Софи Барнс.

Грешные желания Сары



скачать книгу бесплатно

Вряд ли кто-то мог быть более ироничным. Вероятно, в его жизни случилось нечто, сделавшее его таким циником. Невольно Сара стала гадать о том, что это могло быть.

– Вы надолго остановились в Торнклиффе? – спросила вдруг она, хотя и знала, что такой вопрос задавать ей не следовало.

Девушка случайно встретилась с ним в оранжерее и оказалась рядом за ужином. Этим нужно и ограничиться.

– На все лето, – ответил он. – А вы?

– Полагаю, до тех пор, пока не будет объявлено о моей помолвке.

Она не даст ему повода думать, будто заинтересована им, ведь это не так. Не важно, насколько он привлекателен. Когда-то жизнь уже свела ее с привлекательным, и та встреча обернулась для Сары катастрофой.

– Вот как? – сказал он, приподняв бровь. – Так вы, значит, и вправду не пытаетесь меня прибрать к рукам?

– Вы все еще подозреваете меня в этом? – Сара взглянула на него, прищурившись. – Только не говорите мне, будто вы из тех мужчин, которые мнят себя столь неотразимыми, что женщины не в силах устоять перед ними. И пойдут на все, лишь бы женить их на себе против собственной воли.

Он взял свой бокал.

– Нет конечно.

Сара продолжала пристально глядеть на него, пока он, поднеся бокал к губам, пил вино.

– Боже мой! – воскликнула она. – Вы именно такой и есть!

– А что, если и так? – сказал виконт, склонившись ближе, чтобы лишь она одна могла слышать его слова. – Вам так трудно представить себе, что меня домогаются? Что молодые девушки рвутся выйти за меня хотя бы с тем, чтобы угодить своим чрезмерно ретивым мамашам?

– Ваша заносчивость вам не к лицу, – заметила Сара, понимая, впрочем, что он говорит правду.

Мужчина с его наружностью, обладающий и титулом, и богатством, не может остаться без внимания. Скорее, наоборот.

– Это как посмотреть, – возразил он. Потом, помолчав, добавил: – Позвольте спросить у вас: если бы в нашу первую встречу я сравнил ваши глаза с летними небесами, вам бы это польстило? Или вы стали бы гадать о причинах, побудивших меня сказать такие слова?

Саре пришлось приложить немалое усилие, чтобы продолжить дышать ровно. Это совпадение, не более того. Лорд Спенсер никак не мог знать, что именно такие слова, среди прочих, привели ее к потере девственности два года тому назад. Однако ее ответ был правдивым:

– Я бы сочла вас мерзавцем, каких свет не видывал.

– И вы поступили бы правильно, если бы я действительно это сказал. Только чрезмерная наивность могла бы вас заставить отнестись к этому как-то иначе.

Ощущая, что к ее щекам хлынула кровь, Сара отвела взгляд и сосредоточилась на поставленном перед ней блюде с фруктами. Продолжение разговора с лордом Спенсером было не только бесполезным, но еще и тягостным. Его суждения непоколебимы, а постоянные напоминания о том, какую невероятную глупость она когда-то совершила, ничего, кроме боли, не приносили. Однако теперь у нее появилась возможность оставить это в прошлом, и она ею воспользуется, связав свою жизнь с мистером Денисоном.

А ради этого Сара забудет все нелепые надежды на замужество по любви, которые когда-либо питала.

Глава 4

Ближе к концу трапезы Кристофер понял, что огорчил леди Сару, но, как всегда, не мог сдержать колких замечаний, слетающих с языка, поскольку именно они отражали его внутреннее состояние – настороженность по отношению к любой девушке, проявившей к нему интерес.

С другой стороны, прошло уже пять лет с тех пор, как мисс Хепплстоун навсегда исчезла из его жизни. Сколько же еще он будет медлить с выполнением своего долга из-за страха, который она посеяла в его душе? Бесконечно? Такой вариант ему представлялся вполне возможным.

Он встал и предложил леди Саре руку, помогая ей подняться.

– Было очень приятно, – учтиво сказал мужчина, стоя перед ней.

Его мать приложила немало стараний, чтобы превратить сына в джентльмена. И ее усилия уже начали приносить свои плоды.

– Может быть, мы вскоре снова увидимся.

– Возможно, – ответила девушка, борясь с желанием взглянуть прямо в глаза виконту.

Прощаясь с ним, Сара выдавила из себя бледную улыбку. А затем она ушла, оставив его в обществе других джентльменов для обязательного после ужина распития спиртных напитков. Подойдя к отцу, Кристофер сел на свободный стул рядом с ним, стараясь вникнуть в разговор о лошадях, который тот вел со своими приятелями, мистером Хьюиттом и герцогом Пайнхёрстом.

– Мне хочется приобрести жеребца, – сказал лорд Оукленд. – А поскольку у жены скоро день рождения, я подумываю также о том, чтобы купить ей кобылу. У вас никого нет на примете с хорошим предложением?

– На твоем месте я обратился бы к мистеру Фрику, – посоветовал мистер Хьюитт. – Неплохой специалист в этом деле. Всегда держит пару отменных лошадей для аукциона Тэттерсоллз. Пару лет назад он начал скрещивать свою лучшую чистокровную верховую с арабским скакуном, которого привез с континента, и теперь получает превосходных жеребят, дорогих, заметь, но оно стоит того, если ты хочешь порадовать свою супругу.

– Помню, как вы с ней только познакомились, – сказал герцог Пайнхёрст, уводя разговор в сторону. – То был дородный пожилой господин, чей рост явно впечатлял менее, чем его ширина. Он ткнул пальцем в Кристофера: – Помню, тогда ты родился, парень. – И вздохнув, добавил: – Как будто только вчера это было.

Попивая время от времени бордо из бокала, Кристофер молча слушал старших, предавшихся воспоминаниям о былых временах. Стоит ли сомневаться в том, что очень скоро и он окажется на их месте – если время будет бежать так же быстро, как пролетели первые тридцать лет его жизни, то он и глазом не успеет моргнуть, а уже станет дедом. Мысль эта пугала и вызывала настроение, которое ему не нравилось. К черту все это, действительно следует сосредоточиться на поисках невесты.

Белые волосы и ясные голубые глаза встали перед его мысленным взором, как только он вспомнил о леди Саре. О чем он думает? Ведь ему практически ничего не известно об этой девушке и он едва знаком с ней. И тем не менее она первой пришла на ум, стоило ему подумать о своем будущем. Возможно, это из-за того, что Кристофер украдкой любовался тем, как она, когда он ее раздражает, морщит носик. Или потому что она была откровенна с ним за этим ужином. Никто, даже сестры, не осмелились бы сказать ему, что он чего-то боится. Но вопрос даже не в этом. Леди Сара уже сделала свой выбор в пользу кого-то другого, и вскоре будет объявлено о ее помолвке.

Он все еще гадал, кто же этот счастливчик, когда его отец и остальные джентльмены встали со своих стульев, видимо переговорив обо всем.

– Пойдем к дамам? – спросил его отец. – Или хочешь сыграть в карты?

Кристофер поднялся во весь свой рост – на дюйм[7]7
  Дюйм – мера длины, равная 2,54 см.


[Закрыть]
выше отца.

– С удовольствием сыграю партию в вист.

Все что угодно, лишь бы хоть на время забыть о своем долге.

К одиннадцати часам вечера Кристофер с отцом уже выиграли не одну партию.

– Джентльмены, я, пожалуй, отправляюсь спать, – сказал виконт, допив остатки своего бренди.

– Уже? – спросил мистер Хьюитт. – Может, сыграем еще разок?

– Придется тебе искать других игроков. Я и сам уже час носом клюю, – промолвил Пайнхёрст.

– Рад был с вами сыграть, джентльмены, – отозвался Кристофер, поднимаясь на ноги.

Его отец пожелал сыну спокойной ночи, то же самое сделали и Хьюитт с Пайнхёрстом. Хьюитт явно был недоволен, вероятно надеясь, что удача еще улыбнется ему и они с Пайнхёрстом выиграют следующую партию. Но это было маловероятно, если только Кристофер с отцом не стали бы им поддаваться.

Выйдя из комнаты, виконт повернул направо, в сторону лестничной клетки. Он шел по особенно длинному коридору с множеством ниш в стенах, в которых стояли вазы с искусно составленными букетами сирени. Между дверьми, ведущими в различные комнаты, было не меньше двадцати шагов, иногда и в два раза больше, и, проходя мимо них, он заглядывал внутрь, поражаясь разнообразию их оформления. Он уже подходил к последней из дверей с правой стороны, как из нее вышла его сестра Фиона, загораживая ему путь.

– Нам нужно поговорить, – сказала она и, взяв его за руку, потянула за собой назад в комнату.

«Какого черта?»

– Ты что, устроила тут на меня засаду? – спросил он ее. – Откуда ты вообще могла знать, что я пройду именно здесь?

– Я знала, что тебе в конце концов нужно будет подняться по лестнице, и не хотела тебя упустить. Мы не хотели тебя упустить.

Кристофер замер. Мы? Вот тогда-то до него и дошло, что в комнате, в которую его втащила Фиона, были не только его остальные сестры, но также их мать. Проклятие! Виконт повернулся к двери с намерением сбежать, пока было еще не поздно, но за ту секунду, что он ошеломленно глядел на обращенные на него родные лица, Фиона успела закрыть дверь на замок и вынуть ключ. Это была ловушка, и пристойного способа вырваться из нее он не находил.

– Я прошу прощения, – сказала ему мать, похлопывая ладонью по дивану рядом с собой, – но мы знали, что ты нашел бы возможность улизнуть от нас, если бы заподозрил, что мы хотим поговорить с тобой.

– И почему это, как вы думаете? – спросил он, подойдя к ней и присаживаясь на свободное место рядом. – Уж не потому ли, что все эти дни вы со мной говорите только о том, чтобы я обзавелся женой?

– Если бы ты хотя бы давал себе труд поговорить с теми девушками, которые тебе встречаются, я бы, по крайней мере, могла быть уверена в том, что к одной из них ты в конце концов почувствуешь симпатию. Но как ты вообще можешь найти себе невесту, если сторонишься их всех? – спросила леди Оукленд.

– Я не сторонился леди Сары сегодня за ужином, мама, – сказал Кристофер в свое оправдание.

Ошибку он осознал только тогда, когда все в комнате притихли, а мать невозмутимо улыбнулась.

– Действительно, ты с ней говорил намного дольше, чем с любой другой девушкой, насколько я помню. Ты к ней не был равнодушен, Крис.

Это правда. Леди Сара не из тех женщин, которые оставляют мужчин равнодушными.

– А я, беседуя с ней, убедилась, что она очаровательная собеседница, – вставила свое слово Фиона. – Она обходительна и мила, не говоря уже о ее благородных манерах, которыми нельзя не восхищаться.

«А еще ее очень хочется поцеловать».

Кристофер потрясенно зажмурился. С каких это пор, черт возьми, его мысли стали жить самостоятельной жизнью? Он стиснул зубы.

– Я никому из вас не позволю вмешиваться в мои личные дела, – сказал виконт. – Я думал, что ясно дал это понять во время поездки сюда.

По очереди обведя гневным взглядом Лору, Рэйчел и Фиону, он испытал некоторое удовлетворение от того, что все они отвели глаза в сторону. Хлоя при том разговоре не присутствовала, и далее он обратился к ней:

– Ты лучше остальных должна бы понимать мое нежелание жениться.

– Конечно, понимаю, – сказала она. – Я знаю, как это – разочароваться в том, кого любил. Но ты, Крис, – наследник отца. Нравится тебе или нет ответственность, которую на тебя накладывает такое положение, никуда от этого не денешься. К тому же у тебя есть хороший шанс жениться на замечательной женщине и обрести счастье.

– Не думаю, – проворчал Кристофер, не желая поощрять их рвение.

– Как ты понимаешь, это была не моя идея, – пробормотала Рэйчел.

– Спасибо, Рэйчел, – сказал Кристофер. – Я рад, что хоть кто-то из вас не пренебрег моими пожеланиями.

– Ах, ну будь же ты благоразумным! – вступила в разговор Лора. – Леди Сара очень мила.

Его сестры явно знали не ту девушку, которую Кристофер встретил в оранжерее или с которой сидел рядом за столом во время ужина, потому что та леди Сара вовсе не была мила и обходительна, назвав его идиотом и обвинив в заносчивости. Вспоминая это, он внутренне улыбнулся.

– Она прелестна, – продолжила Эмили, – совсем не такая, как та ужасная мисс…

Кристофер с силой сжал подлокотник.

– Замолчи! – строго глянула на нее леди Оукленд. – Мы никогда больше не станем упоминать имя этой женщины. Всем понятно?

Темные локоны леди Оукленд качнулись, будто подчеркивая ее требование, и все дочери миледи согласно кивнули. Она села чуть свободнее.

– Хорошо. – Мать обернулась к Кристоферу. – С моего места мне показалось, что леди Сара за ужином выглядела довольной твоим обществом. Она постоянно тебе улыбалась, несмотря на то, что ты неизменно отвечал ей каменной маской.

– Чем-чем отвечал?

– Этим своим неуместно угрюмым видом, – пояснила ему леди Оукленд. – Удивляюсь, как еще цветы не вянут в твоем присутствии.

Он покачал головой.

– В самом деле, мама, по-моему, ты преувеличиваешь.

Впрочем, он понимал, что она права. Улыбки людей воодушевляют, а он не хотел никого таким образом побуждать делать, говорить или думать что-либо. Несмотря на это леди Сара одаривала его своей сияющей улыбкой.

– Неужели? – спросила мать.

Сестры незамедлительно замотали головами – они не были слепы.

– Леди Сара – достойная, хорошо воспитанная девушка, Крис, – продолжила леди Оукленд. – Она из очень хорошей семьи. Ты отсутствовал, когда состоялся ее дебют, а мне посчастливилось быть на одном обеде, где ее попросили сыграть на фортепиано – она весьма одаренная леди.

Кристофер едва сдержал стон. Это уже переходило всякие границы.

– Полагаю, ты преувеличиваешь ее интерес ко мне. К тому же, – добавил он, – она скоро будет помолвлена с кем-то другим.

Чем раньше его мать с сестрами закончат этот разговор, тем быстрее он сможет отправиться наверх спать. У него начинала болеть голова.

– С кем? – поинтересовалась Рэйчел.

Кристофер окатил сестру ледяным взглядом, что, однако, не произвело на нее особого впечатления.

– Какое это имеет значение? Главное то, что нет смысла продолжать этот разговор, поскольку у леди Сары уже отношения с другим.

– С мистером Денисоном, – ввернула Фиона. Когда все обернулись к ней в ожидании объяснения, девушка пожала плечами. – Это не важно, ведь она не хочет выходить за него.

– Интересно, из чего ты это заключила? – резко спросил Кристофер.

Не обращая внимания на его раздраженный тон, Фиона ответила:

– Это было ясно по тому, как она о нем отзывалась.

Закрыв глаза, Кристофер попытался успокоиться.

– Только не говори мне, что расспрашивала женщину, с которой только познакомилась, о ее чувствах к человеку, за которого она собирается выйти замуж.

– Разумеется, расспрашивала, – возразила Фиона. – А как бы я по-другому узнала, стоит ли тебе рассматривать ее кандидатуру?

Кристофер застонал. Открыв глаза, он взглянул на сестер, одну за другой.

– Вы что, с ума посходили? Вы вообще слышите, о чем говорите?

– По-моему, мы тебе советуем избавить леди Сару от нежеланного ухажера и…

– Хватит! – оборвал он Лору. – Ты слишком много времени пребываешь в своих романтических фантазиях, если думаешь, что нечто подобное вообще возможно в жизни. Такой сценарий совершенно нереален, лучше прибереги его для своих романов.

– Ты очень груб, – сказала мать тем тоном, который заставлял его чувствовать себя нашкодившим ребенком.

Кристофер словно пнул ногой маленького щенка, и по обиженному выражению лица Лоры видел, что это, пожалуй, недалеко от истины.

– Ну, извини, – сказал он. – Ты же знаешь, я считаю тебя невероятно талантливой, но это… это уже немного слишком.

Лора кивнула.

– И ты меня прости, Крис. Я просто хочу, чтобы ты нашел ту единственную, с которой будешь счастлив. Мы все хотим.

– Я знаю, – сказал он, уверенный, что этого никогда не будет.

После интриг мисс Хепплстоун его сердце окаменело. Брак по любви был теперь невозможен.

– И я считаю, что леди Сара – наш лучший выбор, – сказала Фиона, проявляя свое обычное упрямство. – Не думай, будто мы не заметили того, как ты почти что улыбался, разговаривая с ней.

Несомненно, от внимания сестер не ускользнуло то незначительное ослабление его самообладания.

– Или то, что она выглядела немного взволнованной, когда знакомилась со всеми нами, – добавила Хлоя. – И особенно, когда смотрела на тебя, Крис.

– Наверняка, она просто смутилась от того, что ее притащили и поставили перед незнакомыми людьми, которые, позволю себе напомнить, буквально настаивали на том, чтобы она так или иначе проводила время со мной, – сказал Кристофер. – Что вы себе, скажите на милость, думали?

– Что она то и дело бросала на тебя взгляд во время нашего разговора, – хмурясь, ответила Эмили. – Ты точно никогда с ней не встречался до того вечера? Могу поклясться, вы оба не казались тогда совершенно незнакомыми друг другу, хотя, возможно, испытывали от этого неловкость.

Он ни за что на свете не рассказал бы о своей встрече с леди Сарой в оранжерее в тот же день, чуть ранее. Это вызвало бы одни лишь осложнения.

– Тебе это только показалось, – сказал он.

– Не думаю, – возразила Хлоя.

Терпение Кристофера заканчивалось.

– Я не желаю, чтобы кто-либо из вас вмешивался в это, – сказал он твердо матери и сестрам.

– Мы и не будем, – уверила его леди Оукленд, слишком уж невинно улыбаясь, – если только ты дашь леди Саре шанс.

– Она собирается замуж за мистера Денисона!

Неужели ему придется объяснять своей матери, насколько неприемлемо ухаживать за женщиной, которая собирается выйти за другого, кем бы он там ни был?

– Тише, тише, – пренебрежительно махнула рукой миледи. – До того, как мистер Денисон официально сделает предложение… он еще не сделал его, так ведь, Фиона?

– Не сделал, мама, – подтвердила девушка, на милом личике которой возникла раздражающе самодовольная улыбка.

– Вот и ладно, – сказала леди Оукленд. – До тех пор, пока он не сделал предложение, а леди Сара его не приняла, ничто не мешает тебе тоже добиваться ее. Если принять во внимание твой титул, не говоря уже о том, что в будущем ты к тому же станешь графом Оуклендом, можно смело утверждать, что у тебя явное преимущество.

– А тебе, мама, не приходило в голову, что, возможно, у леди Сары есть веские основания рассматривать мистера Денисона в качестве будущего мужа? – спросил Кристофер. – Что его, вероятно, выбрали для нее родители? Тем более, если то, что говорит Фиона о прохладном отношении леди Сары к этому человеку, правда.

– Конечно, это правда! – воскликнула Фиона, возмущенно глядя на него.

– Я не могу знать, что думает леди Сара или ее родители на сей счет, – сказала леди Оукленд, – но, уверяю: как только ты проявишь свою заинтересованность, они примут тебя с распростертыми объятиями. В противном случае они были бы просто глупцами.

Именно поэтому Кристофер и не горел желанием продолжать свои отношения с леди Сарой. Интуиция подсказывала ему, что в готовности девушки выйти замуж за человека, чье социальное положение намного ниже ее, что-то нечисто и что связаться с ней значило бы нажить себе проблем.

– Я прошу тебя только об одном, Крис, продолжи свое знакомство с ней. Посмотри, что из этого выйдет, – сказала ему мать. В ее устах это прозвучало несущественной просьбой, что было совсем не так. – А мы за это прекратим тебе докучать напоминаниями о необходимости жениться. Правда, девочки?

Сестры Хартли согласно закивали.

– В противном случае, – продолжала леди Оукленд, изящным жестом смахивая невидимую соринку со своей юбки, – боюсь, нам придется и дальше искать достойную партию для тебя. В конце концов, жениться – твой долг, и я бы очень не хотела упустить ту возможность найти тебе невесту, которую предоставляет нам Торнклифф. И, прежде чем ты начнешь громко возмущаться, должна довести до твоего сведения, что твой отец согласен с этим.

Кристофер открыл рот. Он подвергается шантажу своей собственной семьи. Виконт содрогнулся, представив жуткую картину – мать тащит к нему всех молодых девушек, находящихся в Торнклиффе.

– Ты знаешь, это для твоего же блага, – сказала леди Оукленд, ласково похлопывая сына по руке.

– А если леди Сара не захочет давать мне шанс?

Господи, власть над собственным будущим выскользнула из его рук, и все произошло за какие-то пятнадцать минут, если верить часам на каминной доске.

Леди Оукленд пожала плечами.

– В таком случае ты сможешь сказать, что хотя бы попытался. К тому же ты всегда любил борьбу, а кто, как не эта девушка, стоит того, чтобы ты ее добивался? А сейчас, – продолжила она с испугавшими Кристофера нотками в голосе, – может, позвоним, чтобы нам принесли перекусить?

Секунду Кристофер сидел и ошеломленно молчал, силясь осознать то, что произошло.

– Без меня, – выдавил он наконец.

Поднявшись на ноги, виконт пожелал всем спокойной ночи, пока Фиона отпирала дверь. На обращенных к нему безмятежных лицах сестер не было и следа присущего им коварства. Господи, помоги тем, кто в конце концов женится на них!

Кристофер, повернувшись, выскочил за дверь, слыша только шумящую в ушах кровь. Очевидно, Торнклифф все-таки был недостаточно велик, чтобы уберечь его от вмешательства матери и сестриц. Для этого ему, вероятно, придется сесть на борт корабля, отправляющегося в Америку. Это, безусловно, крайняя мера, но, ложась в постель, он уже серьезно ее обдумывал, хотя, возможно, проще было бы согласиться и принять такую игру.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7