Станислав Кирилец.

Автомобили-зенитки Первой мировой войны. На передовой «войны моторов»



скачать книгу бесплатно

© Кирилец С. В., 2018

© ООО «Издательство «Яуза», 2018

© ООО «Издательство «Эксмо», 2018

* * *

От автора

Все многочисленные военные конфликты минувшего XX века – локальные и глобальные – убедительно доказали, что надёжная система противовоздушной обороны (ПВО) является одним из главных показателей обороноспособности любого государства. Непосредственно перед Первой мировой войной, когда началось развитие авиации, практически все европейские державы осознали необходимость внедрения в вооружённые силы нового вида вооружения – артиллерийских орудий для стрельбы по воздушному флоту. Недооценка значимости артиллерии ПВО, названной позже «зенитной артиллерией», привела в начальный период Первой мировой войны к господству немецкой авиации в воздухе и значительным потерям Русской Императорской армии и армий стран Антанты. Пришлось в срочном порядке приспосабливать обычные полевые орудия и пулемёты для отражения авиации противника, а также совершенствовать немногие имеющиеся в войсках специальные орудия для стрельбы по воздушным целям и осваивать их массовое производство. Необходимо признать, что в армии нашего основного противника Германии уже имелся некоторый опыт применения приспособленных для стрельбы по аэростатам орудий в боевых действиях. Перед войной немцы начали активные разработки и испытания новейших конструкций зенитных пушек, способных эффективно бороться не только с аэростатами и дирижаблями, но и с аэропланами. Другие страны значительно отстали от Германии.

В период 1914–1918 годов практически на всех фронтах были массово задействованы моторизованные транспортные средства и боевые машины с двигателями внутреннего сгорания – автомобили и мотоциклы, тягачи и тракторы, броневики и машины специального назначения, дирижабли и аэропланы. Впервые в истории на полях сражений появились танки… Первая мировая война, названная в России также Великой войной и Второй отечественной войной, не без основания была охарактеризована многими историками как «война моторов».

Эта книга о почти забытом ныне оружии, получившем впервые своё боевое крещение также на полях сражений Первой мировой войны. Уже в первом десятилетии XX века военные специалисты многих стран мира поняли, что одним из важнейших слагаемых боевой эффективности зенитной артиллерии является высокая подвижность наземных пусковых установок. Цель этой работы – рассказать о том, как появились первые самоходные зенитные установки – автомобили с орудиями для стрельбы по воздушным целям, и главным образом о вооружении, первых шагах и боевой работе автомобильных подразделений Русской армии, предназначенных для отражения угрозы с воздуха. Первые автомобили-зенитки были разработаны в Германии, немцы же и первыми начали производить их серийно. Вслед за ними и французы оценили будущее значение самоходной противовоздушной артиллерии, разработав собственную конструкцию ещё до войны.

Вскоре чужой опыт переняли и другие армии, в том числе и Русская Императорская (РИА). При этом необходимо отметить, что самостоятельные разработки российских конструкторов почти ни в чём не уступали иностранным образцам, а во многом и превосходили их. И это несмотря на то, что до войны в России никто не занимался серьёзно ни зенитными орудиями, ни предназначенными для их установки автомобилями. Соответственно не было и никакого опыта в применении нового оружия. Тем не менее в начале Первой мировой войны в Российской империи в кратчайшие сроки были созданы вполне боеспособные моторные орудия и сформированы автомобильные батареи для стрельбы по воздушному флоту. Славные традиции войск ПВО СССР и России берут своё начало от Русской Императорской армии!

5 [18] октября 1914 года Высочайшим повелением был утверждён штат первой в Русской армии Отдельной автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту. Её окончательное формирование завершилось 5 [18] марта 1915 года – этому знаменательному событию и посвящается книга!

К сожалению, этот день до сих пор не стал официальной датой. Даже Министерство обороны Российской Федерации не признаёт его, предпочитая праздновать День войск противовоздушной обороны России ежегодно во второе воскресенье апреля. А День противовоздушной обороны Сухопутных войск (ПВО СВ) в Вооружённых силах России отмечается 26 декабря. Официальное обоснование: «Началом формирования подразделений войсковой ПВО послужил приказ генерала Алексеева – начальника штаба Верховного Главнокомандующего от 13 [26] декабря 1915 года № 368, которым было объявлено о формировании отдельных четырёхорудийных лёгких батарей для стрельбы по воздушному флоту. Согласно приказу министра обороны РФ от 9 февраля 2007 года № 50, датой создания войсковой противовоздушной обороны считается 26 декабря». Не просто понять логику такого решения, отодвинувшего создание ПВО страны как минимум на десять месяцев, но обсуждение приказов в задачу автора не входит.

В данной работе также освещается развитие самоходной зенитной артиллерии и в других странах – участницах Первой мировой войны, и в первую очередь в армии нашего основного противника – Германии. Основной акцент ставится на особенностях конструкций автомобильной техники, применявшейся в качестве носителя орудий для стрельбы по воздушному флоту. Описаны также и сами орудия, и воинские формирования, в которых применялись автомобили-зенитки. Автор старался употреблять по возможности терминологию, принятую в то далёкое время, дополняя её местами и более современными терминами. Такая подача материала основана на том, что именно в годы Великой войны в лексический оборот русского языка впервые были введены термины «самолёт» и «зенитное орудие», но в основном обиходе использовались такие слова, как «аэроплан» и «орудие для стрельбы по воздушным целям». Все, касающиеся России даты до 1 февраля 1918 года приведены по старому стилю, а даты, касающиеся других стран, указаны по новому стилю. Русские названия упоминаемых в книге иностранных заводов-производителей, марок машин и орудий приведены в соответствии с принятым написанием того времени на основе оригинальных документов, сведений из российской прессы и архивных данных. При их первом упоминании в тексте указаны в скобках также названия латиницей на языке страны-производителя. Топонимика изложена согласно географической терминологии времён Российской империи. В книге использованы источники, документы и периодические издания, список которых приведён в конце, а также и другие печатные и архивные материалы, ссылки на которые не указаны, поскольку это может затруднить читательское восприятие. Тексты отдельных документов приведены в приложениях. Источниками иллюстраций служили российская и зарубежная периодика начала XX века и времён Первой мировой войны, коллекции друзей и помощников и личный архив автора. Работа увидела свет благодаря бескорыстной помощи многих коллег, увлечённых военной и автомобильной историей. Надеюсь, что этот скромный труд будет полезен и интересен всем любителям военной и автомобильной истории.

За существенную помощь в подготовке материала, предоставленные иллюстрации автор выражает особую благодарность ближайшим друзьям и соратникам: Г. Г. Канинскому (Челябинск), М. В. Коломийцу (Москва) и Ю. А. Морозову (Париж, Франция) – вклад этих людей в данную работу неоценим!

Отдельная благодарность – выполнившему рисунки художнику А. А. Атюкину (Москва) и историкам, предоставившим уникальную документацию: В. В. Малофееву (Барнаул), Т. Нымму (Таллин, Эстония), Х. Тэгеру (Дрезден, Германия), Р. Штразхайму (Минден, Германия), В. Л. Юшко (Москва).

Сердечно благодарю также наиболее активных соратников, предоставивших документы и фотографии и оказавших значительную помощь в создании книги: В. А. Артёмова, М. Ю. Блинова, Д. А. Дашко, С. Д. Егорова, С. Ю. Меркулова, Д. С. Орлова, И. В. Падерина (Москва), В. О. Рогге, К. М. Секретёва, О. В. Чурганова (Москва), Р. Э. Бикбова (Санкт-Петербург), А. С. Богданова, Д. А. Клочкова (Санкт-Петербург), Ж. А. Горохова (Париж, Франция), А. А. Дробязко (Ростов-на-Дону), С. В. Зыкова (Владивосток), Р. Леволла (Таллин, Эстония), А. Лоцикса (Даугавпилс, Латвия), К. Маргасиньского (Ченстохова, Польша), О. Н. Шолина (Вологда), А. В. Юрченко (Саратов).

В книге использованы материалы из архивов, библиотек и музеев: ВИМАИВиВС, ГМЗ Царское Село, ГМПИ России, ГПИБ России, РГВИА, РГАКФД, ЦАМО РФ, ЦВМА, ЦГАКФФД СПб, ЦМВС, L’Archivio della Memoria sulla Grande Guerra, Biblioth?que nationale de France, Bovington Tank Museum, Das Bundesarchiv Abt. MA, Eesti Rahvaluule Arhiiv, Eesti S?jamuuseum, Imperial Wars Museums, Latvijas Kara muzeja, Library of Congress, The National Archives UK, ?sterreichische Nationalbibliothek, ?sterreichisches Staatsarchiv, Valga Muuseum.

Представляя на строгий суд читателей свою работу, автор с благодарностью примет все замечания и предложения. Отклики прошу направлять по электронной почте: kiriletz@t-online.de или k-flak@mail.ru.

Зарождение зенитной артиллерии

Появление летательных аппаратов и первые опыты их применения в военных целях практически одновременно вызвали к жизни попытки создания средств борьбы с ними. Первой в истории попыткой применить артиллерию против воздушной цели считается проведённый австрийцами 13 июня 1794 года безуспешный обстрел из двух полевых пушек французского аэростата «Интерпенан» (Interpenant) во время Войны Первой коалиции 1792–1797 годов.


Первое зенитное орудие в мире – 3,7 cm BAK M.1870 der Firma Fried. Krupp во время стрельбы по воздушному шару. 1870 г.


Начало применения систематического артиллерийского огня как меры борьбы с летательными аппаратами относится к Франко-прусской войне 1870–1871 годов, когда во время осады Парижа французы стали активно использовать воздушные шары в военных целях для связи осаждённого города с периферией. Пруссаки пытались этому противодействовать, но эффективность стрельбы из полевых пушек орудий была весьма низкой. Тогда и появилось первое подобие мобильного противовоздушного орудия – 37-мм пушка производства завода «Фридрих Крупп» образца 1870 года (3,7 cm Ballonabwehrkanone [BAK = Ballonabwehrkanone, т. е. «противобаллонная пушка»] Modell 1870 der Firma Fried. Krupp), установленная на конной повозке, позволявшей оперативно перемещать орудия наперерез дрейфу аэростата или ближе к нему. На тот момент только это орудие малого калибра из имеющихся в арсенале всех армий мира могло дать наивысшую траекторию полета снарядов и «достать» воздушный шар в небе. 3 декабря 1870 года кронпринц Фридрих Вильгельм Николай Карл Прусский сделал в своем дневнике запись: «Крупп из Эссена прислал нам образец противобаллонного орудия, как он его называет. Он считает, что с применением этого орудия, изобретение которого напоминает ракетную батарею, воздушные шары, поднимающиеся над Парижем, можно поражать и уничтожать». Пушку установили на высокой станине с механизмом кругового вращения. Наводка по вертикали производилась вручную, фиксация орудия во время стрельбы обеспечивалась при помощи обычной оружейной ложи с прикладом. Максимальная досягаемость цели по высоте составляла около 700 м. Орудие обслуживалось одним артиллеристом и имело примитивные приспособления наводки – целик и мушку. Вскоре мобильную установку модернизировали, оборудовав полусферической платформой, – работа наводчика-канонира существенно упростилась.


3-дюймовая (76-мм) полевая скорострельная пушка обр. 1900 г. – русское лёгкое полевое артиллерийское орудие калибра 76,2 мм. Экспонат Артиллерийского музея Финляндии в городе Хямеэнлинна (Suomen Tykist?museo).


Боевое применение первого зенитного орудия в мире не было отмечено особо большими успехами. Всего лишь один французский аэростат был подбит 12 ноября 1870 года – «Дагер» (Le Daguerre), его команду немцы взяли в плен. Таким образом 1870 год по праву считается годом рождения первого специализированного орудия ПВО и годом первой победы противовоздушной артиллерии. Единственная сохранившаяся до наших дней пушка «Крупп» образца 1870 года находится ныне в Военно-историческом музее Бундесвера в Дрездене (Milit?rhistorisches Museum der Bundeswehr). Любопытно и курьёзно, что в различных источниках приводится разный калибр этого орудия: 36-, 37-, 38– и 40-мм. Измерить его работники музея не позволяют.

Вплоть до начала Первой мировой войны ни одна из стран, кроме Германии и отчасти Франции, не занималась всерьёз вопросом внедрения специальных мобильных орудий для стрельбы по воздушным целям. В основном все ограничивались инструкциями применения обычной полевой артиллерии с возможностью стрельбы с большими углами возвышения по аэростатам и дирижаблям. На август 1914 года ситуация со специальными зенитными орудиями во всех странах оставляла желать лучшего. Во-первых, она была связана с недооценкой развития и применения в ближайшем будущем авиации как серьёзной военной угрозы. Во-вторых, на Первой Гаагской мирной конференции 1899 года был введён запрет, вплоть до 1905 года, на применение летательных аппаратов в качестве бомбардировочных и штурмовых средств: «закон и обычай войны запрещают применять без нужды жестокие средства борьбы и прибегать к изменческому способу ведения войны». Разрешалось их использование только в целях разведки. Решением Второй Гаагской мирной конференции 1907 года был вновь продлён запрет, но некоторые страны не согласились с такой постановкой вопроса. В-третьих, все смотрели на Германию, сделавшую главную ставку на военное воздухоплавание, основу которого составляли дирижабли. К концу 1911 года Германия располагала, по мнению специалистов, одним из самых мощных по тому времени воздушным флотом. Изречение начальника генерального штаба прусской армии Гельмута фон Мольтке (младшего) говорит само за себя: «Сегодня мы владеем цеппелинами, которые являются самым совершенным оружием […] наша задача – постоянно и с большой энергией работать над его совершенствованием» Первые шаги зенитной артиллерии в России и других странах до начала Первой мировой войны при всём желании нельзя считать стремительными.


Установленная на специальном станке 3-дюймовая пушка обр. 1902 г., Путиловского завода, приспособленная для стрельбы по воздушным целям. 1916 г.


В Русской Императорской армии первые опытные стрельбы по воздушным целям пулевой шрапнелью из четырехдюймовых пушек были проведены на Усть-Ижорском полигоне в 1890 году. А в 1891 году в Красном Селе с 16 по 20 июня Учебный воздухоплавательный парк провёл стрельбы из орудий по привязному, наполненному водородом шару «Ястреб». Журнал «Военный сборник» сообщал о них: «Опыты под Красным Селом в 1891 г. Для стрельбы была назначена лёгкая батарея в восьмиорудийном составе; стрельба велась шрапнелью; заряжание производилось повзводно. Дистанция не была известна стреляющему; пристрелкой определилось, что шар удалён от батареи приблизительно на 2600 метров. По указанию особо назначенного офицера шару сообщалось передвижение в направлении, почти перпендикулярном к плоскости стрельбы, причём дело было поставлено так, что при передвижении шара в одну сторону он опускался, при передвижении в другую сторону – поднимался. Наблюдающий поместился сбоку батареи в расстоянии от неё около 250 метров и оттуда посредством особой сигнализации командовал изменением прицела и трубки после каждого выстрела. Шар был поражён после 11-го выстрела, причём стрельба продолжалась 10 минут. При осмотре было обнаружено 16 рваных пробоин и 141 пулевая пробоина» Однако уже первые опыты показали, что для борьбы с воздушными целями нужны специальные орудия. Они должны обладать значительной начальной скоростью полёта снаряда и возможностью быстрой наводки. Угол возвышения таких пушек должен быть не менее +60°, в то время как угол возвышения обычных полевых и крепостных орудий не превышал +20°. Впрочем, забегая вперёд, необходимо отметить, что на протяжении многих последующих лет с разной степенью успеха применялись для борьбы с летательными аппаратами многими армиями мира и обыкновенные пушки. Проблему возвышения угла полевой пушки решили просто – колёса лафета устанавливали на возвышенности, а хобот (станины с сошниками) – в вырытое в земле углубление. Для этого вполне подходил широкий окоп. Именно в Русской армии во время Первой мировой войны такой способ «переоборудования» обычных орудий в зенитные нашёл широкое применение. Для этой цели использовались также специальные дополнительные лафеты (станки), на которых фиксировали стандартные лафеты пушек. Станки изготавливали, как правило, в войсковых мастерских из различного материала, зачастую импровизируя. Вероятно, первым официально утверждённым образцом стал сколоченный из железнодорожных шпал в начале 1915 года в 15-й артиллерийской бригаде станок системы В. И. Гвоздева.


Схема английской 47-мм зенитной пушки Vickers 1,9-inch Anti-airship gun, смонтированной на станине с возможностью наведения по вертикали до +90°. 1910 г.


В 1900 году в «Артиллерийском журнале» были опубликованы Правила стрельбы артиллерии Русской армии, в которых впервые излагались приёмы и способы стрельбы по подвижным воздушным целям. Русско-японская война 1904–1905 годов дала богатый материал для изучения опыта японской артиллерии в борьбе с Воздушным флотом России, показавшего крайне низкую результативность. Артиллеристам пришлось задуматься об изыскании новых методов борьбы с воздушными целями. Внедрение в иностранные армии дирижаблей, а затем и аэропланов усложнило эту задачу. Разработанные ранее Правила стрельбы по привязным шарам практически оказались бесполезными для борьбы с управляемыми скоростными воздушными судами. Возникла острая необходимость действовать одновременно по двум направлениям: разрабатывать новые приёмы ведения огня и приступить к созданию специальных зенитных орудий, в том числе скорострельных и мобильных.

В 1906 году полковник артиллерии Б. К. Соколов изобрёл специальное приспособление к 3-дюймовой (76,2-мм) полевой скорострельной пушке образца 1900 года для стрельбы под углом возвышения, значительно превышающим предельный угол, допускаемый устройством стандартного лафета. Годом позже на страницах «Артиллерийского журнала» были опубликованы конкретные рекомендации полковника артиллерии Е. К. Смысловского по ведению стрельбы по движущимся воздушным целям из полевой и крепостной артиллерии. А в 1908 году руководство находившейся в Царском Селе Офицерской артиллерийской школы (ОАШ) разработало тактико-технические требования к специальному 76,2-мм орудию для стрельбы по подвижным летательным аппаратам. Среди прочего в них отмечалась в целях повышения скорострельности необходимость применения полуавтоматического затвора. Имели место и практические эксперименты. В том же 1908 году в Сестрорецке и через год под Лугой проводились первые опытные стрельбы по движущейся цели – воздушному шару, буксируемому гужевой тягой. Огонь вёлся из «трёхдюймовок» образца 1900 и 1902 годов, результаты показали принципиальную возможность уничтожения движущихся воздушных целей. В 1909 году «Артиллерийский журнал» оповестил своих читателей о том, что на заседании Артиллерийского комитета Главного артиллерийского управления (ГАУ) среди прочего прозвучало предложение: «пока не установлен способ борьбы с аэростатами и аэропланами, полезно испытывать все средства, которые заслуживают внимания».

В 1910 году эксперты из Германии, страны, которая уже тогда опережала в развитии зенитной артиллерии всех других, сделали вывод. Вскоре его повторили в большой статье в российском журнале «Воздухоплаватель»: «При большой трудности обстреливания воздушных кораблей все до сих пор существующие средства оказываются недостаточными. Ружейному и пулемётному огню, несмотря на их мгновенное массовое действие, недостаёт досягаемости, действительности и наблюдаемости снарядов. Полевым и крепостным орудиям недостаёт большого угла возвышения, гаубицам – отлогости траектории и скорострельности, тем и другим – большого горизонтального обстрела и наблюдаемости снарядов. Произведённые в различных странах опыты подтвердили правильность этих взглядов.

Таким образом, для борьбы с воздушными кораблями могут быть применены только специальные орудия […] Орудия для стрельбы по аэростатам требуют прежде всего большого вертикального обстрела, по меньшей мере 70° и большого горизонтального обстрела до 360° при возможности быстрой наводки».

В кругах прогрессивно мыслящих строевых артиллеристов зрела уверенность – Русской армии необходимо в скорейшие сроки разработать и принять на вооружение специальное противоаэростатное орудие. Изучая опыт европейских коллег, российские специалисты понимали, что без специального орудия для целей «воздушной обороны» (так в то время называли ПВО) в ближайшем будущем будет невозможно вести эффективную борьбу с летательными аппаратами возможного противника. Сконструированная во Франции инженерами завода «Бурже» (Arsenal d’Artillerie de Bourges) и конструкторского ателье «Пюто» (Atelier de Construction de Puteaux) в 1892 году и принятая на вооружение в 1897 году 75 мм полевая пушка (Canon de 75 mm mod?le 1897) считалась пригодной для всех боевых задач, в том числе для поражения воздушных целей. Её выпускали несколько заводов, в первую очередь крупнейший оружейный концерн «Шнейдер» (Schneider et Cie). Однако французские инженеры продолжали работы над проектом адаптации этой пушки для успешной стрельбы по воздушным целям. Модернизация предполагала наличие угла возвышения ствола орудия до +70°. Наши специалисты не без основания полагали, что французская разработка является «наиболее совершенным орудием для поражения летательных аппаратов». В 1909 году завод «Шнейдер» разработал также зенитную пушку калибра 47 мм на специальной станине, способной обеспечить угол возвышения +70°.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6