Света Нахимберг.

Жизнь в кавычках. Роман



скачать книгу бесплатно

© Света Нахимберг, 2017


ISBN 978-5-4483-9005-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Хая покормила младшую девочку, проверила, как спят остальные детки: поправила одеяльца, подушки – всё было в порядке. Детей у Хаи было много: шесть девочек и два мальчика. Старшего трудно было назвать мальчиком: он уже больше года служил в Армии, очень красивый и статный, Хая им очень гордилась – он был похож на отца, которого Хая очень любила.

Познакомились они с ним на винограднике: Хая нежилась на солнышке и грызла терпкую веточку от лозы винограда, вдруг к ней подошел высокий молодой парнишка. Он проверял ветви винограда и ставил где надо подпорки. По всему видно было, что урожай в этом году будет отменный. Лоза прогибалась под тяжестью налитых гроночек – так называли в этих краях виноградные кисти, поэтому приходилось ежедневно приходить и помогать растениям не сломаться.

Виноградником владел его отец, и сыновья, как могли, помогали ему. Он увидел Хаю: её золотистые локоны светились на солнце, красивые и очень умные глаза смотрели на него, как будто хотели что-то сказать… Они оторопели и стояли, изучая друг друга.

Первым решился представиться он: «Меня зовут Рамон, а Вас?»

– «Хая» – робко ответила она, удивляясь своей робости. У неё за плечами очень престижная гимназия, где она изучала различные дисциплины, в том числе этику, иностранные языки – она знала их в совершенстве целых семь, а тут оробела и не знала, как дальше продолжить разговор. Рамон первым пришел в себя от внезапной встречи.

Он спросил: «А когда мы сможем встретиться вновь?»

– «Можно завтра в это же время, Вас устроит это?»

– «Да, да, да!»

– «До завтра, Рамон!»

– «До завтра, Хая!»

Она чувствовала, что щёки её горели, руки нервно дрожали, но она была очень рада, что завтра они смогут встретиться вновь. Очень понравился ей этот работящий парнишка, в сердце загорелся какой-то уголёк, и тепло от него разливалось по всему телу. «Неужели это Любовь с первого взгляда?» – подумала Хая, она читала об этом в романах на различных языках, но никогда не испытывала сама этих чувств.

Ночь тянулась так долго, она перебирала в уме все мелкие детали их неожиданной встречи, вспоминала его большие рабочие руки, удивительно красивый затылок: она видела его, когда Рамон наклонялся к очередной лозе (почему – то она обратила внимание на затылок), интонацию, с какой он говорил с ней, и не могла уснуть.

Когда лучи солнышка заглянули к изголовью её кровати, она стала собираться на встречу с Рамоном. Её родным городом был Киев, а здесь она в гостях у тётушки, которая была одинока и всегда с радостью принимала Хаю на летние каникулы. Она жила в Молдавии. Семья Хаи была по тем меркам не очень большой: три девочки и братик. Но из всех – Хая была любимицей тётушки, потому что с ней было очень интересно вести грамотные беседы (сказалось образование в гимназии), она была очень учтива и приветлива, это роднило их с тётушкой.

Хая не решилась рассказать тётушке о знакомстве с Рамоном, её мучили угрызения совести, но она внутренне не готова была поведать об этой встрече. Сердце яростно стучало, в висках пульсировала кровь, а на уме одно: придёт ли на встречу Рамон, может он просто пошутил над ней: она не была красавицей, во всяком случае «очереди» претендентов на её руку не было, и она волновалась до той самой секунды, пока не увидела между шпалерами Рамона.

Сегодня он был в нарядной вышитой рубашке, которая делала его ещё более привлекательным. Как радостно забилось сердце Хаи: «Пришел!!!» Рамон скромно поприветствовал её, а в глазах было тепло и радость! Он спросил разрешения взять её за руку, и они пошли вдоль виноградника. Они оба задавали по очереди друг другу вопросы, чтобы немного познакомиться. Рамон рассказал ей о своей семье, она о своей. Она знала очень много и была хорошим рассказчиком. Рамон с интересом слушал её, изредка останавливаясь, они смотрели друг на друга и молчали и слова были не нужны, всё говорили глаза и нежность рук. Они узнали, что относятся к разным конфессиям, но не обостряли на этом внимания, хотя из жизненного опыта знали, что это могло стать пропастью между ними. Рамону предстояло продолжить работу на винограднике, поэтому они простились, договорившись о новой встрече.

Хая очень тяжело переживала, даже короткую разлуку с Рамоном, как будто не хватало какого – то жизненно важного органа, каждая новая встреча всё больше сближала их духовно, им обоим было хорошо вместе просто гулять по винограднику и разговаривать. В те времена, в приличном обществе, не было принято допускать близость между молодыми людьми до свадьбы.

Хая и Рамон встречались уже 2 месяца, каникулы подходили к завершению, и Хае пора было уезжать, а она не могла представить, как будет жить без этих милых встреч.

Через неделю после очередной встречи с Рамоном, Хая всё рассказала тётушке. Та очень близко к сердцу приняла её признание, зная Хаю, она доверяла ей, что ничего дурного эти встречи не принесут. Единственно, о чём она попросила Хаю, познакомить её с Рамоном (очень уж дорога была ей племянница и чувствовала ответственность за неё). Рамон согласился познакомиться с тётушкой, они оба понравились друг другу. Хая сделала такой вывод относительно тётушки по одной примете, вареньем из грецких орешков тётушка угощала только тех, кого она уважала. А Рамон был восхищён тётушкой, её хлебосольностью, уважительной беседой с ним, как с равным. Тётушка попросила их о единственном: не спешить принимать решения, сначала надо посоветоваться с родителями обеих семей. Рамон и Хая простились и Хая уехала домой в Киев, пообещав писать ему часто-часто.

У Хаи было такое состояние, как будто ей оторвали кусочек сердца, и это место отзывалось сильной тоской и болью. Дома она поделилась новостью, о своём знакомстве с Рамоном, с матерью и отцом. Их потрясла эта новость!

– «Как ты не понимаешь, что он не нашей веры?» – кричала мать.

А отец в ультимативной форме заявил: «Если он не примет нашу веру, на приданое можешь не рассчитывать, мы просто забудем о твоём существовании!»

А ведь он был богатым человеком: имел парфюмерную фабрику и галантерейный магазин на Подоле в Киеве. Хая не думала о приданном, но быть чужим человеком в своей семье – это уже перебор, ведь у неё две сестры и братишка, как же она будет жить вне их семьи. Она поделилась своими новостями с Рамоном и попросила, чтобы он выбрал время и приехал к ней в Киев: такие сложные вопросы нельзя решить без него, а терять его Хая не хотела.

Она поняла, что любит его, по – настоящему, и не сможет жить без него. Рамон вскоре приехал, представился родителям Хаи, её семье и попросил руки Хаи у её родителей. Отец повторил своё условие вступления в брак его дочери. С болью в сердце, Хая слушала этот диалог и боялась, что теряет Рамона.

Но Рамон твёрдо ответил: «Я беседовал со своими родителями. Они меня поняли, что это не блажь юнца, поскольку я уже не молод, поверили, что я искренне люблю Хаю и дали разрешение принять вашу веру».

– «Есть Бог на свете – большего счастья я не могу представить!» – подумала Хая.

Подготовились к Празднику крещения, пригласили раввина, он провёл обряд крещения и дал Рамону имя Натан (в те дни праздновали День святого Ионатана). Ничего больше не препятствовало воссоединиться Хае с Рамоном (она называла его любимым именем). Прежде, чем назначить день свадьбы, они вдвоём поехали к родителям Рамона. Хаю приняли очень радушно, родители видели, как сильно дети привязаны друг к другу, а чего же больше надо родителям, чем счастье их детей.

У Рамона было 4 брата. Они жили своими семьями, но на виноградниках работали вместе с отцом. Одному ему не справиться с такой большой площадью, работа очень тяжелая: с восходом солнца до наступления невыносимой жары, в это время все расходились на обед. Раньше отец с Рамоном обедали дома с мамой, а как будет сейчас, после вступления в брак с Хаей, необходимо было вместе на семейном совете решить. Хая очень хотела, чтобы семья отпустила Рамона с ней в Киев, но это очень трудное решение. Она с трепетом ждала, что скажут братья Рамона, ведь на них ляжет тяжесть работы брата. Братья долго спорили, приводили примеры из своей жизни, но отец встал и твёрдым голосом Хозяина сказал: «Любовь нельзя разрушить, а друг без друга они зачахнут, как неухоженная лоза!» Решение отца Рамона привело Хаю в восторг, она настолько была счастлива, что не смогла скрыть своей радости: обняла и поцеловала маму Рамона, поклонилась и поцеловала руку отцу. Решили, что свадьбу сыграют после сбора урожая, тогда будут деньги для достойного бракосочетания Рамона (они знали, что после крещения Рамона ему было дано другое имя, но они по привычке звали его Рамон). Хая поехала в Киев готовиться к свадьбе: предстояла большая работа, она должна была расшить постельное бельё несколько комплектов, полотенец, красивых из нежной бязи кофточек и ночных рубашечек, остальное приданое ей будут готовить родители. Поскольку она жила в обеспеченной семье, в которой две дочери уже были замужем и имели детей, только младший братишка ещё не был женат, сейчас настала пора Хаи!

Свадьбы предполагалось сыграть в обеих семьях: сначала в семье Рамона, потом в семье Хаи. Отец Хаи у очень знатного портного заказал ей свадебные наряды, она с удовольствием бегала на примерки. Это был старый портной, через его умелые руки прошли и женские, и мужские наряды и они так славно сидели на заказчиках.

Он постоянно подбадривал и нахваливал фигурку Хаи: «Мадмуазель, Вы-таки хороши, что шить для Вас столько приятного, что я с нетерпением жду очередной примерки. Вы будете божественно прекрасны в этих нарядах!»

Хаю смущали его слова, она краснела, зная, что её фигура не так уж хороша, но всё равно было приятно слушать неприкрытую лесть этого пожилого человека. Вот и всё готово! Хая сообщила Рамону, что у неё всё готово к свадьбе, теперь всё зависит от его семьи, и она с нетерпением ждёт от него письма о дне свадьбы в Молдавии. Она должна предупредить своих родителей заранее.

Долгожданный День наступил. Хая и её родители, младший братишка поехали на свадьбу. Семья Рамона очень хорошо подготовилась: они пригласили маленький оркестр, состоящий из скрипок, гуцульских дудочек и аккордеона. Стол «ломился» от различных закусок и национальных блюд, много фруктов и свежих овощей, домашнего вина. Очень много гостей, ведь у женатых братьев было много родни и просто друзей, столы были накрыты под навесом на улице, вдоль них стояли длинные лавки, и всем хватало места. На торце главного стола стояли шесть стульев, на них сидели родители и жених с невестой. Рядом с длинной стороны стола около родителей Хаи сидела любимая тётушка. Родители Хаи не могли есть всё подряд – вера не позволяла есть не кошерную пищу, но на столе стояли жареные индейки и курочки – молодки, фаршированная рыба, много пресной выпечки: родители Рамона уважали их обычаи (ведь они знали, что теперь и Рамон будет жить по их законам). Молодые очень смущались, когда гости кричали «горько», ведь для них это было непривычно – целоваться, да ещё на виду у множества гостей, но те подбадривали их, как могли, они хорошо всё понимали. Играли музыканты, плясали и танцевали гости, даже свадебные песни пели.

Хорошо, что, Хая знала молдавский язык. Было легко и весело, Рамон сидел рядом и постоянно держал её за руку, как будто они снова гуляют по винограднику, только теперь им разрешено целоваться. Солнце зашло, зажгли факелы, чтобы освещать площадку праздника и веселье продолжалось.

Молодых обе мамы повели в отведённую для них комнату: они и на самом деле очень устали. Предстояла их первая семейная ночь. Они оба очень робели, не знали, что им делать… Рамон нежно помог снять свадебный наряд Хае, он был высокий и сильный, взяв на руки, уложил её в кровать. Хая была полна тревоги и поделилась этим с Рамоном. «Ничего не бойся, мы будем просто отдыхать. Ты устала?» Хая, потупив глаза, кивнула головой. «Спокойной ночи, любимая!» Они крепко уснули, прильнув друг к другу. Хая не помнит, снилось ли ей что-нибудь, но она очень хорошо отдохнула.

В окошко пришло солнышко, оно светило прямо в глаза, и она проснулась. Рамон, видимо, давно проснулся и с любопытством смотрел на неё, как будто видел в первый раз. Они непроизвольно потянулись друг к другу, касаясь и переплетаясь телами, самое главное таинство произошло так неожиданно, Рамон покрывал Хаю нежными поцелуями, её руки притягивали его, как бы без слов говоря: «Я готова!». Теперь у неё есть любимый муж, с которым она надеялась прожить всю свою жизнь! Рамон своими прикосновениями старался показать, как сильно он её любит. Хая у него была первая девушка, это переполняло его восхищением и неподдельной радостью, он продолжал целовать её.

Хая улыбалась ему в ответ и упивалась новым ощущением их отношений. Родители обеих семей ожидали их к завтраку и мирно беседовали в тени абрикосового дерева. Им было о чём поговорить. Они обсуждали вопрос о приданном невесты, и о том, на что мог рассчитывать Рамон из капитала родителей. Ни одной из сторон не хотелось уступать в щедрости и выражении любви к своему ребёнку: Хае отец выделил долю своего капитала, теперь она наравне со своими сёстрами и братом являлась владелицей парфюмерной фабрики, так же было приготовлено много различной одежды, домашней утвари, драгоценностей. Отец купил им с Рамоном большой дом рядом со своим на Подоле, в нём было много комнат, он был полностью обставлен самой модной мебелью и роскошными деталями, придающими комнатам тепло и уют. А Рамону он хотел предложить место управляющего в галантерейной лавке, конечно же, после того, как он немного подучится.

Родители Рамона имели только виноградники и не большую конюшню с породистыми рысаками – они часто получали призы на больших скачках. От продажи домашнего вина ежегодно откладывались деньги в банк, их было не очень много, но родители выделили ему довольно большую сумму, для содержания семьи, пока он сам не сможет хорошо зарабатывать. Обе стороны остались довольны таким решением, главное для них было счастье их детей.

Хая и Рамон вышли к родителям, оба обратились к ним со словами: «Теперь мы – семья, дорогие мамы и папы!» Начали подходить вчерашние гости, закуски и вина хватало для всех, веселье продолжалось! Через несколько дней Рамон, Хая и родители поехали в Киев. Для проведения свадьбы был заказан ресторан, с учётом желания обеих сторон было составлено меню, все расходы взяли на себя родители Хаи. Играл оркестр, в ресторан смогли прийти сёстры с семьями, друзья семьи, народу было много и всем было весело: они видели, что присутствуют на свадьбе любящих сердец.

Свадебная церемония – Хупа проходила, не отступая от канонов: раввин прочитал ктубу и семь благословений, это ещё больше укрепило веру гостей, что это свадьба достойная. Эти семь благословений читались семь дней после каждой трапезы, и свадьба продолжалась семь дней. Через день, после того, как родители Рамона ознакомились с огромным приданным Хаи, мама (Хая с первого дня стала так к ней обращаться, как и Рамон к её родителям) восхищалась красивым тонким расшитым приданным. Родители Рамона сходили в дом молодых, он привел их в полный восторг, потому что нельзя было сравнить их хоть и крепкий, но сельский дом, с этими благоустроенными хоромами.

Их проводили на вокзал, Рамон впервые остался без них. Его мама, как только поезд отошел от станции и Рамон, идущий по платформе по ходу поезда, скрылся из вида, горько заплакала, слёзы лились сами по себе, она вспоминала, как рос её младшенький, и слёзы вновь и вновь заливали глаза. Муж сидел хмурый, насупленный, молчал, а ей так не хватало его поддержки, от его молчания она более остро ощутила разлуку с сыночком и снова плакала, плакала, плакала…

Началась новая интересная жизнь для Хаи и Натана. Он ежедневно ходил в лавку, смотрел, как работает приказчик – это был виртуоз, он сразу узнавал в покупателе, что тому предложить, какую цену он может позволить себе потратить на какую-нибудь безделушку: приказчик так профессионально расхваливал вкус покупателя, что тот просто не мог уйти без покупки. Натана это удивляло, а иногда он еле сдерживался, чтобы не рассмеяться при покупателе. Но каждый рабочий день приносил ему и практический опыт, он хорошо изучил ассортимент лавки, цены и мог уже принимать товар безошибочно, а именно это входило в его обязанности как управляющего. Хая занималась домашним хозяйством, она очень скучала без мужа: дома было пусто, ведь у них было много свободных комнат, но там никто не жил. Иногда одна из сестёр со своим ребёночком навещала её, учила приготовлению новых вкусных блюд, делилась секретами своей семейной жизни. Хая впитывала эти беседы, она очень хотела угодить своему любимому. А когда ей становилось невмоготу от одиночества, она собирала небольшой узелок с едой и шла к мужу в лавку, чтобы он не отрывался от работы.

Натан ценил каждую минуту своего дела, ведь у него было начальное образование и приходилось много постигать своим умом. Хая была счастлива, находясь рядом со своим красавцем мужем, она гордилась им и ей очень нравились отзывы отца о его старании в овладении азами профессии.

Натан нахваливал свою молодую жену, что она научилась очень вкусно готовить, для Хаи это было самой большой радостью. Через несколько месяцев она почувствовала, что во время приготовления обеда у неё появилась тошнота после того, как она попробовала суп. Тошнота стала повторяться всё чаще, и она решилась пойти к маме и поделиться с ней своими предположениями. Та нежно обняла и подтвердила её догадки: «Придётся потерпеть, доченька, это большое счастье, что вы ждёте ребёночка, у нас будет прибавление – внук или внучка. Хая, с нетерпением, ждала возвращения Натана с работы: не известно, как он отнесётся к такой новости. Он пришел, как всегда, очень уставшим, Хая накормила его и как бы, между прочим, сказала: «А скоро нас будет трое!» Она держала руки на животе и Натан, естественно догадался, его глаза наполнились слезами радости, он с большой осторожностью взял её на руки и начал носить по комнатам, приговаривая: «Вот здесь, «ты – малыш», будешь жить, тебя будут любить мама и папа, бабушки и дедушки, тёти и дядя, главное, будь крепеньким и здоровеньким, а уж мы постараемся всё сделать для тебя!» Хая чувствовала себя у мужа на руках как в колыбели, он ходил по комнатам, покачивал её, целовал и говорил: «Спасибо, любимая моя!» Теперь он ещё больше уделял ей внимания, запретил ходить одной к нему в лавку с обедами, а сам прибегал, быстренько ел приготовленный Хаей обед, целовал её и убегал радостный в лавку. Беременность протекала без проблем: мама отводила Хаю к доктору, он осматривал её, приставлял к животу какую-то деревянную трубочку и с улыбкой говорил: «Ну, что, мамочка, у нас всё в порядке. Вы правильно себя ведёте, будем надеяться, что всё не может быть плохо!» Хая с мамой, уходили довольные, ожидание ребёнка потребовало больше разговаривать с мамой – она ведь четыре раза прошла через это, как всё должно быть, как себя вести, когда появятся признаки родов. Натан каждый день носил её по дому на руках, а потом они шли гулять к Днепру. Хае было полезно дышать свежим воздухом, да и малышу тоже нужен был кислород, ведь он всё пока получал от мамы.

Токсикоз изнурял Хаю только в первой половине беременности, а вторая половина проходила без проблем: они ежемесячно ходили на консультацию к тому доброму врачу, который сказал, «Что всё не может быть плохо» – это так забавно звучало из его уст, что вспоминая эти слова, Хая каждый раз улыбалась. Натан много работал, отец Хаи начал ему платить хорошие деньги, поэтому они частенько баловали себя вкусными пирожными в кофейне на Владимирской.

Натан оберегал Хаю, как наседка своего птенца: всегда крепко держал её за руку, особенно на Владимирской горке, была осень и даже на листьях можно было поскользнуться…

Они вдвоём навещали по субботам родителей Хаи, потому что в эти дни лавка не работала. Они мило беседовали: им хорошо было разговаривать на любые темы. Натан был наследственно мудр, как и его отец, у которого тоже не было большого образования, но он природным умом смог управлять своим большим хозяйством, которое приносило ему хороший доход, он помогал семьям своих сыновей, а когда узнал, что внуков у него прибавится, был очень рад. После сбора урожая, они с женой поехали в Киев навестить Рамона (Натана), Хаю и родителей Хаи. Именно в эти дни, Хая почувствовала, что ребёночек как-то беспокойно себя ведёт, мама отвезла её к доктору, тот, осмотрев Хаю, предупредил, что из дома не рекомендует Хае выходить: первые роды не бывают быстрыми, но всё может случиться, поэтому он порекомендовал проверить телефонную связь и незамедлительно ему сообщить о начале.

Хая решила рожать в своём доме, попросив маму побыть с ней некоторое время. Всё для появления нового Человека в доме было подготовлено. Отец разрешил Натану оставаться рядом с Хаей, в лавке оставили приказчика, чтобы он вёл все дела – это был проверенный человек, не один год, работавший в лавке. Мама Хаи обосновалась в одной из свободных комнат и чувствовала себя вполне комфортно, она взяла на себя обязанности по приготовлению еды, Натан относился к ней очень учтиво, поэтому она не чувствовала себя в этом доме чужой. Через день, рано утром Хая почувствовала, что ребёночек больше не хочет находиться в темноте, она почувствовала очень сильную боль в пояснице и внизу живота и сказала об этом Натану. Он немедленно связался с доктором, тот пообещал тотчас приехать, главное, чтобы приготовили побольше кипяченой теплой воды и чистых проглаженных простыней. Натан сказал маме: «Начинается!» Та всё поняла и засуетилась по дому. Поскольку всё Хая приготовила заранее, то ей не пришлось много волноваться. Доктор приехал вовремя, Натана выставили из комнаты роженицы, доктор приехал со своей помощницей – акушеркой, мама Хаи была рядом, могла оказать помощь. Натан метался из комнаты в комнату, он очень волновался за свою любимую и малыша. Из комнаты Хаи слышались только её крики и команды врача: «Дышите! Не дышите!» От неизвестности, Натан был сам не свой – только бы всё закончилось хорошо: ему была дорога и Хая, и ещё не родившийся малыш. Ему казалось, что прошла целая вечность, пока он ни услышал громкий заливистый крик младенца.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное