Стелла Грей.

Чудовищное предложение



скачать книгу бесплатно

Самого скакуна я лично видел и обежал еще на выставке в Эмиратах, где и приобрел, поэтому первым делом поспешил к загону на улице, где сейчас должны были выгуливать Коршуна в первый раз.

Едва выйдя, я узрел у забора всю команду во главе с ветеринаром. Они стояли, уткнувшись в бумаги, временами поднимая взгляд на поле, где прогуливался совершенно незнакомый мне пегий конь. Надо сказать, огромный пегий с мощными ногами и шеей. Такой, что даже я бы не смог обхватить ее двумя руками.

Что за шутки?

Конь поднял на меня голову с грустными глазами и тут же опустил вниз, будто надеялся найти на вытоптанной земле траву. Выглядел он совершенно миролюбиво, никакой агрессии, никакого желания идти к победе, когда жокей пришпорит его в бока.

– Мистер Харрис, – заприметив меня, поприветствовал ветеринар Клейтон. – Мы не можем разобраться без вас. Вот взгляните.

Внутри меня уже закипали неприятные чувства, интуиция подсказывала, что я там увижу.

– По паспорту это смеска, но вы говорили, что будет чистокровный араб, а это… – Клейтон махнул в сторону коня. – От араба тут только половина, а вторая от клейдесдаля, шотландского тяжеловоза. Должно быть, произошла какая-то ошибка и прибыл не тот конь.

Я выдернул из рук дока паспорт животного и вчитался в содержание. Совпадала кличка – Коршун, описание, даже моя подпись стояла на прилагаемом контракте, правда, в нем была указана другая порода. Я ведь не идиот и знал, что подписываю и за кого плачу деньги.

– Это не тот конь, – свирепея, произнес я, заодно вытаскивая из кармана телефон и набирая Донована. – Жду тебя на конюшне. Похоже, наши арабские партнеры решили, что об меня можно вытереть ноги.

– Буду через несколько минут, – с готовностью отозвался адвокат. – Что-то серьезное?

– Да. Мне подсунули не того коня!

Глава 6. Одри Тосни

Когда твоя жизнь настолько резко меняется, это сложно сразу принять.

Еще недавно я делила комнату в пансионе с еще двумя воспитанницами, а сегодня в моем распоряжении целое крыло. Еще несколько дней назад я сама должна была заботиться о своих вещах, стирать и гладить, потому что любая образцовая хозяйка должна досконально знать обязанности прислуги, чтобы грамотно ею управлять. А сейчас…

Я открыла один из шкафов в спальне и тупо уставилась на аккуратно развешанные немногочисленные вещи. Собственно, их у меня было до прискорбного мало… Горничные все сделали, пока я разговаривала с мистером Харрисом. Словно все уже заранее знали, что я соглашусь, что у меня нет вариантов.

Закрыв шкаф, я сделала еще один круг по роскошной спальне, с опаской посматривая на огромную, стоящую по центру кровать. Именно на ней меня сегодня ночью властно и беспардонно… ТОГО. Сказать это слово даже про себя я не смогла.

Раньше я всегда называла таинство между мужем и женой супружеским долгом или занятием любовью. Но мы не женаты, а наречь любовью то, что делал со мной этот дикарь в обличии цивилизованного человека…

На глаза помимо воли навернулись слезы, которые я быстрым злым движением стерла.

Не время плакать, Одри! Нужно быть умной девочкой!

И я была. До конца дня я была образцовой леди, сестры-наставницы могли бы гордиться. Я изучила отведенные мне апартаменты, посвятив этому несколько часов. Ходила, разглядывала интерьеры с разинутым ртом и невольно задавалась вопросом, кто продумывал дизайн и вообще выбирал все это. Не мог же Аарон отличаться настолько изысканным вкусом? Это противоречило моему впечатлению о нем.

Когда на землю опустились густые синие сумерки и в комнатах автоматически зажегся яркий свет, играя бликами в хрустальных люстрах, внезапно постучали в дверь малой гостиной, в которой я сидела. Отложив найденную на каминной полке книгу, я удивленным тоном проговорила:

– Войдите.

В комнате появилась высокая блондинка с блеклыми, невыразительными чертами не приукрашенного косметикой лица. Она уважительно поклонилась и ровным тоном проговорила:

– Мисс Тосни, ужин накрыт в столовой. Изволите спуститься или, быть может, вам подать сюда?

– Спущусь, – тихо ответила я, решительно ступая на пушистый ковер и находя ступнями сброшенные мягкие домашние туфли.

– Тогда прошу следовать за мной.

Путь оказался недолгим, но я успела рассмотреть интерьеры дома. В прошлый раз, когда мы с Харрисом шли по коридорам, я настолько волновалась перед разговором, что было не до местных красот. Теперь же я в очередной раз поразилась контрасту утонченного убранства особняка и его неотесанного хозяина.

Когда мы дошли и я увидела, что стол накрыт всего на одну персону, то удивилась настолько, что даже высказала это вслух:

– А мистер Харрис не присоединится?

– Хозяин сегодня отсутствует, – с той же нейтрально-равнодушной улыбкой ответила горничная.

– А где? – не удержалась я от вопроса, опускаясь на роскошный стул, очень естественно смотревшийся бы даже в дворцовых интерьерах.

– Не могу знать, – все с той же приклеенной улыбкой ответила девушка-моль и вышла из столовой.

Как-то это поведение очень мало напоминает почтительность слуг с новой хозяйкой… Я бы даже сказала, что от почтительности тут ни слуху ни духу!

Эти мысли несколько испортили мне прием пищи. Я жевала и не ощущала вкуса, тем более что стрелки часов неуклонно бежали вперед, приближая время свидания с будущим мужем. Какой уж тут аппетит…

Потому вяло поковыряв великолепного кролика в винном соусе и выпив чашку чаю, я поднялась в свои комнаты. Метаться и заламывать руки было бессмысленно и вредно, поэтому я несколько минут посвятила успокаивающим дыхательным гимнастикам, а после отправилась принимать ванну.

В итоге к одиннадцати вечера я уже лежала в постели в своей единственной относительно приличной ночной сорочке, укрытая одеялом по самое горло, и ждала!

Разумеется, данное времяпровождение быстро надоело, и чтобы не сойти с ума от ожидания, я села и, включив ночник, достала найденную днем книгу. Конечно же «Джейн Эйр» я читала уже не один раз, но на безрыбье, как говорится…

Именно в этот момент за дверью раздались тяжелые шаги…

Книга с мягким стуком выпала из ослабевших пальцев. А когда дверь открылась и на пороге появился Аарон Харрис, туда же улетела моя челюсть!

После шокирующих дневных впечатлений я ожидала, что в спальню ввалится памятное чудовище и сразу потребует… ну, отдаться. С порога!

А тут… в комнату зашел высокий, мощный мужчина в искусно сшитом вечернем костюме, что сидел по фигуре, подчеркивая прекрасно развитую мускулатуру. Платок в нагрудном кармане, запонки на рукавах, которые блеснули, когда Аарон вскинул руку, одним резким движением ослабляя узел дорогого галстука.

Кинув один-единственный взгляд на сжавшуюся на кровати меня, он рухнул в одно из двух стоящих у окна кресел. Окончательно стянул с себя галстук и с выражением отвращения кинул его на круглый стеклянный столик.

– Гадс-ство, – сдавленно прошипел Аарон, запуская руку в волосы и руша идеальную укладку. – Как же я задолбался. Как же они меня раздражают… Одри, учти, это был последний день, когда я отдувался один!

– В смысле? – с выдохом спросила я, всеми силами пытаясь не показать своего шока.

– В прямом. Местное высшее общество сегодня от души поточило об меня зубы и когти, особенно на тему юной невесты, которую я пока еще не представил общественности. – Жених посмотрел на меня бесконечно усталым взглядом и спросил: – Через неделю нам нужно дать большой прием в честь помолвки. Ты сможешь его организовать? Одри… что ты вообще умеешь делать? Кроме жертвенного выражения лица. Как я понял, твой дядя исказил некоторую информацию, потому я совершенно не представляю, чего от тебя ждать и чем ты сможешь заняться. Ты вообще думала, чем станешь заниматься после свадьбы?

Такой вал вопросов поставил меня в тупик. Хотя бы потому, что готовилась я не к разговорам, а к развратным действиям и морально себя именно на них и настраивала.

– Я умею вести дом, – наконец выдавила из себя первую фразу. – И если вы по-нормальному представите мне слуг, перед всеми передав мне права хозяйки, то смогу организовать прием.

Харрис чуть заметно, словно от зубной боли, скривился.

– Точно… Извини, это мой промах. – Он порывисто встал и приблизился к кровати. Поставил одно колено на край и рывком навис надо мной. Я круглыми от страха глазами смотрела прямо на резкое, но по-своему красивое лицо будущего мужа. Он поднял руку, запутываясь в моих волосах, заплетенных в аккуратную косу. Погладил шею, очертил кружевной ворот рубашки у ключиц и тихо сказал: – Никогда не думал, что буду жалеть о том, что в моей кровати лежит девственница.

– Почему? – робко пискнула я, ощущая, как большая рука обхватывает грудь и поглаживает сосок.

– Потому что сейчас мне хочется жесткого траха, – все тем же спокойным светским тоном продолжал Харрис. – Поставить женщину на колени перед собой и заставить как следует поработать ротиком, а после посадить на себя… и заставить скакать, пока она не покроется потом от усталости и наслаждения. Хочу кусать грудь, сжимать ягодицы и засаживать по самые яйца. А если это все сейчас сделать с тобой, то всю семейную жизнь ты будешь прятаться от меня под кроватью. Такое вот патовое положение, малышка Одри.

Если честно, то прятаться под кроватью я была готова прямо сейчас, лишь от озвучивания желаний будущего мужа…

– Именно поэтому, моя невинная невеста, сегодня ты спишь одна. И рекомендую хорошо выспаться. Завтра у нас длинный и сложный день. Ведь как понимаю, твой гардероб не отличается разнообразием… иначе бы ты не приехала в форме пансиона. Стало быть, нужно этим заняться… И слуги, опять же. – Он склонился, невесомо целуя меня в лоб, и закончил: – Спокойной ночи, Одри.

И ушел. Слез с кровати и вышел из комнаты. Дверь хлопнула так, что я подпрыгнула от страха.

Мамочки…

Хорошо ему было сказать «спи», но на самом деле попробуй после такого разговора заснуть. Я много думала обо всем и ни о чем. Мне было страшно, волнительно, а в груди все болело.

Сегодня мне дали отсрочку. Но завтра он мог прийти снова. Или послезавтра. И подобное ожидание мучило сильнее, чем то унижение, что уже довелось испытать в его кабинете. Это было словно пытка, ведь воображение рисовало все более страшные картинки.

Я воспитывалась в пансионе для благородных девиц, который многие ошибочно путают с монастырями. О нет, нам вбивали в голову не только нормы морали и этикета. Однажды каждая из девушек должна была стать примерной женой своему мужу. Примерной. Что подразумевалось под этим емким словом? Ум, красота, знание моды, умение поддержать разговор в светском обществе. Он должен гордиться, находясь рядом с воспитанницей пансиона…

Но, помимо выходов в большой мир, был и другой, более важный момент. Единение тел. Если женщина не может быть полезной в спальне, то остальное мало чем утешит ее супруга. Какой бы красивой и невероятно образованной она не была. Вот такая нехитрая мысль. Нас не учили тонкостям любви, но рассказывали про «азы» этой части замужества.

Остальное я, как и многие другие воспитанницы пансиона, познавала из интернета. Пароль от вайфай все время менялся, но и девушки учились не простые, а очень любопытные. Конечно, закрытые каналы с тегами «восемнадцать плюс» нам преодолеть не удавалось, но запрещенные фильмы с эротическими сценами мы посмотреть умудрялись. Поэтому в вопросах занятия любовью я была более-менее подкована. В теории.

А вот на практике боялась всего этого как огня. И не зря.

Муж говорил ужасные вещи. Он хотел, чтобы я скакала на нем, а до этого стояла на коленях. Для чего? Он хотел еще больше унизить меня?

Я ходила по комнате, заламывая руки, кусая губы в кровь и думая о том, чего ждать дальше? К чему готовиться?

В конце концов я накрутила себя до такого состояния, что решилась на еще один разговор. Да, именно так. Мне нужно было поговорить с будущим супругом и немедленно, иначе меня просто разорвало бы от терзающих изнутри сомнений.

Я должна была попытаться объяснить ему, что не приемлю такого отношения, что готова быть верной и преданной, но только при уважительном отношении к себе… Да, именно так. Я должна была попытаться.

Прокравшись по коридору и кутаясь в халат, я замерла у выхода, обдумывая, стоит ли сначала найти кого-то из прислуги и попросить их предупредить о моем визите или явиться самой? Потом поняла, что даже не представляла, куда именно идти.

И в этот момент раздались отдаленные голоса. Из крыла напротив шли две девушки в униформе прислуги. Они говорили друг с другом и не заметили меня сразу, а уже через пару секунд я сама сделала шаг за стену, скрываясь. Сработала многолетняя привычка – в пансионе запрещалось ходить из комнаты в комнату после отбоя, но мы обожали ночные посиделки и секреты между собой. Это щекотало нервы и казалось действиями за гранью добра и зла, вызовом.

И вот теперь я пряталась в доме, который жених щедро называл моим.

Приложив ледяные ладони к горящим щекам, я корила себя и при этом невольно вслушивалась в чужой разговор.

– И не удивительно, что он настолько в бешенстве. Такую подлянку сделали.

– Да уж, подходить страшно. Видела, какие глаза? У меня сердце чуть не остановилось, когда он зыркнул.

– Ну так! Ждать породистую лошадку за сумасшедшие деньги, а получить какую-то гнилую смеску – это удар под дых. Мистер Харрис так это не оставит, попомни мои слова.

– Ну, вообще говорят, кляча неплохая, он даже решил ее оставить.

– Ну конечно. Наверное, еще принесет пользу. Ему виднее, он их много объездил.

– Но пока лучше не показываться ему на глаза. Может, остынет за пару-тройку дней?

– Остынет, куда денется. Но тем, кто сыграл с мистером Харрисом эту злую шутку, не позавидую. Он жалостью к подлецам не страдает.

Горничные прошли мимо моего крыла и спустились вниз, а я так и стояла, открыв рот.

Кляча?! Смеска?!

Вот кем меня считают в этом доме?!

Ну, погодите, мистер Харрис, я покажу вам… Не знаю пока, что именно устрою, но он пожалеет! Интересно, от какого рода происходит сам будущий супруг, что осмеливается называть меня, наследницу Тосни, смеской?!

Я кипела.

Как вернулась в спальню, вспомнить не могла: перед глазами все плыло. Очнулась уже в ванной комнате, плеснув в лицо ледяной воды.

Подняла голову, взглянула в отражение и… растерялась. Оттуда на меня смотрела совсем не идеальная красотка, которую наверняка ждал мистер Харрис. Испуганная худощавая брюнетка с огромными глазами и бледной кожей меньше всего напоминала принцессу из сказок.

Неужели я настолько разочаровала будущего мужа?

Возможно, он тоже не видел моего фото? Купил кота в мешке, удостоив вниманием только принадлежность к древнему роду? И вот она я.

Плотнее закутавшись в халатик, шмыгнула носом и отправилась в кровать. Укрывшись по самый подбородок, вспомнила маму. Она была невероятно красивой яркой брюнеткой с потрясающей улыбкой. Папа всегда говорил, что сходил с ума от ревности, как только она отходила даже на пару шагов. Такой женой мистер Харрис гордился бы, ее он не посмел бы прижать к столу и нагнуть, как последнюю…

Я зажмурилась.

Что-то еще думала. Долго. Мысли как пчелы роились в голове, жалили, обжигали. Потом пришел спасительный сон, но и он не унял бури сомнений.

* * *

Утром, поднявшись с постели, я снова открыла створки шкафа и едва не заплакала. Нет, не быть мне той самой для супруга. Что ж, может, тогда он откажется от меня? Если я настолько его не устраиваю… Зачем тратить свое время на бракованную невесту? Пожалуй, это стоило обсудить с ним.

Именно за такими мыслями меня застал стук в двери.

Завтрак принесли в комнату. Мистер Харрис, со слов служанки-моли, уже занимался делами и велел отнести еду мне наверх. А еще он передал, чтобы я была готова покинуть с ним дом через час: нам предстояла поездка в город.

Кивнув, я сделала над собой усилие и улыбнулась служанке. Сказала, что все поняла, и отпустила ее. А потом долго мандражировала, готовясь к самому серьезному разговору в своей жизни. Я собиралась воззвать к доводам рассудка мистера Харриса и еще, возможно, попытаться давить на жалость. Быть ненужной клячей в этом доме могла любая, но не Одри Тосни. Нет уж!

Мы встретились с мистером Аароном Харрисом через час, как он и говорил. За мной пришел его охранник и провел вниз, к гаражам, расположенным слева от особняка. Шикарный автомобиль темно-зеленого цвета стоял заведенным, а сам жених находился рядом. Снова в костюме, сидящем по фигуре. В солнечных очках и с выражением вселенской тоски на идеально выбритом лице. Увидев меня, он послал охранника в дом, велев поторопить водителя.

– Неважно выглядишь, Одри, – сказал будущий муж, открывая передо мной двери авто. – Надо бы свозить тебя к врачу.

– Со мной все в порядке, – отозвалась холодно. – В пансионе тщательно следили за здоровьем воспитанниц.

– Тогда с чего такая бледность? Может, у тебя критические дни?

Миг, и, кажется, вся кровь прилила к щекам. Даже голова закружилась.

Ничего не ответив, я быстро села на заднее сиденье и отвернулась. Показалось, что Харрис хмыкнул.

Вскоре он сел рядом, предварительно крикнув кому-то, что нас не будет несколько часов.

Оказавшись в ладони от меня, жених посмотрел на часы и выругался, затем повернулся, заметив мой взгляд в свою сторону, и широко улыбнулся:

– Присматриваешься, крошка Одри? И как я тебе?

– Не знаю. – Я еле сдерживала гнев. Сжав кулаки, постаралась держаться и говорить спокойно, но с нотками надменности: – Пока не вижу в вас ничего, что могло бы доказывать превосходство.

– Мм-м? – Он чуть развернулся, сел полубоком, заинтересованно склонил голову:

– Продолжай. Вижу, у тебя накипело.

Сжав челюсти, на миг отвела взгляд, но снова заставила себя смотреть на этого выскочку. Павлин! Вот кто он.

– Я просто не могу понять, зачем вам нужно было покупать жену? Неужели на столь родовитого мужчину не нашлось добровольной невесты?

– На столь родовитого? – Он коснулся верхней губы указательным пальцем, прищурился.

– Конечно, – продолжала я. – Вы богаты и в силах купить любую. Но зачем? Чтобы унижать? Показывать всю жизнь, насколько супруге повезло удостоиться такой чести? Быть вашей половинкой… Так? Что вы молчите? Со мной вы просчитались, мистер Харрис. Я чту имя отца и не считаю себя кобылой-смеской!

Он вскинул брови. Его лицо приобрело выражение крайней степени озадаченности.

– Еще раз. Что там про кобылу?

Я снова покраснела.

– Весь дом говорит обо мне и о вашем недовольстве. Вы ждали чистокровную кобылу, а тут я…

– Это точно, – как-то тихо и совсем без проявления стыда проговорил Харрис. При этом он продолжал смотреть на меня, не сводя гипнотического взгляда.

– Значит, вы даже не станете оправдываться? – поняла я.

– За то, что ждал арабского скакуна, а получил смеска?

– Да, – на автомате выпалила я, еще не поняв, что он сказал.

– Нет, не стану.

Я широко раскрыла глаза от ужаса:

– Так вы и впрямь купили кобылу?

– Коня. Для скачек, – поправил меня Аарон Харрис. – А ты и правда решила, что в доме о тебе говорят, как о кляче?

Я сцепила руки в замок и опустила глаза. Никогда в жизни не было так стыдно. Вот и поговорила начистоту…

Но, оказывается, на этом разговор не закончился.

– И еще… Что касается величия моего рода и чести, которой ты удостоилась… – Аарон Харрис вынул из кармана пиджака жвачку, сунул одну себе в рот и, откинувшись на спинку сиденья, принялся жевать. Казалось, он забыл о начатой фразе, но нет. Закончил ее словами, после которых мне оставалось только сгореть от стыда: – Боюсь, чести не особенно много. Но я тебя купил, и теперь ты вынуждена будешь изображать радость, появляясь со мной рука об руку. И рожать мне детей. Сироте. Без рода и племени. Сочувствую.

Глава 7. Аарон Харрис

– Сочувствую.

Весь вид Одри, стоило мне закончить, буквально кричал, что мой ответ уязвил ее.

И я был доволен этим. Слишком рьяно она выпятила то, за что, собственно, я ее и купил – свою родовитость. На один миг она стала похожа на тех, кого я ненавидел в высшем свете, тех, кто заставлял меня ощущать инаковость.

Как и тогда, в кабинете. Взгляд мисс Тосни оглушил во мне так тщательно выращенную человечность. Она смотрела с опаской и надменно, излучала холод и тревогу. Будто, несмотря на свой невысокий рост, была на голову выше. Я рос под такими взглядами. Одетый в простую одежду, небритый и небрежный, я вызывал у нее недоумение и даже отвращение. Был бы в руках мисс Тосни кошелек, она стала бы его прятать и звать полицейских. Ненавижу это в людях.

Даже теперь от воспоминаний меня начинало трясти.

Кто-то скажет, что дело попахивает комплексами, недостойными взрослого мужчины, я же отвечу: мне плевать. Имею право на свои слабости, о которых никто не должен знать. Поэтому пока Одри растерянно смотрела в окно, я размышлял о том, как нам пытаться строить отношения дальше.

Нужна ли она мне?

Да, я хотел, чтобы родившиеся от меня дети имели все: родителей, дом, образование, достойные имена. И почему-то решил, что именно мать-аристократка сможет подойти на роль моей супруги лучше всего. Теперь же, глядя на идеально прямую спину мисс Тосни, на ее поджатые от недовольства губки и вспоминая испуганный, а в чем-то и пренебрежительный взгляд, которым она меня встречает, я все серьезнее задумывался над сменой планов.

Может быть, хватит и простой девчонки из обычной семьи? Та, по крайней мере, будет благодарна за роскошь и не станет задирать нос, чуть что, выпячивая фамилию предков, как, мать ее, корону.

Еще меня терзали мысли по поводу того, насколько неправильно началось знакомство. Ее явно задевал контракт, что меня поразило. По заверениям дядюшки мисс Тосни, девчонка контракт видела и всячески одобряла. Конечно, он лгал. Я понял это сразу, как увидел ее реакцию. И он ответит… Но что делать сейчас с этой блажью, сидящей рядом с намертво сцепленными пальцами? Блажь… Никак иначе покупку живого человека я объяснить не мог. Для меня это было чем-то сродни покупке дорогой картины для престижа, и в то же время я ощущал грань.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5