София Чайка.

Подумай дважды



скачать книгу бесплатно

Она ожидала агрессии, он удивил ее лаской.

Она готовилась бороться, он обезоружил ее улыбкой.

Она боялась боли, он испугал ее нежностью.

Все было не так, как она хотела. Все произошло гораздо лучше.

Она намеревалась вычеркнуть это из памяти. Разве такое можно забыть?

Глава 1

– Тридцать первый лот продан господину под номером двадцать семь. На этом, дамы и господа, аукцион завершен. Для оформления приобретений прошу пройти в кабинет директора.

Аукционист положил молоточек на стол, подарил участникам торгов подобострастно-признательную улыбку и поспешил к последнему покупателю, чтобы лично проводить его.

Значит не судьба.

Сима почти безразлично посмотрела в сторону счастливого обладателя картин, которыми собиралась украсить свой кабинет. Она увидела лишь широкую спину, обтянутую отлично скроенным пиджаком, и коротко остриженные каштановые волосы.

Очередной свежеиспеченный бизнесмен. Серафима могла бы поспорить на это. Именно так поступил бы ее муж. Но она ненавидела споры. Да и биться об заклад было не с кем.

Серафима отправилась на торги в одиночестве. Ее подруга Лора Кравец перед самым началом аукциона извинилась по телефону, что не сможет составить ей компанию. Помешала внеплановая фотосессия с восходящей звездой модельного бизнеса. Сима не обиделась. Разведенной женщине-фотохудожнику приходится много работать, чтобы не думать о хлебе насущном.

В общем и целом мероприятие оказалось занимательным. Серафима не получила давно облюбованные картины Юрия Соломко только потому, что ограничила себя пятнадцатью тысячами зеленых. Она почти вложилась в эту сумму, но тут вмешался господин под номером двадцать семь и испортил ей настроение. В самый последний момент он увеличил цену сразу на три тысячи долларов, и Сима решила купить что-то другое на следующем аукционе.

Дело даже не в лишних тысячах, а в принципе – она не хотела тратить больше, чем запланировала. Вся ее жизнь держалась на расчете. Почти вся. И сегодня она не собиралась изменять собственным правилам.

Картины, конечно, хороши – необычные, соблазнительно-обманчивые и иллюзорно-невинные, как и сама Сима. Этим они ее и привлекли. Слишком строгий как для редакции глянцевого журнала кабинет только выиграл бы от их присутствия. К сожалению, полотна стали собственностью господина в дизайнерском пиджаке и поэтому больше не стоили ее беспокойства. Незаменимых картин нет, как нет незаменимых домов, должностей, людей и, конечно же, чувств. Жизнь научила ее этому.

Сима выбросила из головы аукцион и начала проталкиваться к выходу, на ходу вынимая телефон. Она остановилась под навесом Торгового дома, чуть в стороне от главного входа. Серафима звонила Таисии Михайловне, няне своей шестилетней дочери. Юля болела ветрянкой и постоянно капризничала, бесконечно пересчитывая в зеркале прыщики, замазанные зеленкой.

Телефонный разговор закончился быстро. Няня заверила ее, что с девочкой все в порядке. Юля занималась важным делом – разрисовывала лицо любимой куклы зеленым фломастером.

Сима улыбнулась и спрятала телефон в изящную сумочку Marc Jacobs, приобретенную под цвет дымчато-серых туфель на девятисантиметровых каблуках. Ей нравилось, как она одета. Ничего особенно броского. Узкое лиловое платье, шифоновый шарф, большая бабушкина брошь с аметистами, длинные серьги и кольца – ажурное серебряное, закрывающее фалангу среднего пальца, и узкий золотой обручальный ободок с традиционным бриллиантом – все изысканное и дорогое. Хотя муж давно не баловал ее комплиментами, Сима знала, что мужчины по-прежнему оборачиваются в ее сторону. Стараясь выглядеть скорее изысканной, чем привлекательной, Серафима делала это исключительно для собственного хорошего настроения.

Она подняла руку, останавливая такси.

– Позвольте?

Смуглая рука с Patek Philippe на запястье открыла перед ней заднюю дверцу автомобиля. Мужское лицо в темных очках казалось непроницаемым.

– Мы знакомы?

Сима не испугалась. Вокруг суетилось слишком много людей. К тому же, он не выглядел агрессивным – мужчина под номером двадцать семь.

– Все такая же неприступная, – уголок сурового рта дернулся, и Сима узнала его.

– А ты все такой же напористый, Егор.

Он стал гораздо привлекательнее и значительно опаснее для ее чувств с тех давних пор, как она видела его в последний раз. Думала, что в последний.


– Красивый, зараза. И пользуется этим.

Лора устроилась рядом с ней на гимнастическом бревне и засунула в рот мятную жвачку. Перед факультативом по физкультуре она выкурила несколько сигарет и теперь безуспешно пыталась избавиться от запаха.

– Кто?

– А ты разве не на Кешку пялишься?

Сима смотрела совсем на другого парня, но не собиралась признаваться в этом даже подруге.

– На него. Ничего так.

– Не ничего, а очень даже. Как своими смешливыми глазюками посмотрит, каждая готова за ним хоть на край света.

– И ты тоже? Мне казалось, что вы с ним больше не встречаетесь.

– Встречаетесь! – фыркнула Лора. – Мы с ним спали. Но теперь уже нет. Расстались по обоюдному согласию. На кой мне бабник? Смотрю, он и тебя зацепил.

– Не уверена. Папа хочет, чтобы мы поженились.

– Да ну! – присвистнула Лора. – Ой! А ничего, что я тебе про… ну… секс с ним рассказала? Я ж не знала.

– Ничего. Мне все равно.

– Это ты зря. Он – супер парень, веселый, богатый. Не мужчина – мечта!

– Вот и бери его себе.

– Не могу. Я же тебе сказала. Мы с ним разошлись, как в море корабли. К тому же он мне не предлагал.

– Мне пока тоже не предлагал.

Сима смотрела, как высокий блондин эффектно забрасывает мяч в кольцо, и не понимала, почему равнодушна к нему. Ее взгляд притягивал другой парень – полная противоположность Кеше Грибову. Его Лора никогда не назвала бы мечтой.

– Если родители договорятся, предложит.

Этого Серафима и опасалась.


Она колебалась всего мгновение, но он заметил.

– Я не кусаюсь. И не ворую чужих жен. Садись, Серафима. Или госпожа Грибова?

– Симакова. – Он поднял бровь, и ее сердце пропустило один удар. Или два. Глупо. – Я не меняла фамилию после свадьбы.

Она села на кожаное сидение Мерседеса, отодвинулась как можно дальше, чтобы случайно не коснуться, бросила осторожный взгляд в сторону мужчины: он стал еще шире в плечах, мощнее. Когда Егор устроился рядом, Сима не могла не заметить, как под пиджаком перекатываются бугры мышц.

– Куда едем, госпожа Симакова?

В его голосе слышался легкий сарказм. Он снял очки и посмотрел ей в лицо тяжелым темным взглядом. Она помнила его слишком хорошо, хотя и очень сильно хотела забыть.

Ей хотелось закурить. Зря она бросила. Еще и Лору уговорила. Значит, обратного пути нет. Хоть бы разок затянуться. Плохо. Зачем она села с ним в одно такси?

– Лучше Серафима. Я – к себе домой. А ты куда? – Черт, зачем она спросила? Ее это не волнует. Ну, разве совсем немного. Он сидит слишком близко, чтобы она чувствовала себя спокойной. Нужно собраться с мыслями. Она это умеет, как никто другой. – Впрочем, это не мое дело.

– Неужели, совсем не интересно?

Насмехается или проверяет?

– Совсем.

Она собиралась сообщить нетерпеливо ерзающему водителю свой адрес, но Егор успел первым. Как он узнал?

– Давай, спрашивай. Я же вижу, тебе хочется. – Она молчала, упорно игнорируя намеки. – Тогда я спрошу. Почему ты не стала торговаться за Соломко?

– Странный вопрос. К тому же, это не твое дело. Ты хотел картины, ты их получил.

– Теперь я только так и поступаю – всегда получаю то, что хочу.

Ей только показалось, или это действительно угроза?

Она попыталась унять дрожь в коленках и голосе.

– Поздравляю. Вижу, ты разбогател.

– Кто бы мог подумать, верно? Егор Бриттов, пройдоха из захудалой деревни, стал богачом и уважаемым человеком. Его терпят столпы общества и вожделеют их жены и дочери.

Он произносил эти злые слова почти устало, и вместо того чтобы обидеться, Сима почувствовала себя виноватой.

– Я не считала тебя пройдохой.

Мерседес тряхнуло. Водитель выругался, затем извинился, а Сима оказалась в мужских объятиях, сильных и уютных, слишком соблазнительных, чтобы позволить себе в них остаться. Она попыталась отстраниться, но безуспешно.

– Допустим, я тебе верю. Так почему ты отказалась от Соломко?

Темный взгляд тревожил. Широкие ладони сжимали ее плечи, не давая шелохнуться.

При чем здесь аукцион?

– Чего ты прицепился с этими картинами?

– Потому что ты не умеешь бороться за то, что хочешь.

– Умею. Ты ничего обо мне не знаешь.

– Мне известно достаточно, чтобы понять, что ты привыкла плыть по течению.

Он ее разозлил. Сима ударила его локтем в живот и отодвинулась.

– Не тебе меня судить. У тебя собственных комплексов полно.

Автомобиль притормозил у ее дома. Признаться, весьма кстати. Ей не хотелось продолжать бессмысленный по ее мнению разговор. Сима выскочила из Мерседеса и сунула водителю в окошко деньги.

Егор имел наглость улыбнуться и спросить:

– Ты не приглашаешь старых друзей на кофе?

– Нет. И мы не друзья.

Она отвернулась и направилась к подъезду.

– Это обстоятельство можно исправить!

Его голос прозвучал насмешливо. Сима не обернулась.

Глава 2

– Где ты был, дорогой?

Вероника. Он забыл, что приехал в командировку вместе с ней.

Егор редко брал с собой любовниц, уезжая по делу, но командировка обещала затянуться. Теперь точно затянется.

– На аукционе, как и планировал.

Он снял пиджак и вошел в спальню большого номера пятизвездочного отеля. Обнаженная Ника стояла перед зеркалом и легкими, массирующими движениями наносила крем на тело модели. Она и была ею – по профессии и по сути.

– Купил что-нибудь?

Она бросила на него мимолетный взгляд и, совершенно не смущаясь, продолжила свое занятие.

– Да. Не боишься, что кто-то другой войдет и увидит тебя… такой?

– Какой?

Рыжеволосая женщина поставила длинную ногу на пол и встретилась с ним в зеркале глазами. Легкая улыбка знающей себе цену женщины промелькнула на сочных губах, а рука медленно потянулась за атласным халатиком цвета слоновой кости.

Оставив пиджак на спинке кресла, Егор перехватил скользкую ткань и отбросил ее в сторону. Он прижал женщину к себе и прошептал в губы:

– Красивой.

– Еще, – она откинула голову, дразня.

– Привлекательной.

– И…

– Жаждущей.

– Как вульгарно!

Вероника сделала вид, что недовольна, но Егор знал, что это лишь игра. Ее слабые попытки вырваться не помогли избавиться от его объятий. Она надула губы, но когда он завладел ими, тут же ответила, одновременно расстегивая мужскую рубашку…


– Что ты хотела услышать?

Непростительно глупый вопрос. Сегодня он слишком рассеян. Виновата неожиданная встреча. На мгновение он позволил себе расслабиться и сразу утратил бдительность. В этом городе он должен быть готов ко всему.

Егор курил в постели, натянув простынь на ноги. Пока он дремал, Вероника успела принять душ и теперь наряжалась во что-то оригинальное и очень яркое.

– Желанной. Этого хочет каждая женщина.

– Думаю, это и так понятно. Я же здесь, с тобой.

– А завтра? Через месяц? Год? А мне уже двадцать шесть. Сколько еще я смогу работать моделью?

Зря он взял ее с собой. Но кто же знал? Впервые Вероника завела разговор о чем-то постоянном.

– Тебе ли жаловаться? Ты в прекрасной форме.

Он планировал отвлечь ее комплиментом. Егор ненавидел выяснять отношения.

– Бритт, не стоит об очевидном. Отложим эту тему.

– Отложим. – Он затушил сигарету. – Вижу, у тебя планы?

– Да, я собиралась купить духи в бутике Givenchy. А у тебя, кажется, деловая встреча?

– Да. Я взял билеты в театр на «Аквитанскую львицу».

– Успею. Ты не опоздай.

Она выпорхнула из номера, а Егор взглянул на часы. Ему нужно собираться, если он, конечно, не хочет замучить ожиданием старого друга.


– Хорошо вчера посидели! Ты меня слушаешь, Бритт?

– Бывало и лучше.

Он осмотрел зал. Задержал взгляд на высокой шатенке. Всего на мгновение. Егор не мог позволить, чтобы кто-то заметил это. Небрежно забросил мяч в кольцо.

– Да уж!

Гриб громко расхохотался, совершенно не беспокоясь о том, что его слышит преподаватель физкультуры. Тот лишь покачал головой в ответ на подобное нахальство. Но Кешке, как, впрочем, и ему, было наплевать. Только на них двоих держалась сборная университета по баскетболу.

Симпатичная рыжеволосая девчонка – он забыл ее имя – принесла ему мяч и кокетливо спросила:

– Ты сегодня не занят? Может, сходим в «Хлопушку»?

Точно! Они кутили с ней в баре в прошлые выходные. Неплохо повеселились. Может, повторить?

– А кто еще пойдет, э…?

– Света. Я думала, может, Кеша…

– Не, ребятки, я пас! – Гриб лениво забросил в сетку очередной мяч и оперся рукой о его плечо. – У меня домашнее собрание. Предки приказали быть обязательно.

Глаза Светы с мольбой во взгляде остановились на Егоре.

– Ладно. Подгребай к восьми.

Девушка так обрадовалась, что Егор даже пожалел глупышку – и тут же забыл о ней.

– Ну, ты и жеребец, Бритт. Вчера одна, то есть… Сколько их там было? Не важно. Сегодня другая.

– Кто бы говорил.

– И то, правда.


– Мамочка, у нас проблемы!

Переобуваясь в домашние тапочки, Сима присела на диванчик в прихожей огромной квартиры. Она поцеловала подбежавшую дочь, обратив внимание на серьезное выражение маленького в зеленые крапинки личика.

– Что случилось, котенок?

– У Маняши ветрянка.

Кукла! Конечно. Как она сразу не догадалась?

– Ты ее лечишь?

– А как же? Но она такая непослушная!

Сима поправила цветные заколки на темных, мягких волосиках дочери и прижала ее к себе.

Она оказалась по-настоящему озабоченной мамашей. Юленька стала для нее всем. Существовала реальная опасность, что милое дитя вырастет капризным, эгоистичным существом. Его родители наперегонки баловали ее. И лишь присутствие в их доме Таисии Михайловны немного успокаивало Серафиму.

Эта женщина когда-то воспитывала ее саму. Строго и бескомпромиссно. Хотя муж поговаривал о приходящей няне, Сима настояла на том, чтобы пожилая женщина жила у них, хотя бы до тех пор, пока Юля не окончит начальную школу. Она ни разу не пожалела о своем решении. Ее дочь попала в надежные руки.

– Котенок, ты должна показывать ей пример. Маняша еще маленькая.

Девочка некоторое время задумчиво теребила куклу в руках.

– Ты права, мамочка. Пойду, покормлю ее. Таисия Михайловна испекла пирог с яблоками.

– Беги, милая. Маняше нужно хорошо питаться.

Проследив взглядом за Юлей, она достала из сумочки мобильный телефон и позвонила в офис издательства. Поговорив несколько минут с Феликсом, своим секретарем, и сообщив о намерении провести остаток дня дома, с ребенком, Сима вошла в спальню и принялась раздеваться.

Егор. Почему именно сегодня?

Она знала, что Бриттов давно живет в другом городе. Лучше бы на другой планете.

Сообщить мужу или промолчать? А если он узнает? Еще подумает, что у нее появились тайны. Выйдя замуж, Сима пообещала себе, что не станет ничего от него скрывать. Во всяком случае, главного.

Нужно сказать. Сегодня? Завтра?

* * *

– Бритт, дружище, рад тебе! Круто выглядишь! Какими судьбами?

– Бизнес. Я тоже рад, Иннокентий.

– К черту официоз! Проходи, садись.

Бриттов устроился в кресле возле рабочего стола. Кажется, Грибов искренне радуется встрече. Сомнения на мгновение промелькнули в сознании Егора. Поздно. Он уже сделал это.

– Выпьешь чего-нибудь?

– Пожалуй, нет.

– Как хочешь. Видел кого-нибудь из наших?

Перед мысленным взором мелькнула серебряная брошь с аметистами и серьезные серые глаза.

– Нет.

– Ну, рассказывай. Что нового? Женился?

– Ты же сам говорил – женитьба не для таких, как я. Что касается новостей… Прикупил акций. Деревообрабатывающей компании. Твоей. Симакова. А теперь и моей.

– Как… – Грибов откинулся на спинку кресла и нервным движением ослабил узел галстука. – Сколько?

– Десять процентов.

Кажется, Кеша вздохнул с облегчением. Во всяком случае, уголок его рта перестал дергаться.

– Не слишком много.

– Понятно, что это не контрольный пакет. Да и к чему мне это? Мы же друзья?

– Да, конечно. Тогда зачем купил?

– Захотелось бывать здесь чаще. Заседания Совета директоров – не такой плохой повод.

– Но почему моей? Не нашлось других компаний?

– Встречный вопрос: почему нет?

Иннокентий некоторое время молча смотрел на письменный набор из обсидиана, затем улыбнулся.

– Это все от неожиданности. Я рад, что мы теперь будем видеться чаще. Какие у тебя планы? Может, поужинаем вместе?

– На ужин у меня «Аквитанская львица». Приглашаю. Вместе с женой. Вся центральная ложа – наша.

– Принято.

Они поднялись и пожали друг другу руки.

– Начало в семь.

Глава 3

Дом встретил его детским смехом. В гостиной красавица-жена с шарфом на глазах ловила хохочущую дочь.

Иннокентий поймал себя на том, что улыбается, на несколько мгновений избавившись от тревоги. Минуты две наслаждался милой домашней картинкой, затем поставил яркий сверток на кресло у входа, прижал палец к губам, призывая обернувшуюся Юлю молчать, и направился к Серафиме.

Она обхватила его за талию, застыла в недоумении, затем сняла шарф и пригладила растрепавшиеся волосы. Ему захотелось вновь устроить на ее голове беспорядок, но Сима вряд ли поняла бы его.

Иногда ему казалось, что жена просыпается раньше него лишь для того, чтобы успеть привести себя в должный вид. Она никогда не носила домашний халат. Вот и сейчас на ней было очаровательное платье.

Когда-то тесть обещал Иннокентию идеальную жену. Он ее получил. Только дурак не оценил бы такой подарок.

– Я не слышала, как ты вошел. – Сима коснулась губами его щеки. – Не знала, чем еще занять Юлю. Ты же знаешь, она капризничает, когда болеет. Который час?

– Шесть, – Кеша притянул жену к себе и уткнулся лицом в длинную шею. Его окутал легкий цветочный аромат. – Новые духи?

– Это Юлина туалетная вода. Она у нас настоящая барышня.

– Да.

И он любит ее всем сердцем.

Сима склонила к нему голову и потерлась о щеку. Господи, как ему нравились эти редкие минуты настоящей близости. Он вздохнул и нежно поцеловал жену в губы, затем присел перед дочерью, нетерпеливо постукивающей ножкой.

– Котенок, у тебя отличный вкус.

– Я знаю. Но мы так весело играли, а ты все испортил.

Юля надула губки и стала похожа на недовольную маленькую принцессу. А еще больше на свою маму. Он прижал к себе маленькое тельце и громко прошептал на ухо:

– Может, ты меня все же простишь? В кресле перед дверью тебя ждет сюрприз.

Серебристые глаза сверкнули восторгом.

– Уже простила. Что там?

– Надеюсь, тебе понравится. Пойди, примерь.

Юля чинно взяла яркий пакет, а затем помчалась в свою комнату с криком:

– Таисия Михайловна, пойдемте надевать сюрприз!

Иннокентий поднялся и направился к окну. Оттягивать разговор больше нельзя. Но как сказать?

– Что-то случилось?

Сима подошла к нему, положила руку на грудь, заглянула в глаза.

– Ничего страшного. Не беспокойся, – и как можно равнодушнее продолжил, – Бриттов приехал. Заходил сегодня в офис.

– В гости?

Он всегда завидовал ее выдержке. Будто и не было той старой истории. Прекрасное лицо даже не дрогнуло. Серые глаза смотрели с интересом, но не более. Ему бы так.

– Он купил десять процентов акций нашей компании и теперь входит в Совет директоров.

– Это странно, но не катастрофично. Контрольный пакет у нас. Ведь так?

Этот чертов контрольный пакет!

– Да, он в нашей семье.

– Значит, все в порядке?

Пытливый взгляд проникал в душу. Эта женщина видела его насквозь. Может, именно поэтому он иногда предпринимал попытки что-то скрыть от нее – в качестве эксперимента.

– Ты права.

– Тогда почему ты нервничаешь?

Голос жены звучал нежно и участливо. Он прижал ее голову к своей груди и закрыл глаза.

– Тебе показалось, дорогая.

– Возможно.

Иннокентий взглянул на напольные часы.

– И еще…

Сима подняла голову.

Согласится ли она? Он колебался.

Возможно, не стоит ничего говорить? Соврет Бритту, что она заболела или еще что-то подобное. Нельзя. Егор, наверное, поселится в городе. Он может снова пригласить их куда-нибудь. В ресторан, к примеру. И что тогда? Опять лгать?

Иннокентий слегка отстранил жену и достал из внутреннего кармана пиджака бархатную коробочку.

– Тебе.

– Балуешь, – покачала головой Серафима.

Он наблюдал, как она любуется сапфирами и бриллиантами в причудливом переплетении золота. Сдержанная улыбка мелькнула на ее губах. Все как всегда, но он был согласен и на это.

Прикоснувшись мягкими губами к его подбородку, жена устремилась к ближайшему зеркалу.

– Они будто созданы под новое вечернее платье. Спасибо.

Серьги обошлись Кеше в кругленькую сумму, но он не экономил на своих женщинах.

Он повернул Симу к себе и крепко, собственнически прижался к ее губам.

– Сегодня у тебя будет возможность покрасоваться в них. Мы идем в театр.


– Как прошло домашнее собрание?

– Ничего интересного. Все, как всегда. – Гриб лениво ударял баскетбольным мячом по полу спортзала, чередуя руки. – А ты как? Оторвался по полной? Как там… Света, кажется? Не подвела?

– Еще одна девчонка, только и всего.

– Послушай, Егор, тебе когда-нибудь отказывала женщина? Хотя бы одна?

Что-то странное прозвучало в голосе Гриба, но не в привычках Бритта лезть мужику в душу.

– Не помню. Какая разница?

– Я знаю одну, которая тебе не по зубам.

Он ненавидел эти мальчишеские подначки.

– Пусть живет и радуется. Без меня.

– Не хочешь даже попробовать? – Гриб стоял перед ним и, прищурившись, смотрел в глаза. Губы кривились в насмешке. – Ну же, давай!

– Что на тебя нашло? Не хочу я.

– Боишься. Я тебя понимаю. Такие в упор не видят обычных парней. Им богатеньких мальчиков подавай.

Черт, знает, как ударить по больному месту.

– Допустим, я согласился. Тебе – то какая от этого радость?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное