Светлана Симина.

Юрка



скачать книгу бесплатно



Симина Светлана



Юрка


Москва

А может…


А, может быть, я просто лишь жила

И от того счастливою была?

Сводил меня с ума обрывок ночи.

Кто вы такие, что вы смеете пророчить?

Мгновенья фраз, вы сводите с ума.


А, может, мною милый любовался?

А, может, он со мной встречал зарю?

А, может, не случайно он отдался

Владеющему змеями царю?


А, может, просто он, как я, страдает?

А, может, вовсе не желает жить?

Зачем, его вы к пропасти толкая,

Всё продолжаете сей жизнью дорожить?


А, может, мы, закат родной встречая

И не желая кофе или чая,

Вкушая вод подземных чистых вкус,

В объятьях вечных правильных искусств,

Познали счастье, вас не замечая?


Кто вы такие? Прочь гоню, долой!

Идите вы туда, куда послали.

Самим же посылать вам не впервой!

А за свои слова мы отвечаем.





Идёт война


Война идёт. Незримые войска.

Они не в плоть. Они стреляют в душу.

Ранение… окутала тоска.

И сердце рвётся из груди наружу.


Кругом обман, коварство… слово «честь»

Лежит в строках забытого поэта.

Забыли мы, что счастье в жизни есть,

Ведь нам оно давно не шлёт приветы.


Деньгами подменили, суетой

То, что являлось ранее заботой.

И кто теперь готов дарить покой?

Кто пропоёт нам ласковые ноты?


Уходят лучшие. Уходят в Небеса.

И чахнет люд давно не от простуды.

Они сердец забыли голоса.

Забыли ритм былой и амплитуду.


Война идёт. Незримые войска.

Сорвав бушлат, предстали нам во фраке.

Осколки в венах, кровью на висках.

Калеки мы таинственной атаки.


Погоня – устаревший уж манёвр.

Мы сами грудь под пули подставляем.

Идём туда, где нас сожгут огнём.

Идём в тот край, в котором пропадаем.


Древняя наука


Три к одному? А, может, одна треть?

Так тройки ж две – окружат единицу.

Предстанет перед взором цифра семь.

И на бок восемь перед ней ложится.


Так пусть скорее ляжет на бочок

В величие своём и совершенстве.

Как удивительно поёт, порой, сверчок!

А мы всё спорим, как в глубоком детстве.


Пора уже понять всю цифр суть.

Пора принять протянутую руку.

Любовь сама нам шепчет: В добрый путь!

Пора с порога гнать пинком разлуку.


Пора кончать с рыданьями навзрыд.

Пора завязывать уж с пьянкой в одиночку.

Душа, как брошенный щенок, скулит.

Пора уже на чём-то ставить точку.


Да не на том.

Не разум здесь судья.

Он никогда не сделает счастливым.

Вся эта бесполезная гудьба

Навряд ли хоть мгновение откинет.


Всё есть в душе, всё в памяти, в сердцах.

Играть на чувствах жёстко, аморально.

Любимого однажды потерять

Поистине, ужасно, хоть банально.


Кто не любил взаправду – не поймёт.

Мучение – разлука на мгновенье.

Как пережить неделю, месяц, год,

Когда и к жизни нету устремленья?


Так пусть семёрку восемь обоймёт.

Давно пора. Разлука лишь калечит.

Ведь, коль Любовь в твоей душе живёт,

Ни пьянство, знай, ни время не излечит.


Сказать тут трудно: к худу, аль к добру.

Зависит много ведь от обстоятельств.

С тобой ложусь, встаю я по утру.

Ты просто знай. Не надо доказательств.


Всё есть в глазах, во взгляде есть вся суть.

Бывают слёзы счастья, слёзы боли.

Душа к тебе желает упорхнуть.

Желает счастья нам и доброй доли.




От Оки до Гоголя


От Оки до Гоголя

Изъезжена тропа,

Стоптаны сугробы,

Тяжёлые врата.


От Оки до Гоголя

Птицы гнёзда вьют.

Струны сердца дрогнули.

Опостыл приют.


Сбитые подошвы.

Ранена душа.

Куча перекрёстков.

Тяжело дышать.


Старые лозинки

Тянутся к воде.

Льнут к земле былинки.

К счастью, аль к беде?


Вне ума, вне разума,

Мимо всяких дум.

Сильно лишь печалится

Вещий Гамаюн.





Душе вечности хватит


Скользящий нежно, как шёлк.

В ночи ты мыслью парящий.

Как мне с тобой хорошо,

Мужчина мой настоящий!


В тебе есть Правда, есть Жизнь.

В тебе Любовь и Надежда.

Ко мне щекою прижмись.

Пусть смолкнет голос невежды.


Ему тебя не понять

И не познать моей мысли.

Хочу тебя я обнять.

Так что же тучи нависли!?


Пьянящий твой аромат,

Озёра глаз голубые…

Шумит зелёный наш сад,

В котором счастливы были.


Твоих желает он рук.

Моей желает он ласки.

А сердца стук, сердца стук…

Заветный голос из сказки.


Души широкий простор.

Глубины чувств бесконечных.

Разлуки – глупость и вздор,

Судьбы насмешки беспечной.


Сломить не в силах Любовь.

Гул нервов – струны внатяжку.

И всё понятно без слов.

Трепещет плоть под рубашкой.


Холодный пот и озноб,

Прилив жары за грудиной…

Удар без промаха в лоб.

Пока скупые седины.


Но душу им не сломить.

Она за немощью плоти

Безмолвно будет грустить

В своём великом полёте.


Незримо будет страдать,

Но силы зря не истратит.

Душа всегда будет ждать!

Душе ведь вечности хватит!


Не отнять у восхода солнца


Во ночи восхищалась тобой

И смотрела я в звёздную даль.

До чего ты красив, мой родной!

Ты нежней, чем цветущий миндаль.


Ты уснул у меня на груди.

Я тихонько целую тебя.

Нежно глажу, чтоб не разбудить.

Ты устал после долгого дня.


Отдохни, мой любимый, поспи.

Буду рядом, тобой любоваться.

Как прекрасен в своём добром сне.

Не хочу я с тобой расставаться.


С поля, милый, спешил ты домой.

Накормил поросят и собаку.

В чернозёме, немного хмельной…

Но от счастья мне хочется плакать.


Я тобой пропиталась насквозь.

Растворилась в тебе без остатка.

Не могу я с тобою поврозь.

Вместе мне так спокойно и сладко.


Мало надо для счастья причин.

Только вот, слишком много препятствий.

Как же ты мне необходим!

Не желаю далёких я странствий.


На пороге своём я хочу

Каждый день сознавать, что ты рядом.

Я об этом судьбу лишь молю.

Ты поверь, мне другого не надо.


Не желаю даров «дорогих»,

Путешествий на море и денег.

Я хочу лишь семью сохранить

И в Любви жизнь прожить без истерик.


Без напрасных, надуманных ссор.

На Земле нашей в собственном доме.

Пусть чуть-чуть покосится забор,

Но зато будем вместе с тобою.


Нам вдвоём, милый, всё по плечу.

Только надо душой не лукавить.

Что и ты, я того же хочу.

Время есть всё кривое исправить.


Прекословить ведь сердцу нельзя.

От себя не уйти, не укрыться.

На двоих ведь одна нам стезя.

Ровно так может сердце лишь биться.


Для чего нам друг друга пытать?

Не забыть всё равно. Не поможет.

Только вместе мы можем познать

Счастье, коего нету дороже.


Только руку ко мне протяни

Всей раскрытой широкой ладонью.

Слышишь ты, как поют соловьи?

На ветру ивы старые стонут.


Крепко-крепко сожми мою кисть.

Поцелую усталые плечи.

Своей грудью могучей прижмись.

И запомни, что время не лечит.


Нет. Не лечит. Врачует Любовь.

Исцелит уст любимых дыханье.

Будем вместе с тобою мы вновь

И пошлём все к чертям расставанья.


Хватит головы гнуть и мутить.

Хватит ложь принимать за «монету».

Правды нету нам в чуждой среде.

Только в сердце все вещем ответы.


Милый мой, ты меня обними.

Поцелуй, прошепчи, что ты любишь.

И представь: в целом мире одни.

Наши чувства, судьба, не загубишь.


Не отнимешь мечты и Любовь.

Солнце ведь не отнять у востока.

Забурлит снова ярая кровь

Во тебе и во мне, ясноокий.





Собачье сердце


У собак одна мечта – любить

И взаимно кем-то быть любимой.

Без любви им очень трудно жить.

Без неё собаки нет счастливой.


Многое готовы одолеть:

Голод, холод… жизнь отдать способны.

Только молит взгляд их: словом греть.

Просят тех, какой для них особый.


Дружба, верность, преданность в крови.

Если ж ваша псина блудит, значит

Вы её всего лишь завели.

Без души, для дела однозначно.


Исключения? Они, конечно есть.

Только, ведь, нечасто, очень редко.

Пёс почти любой отдастся весь.

Он не может быть марионеткой.


Взявши он воздаст вам во сто крат.

Делом, верой, нежностью, любовью…

Псы ведь не лукавят, не ворчат.

Им за честь сидеть у изголовья.


Боль хозяина, боль друга им сильней.

Нет понятия: «своя дороже шкура».

Не держите при себе, а будьте с ней.

Не ломайте психику, натуру.


Вы любви учитесь у собак.

Вы у них учитесь дружбе честной.

Может быть, жизнь их для вас пустяк.

Вы для них – вся жизнь, коль интересно.



Майский рассвет


Плачет небо. Травы зеленеют.

Прорастает прошлое в душе.

Видимо не прошлое, коль смеет

В этот день явиться в неглиже.


Коли не забыто, не утихло.

Майская гроза. Сирени цвет.

Может, просто в лужице закисло,

Ожидая утренний рассвет?


Было что, всплывает пузырями.

Знать, надолго. Всё же стоит жить.

Да, не вечны мы перед годами.

Только вечным стоит дорожить.


Тучи разойдутся. Ливень стихнет.

Солнышко прогреет Землю-мать.

Радуга повиснет коромыслом.

В восхищенье хочется молчать.


В тёплой неге веки опуская,

Растворясь в объятиях, слеза

В душу нам уверенно врастает…

Видят сон усталые глаза.


Потихоньку в ней укоренится.

Робкий счастья тянется росток.

День придёт. Однажды он случится.

Мир увидит первый лепесток.


А потом? Потом ветра не сломят.

Древо наберётся должных сил.

Лишь плоды немного ветви клонят.

Те плоды, которых заслужил.


И тогда ты семя вспоминаешь

С нежною улыбкой на устах.

И, как прежде, очи закрываешь.

Только счастьем мир вокруг пропах.


Вспоминаю


Солнышко ушло за горизонт.

Лунный свет в воде легко играет.

Ветра нету. Нет людей. Покой.

Траву лишь слегка карась качает.


Тишина. Лозинки не шумят.

Ветви их как будто бы стекают.

И забылся зимний снегопад.

Отошла и суета шальная.


Вспоминаю свой родной порог –

Старое потёртое крылечко,

Как вьюнок крутился возле ног,

Камни под мостом на нашей речке…


Гоголь милый – чистая вода.

Добрая Адамово деревня.

Как же надоели города,

Шум тревожный мнимого веселья.


Там, под елью, клевер мой взошёл.

Лебеда с крапивою бушует.

Как же там мне было хорошо!

Там под снегом зеленели туи.


Как весною пахла там земля!

Радовали первые как всходы,

Писк неоперившихся цыплят…

Не роптали мы на непогоду.


Всё текло той самою рекой.

Всё луною этой серебрилось.

На душе Любовь была, покой.

Сердце в упоенье только билось.


Вспоминаю очи я твои:

Взгляд озёрный с неба благодатью.

Эх, лозинки милые мои,

Места, ведь, роднее не сыскать мне.


Не нужны другие мне глаза.

Мне не нужно ничего чужого.

И течёт горячая слеза

По щеке моей тепла родного.


А карасик трётся о траву.

Тоньше ствол, и мельче лист лозинки.

Богу лишь молюсь я за семью,

Чтоб Любовью склеил половинки.


Лунный свет. Прекрасен он в ночи.

Солнце днём. Оно великолепно.

Запах воска, брёвна, кирпичи…

Лишь забор. Другой там нет разметки.


Нету там соседей наверху.

Нет внизу и нету за стеною.

Борщ варила там я и уху,

Наслаждаясь красотой земною.


Во дворе там хрюкала свинья,

Гоготали гуси, сеном пахло.

Там сама собою я была.

Там я счастья знала вкус и запах.


Солнышко ушло за горизонт.

Травы земь укрыли покрывалом.

Как прекрасна зелень пышных крон.

Как любви, покоя в жизни мало.


Вспоминаю прошлые я дни.

Вспоминаю светлые заботы.

Как красиво пели соловьи

Счастья вдохновляющие ноты.


В прогнившей колее


Мир сходит с ума. С ног на голову встал.

Погряз в обмане, зависти и лести.

И продаётся старый идеал,

Опущенный до похоти и мести.


Уединения не ищут для души.

Любви не ищут, чувств не зрят в постели.

Уж по приколу слово «согрешить».

Застрял корабль полный крыс на мели.


Завязла плоть в материи своей.

Не слышат сердце. Просто кровь качает.

Лишь деньги, удовольствия… А ель

Слезу свою смолою испускает.


Грустят лозинки. Ветви клонят вниз.

Дожди рыдают. Небо горько плачет.

Покрылись пылью полки и карниз.

А, ведь, душа стремилась жить иначе.


Её загнали в тёмный уголок.

Она ревёт и мечется, и рвётся.

Она стремится в свой попасть поток.

Но в суете ей места не найдётся.


Она в пучине тонет передряг,

В прогнившей колее лихих понятий.

С дороги вновь толкнут её в овраг

Обман и ложь в нарядных бальных платьях.


Как много


Любимый мой мужчина, мой родной,

К чему, скажи, весь этот пессимизм?

Не скроешься за мнимою стеной.

То – ужас дней и абстракционизм.


А воробьишки скачут по кустам.

Лозинки клонят ветви к речке вниз.

Небесный купол наш венчает храм.

Ты в этот храм, мой милый, устремись.


Прижмись скорей небритою щекой.

Умоет взгляд усталые глаза

Счастливой, чистой, честною слезой.

Как много можно взглядом рассказать!


И пусть слегка щекочет прядь волос.

И пусть бурлит взъярённая руда.

Как нежно твой о плечи трётся нос…

С тобой мы, Юрка, вместе навсегда.


Сырой земли весенний аромат.

Рогоза шум, и свежесть у воды.

Эх, сколько раз встречали мы закат!

По всей душе разбросаны следы.


Вдохни меня, насытит воздух плоть.

Дыши-дыши. Меня не отпускай.

Смотри, родной, вот так крадётся ночь.

Объятия раскрой и повстречай.


Для счастья мало надобно причин.

Для горя тоже хватит и одной.

Давай с тобой о многом помолчим,

Молчание наполнив глубиной.


Слегка скользя ласкающим теплом,

Даруя свет, порывы вдохновенья,

Пьянит очей блеск больше, чем вино.

Святое порождает он волненье.


И, в тот же миг, уверенность даёт.

Даёт мечте сил в Яви воплотиться.

Твой взгляд меня хранит и бережёт.

Судьба, должна ты с этим согласиться.


Люди простые


Люди семейные с хваткой железною

Часто линейные, но эффективные.

В жизни, в хозяйстве и быте полезные.

Духом и плотью единые, сильные.


Люди простые. Понятия старые.

Совести, чести не чужды суждения.

Очи их часто грустят за обманами,

Плывут ведь навстречу течению времени.


Жизнь повидавшие, смысл вкусившие.

Ночи и дни потихоньку мотаючи.

Плоть изнурившие и обессиливши,

Молча глядели на мир загнивающий.


Сердце их бьётся старинной молитвою.

Часто по жизни с пустыми карманами.

Только с живыми и честными ритмами.

Путь проложившие между капканами.


Люди простые, не знавшие зависти.

Опыт годами копили отточенный.

Бьют по рукам их, они ж всё стараются,

Чтоб свет излучали любимые очи.


С верой в душе, путь однажды избравшие,

Преданно, верно его сберегаючи,

Тихо идут меж листвою опавшею,

Жить никогда никому не мешаючи.


В водах глубоких далёкое плаванье.

Подводные камни, ветра ураганные.

В мире сегодняшнем кажутся странными

Те, что пути презирают обманные.


В мире безоблачном


В мире безоблачном Солнышко светит.

Солнце горит.

Там на рассвете радостью детской

Мир говорит.


Там улыбаются. Жизнь улыбается.

Греет Любовь.

Там всё сбывается, всё воплощается.

В свете там новь.


Утро там доброе. Ночи прекрасные.

Радостны дни.

Чувства там чистые. Речи там ясные.

Воздух глотни.


Очи там звёздами, слёзы росою

Да на траве.

Ступают частенько ногою босою.

Шепчет мир: верь.


Нет там сомнения, нету лукавства там,

Нету и лжи.

Там не видали коварства и пьянства.

Есть время жить.


В мире безоблачном ночь освещает

С неба Луна.

Души мастерская не ведает края,

Нету ей дна.


Есть там любимый, родной и желанный,

Есть дорогой.

Есть тот, который от неба посланный.

Есть милый мой.


Дети там бегают, учатся, носятся…

Игры всерьёз.

И на вопросы ответ сам напросится.

Добрый прогноз.


В мире назначенном и преднамеренном

Мы рождены.

Что б не казалось, не так нам со временем,

Мы не для тьмы.


В мире безоблачном Солнышко греет,

Блещет Луна.

Там всё пропитано чистою верой,

Счастьем сполна.


Наша тишина


Когда мне плохо, радостно когда,

Всё время вспоминаю о тебе.

Жару я вспоминаю, холода

И добрый свет в уже минувшем дне.


Как много в сердце чистой тишины.

Она звучит яснее, чем слова.

Она чиста от домыслов и лжи.

Ей совестью душа, не голова.


Она поёт, ручьём она бежит.

Звенит росой чистейшей на траве.

В ней Солнца свет и серебро Луны.

Она в речной, небесной синеве.


Она в крови, она в твоих глазах.

Она имеет запах, вкус и цвет.

Она омыта сотню раз в слезах.

И для неё не важен звон монет.


О, тишина! Родная благодать!

Прекрасен лик! Твой голос справедлив.

Тебя в толпе непросто распознать.

И в городе так сложно уловить.


Но ты в душе, ты в сердце глубоко.

С тобой идти, делиться, не тая.

Ты – моя радость, боль и мой покой,

Любимая, хорошая моя.





Просто дышится


Как же дышится! Просто. Радостно.

Поздний вечер. Предвкушенье сна.

Даже нега от лёгкой усталости.

Ночь своим ароматом вкусна.


Фонари здесь горят одинокие.

Лес шумит, шепчет лес, говорит.

Не кричат и не бродят под окнами.

И толпы неуместен здесь вид.


Тут просторы, за душу берущие.

Леший здесь свой диктует закон.

Наградит он изрядно дающего.

Лишь берущего выгонит вон.


Я себе застелила, заправила

Под иргой, возле дуба, берёз.

Я согласная с каждым здесь правилом.

Я в них верю всецело, всерьёз.


По душе мне, по сердцу, по совести.

Всё по чести, а не наугад.

Рождены здесь прекрасные повести,

В отдаленье от всех клоунад.


Комары и клещи безобиднее,

Злого умысла в них не найти.

Хуже пакости, сплетни завидные.

Вечно с обществом им по пути.


Тишина, нет, не свойственна городу.

Справедливости в нём не возьмёшь.

Единицы, которых запомнили.

Шквалы, вихри проблем и угроз.


Надоело. Уехала, вырвалась.

Ненадолго, конечно же жаль.

Но хотя бы немного здесь высплюсь я.

Будет проще листать календарь.


Будет здесь красота, вдохновение.

Будут светлые мысли, уют.

Я по сердца пойду повелению.

Это – самый прекрасный маршрут.


Всё окончится, стану печалиться.

Только светлою будет та грусть.

То – уже не былое отчаянье.

И к своей вновь душе я вернусь.


На Природе родной много понято.

Много познано. Сколько добра!

Все заветные струны затронуты.

Те глубины не ведают дна.


Иногда надоедает


А, знаешь, иногда надоедает,

И хочется вон скрыться с глаз долой.

Тогда, вот, километры мы мотаем.

Хотя, быть может, чуть грустим вдвоём.


Но тишина окутывает эхом…

Мелькают спицы, чавкает карась.

Стираются все грани и помехи,

В лучах несмелых весело резвясь.


Ласкает вечер свежестью дыханья.

Вдоль берега крадётся ветерок.

В нём лёгкое лозинок колыханье.

А я стою, смотрю на поплавок.


Поклёвке в такт сердечко резво бьётся.

Потом гармония, спокойствие, покой.

Тогда плевать, что жизнь порой смеётся.

Да-да, бывает так, что надо мной.


Но, знаешь, иногда надоедает

И хочется вон скрыться с глаз долой.

Тогда в лесу тропинка зазывает

Извилистой держаться, не кривой.


По ней пройдусь с корзинкой, может просто.

Не в этом суть, не в этом смысл, цель.

Здесь только не приходится бороться

Самой с собой, не сносят дверь с петель.


Быть человеком должен человек


Не восхищайтесь жёнами чужими

И на чужих вы не глядите мужиков.

Кому-то хорошо иль плохо с ними.

А верить слухам – дело дураков.


Вы за спиною сплетен не творите,

Не зная, что творится в глубине.

Поступкам всем причины есть, события.

Быть может, чище тот, какой «на дне».


Нельзя судить по внешности и быту.

Ведь может быть почти святым алкаш.

Его судьба настолько, может, бита,

Что перед нею ваша жизнь – мираж.


Нельзя судить успехом и достатком.

Да вообще, есть право ли судить?

Как просто речь, когда всё в жизни гладко.

Уверен в том, что сможешь сохранить?


Поверь, нет в жизни смысла зарекаться.

Резона нету цену набивать.

Всё может очень быстро поменяться.

Порой, что не успеешь осознать.


Не вечны мы, мирские достиженья.

Быть человеком должен человек.

Откинуть вовремя все ложные сомненья,

Прожить по сердцу, совести свой век.


Остановись, задумайся, помысли:

О многом ли ты в жизни пожалел?

Во всех ли был твоих поступках смысл?

Кого недобрым словом ты задел?


Представь на миг, что жизни путь окончен.

Добро и зло на чаши положи.

Чего поболее? Собою ты доволен?

Сколь было правды? Сколько было лжи?


Ты не суди. Других судить не надо.

Ведь совесть им для этого дана.

Судить других – себе творить преграды.

Вершины не достигнуть так, лишь дна.


Кому довериться? Душе, биенью сердца.

Родным любовь успей ты подарить.

В отчаянье встряхнись и вновь надейся.

Ведь время не подумает шутить.


Лишь за своим идти необходимо.

Бороться, не сдаваться никогда.

Не бойся ты, коль сплетни ранят спину.

То не твоя, то сплетников беда.


Своё лишь только сердце слушай, душу.

Не отступай. Сражайся до конца.

Родному только изливай наружу

Все чувства, не ведясь на подлеца.


Не слушай их. Зла супротив не мысли.

Иди вперёд, свою лелея цель.

Ту, что в душе, в которой много смысла.

Возьми и просто так доверься ей.





На одной подушке


Мы с тобою спали на одной подушке.

На кровати узкой. Вроде, в тесноте.

Ты шептал мне нежно, ласково на ушко.

Забывала я о суете.


Вот, лежу сегодня на другой постели.

Вроде две подушки. Только я одна.

Вспоминаю, плача, те я дни недели,

Не было в которых счастью дна.


На двоих делили, милый, одеяло.

На двоих делили ложе и любовь.

Кажется, нам было даже счастья мало.

Дни хочу вернуть я эти вновь.


Ты меня, всё помню, накормить пытался.

Печку я топила, ты посуду мыл.

Но, когда своею ты щекой прижался,

Мир весь в ожидании застыл.


Много говорили, много мы молчали.

Слушала дыханье, сердца стук я твой.

Сколько было счастья, было сколь печали…

Только вся твоя, а ты весь мой.


Юрочка любимый, как нам быть с тобою?

Что нам дальше делать? Как нам дальше жить?

Как скажи, родной мой, с этою судьбою

Путь совместный в жизни проложить?


Я ж не дура, вижу, как и я, страдаешь.

Мечешься и бьёшься. Ночью не до сна.

Сердцем и душою быть со мной желаешь.

И грустит под окнами сосна.


Мы куда-то рвёмся, мы бредём куда-то.

Вроде бы, так надо. Только вот кому?

Снова мы страдаем. Снова ты поддатый.

Снова будто воем на луну.


Нету нам покоя. Счастья нету детям.

Сколько ни старайся, полной нет семьи.

Снова мы роняем слёзы на рассвете.

Снова исчисляем горя дни.


Во ночи мы бредим, пробуя забыться.

Во ночи мечтаем, мысли прочь гоня.

И надеясь в тайне: ну, а вдруг случится? -

Может, мы того дождёмся дня.


Перед кем робеем? Перед кем мы прячем

Слёзы и обиды, ненависть, любовь?

Разве ж невозможно жизнь прожить иначе?

Я твою оберегаю кровь!


Наш сынок резвится, мелко хулиганит.

Наша дочь мечтает, вместе были чтоб.

Ну, скажи, чего нам, Юрка, не хватает!?

Терпим мы судьбы удары в лоб.


Ломится в сердце Любовь


Ломится в сердце Любовь.

Тянет и рвёт клапана.

Вновь, снова, снова и вновь

В венах застряла она.


Небо на землю легло

Рябью на белом снегу.

Что же, мой милый, ну что?

Я без тебя не могу.


Сколько всего пронеслось!

Сколь довелось пережить…!

Боже… всё это всерьёз.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное