Скотт Вестерфельд.

Уродина



скачать книгу бесплатно

Тэлли подняла правую руку. На фоне прилипшей к поту грязи белел маленький шрамик.

Перис вздохнул. Он не смотрел ни на ее руку, ни в ее глаза. В ее чуть раскосые, близко посаженные тусклокарие глаза.

– Ну да, – ответил он со вздохом и добавил: – Но… неужели ты не могла дождаться, Косоглазка?

Ее уродское прозвище из уст красавчика прозвучало странно. Конечно, еще более глупо было назвать Периса Шнобелем, как она раньше звала его по сто раз на дню. Она замялась.

– Почему ты мне не писал?

– Я пробовал. Но не получалось ничего. Я теперь совсем другой.

– Но ведь мы с тобой… – Она указала на свой шрамик.

– Посмотри, Тэлли. – Он продемонстрировал ей свою правую руку.

Кожа на его ладони была гладкая, без единого изъяна. Эта рука словно бы говорила о Перисе: «Мне не приходится делать тяжелой работы, и я слишком умен, чтобы получать травмы».

Шрамик от пореза, который они когда-то сделали вместе, исчез.

– Его убрали.

– Конечно убрали, Косоглазка. У меня вся кожа новая.

Тэлли часто заморгала. А она и не подумала об этом… Перис покачал головой.

– Ты еще совсем ребенок.

– Лифт ждет распоряжений, – напомнила о себе кабина. – Вверх или вниз?

При звуке синтезированного голоса Тэлли вздрогнула.

– Не открывай дверь, пожалуйста, – спокойно проговорил Перис.

Тэлли облизнула пересохшие губы и сжала пальцы в кулак.

– Но кровь-то они тебе не поменяли. А мы с тобой обменялись кровью.

Перис наконец посмотрел ей прямо в глаза и не скривился, чего она очень боялась. Он очаровательно улыбнулся.

– Нет, кровь не поменяли. Новая кожа, подумаешь. А через три месяца мы с тобой посмеемся над этим. Если только…

– Если только – что?

Тэлли неотрывно смотрела в его огромные карие глаза, полные тревоги.

– Пообещай мне, – сказал Перис, – что ты больше не будешь делать таких глупостей. Что не придешь сюда, как сегодня. Не делай ничего такого, из-за чего можешь попасть в беду. Я хочу увидеть тебя красивой.

– Конечно.

– Тогда пообещай.

Перис был всего на три месяца старше Тэлли, но она потупилась и вдруг почувствовала себя маленькой.

– Ладно, обещаю. Никаких глупостей. И сегодня меня не поймают.

– Хорошо. Теперь надевай свою маску и… – Он вдруг осекся на полуслове.

Тэлли посмотрела на пол. Брошенная ею маска превратилась в горстку розовой пыли. Коврик, лежавший на полу в кабине лифта, постепенно всасывал ее.

Перис и Тэлли молча уставились друг на друга.

– Лифт ждет распоряжений, – вклинилась кабина. – Вверх или вниз?

– Перис, обещаю: меня не поймают. Никто из красивых не умеет бегать так быстро, как я. Ты только выведи меня из…

Перис покачал головой.

– Вверх, пожалуйста. На крышу.

Кабина тронулась с места.

– Вверх? Перис, но как же я…

– Прямо рядом с дверью в большом ящике – спасательные куртки. Их там полным-полно – на случай пожара.

– Ты хочешь сказать, что я должна спрыгнуть? – охнула Тэлли.

Кабина остановилась, желудок девушки подскочил.

Перис пожал плечами.

– Я все время этим занимаюсь. – Он подмигнул ей. – Тебе понравится.

Усмешка сделала его лицо еще более обворожительным. Тэлли не сдержалась, бросилась к нему и обняла. Он оказался таким же, как был, – ну разве что чуть выше ростом, стройнее. Но остался теплым и настоящим. Это по-прежнему был Перис.

– Тэлли!

Дверь открылась, она отшатнулась от Периса. Она перепачкала грязью его белый жилет.

– О нет! Я не…

– Просто уходи!

Он так расстроился, что Тэлли сразу ощутила порыв снова обнять его. Ей хотелось остаться здесь, помочь Перису очистить одежду от грязи, позаботиться о том, чтобы он отправился на вечеринку при полном параде. Она протянула руку.

– Я…

– Иди!

– Но мы с тобой – лучшие друзья, да?

Он вздохнул и стукнул кулаком по коричневому пятну на жилете.

– Да, да, навек. Через три месяца.

Она отвернулась и побежала. Дверь кабины закрылась у нее за спиной.

Сначала на крыше ее никто не заметил. Все смотрели вниз. Было темно, лишь изредка вспыхивали безопасные петарды.

Тэлли быстро нашла ящик с куртками для прыжков и потянула к себе одну из них. Оказалось, что она пристегнута к ящику. Тэлли попробовала нащупать место соединения. Она очень жалела о том, что у нее нет с собой кольца-интерфейса: оно бы подсказало, что делать.

И тут она вдруг увидела кнопку с надписью: ПРИ ПОЖАРЕ НАЖМИТЕ.

– Вот дерьмо, – прошептала она.

Ее тень подпрыгнула и закачалась. К ней шли две красотки с петардами в руках.

– А это еще кто такая? Как она одета?

– Эй, ты! На этой встрече все должны быть в вечерней одежде!

– Да ты на ее физиономию полюбуйся!

– Вот дерьмо, – повторила Тэлли. И нажала на кнопку.

Воздух пронзил душераздирающий вой сирены. Спасательная куртка словно бы сама прыгнула к Тэлли. Девочка проворно сунула руки в рукава и повернулась лицом к красоткам. Те отпрянули, будто увидели оборотня. Одна из них уронила петарду, и та мгновенно вспыхнула.

– Учебная пожарная тревога, – объяснила Тэлли и побежала к краю крыши.

Как только куртка прикоснулась к ее плечам, «молнии» заползали по ней, как змеи. Пластик плотно обхватил ее талию и бедра. На воротнике загорелся зеленый огонек – в том месте, где Тэлли краем глаза могла его видеть.

– Милая курточка, – проговорила Тэлли.

Но куртке, по всей видимости, недоставало ума для того, чтобы ответить.

Красотки и красавчики, развлекавшиеся на крыше, все разом примолкли и стали оборачиваться и смотреть, правда ли начался пожар. Некоторые указывали на Тэлли, и их губы произносили слово «уродина».

«Интересно, чего они тут, в Нью-Красотауне, боятся больше, – мелькнула мысль у Тэлли, – что дом загорится или того, что на вечеринку проберется уродина?»

Тэлли подбежала к краю крыши, вспрыгнула на парапет и на миг замерла. Из дверей выбегали красотки и красавчики, рассыпались по лужайке и склону холма. Они оглядывались, ища глазами огонь и дым. Но видели только ее.

Было очень высоко, а под ложечкой у Тэлли уже сейчас сосало так, будто она падает. Однако ее охватил странный восторг. Вой сирены, глазеющая на нее толпа, огни раскинувшегося внизу Нью-Красотауна, похожие на миллион свечей.

Тэлли вдохнула поглубже и согнула колени, готовясь к прыжку.

Долю секунды она гадала, сработает ли куртка без кольца-интерфейса. Позволит ли она ей подпрыгнуть, как мячику, при том что внутри – как бы никого? Или она, Тэлли, просто расшибется в лепешку?

Но она обещала Перису, что ее не поймают. Куртка предназначалась для чрезвычайных ситуаций, зеленый огонек горел…

– Выше головы! – прокричала Тэлли. И прыгнула.

Шэй

Вой сирены остался наверху и с каждым мигом доносился все слабее. Казалось, прошла уже целая вечность – или всего несколько секунд, – пока Тэлли падала. Лица остолбеневших красавчиков и красоток внизу становились все крупнее и отчетливее.

Земля мчалась навстречу. Темнел пятачок посреди расступившейся перепуганной толпы. Несколько мгновений Тэлли падала, словно во сне, – бесшумно и чудесно.

Но вот возникла явь. Она ощутила, как спасательная куртка вцепилась в ее плечи и бедра. Тэлли знала о том, что она выше ростом, чем полагается быть красотке; видимо, куртка не была рассчитана на такой вес.

Тэлли кувыркнулась в воздухе. Несколько страшных мгновений она летела головой вниз, так близко к земле, что сумела разглядеть в траве брошенную крышечку от пластиковой бутылки. Потом ее подкинуло вверх, она снова перевернулась ногами вниз, завершив оборот, только небо мелькнуло перед глазами, но вращение на этом не закончилось и она опять устремилась вниз. Толпа раздалась в стороны.

Отлично. Она оттолкнулась настолько сильно, что понеслась вниз вдоль склона холма, время от времени падая и подпрыгивая, прочь от особняка Гарбо. Раздувшаяся спасательная куртка несла ее к темноте и безопасности садов.

Тэлли еще пару раз кувыркнулась в воздухе, после чего куртка опустила ее на траву. Подергав наугад за разные завязки, девочка добилась желаемого результата: послышалось шипение, и куртка упала на землю.

Несколько секунд у Тэлли кружилась голова, и она не могла понять, где верх, где низ.

– А она вроде… уродка? – пролепетал кто-то из тех, кто стоял на краю толпы.

В небе появились черные силуэты двух пожарных аэромобилей. Горели красные фары, от воя сирен барабанные перепонки чуть не лопались.

– Идея просто блеск, Перис, – пробормотала Тэлли. – Ложная тревога.

Если бы ее сейчас сцапали, ей бы пришлось очень и очень худо. Она даже не слышала, чтобы хоть кто-то когда-нибудь настолько сильно провинился.

Тэлли опрометью бросилась к садам.

Темнота, сгустившаяся под ивами, немного успокоила ее.

Здесь, на полпути до реки, Тэлли уже не могла судить о том, действительно ли в центре города была поднята самая серьезная пожарная тревога. Но она видела, что ее ищут. В воздухе сновали аэромобили – намного больше обычного, река была очень ярко освещена. Может быть, просто совпадение.

Но может быть, и нет.

Тэлли осторожно пробиралась между деревьев. Так долго они с Перисом в Нью-Красотауне никогда не задерживались. Сейчас в увеселительных садах народу было больше, особенно там, где потемнее. Азарт побега выветрился, и теперь Тэлли начала понимать, какой дурацкой была ее затея с самого начала.

Конечно, у Периса не осталось никакого шрама на руке. Когда-то давно они порезали ладони перочинным ножиком и прижали окровавленные руки друг к другу. Но доктора делали пластические операции куда более острыми и большими ножами. Они сдирали с тебя всю кожу, до мяса, и потом ты покрывался новой кожей, здоровой и чистой. Все старые отметинки – следы детских травм, оспинки, вмятины после прыщиков – исчезали. Жизнь начиналась с чистого листа.

Но Тэлли испортила Перису начало новой жизни. Заявилась, как шкодливый ребенок, которого никто не ждал, и принесла с собой привкус уродства, не говоря уже о грязи на одежде. «Надеюсь, у него есть еще один жилет и он сможет переодеться», – в отчаянии думала Тэлли.

Но Перис вроде бы не очень рассердился. Он сказал, что они снова будут лучшими друзьями, как только она похорошеет. Но он так смотрел на ее лицо… Может быть, как раз поэтому уродцев отделяли от красавцев. Наверное, это было поистине ужасно: увидеть уродливую физиономию, когда ты постоянно окружен такими красивыми людьми. Но что, если она сегодня разрушила все? Что, если Перис теперь всегда будет видеть ее такой – с косящими глазами и кудряшками, даже после операции?

Над головой Тэлли пролетел аэромобиль. Она пригнулась, присела. Ее, наверное, поймают сегодня, и она никогда не станет красоткой.

И поделом ей будет за ее глупость.

Тэлли вспомнила о своем обещании Перису. Она не даст себя поймать; ради него она должна стать красивой. Краем глаза она заметила вспышку. Тэлли сжалась в комочек и вгляделась в темноту за ветвями плакучей ивы. По парку шла надзирательница. Не юная красотка, а женщина средних лет. Свет фонарика выхватывал из темноты ее черты, характерные для человека, подвергнутого второй операции: широкие плечи, решительный подбородок, острый нос, высокие скулы. В этой женщине чувствовалась такая же властность, как в учителях Тэлли в Уродвилле.

Тэлли сглотнула подступивший к горлу ком. У новеньких красавцев и красоток имелись собственные надзиратели, молодые. И надзирательница средних лет могла появиться в Нью-Красотауне по одной-единственной причине. Они кого-то искали. Искали всерьез.

Женщина осветила фонариком парочку на скамейке – ей хватило секунды, чтобы убедиться, что они красивые. Парень и девушка вскочили, но надзирательница усмехнулась и извинилась перед ними. Ее голос был негромким и уверенным, и парочка сразу расслабилась. Уж если надзирательница объявила, что все в порядке, все сразу становилось в порядке.

Тэлли вдруг захотелось покориться, отдаться на волю мудрого милосердия надзирательницы. Она только объяснит – и надзирательница все поймет и все устроит. Красотки и красавцы средних лет всегда знали, что делать.

Но она дала обещание Перису.

Тэлли отползла в темноту, пытаясь избавиться от жуткого чувства: она – шпионка, незаконно прокравшаяся сюда, не сдалась добровольно надзирательнице. Она развернулась и как могла быстро пошла к берегу через заросли кустов.

Совсем неподалеку от реки Тэлли вдруг услышала впереди шорох. Темный силуэт вырисовывался на фоне освещавших реку огней. Не парочка. Один человек.

Наверняка надзирательница или надзиратель. Поджидает ее за кустами.

Тэлли едва смела дышать. Она застыла, упираясь в землю коленкой и перепачканной в грязи рукой. Надзиратель пока ее не заметил. Если выждать подольше, может быть, он уйдет.

Тэлли ждала, замерев в неподвижности. Тянулись бесконечные минуты. Силуэт не исчезал. Видимо, надзиратели хорошо знали, что сады – единственное место, где можно проникнуть в Нью-Красотаун и где можно из него улизнуть.

Рука у Тэлли начала дрожать. Мышцы протестовали из-за того, что им столько времени не позволяли пошевелиться. Но Тэлли боялась перенести вес на другую руку. Треск одного-единственного сучка мог бы ее выдать.

Она совсем застыла. Мышцы от напряжения разболелись. Может быть, «надзиратель» – всего-навсего обман зрения? Может быть, у нее просто разыгралось воображение?

Тэлли заморгала, надеясь, что темная фигура исчезнет.

Но она не исчезала. Яркие огни на берегу четко очерчивали силуэт.

Под коленом у Тэлли хрустнул сучок. Уставшие мышцы все-таки подвели ее. А фигура и не подумала пошевелиться. Но ведь он (или она) наверняка услышал хруст… Надзиратель проявлял доброту – ждал, что она сама сдастся. Иногда учителя в школе так поступали. Тебя заставляли понять, что деваться тебе некуда, и ты сознавался во всем.

Тэлли кашлянула. Тихо и жалобно.

– Мне очень жаль… – промямлила она.

«Надзиратель» вздохнул.

– Ой, фу. Эй, все нормально. Я, наверное, тебя тоже напугала.

Незнакомая девочка наклонилась к земле и, помахав руками, скривилась. Похоже, она и сама устала так долго стоять неподвижно. Свет упал на ее лицо.

Она тоже была уродка.

Ее звали Шэй. Длинные темные волосы, затянутые в хвостики. Слишком широко расставленные глаза. Довольно пухлые губы. Очень стройная – даже стройнее юной красотки. Она явилась в Нью-Красотаун на собственную вылазку и уже час пряталась здесь, у реки.

– Никогда не видела ничего подобного, – прошептала она. – Кругом надзиратели и аэромобили!

Тэлли кашлянула.

– Наверное, это из-за меня.

Шэй с сомнением проговорила:

– Как это тебе удалось?

– Ну… В общем, я была в центре города, на балу.

– Ты приперлась на бал? Это же чокнуться можно! – воскликнула Шэй, спохватилась и перешла на шепот: – Да, чокнуться можно, но ведь и страх какой. Но как ты туда попала?

– Я была в маске.

– Круто! В маске красотки?

– Да нет. В такой… В общем, в маске свиньи. Долго рассказывать.

Шэй удивленно заморгала.

– В маске свиньи. Ладно. Дай-ка я угадаю… Кто-то эту масочку с тебя сорвал?

– А? Да нет. Меня чуть не поймали, вот я и… устроила пожарную тревогу.

– Классно придумала!

Тэлли улыбнулась. Теперь, когда можно было об этом рассказывать, история и вправду выглядела здорово.

– Меня загнали на крышу, и я схватила спасательную куртку и спрыгнула. Полпути сюда скакала, как мячик.

– Не может быть!

– Ну, не полпути, но довольно долго.

– Страсть. – Шэй улыбнулась, но тут же стала серьезной и принялась обкусывать ноготь. От этой привычки, в частности, избавляла операция. – А скажи-ка, Тэлли, ты на этот бал потащилась… чтобы кого-то увидеть?

Настала очередь Тэлли удивиться.

– Как ты догадалась?

Шэй вздохнула, глядя на свои обгрызенные ногти.

– У меня тут тоже есть друзья. То есть бывшие друзья. Я иногда за ними подглядываю. – Она подняла голову. – Я всегда самой младшей была, понимаешь? А теперь…

– Ты осталась совсем одна.

Шэй кивнула.

– А ты, похоже, не просто подглядывала.

– Ну да. Я, можно сказать, поздоровалась.

– Вот круто! Твой парень, да?

Тэлли покачала головой. Перис и прежде гулял с другими девчонками, и Тэлли на это не обращала внимания и старалась вести себя точно так же, но их дружба для них обоих всегда была важнее всего в жизни. Вот только теперь, видимо, все изменилось.

– Если бы он был моим парнем, знаешь, я бы вряд ли сюда потащилась. Я бы не захотела, чтобы он увидел мое лицо. Но мы друзья, вот я и подумала, что, может быть…

– Ну ясно. И как все вышло?

Тэлли на секунду задумалась, глядя на рябь на воде. Перис был такой красивый, такой взрослый на вид. И он сказал, что они снова будут друзьями. Как только Тэлли станет красоткой…

– По большей части мерзко.

– Так я и думала.

– Кроме побега. Вот это было очень круто.

– Верю, – весело проговорила Шэй. – Это ты здорово придумала.

Они на несколько мгновений умолкли, так как над ними прошел аэромобиль.

– Но знаешь, на самом деле мы еще не смылись окончательно, – напомнила Шэй. – В следующий раз, когда вздумаешь устроить пожарную тревогу, ты меня заранее предупреди.

– Прости, что ты тут застряла из-за меня.

Шэй посмотрела на нее и сдвинула брови.

– Я не в этом смысле. Мне просто тоже бы хотелось вот так удирать. Думаю, мне бы понравилось.

Тэлли негромко рассмеялась.

– Ладно. В следующий раз я дам тебе знать.

– Уж пожалуйста, не забудь. – Шэй внимательно осмотрела реку. – Похоже, все немножко успокоилось. Твоя доска где?

– Что-что?

Шэй вытащила из-под куста скайборд.

– У тебя же есть доска? Не поплывешь же ты на другой берег?

– Нет, я… Послушай, погоди. Как же ты ухитрилась заставить скайборд перенести тебя через реку?

Все, что летало, было снабжено майндерами. Шэй рассмеялась.

– Это же старый-престарый фокус. Я-то думала, ты про это знаешь.

Тэлли пожала плечами.

– Я на скайборде не так часто летаю.

– Да ладно. Моя доска нас двоих выдержит.

– Подожди. Тсс!

Появился другой аэромобиль. Он летел над рекой примерно на высоте мостов.

Тэлли мысленно сосчитала до десяти и только потом позволила себе заговорить снова:

– Мне кажется, это не очень хорошая мысль – лететь обратно.

– Ну а ты-то как перебралась вообще?

– Пойдем со мной. – Тэлли, до этого момента лежавшая на земле ничком, встала на четвереньки и поползла вперед. Оглянувшись, она спросила: – Ты доску свою нести сможешь?

– Конечно. Она легкая. – Шэй щелкнула пальцами. Доска поднялась над землей и поплыла по воздуху вперед. – На самом деле она вообще ничего не весит, если только я ей не прикажу.

– Удобно.

Шэй поползла следом за Тэлли. Скайборд полетел за ней, как воздушный шарик за малышом. Ниточки, правда, видно не было.

– И куда мы направляемся? – поинтересовалась Шэй.

– Я знаю один мост.

– Но он же развопится.

– Этот не развопится. Он мой старый друг.

Тэлли свалилась. Опять.

Правда, на этот раз ей не было так уж больно. В тот момент, когда ее ступни соскользнули со скайборда, она расслабилась, как учила ее Шэй. Ну а то, что ее потом завертело в воздухе, было не страшнее, чем когда тебя, маленькую, держит за руки и кружит отец.

Угу. Если только твой папаша не какой-нибудь там свихнутый супермен и не пытается выдернуть твои руки из плечевых суставов.

Но, как объясняла Шэй, инерция должна была со временем угаснуть. И уж лучше наворачивать круги в небе, чем врезаться в дерево. Здесь, в парке Клеопатры, деревьев хватало.

Еще несколько оборотов – и Тэлли опустилась на землю – целая и невредимая. Только голова кружилась.

Рядом спланировала Шэй – изящно и легко, словно она родилась, стоя на скайборде.

– На этот раз выглядело лучше.

– Выглядело, может, и лучше. – Тэлли стащила с запястья напульсник и стала растирать руку.

Запястье покраснело, пальцы затекли.

Держать напульсник было тяжело. Эти противоударные браслеты обязательно должны были иметь металлическую начинку, поскольку взаимодействовали с магнитами скайборда. Стоило ступням Тэлли соскользнуть с доски, браслеты начинали вращать ее в воздухе и сдерживали падение. Будто бы являлся какой-то добрый великан, хватал ее за руки и не давал упасть.

За руки. Опять.

Тэлли стащила напульсник с другой руки и принялась растирать запястье.

– Не сдавайся. У тебя почти получилось!

Доска опустилась рядом с ней и ткнулась ей в ноги, будто виноватый пес. Тэлли скрестила на груди руки и стала массировать плечи.

– Меня чуть надвое не разорвало, честное слово.

– Такого не бывает. Уж я сколько раз падала с «американских горок».

– Откуда-откуда?

– Ладно, это я так. Давай-ка, попробуй еще разок.

Тэлли вздохнула. Дело было не только в том, что у нее болели запястья. У нее и коленки ныли из-за того, что все время приходилось приседать и делать резкие повороты, и тогда казалось, что ее тело весит не меньше тонны. Шэй называла это «перегрузкой» и объясняла, что такое происходит всякий раз, когда быстро движущийся объект меняет направление.

– С виду скайбординг выглядит так классно – летает, как птичка. А на деле это тяжелый труд.

Шэй пожала плечами.

– Быть птичкой – это, наверное, тоже нелегкий труд. Ты представь только: целый день крылышками махать!

– Ну да, может быть. Разве от этого легче?

– Кому? Птицам? Вот уж не знаю. А на скайборде точно легче.

– Хотелось бы верить.

Тэлли натянула напульсники и встала на скайборд. Доска спружинила, приноравливаясь к ее весу.

– Проверь датчик на пупке.

Тэлли прикоснулась к колечку-пирсингу на пупке. К этому колечку Шэй прикрепила маленький датчик – он сообщал доске, где расположен центр тяжести Тэлли и в какую сторону она повернута лицом. Датчик даже определял состояние мышц живота Тэлли, которые, как оказалось, скайбордеры всегда напрягали перед поворотами. Доска была достаточно умной и постепенно постигала тонкости движения человеческого тела – в данном случае тела Тэлли. Чем больше Тэлли летала на скайборде, тем увереннее доска держала ее.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное