Софи Джордан.

Запретные желания



скачать книгу бесплатно

© Sharie Kohler, 2016

© Chris Cocozza, обложка, 2017

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2017

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2017


Это вымышленная история. Имена, персонажи и события – плод писательского воображения или использованы в творческих целях. Любое сходство с реальными событиями, местами и лицами, как живыми, так и покойными, является случайным.

* * *

Посвящается Стейси Кейд, которая отвечает на все адресованные мне звонки и благодаря которой все становится на свои места…



Глава 1

Ее ожидания полностью подтвердились: это здание действительно внушало страх. Стены массивного трехэтажного строения были бесцветно-бежевыми. Не успела эта мысль прийти ей в голову, как Брайар поняла: слово «бежевый» исключает слово «бесцветный». Б?льшая часть ее гардероба была бежевого цвета. Бежевые туфли. Бежевые брюки. Возможно, она одевалась старомодно, но это было именно так. Сейчас, когда Брайар смотрела на это здание сквозь стекло автомобиля, ей казалось, что солнечные лучи не могут проникнуть за электрифицированное ограждение, отороченное кольцами колючей проволоки, и проскользнуть мимо угрюмых сторожевых вышек с вооруженными охранниками. Возле этих стен заканчивалась жизнь. По спине Брайар пробежал холодок, когда она вспомнила о том, что ей придется туда войти.

Они подъехали к воротам и остановились у проходной. Доктор Уокер поговорил с дежурным охранником и вручил ему документы. Тот тщательно изучил их и спустя несколько секунд поднял глаза, скрытые за сверкающими стеклами очков. Брайар попыталась ему улыбнуться, но от изучающего взгляда и бесстрастного выражения лица охранника ей стало не по себе.

В блестящих стеклах его очков она увидела собственное отражение. Свои непокорные волосы девушка, как обычно, собрала в хвостик и, по крайней мере на первый взгляд, выглядела вполне профессионально. Увидеть ее вьющуюся шевелюру можно было только сзади.

Охранник вернул документы.

– Доктор Уокер, мисс Дэвис, следуйте по указателям к административному зданию.

– Спасибо.

Доктор Уокер дружелюбно помахал охраннику рукой и поехал дальше по извилистой дороге, как будто они отправлялись на загородную прогулку, а не приближались к тюрьме строгого режима. Лорел сказала Брайар, что она сошла с ума, согласившись на это предложение, и та уже начинала думать, что, возможно, ее сестра права.

– Брайар, ты уверена, что хочешь это сделать?

Услышав вопрос, девушка моргнула и оторвала взгляд от тюремного здания с маленькими окошками, напоминающими множество темных пустых глаз. Доктор Уокер смотрел на нее с пониманием.

– Да, конечно.

Он снисходительно улыбнулся, и Брайар почувствовала себя ребенком, которого только что уличили во лжи. Он знал, что она сказала неправду, но почему-то предпочел промолчать об этом.

Вероятно, доктор Уокер просто был рад тому, что она приехала с ним сюда. В конце концов, Брайар была единственной из медсестер, кто откликнулся на его просьбу о помощи.

Доктор Уокер припарковался на стоянке для сотрудников, и они вышли из машины, окунувшись в испепеляющую жару. Он нажал кнопку на брелоке, и «БМВ» прерывисто загудел у них за спиной.

Войдя в тюрьму, они остановились у очередной проходной перед двумя охранниками, снова предъявили документы, и доктор Уокер расписался в журнале. Зажужжав, скользнула в сторону дверь. За ней их уже ожидал краснолицый надзиратель.

– Добро пожаловать в исправительное учреждение «Девилс Рок», – сказал он, сунув большие пальцы за тяжелый ремень униформы. – Я офицер Ренфроу.

Мужчина был в хорошей физической форме, его широкая грудная клетка сужалась к стройной талии. Его вид заставил Брайар приободриться. Она почувствовала себя еще увереннее, взглянув на ключи, рацию, наручники, дубинку и пистолет, прикрепленные к его ремню. Похоже, Ренфроу был готов к любым неожиданностям. «В отличие от меня», – подумала Брайар и попыталась сглотнуть комок, прочно обосновавшийся у нее в горле.

– Я провожу вас на МСП – на медико-санитарный пункт, – пояснил он, увидев вопрос в ее глазах, и сделал знак следовать за ним.

Доктор Уокер зашагал за офицером, стуча по бетонному полу каблуками модельных туфель. Обутая в теннисные туфли Брайар, ступая беззвучно, замыкала шествие.

Для поездки в тюрьму она выбрала фиолетовую униформу, которая показалась ей наиболее бесформенной. Б?льшая часть ее костюмов были розовыми или в цветочек. Не то чтобы Брайар могла похвастаться телом сирены, но это место кишело опасными мужчинами, которые редко видели представительниц слабого пола. Разумнее будет не подчеркивать свою женственность. Во всяком случае, девушка так считала.

Они миновали еще две жужжащие двери. Брайар озиралась по сторонам. Из каждого угла на них смотрели камеры видеонаблюдения. Промелькнуло бесстрастное лицо шагающего навстречу охранника… Наконец они остановились у третьей двери. Ренфроу нажал несколько кнопок на панели, и тяжелая стальная дверь отъехала в сторону. Офицер, доктор Уокер и Брайар шагнули в крытый переход, протянувшийся над двором, заполненным заключенными в белой униформе.

Девушка судорожно втянула воздух. Ей показалось, что она находится на съемочной площадке. Вот только эти люди не были актерами. Все происходило по-настоящему.

Она присмотрелась внимательней. Заключенные тренировались, используя для этого примитивные снаряды. Несколько человек играло в баскетбол. Еще двое пинали друг другу футбольный мяч. Некоторые просто слонялись из угла в угол, курили, болтали, собравшись в группы. Сидели. Стояли.

В толпе расхаживали десятки надзирателей. Их коллеги наблюдали за происходящим со смотровых вышек. Трое заключенных сидели на скамье, отбивая ладонями и ногами какой-то ритм. Их голоса разносились по двору. Вокруг них сгрудилось несколько человек, кивающих в такт.

– А вы не боитесь, что они используют гири и прочее оборудование в качестве оружия? – спросил доктор Уокер, остановившись и указывая на площадку со спортивными снарядами.

Офицер Ренфроу посмотрел вниз.

– Это закрытая территория. Сюда впускают ограниченное число заключенных. Начальник тюрьмы считает, что праздность более опасна.

Доктор Уокер кивнул.

– Прогрессивный человек этот ваш начальник.

– Знаете поговорку о безделье, из-за которого дурь в голову лезет?

– Разумеется, – снова кивнул доктор Уокер.

Их присутствие не осталось незамеченным. Даже издалека Брайар чувствовала любопытные взгляды заключенных, смотревших на нее горящими глазами. Заминка длилась всего мгновение, которое показалось ей вечностью. По шее девушки скатывались капли пота и стекали по спине между лопаток. Не было еще и десяти утра, но уже стояла невыносимая жара.

– Вы идете? – раздался голос Ренфроу, заставивший Брайар очнуться.

Она слегка вздрогнула и торопливо зашагала вслед за мужчинами, спеша покинуть переход и снова войти в здание – в благословенную прохладу, создаваемую кондиционерами.

Повернув в коридор, девушка затаила дыхание, с опаской подумав о том, что им предстоит пройти мимо тюремных камер, битком набитых заключенными. Но, к счастью, этого не произошло. Офицер, доктор Уокер и Брайар еще раз повернули и подошли к двери с надписью «МЕДИКО-САНИТАРНЫЙ ПУНКТ». Ренфроу ввел код и открыл ее.

Медпункт оказался просторной комнатой с большими окнами, выходившими на парковку и угол западного крыла тюрьмы.

У двери стоял офицер. Он был немолод, и ему было далеко до подтянутого и бдительного Ренфроу.

– Это офицер Мерфи, – представил его Ренфроу. – Он бывает здесь почти ежедневно. По ночам в медпункте дежурят по очереди другие охранники.

Доктор Уокер и Брайар пожали руку офицеру Мерфи. Девушка покосилась на его большой живот. Этот человек не внушал ей доверия. У Брайар промелькнула мысль о том, что, вероятно, он скоро выйдет на пенсию. Мерфи напомнил девушке ее школьного учителя, преподававшего испанский язык. Во время его уроков ученики целовались на задних партах, а он этого даже не замечал. Хотя, возможно, он и знал об этом, просто не обращал внимания.

Глядя на испещренное угрями лицо офицера, Брайар подумала о мази с антибиотиком, которую мог бы выписать ему доктор Уокер.

Навстречу им шагнул молодой человек, одетый в медицинскую униформу, и протянул руку для приветствия. Он был худощавым, с внимательными темными глазами. Сеточка тонких морщин вокруг них свидетельствовала о том, что он часто смеется. Этот молодой человек чем-то напомнил Брайар ее зятя Калеба, и это мгновенно расположило ее в его пользу, наконец-то позволив расслабиться.

– Я Джосая Мартинес, работаю здесь медбратом. Мы так рады вам обоим! Спасибо, что согласились приехать. – Он выпустил руку доктора Уокера и повернулся к Брайар. – С тех пор как доктор Поллинджер досрочно вышел на пенсию, я завален работой. Одному очень сложно.

– Рады вам помочь, – сказал доктор Уокер. – Мы сможем приезжать всего раз в неделю, до тех пор пока вы не найдете кого-нибудь, кто займет место доктора Поллинджера.

Пока мужчины разговаривали, Брайар осматривала комнату. Здесь было шесть кроватей, компьютерный стол и несколько шкафчиков. На дальней стене висели полки, на них лежали подушки, простыни и прочее. За приоткрытой дверью виднелся туалет. Брайар с облегчением вздохнула. Ей не придется покидать пределы медпункта, до тех пор пока в конце дня охрана не сопроводит ее обратно к выходу. Девушка решила, что обязательно скажет об этом своей сестре Лорел. Возможно, это хоть немного ее успокоит.

– Оставляю вас на попечение Джосаи, – произнес Ренфроу, хлопая медбрата по спине. – Они с Мерфи вам все подробно расскажут. – Он многозначительно посмотрел на каждого. – Договорились? И не забудьте обсудить действия в случае непредвиденной ситуации.

Джосая и Мерфи кивнули. На пороге Ренфроу остановился, как будто внезапно что-то вспомнив.

– Ах да, у начальника тюрьмы сегодня утром совещание, но ему не терпится познакомиться с вами обоими. Так что он заглянет сюда в течение дня.

Как только дверь за Ренфроу закрылась, Мерфи снова плюхнулся на стул у двери. Вероятнее всего, он оттуда почти не вставал, разве что для того, чтобы отправиться на ленч. Немолодой офицер рассеянно улыбнулся девушке и скрестил руки на груди, сунув пальцы под взмокшие подмышки.

– Сюда, пожалуйста, – пробормотал Джосая, переводя взгляд с офицера Мерфи на Брайар. Он кивнул в угол, где на одиноком столе стоял компьютер. – Надеюсь, вы не станете возражать? Поскольку я знал, что вы приедете, я позволил себе назначить на сегодня несколько осмотров. Некоторые заключенные уже много раз обращались с жалобами на хронические заболевания. Я открыл их файлы на компьютере – на тот случай, если вам захочется взглянуть на мои записи, прежде чем начнется прием.

– Это весьма предусмотрительно, – одобрительно кивнул доктор Уокер.

Джосая пожал плечами.

– Когда доктор Поллинджер внезапно ушел на пенсию, мы оказались в довольно затруднительном положении. Я делал все что мог, но… Мы очень благодарны вам за предложенную помощь, – повторил он.

Доктор Уокер снова кивнул. Он подошел к компьютерному столу, опустился на стул и защелкал клавишами. Джосая перевел взгляд на Брайар.

– Может быть, вы хотите осмотреть медпункт и ознакомиться с перечнем лекарств? – Он протянул ей ключ. – Возьмите. Мы держим медикаменты под замком.

Брайар кивнула, сочтя это очень разумным. Она вдруг представила себе жуткого, хотя и совершенно безликого заключенного, который отбирает у нее ключ, чтобы добраться до множества предметов, которые можно использовать как оружие. Например, до шприцев, ножниц, киперной ленты. И, разумеется, лекарств… Взгляд, брошенный в сторону двери, возле которой, закрыв глаза, сидел Мерфи, не помог ей избавиться от этого видения.

– Спасибо, – пробормотала Брайар, поворачиваясь к выстроившимся вдоль стен шкафчикам. – Я все осмотрю.

Джосая тихо произнес у нее за спиной:

– Здесь всегда дежурят пожилые офицеры. Мерфи осталось три дня до пенсии.

Судя по всему, от его внимания не укрылась тревога в ее взгляде.

– Это не очень обнадеживает, – прошептала Брайар.

В ее ушах снова зазвучали предостережения сестры.

– Не беспокойтесь, тут никогда не возникает проблем. Заключенные, которые к нам приходят, больны или ранены. Все, что им нужно, – это избавление от страданий. Маловероятно, что они укусят руку, которая предлагает им помощь. Взять хотя бы сегодняшних пациентов… Все они уже несколько недель с нетерпением ждут появления врача. А самых опасных заключенных, из «одиночки», сюда приводят в наручниках, и они не смогли бы создать проблемы, даже если бы захотели.

– Что такое «одиночка»?

– О, так мы называем изолятор.

Брайар кивнула, размышляя над словами Джосаи. Наконец она решила, что нечего распускать нюни. Необходимо преодолеть свой страх. Отвернувшись, девушка открыла шкафчик из матового стекла и начала изучать его содержимое. Оказалось, что медпункт очень хорошо укомплектован лекарствами.

– Так значит, вы не ожидали, что доктор Поллинджер выйдет на пенсию?

– Ага. Он собирался поработать еще пять лет. Разумеется, никто его не винит. Инсульт заставил его изменить планы.

– Жизнь слишком коротка, – сказала Брайар. – Надеюсь, доктор Поллинджер восстанавливает здоровье и чувствует себя хорошо.

– Недавно я слышал, что он отрабатывает технику ударов в гольф-клубе «Плано».

– Молодец!

– Это точно. А остальные ничтожества – вроде нас – должны вкалывать.

Джосая добродушно улыбнулся.

– Что ж, надеюсь, скоро вы подыщете кого-нибудь на его место.

И тогда можно будет не приезжать сюда.

– В эту тюрьму? – Джосая фыркнул. – Это маловероятно. Мы находимся в восьмидесяти милях от Свит-Хилла и в пяти часах езды от места, где подают приличные суши. Это практически задворки цивилизации. Техасская глушь – это не совсем то, о чем мечтают врачи. Но, по крайней мере, теперь раз в неделю нас будете посещать вы. Это уже кое-что.

Брайар стало не по себе. Когда доктор Уокер искал добровольцев, у нее сложилось впечатление, что речь идет о временной работе. Она думала, что полуторачасовую поездку в «Девилс Рок» им с доктором Уокером придется совершить пару раз, не более. Брайар не вызвалась бы ему помогать, если бы знала, что это будет происходить постоянно. В конце концов, она получила диплом медсестры не для того, чтобы работать в тюрьме. Брайар восхищалась людьми вроде Джосаи Мартинеса, которые способны к подобным подвигам, но сама не стремилась к самопожертвованию.

Она работала в частном врачебном кабинете в маленьком городке, где наиболее значительным событием прошлого года стало появление «Старбакса». Самой серьезной проблемой, с которой обращались к ним в клинику пациенты, был перелом руки (не считая одного случая менингита). Если бы Брайар не хватало впечатлений, она могла бы переехать в Форт-Уэрт, или в Хьюстон, или в Остин и поступить на работу в одну из больниц.

«Так что же ты здесь делаешь?» – спросила она себя.

– Полагаю, будет лучше, если я все-таки ознакомлю вас с правилами, – сказал Джосая, слегка хлопнув в ладоши и потерев их друг о друга.

Заглушив внутренний голос, напоминающий голос ее сестры, Брайар вымученно улыбнулась и переключила внимание на медбрата, который объяснял, что им следует делать в случае экстренной ситуации, которая никогда не возникнет, проработай они в тюрьме хоть миллион лет. Брайар очень хотелось верить, что это действительно так.

Глава 2

– Брось это печенье, засранец, или следующим, что окажется у тебя во рту, будет мой кулак!

Нокс чуть сильнее сдавил шею другого заключенного. Он знал, что с помощью этого захвата не сможет его убить или хотя бы лишить сознания, но не сомневался в том, что перед глазами у негодяя плывут круги.

– Пошел на хрен! – просипел парень.

О боже. Нокс думал, что удастся обойтись без этого. Весь первый год в «Девилс Рок» он плевал кровью. Ему приходилось драться каждый день, защищая себя и брата. Не было ничего важнее этого. И вот все сначала: он дерется из-за крекера.

Ноксу не понадобилось много времени, чтобы осознать, что им с Нортом нужны союзники, поэтому он соблюдал правила игры, и со временем союзники у него появились. Но это не означало, что ему больше не приходилось драться. Нокс по-прежнему вынужден был время от времени разбивать несколько черепов – лишь для того, чтобы сохранить свое место в тюремной иерархии.

Вот, например, как сейчас.

Этому парню было не больше двадцати, и Нокс почувствовал жалость. Столько же лет было ему самому, когда он оказался в ужасных стенах «Девилс Рок». Да, ему тогда было двадцать… Он был смертельно напуган, но исполнен решимости защищать Норта и себя. Разумеется, многочисленные свастики и трилистники, покрывающие тело этого пацана, разрушали представление о юношеской невинности. Этот парень был вполне оперившимся «белым воином» и не упустил бы шанса сунуть Ноксу заточку между ребер.

– И не вздумай его раскрошить, – предостерег противника Нокс. – Я не собираюсь жрать крошки с пола, тебе ясно?

Он понимал, что это всего лишь печенье. В другой жизни, много лет назад, он, наверное, часто оставлял на тарелке недоеденные крекеры, но теперь все было совершенно иначе. Нельзя было отмахнуться от этого эпизода. Еда являлась ценностью, и никто не уступал ее без борьбы. Если бы Нокс поступил по-другому, его бы сочли слабаком. И не только его, но и его брата. Всю их группировку, черт возьми!

А Райд не потерпит слабаков рядом с собой. Здесь такое не прощается. Этому Нокса научили восемь лет тюремной жизни. Точнее, он усвоил это правило уже в первую неделю.

Нокс не знал никого безжалостнее Райда. Этот жутковатый тип оказался за решеткой всего на несколько лет раньше него и брата, но уже руководил одной из самых крупных группировок. Тот день, когда Райд принял в нее Нокса и Норта, стал для братьев знаменательным – у них появилась надежда на выживание. Рядом с Райдом находились только самые сильные.

Заключенные собрались вокруг Нокса, плюясь и рыча, словно звери, жаждущие крови. С минуты на минуту здесь должны были появиться надзиратели. Брат стоял рядом, обводя темно-карими глазами толпу. Он прикрывал спину Нокса, следя за тем, чтобы никто из белых воинов не вмешивался в разборку.

Райд и члены его группировки тоже наблюдали за Ноксом. Их холодные лица были абсолютно спокойны. В тюрьме эмоции влекли за собой смерть. Или что-нибудь похуже. А уж в «Девилс Рок», несомненно, было кое-что похуже смерти. Если бы Ноксу пришлось жить так же, как некоторым из этих бедняг, он с радостью предпочел бы заточку под ребра.

Костлявый скинхед извивался – Нокс мертвой хваткой сдавил ему шею. «Белые воины» подступали все ближе. Одно движение с их стороны – и вмешается Райд. «Белые воины» это знали. Все это знали. Ненависть между их группировками была взаимной, но умирать сегодня никому не хотелось.

Нокс протянул парню открытую ладонь:

– Отдай.

– Пошел на хрен! – брызгая слюной, прошипел тот.

Дело было не в печенье. Все было намного серьезнее. На кону стояла жизнь Нокса. Он не имел права уступать.

Все это происходило уже много раз и до смерти ему надоело. По крайней мере, окончание его срока было не за горами. Нокс отсидел уже восемь лет. Свои «от восьми до пятнадцати» он получил за непредумышленное убийство. На первом слушании, состоявшемся четыре месяца назад, в условно-досрочном освобождении ему отказали – из-за частых визитов в карцер, – но, возможно, через год-другой… Если ему удастся не нарушать порядок.

Когда они с Нортом попали в тюрьму – за убийство негодяя, изнасиловавшего их двоюродную сестру, – адвокат сказал, что они еще легко отделались. Братья могли получить и более суровый приговор. Но симпатии присяжных были на их стороне. Или – что было гораздо важнее – на стороне Кэти, которая рассказала в суде, что сделал с ней Мейсон Лири.

Братья убили человека. Они не собирались этого делать, но факт остается фактом. Нокс был согласен с тем, что он оказался в тюрьме заслуженно, но легче ему от этого не становилось. Каждый день, проведенный в «Девилс Рок», высасывал частичку его души.

Нокс глубоко вздохнул и сделал то, что должен был сделать. Сжав кулак, он ударил парня в лицо, отдавшись на волю насилия, которому была подчинена вся его жизнь здесь.

Он почувствовал, как толпа вздрогнула. Прежде чем Нокс успел обернуться, его голова взорвалась болью. Он рухнул на пол, увлекая скинхеда за собой, а затем, преодолевая боль, с усилием поднялся на ноги.

Со лба Нокса стекала теплая струйка крови. На него набросился другой скинхед, лицо которого было покрыто татуировками. Он замахнулся подносом – судя по всему, тем самым, который уже опустил на голову Ноксу, – готовясь нанести еще один удар.

Никто по-прежнему не вмешивался: два на одного было соотношением, с которым, по мнению Райда, обязан был справиться любой член его группировки.

Нокс покосился на брата, взглядом приказывая ему не вмешиваться в драку. Если бы он этого не сделал, Норт ввязался бы в потасовку, наплевав на мнение Райда. Кровное родство было превыше всего.

Нокс бросился на ударившего его заключенного, пнув его ногой в колено, и с удовлетворением услышал треск. Толпа зашипела, осознавая, какую боль тот сейчас испытывает. Скинхед с воем рухнул на пол. Нокс подхватил выроненный поднос и ударил им по лицу наглеца, который схватил его крекер, затеяв тем самым всю эту гнилую разборку.

Четыре «быка», прорвавшихся сквозь толпу, резко остановились при виде двух скинхедов, которые стонали на полу у ног Нокса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6