София Чайка.

Нет тебя важнее



скачать книгу бесплатно

Пролог

Сеня заправила за ухо выбившуюся из косы прядь волос. Подняла голову к небу. Там, собравшись косяком над высотками, улетали в теплые края журавли – до лучших времен.

Ей тоже хотелось куда-нибудь отправиться, хотя бы к бабушке, но отец строго-настрого приказал быть дома не позже трех пополудни. Их класс отпустили с последнего урока – учительница географии заболела, однако Сеня не торопилась. Бросив школьный рюкзак на скамью у подъезда, решила дожидаться назначенного времени на улице – подальше от суеты, перевернувшей с ног на голову их квартиру. Да и видеть светящимся от радости отца она не могла.

Со дня смерти мамы прошел только год, а он уже нашел себе другую женщину. Сегодня эта особа усядется за стол, накрытый скатертью, вышитой мамиными руками, станет накладывать еду на тарелки, подаренные бабушкой на свадьбу родителей, а главное – примется претендовать на внимание отца.

В свои двенадцать Сеня понимала: рано или поздно папа все равно женится. Мужчине нужна женщина. Однако девочка не ожидала, что это случится настолько быстро, во всяком случае, для нее. Исправить сложившуюся ситуацию Сеня, к сожалению, не могла.

Посмотрела на дверь. Вздохнула. Ужасно не хотелось встречаться с незнакомкой, но она обещала.

«Пять минут посижу, и все».

Стукнула дверь. Из подъезда вышел долговязый светловолосый парень. Устроившись рядом с Сеней, достал из кармана кожаной куртки пачку «Camel», протянул ей.

– Будешь?

– Нет. Спасибо.

– Как хочешь. Я закурю?

Сеня пожала плечами, однако тайком наблюдала, как жесткие губы сжали сигарету в уголке рта, в длинных пальцах щелкнула зажигалка, а затем пронзительные серые глаза скользнули по ее лицу.

Смутившись, девочка отвернулась. Возможно, ей следовало уйти, но почему-то совсем не хотелось нарушать мирное молчание, воцарившееся между ней и незнакомцем.

– Ксюша, а мы тебя заждались.

Отец вышел, чтобы встретить ее. Наверное, заметил из окна пятого этажа. Подошел к скамье и встал перед ней – еще молодой мужчина, седина лишь тронула виски. Теперь другая женская рука станет ерошить темные блестящие волосы.

Сеня снова вспомнила маму, но заставила себя сдержать слезы. Она никогда не плакала в присутствии отца.

– Не заметила, как пролетело время.

Отец кивнул, принимая ответ.

– Смотрю, вы уже познакомились.

Сеня взглянула на соседа.

«Познакомились?»

– Нет еще, – тихо выговорил парень, затушил сигарету о бордюр и выбросил в урну. Представился: – Сергей.

Сеня потрясенно смотрела на него, еще не до конца осознав истину, но уже догадываясь о многом.

– Пап, он тоже будет жить с нами?

Год спустя…

– Так мы едем или нет? – поинтересовалась Сеня, заглядывая в спальню. Отец утюжил белую рубашку. На неуклюжие движения без жалости смотреть девочка не могла. Зина, новая папина жена, уже давно не баловала мужа такими мелочами, как стирка, глажка и порой даже готовка. – Давай, помогу.

Отец с видимым удовольствием уступил дочери место, а сам сел на кровать, наблюдая.

– Ксюша, почему в черный?

* * *

Она выкрасила в аспидный цвет свои толстые косы.

Назло Зине. В те редкие мгновения, когда мачеха обращала на нее внимание, ехидная женщина каждый раз находила какие-то недостатки. Громко вздыхала, закатывала глаза и начинала воспитывать Сеню, а если попросту – пилить. Толстая, прыщавая, косноязычная – обычные эпитеты, адресованные ей, но и это далеко не полный список. Слишком многое не нравилось стерве под личиной очаровашки, что она и высказывала с видимым удовольствием.

Однажды Зина заглянула в комнату падчерицы в тот момент, когда та заплетала волосы. Поджала губы, словно съела что-то кислое.

– Косицы давно не в моде. Цвет ничего, но форма! Давно пора посетить стилиста, детка. Возможно, хоть ему удастся что-то сделать с твоей внешностью.

Сеня терпеть не могла лживо-сочувствующий взгляд мачехи.

– Идите вы… туда сами.

Лишь на миг в голубых глазах мачехи вспыхнула ненависть, но Сеня успела заметить. Взаимное чувство.

– Неблагодарная девчонка. Я все расскажу отцу, и он тебя заставит.

Сеня промолчала, а Зина выплыла из комнаты с оскорбленным, величественным видом.

Разговор состоялся позавчера. До сегодняшнего дня отец не поднимал эту тему, но девочка не сомневалась, что мачеха ему пожаловалась.

Вечером после неприятного события в ее комнату зашел Сергей – редкое событие, уселся на стул у стола и закурил. Сеня открыла форточку, чтобы сигаретный дым не задерживался в маленьком помещении. Зина никому не разрешала курить в квартире, и этот маленький протест со стороны ее сына странным образом объединял Сеню и Сергея.

– Мать сердится. Говорит, что ты ее послала.

– Угу. К парикмахеру.

– Это не считается.

– Кому говорит?

– Михаилу.

– Понятно.

– Острижешь?

– Нет, не дамся. Только под наркозом.

Сергей поднялся, выбросил окурок в окно, подошел к ней и приподнял одну косу. Какое-то время рассматривал, словно диковинку. Сеня смущенно потупилась, но не сдвинулась с места.

– Красивые.

Юноша вышел, а Сеня так и осталась сидеть, заворожено глядя на дверь.

Они никогда не ссорились. Наверное, потому, что почти не разговаривали. Сергей Гладун жил своей жизнью, а она – своей, хотя и в общей квартире. Однако их сосуществование оказалось значительно лучшим, чем Сеня ожидала год назад.

* * *

Почему отец обратил внимание на ее волосы только сегодня? Заметил раньше, но не хотел это обсуждать?

Как бы там ни было, Сеня не стала интересоваться, понравился ли ему эксперимент. Они больше не разговаривали по душам, как раньше.

И вдруг:

– Ксюша, почему в черный?

– Захотелось. Так мы едем на кладбище или нет? Сегодня – два года со дня маминой смерти.

Отец отвернулся к окну.

– Сегодня не получится. Мы с Зиной идем в ресторан на юбилей ее подруги.

«Мачеха. Ну конечно, куда же без нее!»

– Так мы быстро – туда и обратно!

– Уже не успеем. Нужно подарок купить. Мать хочет, чтобы мы вместе выбирали.

Ее отец стал подкаблучником. Слабым, буквально за год постаревшим подкаблучником!

– Могли вчера купить.

Ей хотелось кричать, но она не могла – только не в такой день. Мама так сильно его любила!

Как же достучаться до отца, как вернуть прежнего папочку?

– Не могли. Зина только сегодня узнала. Извини. Поедем в другой день.

Сеня не сомневалась, что мачеха узнала обо всем заранее, но не сказала. Специально.

Смяв выглаженную рубашку, девочка бросила ее на кровать.

– Маме важно сегодня. А эта мне – не мать.

Через три года…

Ее одноклассницы давно вытянулись и похорошели, а Сеня в свои шестнадцать все еще выглядела пышечкой с округлыми детскими щечками и ямочками на коленках. Ухажеры обходили ее стороной, а Зина обожала напоминать об этом – наедине и в присутствии гостей. В последнем случае – с особым удовольствием.

Сеня упорно делала вид, что ей безразличны бесконечные намеки мачехи, однако невнимание парней потихоньку начало задевать девичье самолюбие. Ее юбки становились все короче, а количество краски на лице увеличивалось в геометрической прогрессии. Это не помогало привлечь к себе внимание, но Сеня продолжала экспериментировать с длиной.

Однажды, возвращаясь из школы, Сеня замечталась и не сразу заметила, что на скамейке у нужного подъезда устроилась группа матерящихся соседских парней. Тотчас захотелось скрыться, переждать в другом месте, пока они уйдут. Раньше сорвиголовы тусовались ближе к магазину и у гаражей. Обычно девочка обходила ребят десятой дорогой. Сегодня не повезло.

Что делать? Развернуться и убежать? И вызвать ненужные разговоры, смех или еще хуже – желание догнать?

Стоило ей подойти ближе, как поглощавшая пиво компания загоготала, разглядывая Сеню, словно забавную или уродливую зверушку. Девочка напряглась и ускорила шаг, желая проскочить мимо как можно быстрее. Стоило ей поравняться со скамьей, как смех резко прервался. Удивленная Сеня бросила невольный взгляд в сторону подвыпившей компании.

Главарь дворовой банды Мирон – угрюмый юноша с татуировками на руках и шее, резво соскочил со спинки скамьи на землю. Ловким, почти неуловимым движением схватил Сеню за руку и потащил к подъезду. Девочка понимала, что нужно кричать, звать на помощь, но звуки застревали в горле. Она могла лишь молча упираться каблуками в асфальт, пытаясь свободной рукой разжать жесткие пальцы. Не помогло.

Они неумолимо приближались к двери, но мысль, что впереди ее подъезд, не успокаивала. Неизвестно, сколько пройдет времени, пока кто-то пройдет мимо или просто выглянет, услышав крик. До конца рабочего времени оставалось несколько часов. Во всяком случае, ее квартира точно пустовала.

Мирон легко отцепил девичьи пальцы от дверной рамы, вталкивая Сеню глубже – в темноту коридора. Больно прижал спиной к почтовым ящикам. Лишь почувствовав грубую руку под юбкой, Сеня сумела завопить. Ее крик заглушила ладонь, а затем губы, прошипевшие над ухом: «Еще раз заорешь – убью».

Сеня боролась молча, но тяжелое тело не давало возможности пошевелиться. Тогда девушка попыталась согнуть в коленке ногу – как советовали в книге по самообороне для женщин, но Мирон наступил на розовые кеды, лишая надежды. Хрюкая, он мял Сенины ягодицы, а та боялась думать, что будет дальше.

Казалось, время тянется бесконечно. В тот миг, когда она почувствовала, что неумолимая рука пробралась между ног, и подумала, что вот-вот потеряет сознание от страха и унижения, насильник не только отпустил ее, но и вывалился на улицу, скатившись по бетонным ступенькам.

Дрожа, моргая от непролитых слез, еще не понимая, что произошло, девочка медленно сползла на пол. Спаситель склонился над ней, что-то спрашивая, но Сеня продолжала смотреть в свободный проем двери, всхлипывая и икая.

Ее подняли на руки и понесли вверх по ступенькам. Она уткнулась лицом в широкое плечо, узнавая запах сигарет.

«Сергей».

Он поставил Сеню на резиновый коврик, поддерживая, и открывая дверь. Снова поднял на руки и занес прямо в ее комнату, усадил на кровать. Устроился перед девочкой на корточках. Обхватил холодные ладошки, согревая. Спросил:

– Ты как?

– Платок, – попросила она, смаргивая катящиеся градом слезы.

Сергей порылся в карманах, не нашел там желаемого и подал край покрывала.

– Поплачь, – сказал тихо, а затем долго молчал, наблюдая, как Сеня всхлипывает и вытирает лицо. – Этот… Он ничего тебе не сделал? Ну, ты понимаешь.

Мирон сделал ей больно, угрожал, оскорбил одним намерением, но…

Сеня отрицательно покачала головой и высморкалась.

– Не… Не успел.

– Значит, я могу оставить ему его поганую жизнь?

Ей хотелось, чтобы Мирону было так же плохо, как и ей, даже хуже. Но смерть? Этого Сеня не желала никому.

– Не нужно его… убивать.

– Договорились.

Сергей сел рядом, прижал к себе, баюкая. Девочка попросила:

– Не говори ничего папе. И Зине.

– Не буду.

– Спасибо, – прошептала Сеня, чувствуя себя разбитой и неимоверно уставшей.

– Не благодари. Не нужно. Я – твой брат. Почти.

Она уснула на его коленях.

С тех пор Мирон обходил ее стороной. Сеня подозревала, что Сергей приложил к этому руку.

А через месяц он ушел в армию.

Зина плакала и причитала, что ему уже двадцать, и он должен закончить институт. На короткое мгновение Сеня даже пожалела мачеху. Когда мольбы не помогли, женщина начала орать на сына и обвинять в том, что именно из-за него вышла замуж за черт те что. Ведь приходилось платить за его учебу, а денег не хватало.

Сергей молча собрал рюкзак и направился к двери. На пороге оглянулся, задержал взгляд на Сене, молча прощаясь и удерживая на расстоянии из-за матери. Для защиты Сени. В очередной раз.

Девочка едва сдержала слезы. За несколько лет этот парень стал ей по-настоящему дорог. Сеня так и не узнала, почему Сергей бросил институт.

А «черт те что» в это время сидел в кухне и напивался. Тоже молча.

Прошел год…

Мачеха давно бросила отца – сразу после того, как из дома ушел Сергей. Обозвала мужа алкоголиком и стукнула дверью, забрав из квартиры все самые ценные вещи. Брошенный муж почти не расставался с бутылкой. Сеня не помнила, когда в последний раз видела его трезвым. Он даже не пришел на ее выпускной бал, уведомив, что у него – траур: Михаила Ершова уволили с любимой работы. Специалист по интегральным схемам, именуемым чипами, превратился в пьяницу.

Он пропил все, что не забрала с собой Зина. Сеня боролась с его недугом, как умела – умоляла, угрожала, уговаривала лечиться. Все зря. Тогда она пообещала, что уйдет, и больше не вернется, если отец не перестанет напиваться. В ответ тот достал из-за почти пустого шкафа очередную бутылку.

Сеня разбила копилку, собрала свои нехитрые пожитки и покинула родной дом.

Глава 1

– Что вы умеете? Расскажите подробнее.

– Там все написано.

Лысеющий юркий мужчина с изборожденным крупными морщинами лицом уставился в папку с единственным листом бумаги.

– Посмотрим. Родился… Учился… Почему не женились?

Маленькие, слегка раскосые глаза впились в лицо.

– Некогда было.

– Понятно. Спецназ. Ирак. Девятый дан в дзюдо. Красный пояс?

– Да.

– Мастер спорта по плаванью. Владеете всеми видами стрелкового оружия, – прокомментировал написанное мужчина и отложил папку в сторону, недоверчиво уставился на Сергея. – Все это – правда? – Постучал кривым пальцем по фирменному бланку охранного агентства «Гарантия», оказывающего услуги, мягко формулируя, обеспеченным клиентам. – Вам – только двадцать шесть.

– Так точно.

– Чересчур лаконичные ответы, согласитесь. Может, сообщите хоть какие-то подробности?

– Насколько мне известно, вы искали охранника, а не пресс-секретаря.

– Что же, все верно. Возможно, есть нечто, что ваше руководство забыло упомянуть?

– Боевой гопак.

– Интересно, но вряд ли пригодится. Хотя, я бы с удовольствием понаблюдал.

– При случае.

– Непременно, – согласился мужчина и поднялся с кресла. Собеседник доставал Сергею лишь до плеча, но, несмотря на маленький рост, казался опасным. Что-то напрягало в его манере двигаться, внезапных движениях, прищуре глаз. – Где вы храните коллекцию ножей?

Это тоже не указывалось в справке из агентства. Значит, наниматели не поленились, и самостоятельно собрали о нем информацию.

– У себя дома.

Мужчина кивнул. Наверное, его люди уже проверили указанную в досье квартиру. Интересно, что еще им удалось узнать?

– В общем и целом вы нам подходите. Осталось выяснить единственное: почему мы должны взять на эту работу именно вас? Вы еще очень молоды – самый юный из всех кандидатов.

Сергей знал, что остальные претенденты гораздо старше, однако не сомневался, что именно в его умениях здесь нуждаются. Досье составляли с учетом необходимых требований, и он соответствовал каждому.

– Вы искали самого лучшего.

Подобие улыбки мелькнуло на лице тщедушного человечка в темном костюме.

– Свое решение мы сообщим вам завтра. До встречи.

Неспешной, уверенной походкой Сергей покинул огромный особняк на берегу моря. Садясь в темно-синий «БМВ», посмотрел на небо.

«Вечером пойдет дождь».

Его должны взять на эту работу. Он сделал для этого все возможное.

* * *

– Крис, дорогая!

Она обернулась и подарила подошедшему мужчине улыбку. Тот припал горячими губами к ее рукам, коснулся поцелуем щеки.

– Рада тебе. Спасибо, что пришел, Тигран.

Она тоже поцеловала его, ладонью стерла со щеки помаду.

– Твоя первая большая выставка. Разве я мог проигнорировать такое событие? – Мужчина склонил голову, и остальное прошептал на ухо: – Где ты пряталась так долго? Соскучился просто ужасно.

Слегка смущаясь, Сеня тоже снизила тон.

– Я тоже. Виноват администратор, которого ты нанял. Упрямец едва не довел меня до истерики постоянными перестановками.

Тигран расхохотался, привлекая внимание посетителей. Девушка невольно залюбовалась красивым смуглым лицом и лукавинкой в карих глазах.

Они знали друг друга уже два года. Познакомил их Давид Датоян – ее муж. Прошел год, как тот умер, а перед этим долго болел. В тяжелые для Сени дни Тигран взял на себя всю подготовку похорон. Она рыдала у него на груди, а он помогал, чем мог. Кстати, мог этот мужчина, как оказалось, многое.

Спустя полгода Тигран начал наведываться к ней в гости. Между ними завязались дружеские отношения. Лишь тогда она поняла, насколько он богат. Его особняк у Черного моря выглядел не хуже вилл знаменитостей, расположенных на юге Франции. Сеня приезжала в гости крайне редко. Фактически навещала Тиграна только два раза – ради экскурсии и в день его рождения. Среди выставленного напоказ великолепия девушка терялась. Казалось, что она совсем не вписывается в окружавшую домочадцев и гостей роскошь.

Сеня упорно игнорировала приемы для богатых и знаменитых, на которые Тигран регулярно ее приглашал. А еще отказалась от посещения Мариинского театра и «Ла Скала», куда предстояло отправиться чартерным рейсом. Однако, переступив через гордость, девушка согласилась на помощь Тиграна в организации выставки. Это событие они планировали еще вместе с Давидом. Сеня обещала мужу быть практичной.

Раз за разом проверяя целостность хрупких работ, девушка очень волновалась. Все гадала, понравится ли выставка. Венецианское и хевронское стекло, украшенное ее живописью, стоило немало.

Бессонная ночь перед открытием не прошла для Сени без последствий. Утром ей пришлось прятать синяки под глазами с помощью тонального крема. В ход пошли даже губная помада и тушь, лишь недавно появившиеся в ее косметичке. Собственно, как и сама косметичка. Девушка не хотела смотреться рядом с красивым мужчиной бледной тенью.

Женщины Тиграна. Они кружили вокруг него, как вороны, приманивая красотой, родословной или тем и другим, вместе взятыми. Сеня знала троих из многих, и даже одно время общалась с ними. Ни одна из них так и не стала женой Тиграна. Тридцатилетний богач оставался завидным холостяком.

Сеня едва не онемела, когда месяц назад он предложил ей замужество. По его словам, мужчина специально выжидал положенный для траура год. Потрясенная девушка не знала, что и думать, и уж тем более – отвечать.

Лишь недавно избавившаяся от лишних килограммов, хотя и не по своей воле, она не считала себя выдающейся красавицей. Растерянная и смущенная, отказала Тиграну, но тот не согласился с ее решением, периодически напоминая о себе небольшими, но милыми подарками. Он уже знал, что ничего дорогостоящего она не примет.

Сеня и сама не понимала, почему не соглашалась на выгодное во всех отношениях замужество. Что-то на подсознательном уровне, какой-то внутренний тормоз удерживал ее от семимильного шага в новую, обеспеченную жизнь. Возможно, она просто не готова в очередной раз что-то изменить, и ей необходимо время, чтобы свыкнуться с мыслью о новом браке? Кто знает?

– Расслабься, – теплая ладонь согрела ей спину. – Сюда идут газетчики. Скажи им парочку приятных слов, а я постою в сторонке. Не люблю фотографироваться.

Поймав мужскую ладонь, Сеня поинтересовалась:

– Еще поговорим?

– Завтра увидимся. Я пришлю машину. Карина мечтает с тобой познакомиться.

* * *

Сергей ожидал хозяина особняка на террасе, по привычке оценивая обстановку, изучая детали интерьера, расположение окон и дверей, направление вымощенных дорожек, со стороны веранды ступенями спускающихся к морю, а также количество подъездов к территории, видимых с его наблюдательного пункта. Делал это спокойно и сосредоточенно, и уже нашел несколько прорех в системе безопасности. Сергей планировал поделиться соображениями с нанимателем и ответственным за общую охрану. Боковым зрением заметил, как в комнате мелькнула безволосая голова Рушана[1]1
  Рушан – турецкое имя, от ruh – «со светлой душой, прозрачный в помыслах».


[Закрыть]
, и мысленно усмехнулся. «Действительно, блестящий».

Ему позвонили этим утром и пригласили для знакомства с объектом охраны. Он досконально изучил бумаги, предоставленные организацией, на которую работал, но по опыту знал, что в жизни все выглядит немного иначе, сложнее. Однако, работа есть работа, и Сергей привык делать ее на совесть. Благодаря не только своим многочисленным навыкам, но и способности приспосабливаться и анализировать, именно его считали одним из лучших в своем деле. Умение реально оценить обстановку и без надобности не лезть на рожон не раз спасали жизнь не только подопечным, но и самому Сергею.

Он достал из кармана брюк платок и промокнул лоб.

– Сегодня – особенно жарко. Хотите чего-нибудь выпить? – Сергей обернулся на голос. Темноволосый мужчина легкой походкой вышел на веранду и, приветствуя, протянул ему руку. Представился: – Тигран Малеев.

– Сергей. Лимонад, если не трудно.

Он пожал протянутую руку и ощутил силу, неожиданную в худощавом мужчине.

Малеев кивнул прислуге и пригласил Сергея сесть в одно из плетеных кресел возле круглого столика. Они молчали, пока перед ними ставили графин с лимонадом и два стакана, тотчас запотевшие от налитого холодного напитка.

Тигран подождал, пока Сергей сделает несколько глотков. Заговорил негромко, но строго.

– К вам можно обращаться по имени? Так удобнее. Мы почти одного возраста. Зовите меня Тиграном.

– Договорились.

– Рушан предупредил, что вы немногословны.

– Это – недостаток?

– Не в нашем случае. Должен предупредить, что ваша подопечная на слова не скупится. – Сергей улыбнулся, но промолчал, а Тигран тем временем продолжил: – Девочка учится в Великобритании. Приехала домой на каникулы. Ваши услуги понадобятся приблизительно на два месяца. Разве что Карина захочет уехать раньше. Но это вряд ли. Она не слишком любит английский климат. Ей – восемнадцать. Вы работали с девушками такого возраста?

– Нет. Но с двадцатилетними приходилось. Думаю, разница не слишком большая.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное