю! Да и как можно верить какому-то клочку бумаги? Она же не заверена нотариусом! Вот он ей и не верит, этой дурацкой бумажке-записи! А верит своим чувствам-ощущениям-глазкам! Видит себя он вполне ещё симпатичным-молоденьким! Лямур пердю! Полным сил и огня не мальчиком, конечно, но мужчиной-парнем. Таким себе дуроломом-мачо! Молоденьким лоботрясом! У него, када он обдолбится, дурь молодая! Да! Тогда у него всё молодое! Тогда он лямур пердю! Гламур-парняга! Да! Он такой! И глямур, и лямур! И пердюр! Када обкуренный-обдолбанный! Тогда у него дурь-амор прут со всех дыр-щелей! Он тогда ого-го! Ох и ах! Любовник-мачо ещё тот! Половой гигант! Кавалер-жеребец! Да! По-пьяни он становится конём-жеребцом кавалерии дикой-славной! Таким себя видит! Тогда он способен обьять-облюбить-измочалить всех женщин! Готов осчастливить всё женское население нашей матушки-планеты! Всех вместе! И каждую по-отдельности! Он не горд-не брезглив! Любит-презирает всех млядей-женщин! Да! Вот такой он дурачок-дуралей! Лямур пердю! Ох! Ух! Охломон! Затейник! Видит себя всесильным жеребцом-мачо! Лямур пердю! Он тогда, косяком одурманенный, способен к любым гадостям-подвигам! Особо на почве половой-сексуальной! Да! Он ко всем своим прелестям, ещё и очень щедро одарён мамой-мачехой-природой. В этом, интимно-личном смысле-плане! Чё уж тут скромничать-стесняться! Если это правда! Он создан природой-матушкой для амурных-любовных утех! Для удовлетворения низменных инстинктов-поползновений подвида человека, то есть, для баб-женщин, оснащён он, как надо! То, что доктор прописал! Да! Лямур пердю! И прописал! И назначил! Ему нечего стыдиться-стесняться! Да уж! Он в любой-разной ситуации не опозорится! Не оконфузится! Всё у него, как и надо! Оснащён круто! По-взрослому! Печки-лавочки родимые-деревенские. Лямур пердю! Ещё никто не обижался на него в этом смысле-плане! Он, как мужчина, очень-очень даже лямур пердю состоятельный! Все прибамбасы при нём! Да! И прибамбасы, и причиндалы для того, чтобы сексуально осчастливить женщину – у него есть-имеются! Всё при нём! По крайней мере он так считает! В себе, как в мужчине-самце-развратнике он больше, чем уверен! В этом смысле-плане у него всё, как надо! Всё в шоколаде-мармеладе! Он на долгие годы вперёд обеспечен женским вниманием-домогательством. Человеко-подобные женщино-бабы в нём нуждаются. Ох! Ах! Эти дуры души в нём не чают! Хоть и воображают-кочевряжатся. Но он-то не мальчик. Понимает, что это у них понты. Не от ума. А от тупости-дури. А на самом-то деле бабы его любят. Нравится многим с ним сношаться-общаться. Да уж! Лямур пердю! Очень-оченно нравится! И они общаются-сношаются! От интимно-развратных услуг его не отказываются! Ему нечего бояться какой-то там гадости-старости! Лямур пердю! Он не дурак! Не вражина себе. Со своими ровесниками-дедками-старпёрдами он не знается даже. Общается с юными-молоденькими. Питается их молодыми задором и силой. Да! Чё уж там-тут скрывать-утаивать! Подпитывается! Он, конечно, не вурдалак! Не пьёт их кровь-жидкость! Человечиной-гадостью не питается! Но черпает силы-энергию от своих молодых подружек-друзей! Их молодыми-бурлящими силой-соками подпитывается. Лямур пердю! Это и дурачку понятно. А они из него черпают прям черпалкой-лопатой блага натуральные-материальные. Он их поит-кормит и деньгами-налом снабжает. А куда деваться! За всё в этой жизни-заразе приходится расплачиваться-отдуваться. Круговорот-товарообмен происходит и у него, и в природе! Он это понимает-знает. И ничего тут нет хренового-предосудительного. За всё в жизни приходится платить. Он и платит, и расплачивается. Вот тут недавно. Расплатился-рассчитался. И без денег-копейки остался! Он на мели! Без копья! Страшно подумать-представить! Лямур пердю! Он на дне-на мели очутился-оказался! Из-за своей дури-разврата! Из-за своей халатности-безалаберности теперь без средств к прозябанию-существованию оказался! Один-одинёшенек! Как араб-бедуин на верблюде посреди поляны-пустыни Сахары. Так и он на этом несчастном табурет-стуле! Один! Как какой-никакой губошлёп-придурок! Сидит на своей кухне. Сидит и мечту-думу думает. Парится-мечтает. Размышляет-вздыхает. Парится-мается по поводу этих, будь они неладны, благ денежных-материальных. У него ж целый коллектив-компания! Он со многими общается! Ему без благ денежно-материальных никак! Нельзя! Да! Никак и никуда! Не в это самое-не в Армию! Да уж! Без средств-денег не хрен-нечего делать даже и в Армии Красной. Он, конечно, туда не суётся-не собирается, но в средствах-бабле нуждается! Ему деньги-средства позарез надо! А как иначе жить-существовать можно! Без денег-бабла жить-существовать невозможно! Лямур пердю! Не получается! По-крайней мере, у него. Не выходит! Но он-мужик должен сказать-озвучить, что деньги-бабки ему нужны не для вооружения-устрашения какой-то там банды-армии. А сугубо-категорически в мирных-личных целях! Он-мужик за развооружение! Да! Лямур пердю! Пусть бы все армии-соединения бандитские-агрессивные сразу-враз всё оружие-бомбы сбросили! В пучину бездонную-морскую! И зажили бы мы все-все дружненько-мирно! Вот о чём он-мужик бредит-мечтает, сидя на своей кухне! Чтобы стала планета наша мирной-мирной! Чтобы богатеям-кровопивцам наконец-то серебра-злата хватило!.. Мужик сидит, предаётся мечтам. Вот бы разбогатеть! Вот бы разжиться деньжатами! Заработать на производстве не получается. Старый он. Пенсионер низкооплачеваемый. Доходы у него минимальные. А потребности у него ого-го! Как у молодого! Не дружат они с его возможностями. Не вкладывается своими расходами-тратами он в свою пенсию и зарплату. Эти бабки так быстро кончаются! Прям враз заканчиваются-исчезают! И приходится сидеть ему на этой кухне в одиночестве! Как какому дебилу-придурку, распустившему сопли-нюни, не нужному никому! Он иногда на этой кухне чувствует себя таким одиноким! Это такой ужас! Чувствовать себя никому не нужным! Ладно, был бы он стариком обычным. Дедком каким затюканным-забитым. Ан, нет! Он ещё мужик ого-го! Чувствует в себе такой потенциал! Он полон сил жизненных-сексуальных! Он ещё ого-го! Милая, не горюй! Он конь ещё тот! Жеребец племенной! Лямур пердю! Ух! Ох! Здоровый такой! Силы немереной! Сильный и крепкий! Он дикий мустанг! Страстный конь диких прерий! Ему в их селе-деревне нету равных! Он раритет! Вымирающее племя! Такие дела! Такие вот делишки, печки и лавочки! Таких, как он – больше нет! Потому и нет, что таких больше не делают и они не рождаются! А кто это ценит? Кто понимает? Лямур пердю! Да ни одна из его баб и не представляет, как он красив-прекрасен не только в своей силе-потенции сексуальной! Но ещё и душой своей он парень добрый-светлый! Да! В душе-нутрях он добр-прекрасен! Каких мало! Он добр-наивен-доверчив, как мальчик! Как чадо-ребёнок! А эти дуры не понимают! Куда им с их куриными мозгами! Только и думают-размышляют, как надурняк-нахаляву поживиться-нажраться! Никто его не понимает! Он для них всех – не до конца прочитанная книга! Он – роман о любви. Не прочитанный до конца не одной бабой. У них не хватает мозгов, чтобы понять, кто он на самом-то деле! Его до конца не узнать никому! А потому и не узнать, что он этого не желает! Не позволяет! Не хочет! А чё! Лямур пердю! Должен же он как-то поддерживать их интерес к себе! Вот и не раскрывается он ни перед кем! Не дождётесь! Да! Фиг дождётесь! Лямур пердю! Фигушки вам, курицы-наседки безмозглые! В каждом деле должна быть интрига! Интересный-непонятный сюжет! Закрученная-интригующая тема-сюжет! Вот он и плетёт склоки-интриги, как паук паутину, сидя-прозябая на этой кухне. Подогревает к себе интерес он постоянно. Изобретает всё новые интриги-сюжеты. И мысли в последнее время у него все об одном! О приобретении-повышении материального блага-достатка! Да! О низменном! О деньгах! Лямур пердю! Только представьте! Он – такой умный и добрый, светлый-светлейший человек нашего жестокого-трудного времени-века, должен беспокоиться о деньгах! О том, что представляет из себя заразу-прозу жизни! А куда деваться, если это так и есть. Это правда! Каким человеком он является на самом-то деле – бабы даже и понять, и узнать никогда не хотели. Даже не пытались! Он им, как человеко-мужчина – абсолютно не нужен-не интересен! Им нужны от него только деньги! Бабки. И то, что он за них покупает-приобретает. Материальные блага. Так получается! И он, когда это понял, обиделся-ужаснулся! Обалдел! Очень прибалдел-расстроился! Пребывал в ступоре-отключке! Был, конечно, и обижен, и разочарован-взволнован. Напуган был страшной правдой-маткой, что выплюнула-выхаркнула ему в лицо-морду жестокая жизнь-зараза! Только представьте! Его обидела-оскорбила проза-правда заразы-жизни! Вот потому и грусть-печаль в его душе и слёзки в красных его зенках-глазках! Он баб-женщин поит-кормит, возит-развлекает. А они ещё и жидкость-кровь его пьют. Стервы неблагодарные. Такие кровопивицы кровожадные! Прям, стервятники, а не бабы. Вурдалачки-сучонки вульгарные! Лямур пердю! Но у него не такой уж и большой выбор. Общаться приходится не с лучшими членами нашего коллектива-общества. Если по-честному признаться! А он и таким рад! Сойдёт по пьяни! В конце концов, не самоудовлетворяться же, сидя, на этой кухне! А бабы-женщины для чего-зачем созданы богом-природой? Не для того же токо, чтобы спирт-водяру жрать! В самом-то деле! А для того, чтобы его тешить-ласкать-ублажать! Они, что, уже и не помнят о своём первоначальном плане-предназначении? Паразитки! Жабы! Тортиллы-черепахи! Клопивицы и пиявки! Офонареть-офигеть! Упасть и не встать! Обосраться-обкакаться! Облеваться и обдристаться! Уму-разуму непостижимо, что творят эти паразитки-бабы! Обнаглели! Лямур пердю! За любовь им теперь платить надо! Вот же хамки-хамлетки! Продажные скоты-твари! Мужик плюнул даже! Мир встал с ног на карачки-голову! Бабы-мляди права качают! Выбирают, кого любить, а кого нет! Кому подставить-дать, а кому фигу показать-отказать! На звонки его не отвечают! Морды-носы воротят! Он тут как-то, по трезвянке, взял томик стихов с полки, где стоят школьные учебники и художественные книги дочери. Открыл книгу и увидел портрет симпатичного, можно сказать, красивого парня-мужчины. Владимир Маяковский. Советский поэт. Пиит! Вот, оказывается, кто этот мужчина-парень! А он-мужик чё-то такого и не помнит. Не знает. Прочитал краткую его историю-биографию. Потом пару виршей-стихов. Поразился их силе и слогу! Лямур пердю! Посидел, задумчиво глядя на портрет этого Володи. И почувствовал, как слеза скатилась по его лицу, прям по щёчке-морде. И его, этого красивого Вову-Владимира бабы достали-угробили! Угрохали суко-бабы! Сукотины! Ух и ох! Ооо! Такого красавца! Довели пиита-поэта до могилы всякие суко-лярвы. Это стало мужику понятно, когда он прочитал-изучил предсмертную-прощальную записку Володи Маяковского.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное