Серж Винтеркей.

Рубеж 3: Искусство выживания



скачать книгу бесплатно

– Ладно, потом поговорим, нужно раненую женщину быстрее отвезти на лечение, – сказал Борис.

– Да, верно, – согласился я, – на хозяйстве кто остался?

– Тамара и Степан, бдят на заборе с оружием, – ответил Серега, – ладно, мы поедем!

– Постой, чуть не забыл. Японцы рассказали про новый вид монстров. Захватывают контроль над волей, и идешь к ним на убой. Похожи на длинные палки, выедают мозги тем, кого заставили к ним подойти. Один способ уцелеть – резко повысить характеристику «воля».

Серега опять присвистнул, а Петька, что-то прикинув, задумчиво сказал:

– Блин, сколько же мы спустили этих зарядов на волю! Десятка полтора так точно!

– Ага! – согласился я, – так что меняйте срочно лоты, чтобы эту волю обратно прикупить. Ну ладно, мы поехали. Дай только пару квадрокоптеров, что для нас вез. Поможем людям и поедем тоже потом на прокачку, если сотовые сдохнут, и не сможем вас найти, будем качаться отдельно.

Попрощавшись, поехали дальше. Сатору все время нашего разговора терпеливо ждал в машине, Юрико тоже не выходила. Испытав чувство вины, что столько болтали на обочине, увеличил скорость, получилось еще километров десять прибавить. Пока доехали до поворота с шоссе в нашу глухомань, нас обогнало еще десятка три машин с беженцами. А когда уже сворачивал, увидел, что на шоссе в сторону Москвы в километре из-за рощи выезжает колонна военной техники. Пока деревья на нашей проселочной дороге не заслонили обзор, увидел машин пять точно. Все, как положено – в камуфляже, выглядят эффектно. Похоже, что не всех военных перекинули в Сибирь, вот теперь часть из них едет в столицу сражаться с монстрами. Наверное, в той стороне какая-то войсковая часть расположена. Или все же прокачали, и успели вернуть обратно на днях? Интересно, обычные ребята, понятия не имеющие, что творится, сидят сейчас в кузовах с калашами в руках, или их уже прокачали в той же Сибири, и они сейчас сжимают в руках точно такое же оружие, как у нас?

На нашей узенькой дороге пришлось сбросить скорость, но машина шла отлично. Я все больше приходил к мысли, что надо подумать о том, чтобы всем пересесть на такие же. Надо будет обсудить с нашими этим же вечером. Или раньше, если получится.

Подъезжая к нашему особняку, посигналил, чтобы не напугать внезапным появлением Тамару со Степаном. Тетя Тамара раньше без очков в трех шагах от себя ничего не видела, но после лечения на медкомплексе пришельцев стекляшки отбросила в сторону и обрела почти орлиное зрение. Тем не менее, учитывая, что меня и Серега еле узнал, стоит предупредить их, чтобы не нервничали. А то еще шмальнут сдуру.

На крепостной стене, возле которой стоял брошенный кран, который, когда мы уезжали в аэропорт, вовсю работал, стояли Петькины родители, настороженно направив в нашу сторону свои стволы. Все верно, ни меня, ни сидевшего рядом Бориса сразу не узнали. И я в грязи, и Борис в окровавленной чалме из намотанных неумело мной бинтов тоже выглядит явно не собой.

Я открыл дверцу, высунулся и прокричал:

– Не пугайтесь, это мы с Борисом! И во второй машине наш новый друг!

Узнав голос, оба расплылись в улыбке и убрали оружие.

Тамара поспешно спустилась во двор, и спустя полминуты створка ворот, похожая больше на огромную сейфовую дверь, поехала в сторону. Мы заехали во двор и вышли из кабины. Сатору въехал за нами.

– Да что это там с вами случилось! – заохала встретившая нас первой Тамара.

– Главное, все здоровы! – ответил я, – чуть позже все обсудим, в пожарной машине раненая женщина, надо ее на медкомплекс отнести.

Увидев подходившего к нам Сатору, представил их друг другу:

– Это Сатору, муж пострадавшей женщины. Это Тамара.

Затем мы забрались в пожарную машину. Юрико обрадованно подняла на меня глаза, но руки продолжала держать на грудной клетке своей матери:

– Приехали?

– Да, пару минут – и начнем лечение!

Мы с Сатору быстро подняли столешницу, а Борис и подошедший Степан помогли аккуратно вынести раненую из салона.

– Юрико, Сатору, это Тамара и Степан, родители моего друга, Петра, – на ходу продолжил знакомить всех я.

До медкомплекса добрались быстро. Вот и оправдалось решение поставить его в столовой прямо у входа – лечить людей удобно.

– Сатору, Юрико, пациента нужно полностью раздеть, прежде чем помещать в аппарат. Тамара поможет вам это сделать, а мы с Борисом и Степаном пока отойдем, – сказал я, когда мы опустили столешницу около медкомплекса.

Время, пока больную раздевали и загружали в медкомплекс, мы с Борисом зря не теряли. Направились к холодильникам, с утра поели мало, да еще этот стресс от игр в догонялки с монстрами.

– А куда рабочие подевались? – спросил я Степана, доставая из целлофанового пакета стопку сооруженных кем-то бутербродов с сыром.

– Да я утром как раз гулял, смотрел, как стройка идет, и вдруг начались звонки по мобильным у рабочих. Они, не прощаясь, сели по своим легковым машинам и уехали сразу. Мне Серега только после твоего звонка объяснил, что у монстров началась новая фаза – атака на населенные пункты. Видимо, родственники или друзья наших рабочих и вызвонили. Кран бросили, бетоновоз и одну из машин, нагруженную бетонными плитами. Да и бытовка осталась.

– Все, значит, не успели сделать? – спросил Борис.

– Какое там! – махнул рукой Степан, – вместо трех с половиной планируемых метров высоты чуть за три перевалили. Жалко, часов пять не хватило.

– Ладно, три метра так три метра! – сказал я, – надо будет только кран отогнать подальше, чтобы по нему никто к нам не залез. А то стрела висит как раз над забором, какой-нибудь гориллоид запросто залезет по кабине и окажется у нас внутри. Оно нам надо?

– Сейчас займусь, мысль правильная! Хоть бы только они ключи в замке зажигания оставили! – сказал Степан и направился к крану.

– Что дальше делаем? – спросил меня Борис.

– Надо тебя тоже подлечить в медкомплексе после японки, затем, наверное, вернемся в аэропорт, поможем им забрать тело их бойца. Заодно и прокачаемся, куда без этого. Так пойдет?

Борис кивнул. Дальше мы молча жевали, наблюдая, как Степан, найдя ключ, отгоняет кран подальше от забора. Вернувшись, тот показал связку ключей и сказал:

– Положу в прихожей. Никогда не знаешь, когда понадобится кран.

В воздухе бухнуло, как будто где-то далеко что-то сильно рвануло. Инстинктивно оглянулся, но никаких столбов дыма или грибов от взрыва в нашей глуши видно не было.

– Теперь, наверное, долго будет так, – сказал задумчиво Борис, – похоже, армия борется с монстрами. Хоть бы лес не подпалили. Здорово, что мы деревья выкорчевали на полсотни метров вокруг нового забора. Даже если и подожгут, с таким свободным пространством вокруг и за этой стеной спокойно пожар переживем.

– Тьфу-тьфу-тьфу! – сплюнул я, – по мне, вполне достаточно и Армагеддона. Лес я люблю, не хотелось бы жить на пожарище.

Из двери вышла Тамара и позвала нас:

– Все, мужики, пациентку вылечили и одели. Борис, твоя очередь лезть в аппарат.

Мы прошли в столовую. Прямо на входе между обрадованными Сатору и Юрико сидела вылеченная нашим аппаратом женщина и с совершенно ошарашенным видом слушала, что они ей говорят. Очень похожа на Юрико, но скулы побольше, а так и не скажешь, что мать – морщин практически нет. А глаза такие же огромные, впрочем, это может быть и от шока.

Судя по ее виду, она, в отличие от мужа и дочери, которые сидели с пристегнутыми мечами так уютно, как будто родились с ними, ничего о происходящем не знала и была ошарашена, что попала в Армагеддон. Ясно, что ей теперь очень нелегко все осознать. Но больше всего меня напрягало то, что я успел позабыть ее имя. Блин, имена-то непростые, я все про себя твердил имя девушки и ее отца, а ее имя и подзабыл. С ней-то не надо было общаться, она без сознания на столешнице лежала всю дорогу.

Тамара подвела Бориса к аппарату и громко сказала:

– Прошу всех на выход из помещения! Тут очередь следующего пациента.

Дочь и отец беспрекословно поднялись, сказали что-то женщине, поднялась и она. А я обрадовался – вполне возможно, что мать Юрико и не говорит по-русски – мне тогда с ней и поговорить не выйдет, не страшно, что имя забыл.

Все вместе мы вышли из столовой в коридор.

– Семён-доси, я хотел еще раз поблагодарить и вас, и ваших друзей. Вы совершенно бескорыстно помогли нам, и я чувствую себя в глубоком долгу, – церемонно поклонился мне Сатору, и я автоматически ответил тем же, – давайте пройдем к нашей машине, я хотел бы вручить вам небольшой сувенир. Он ни в коей мере не будет достойной компенсацией вашей помощи, просто станет знаком нашей признательности.

– Да нет, не надо сувениров, – взмахнул я рукой, – я хотел уточнить, может быть, вам тоже стоит пройти лечение в медкомплексе? Вы, конечно, выглядите неплохо, но вряд ли ваше здоровье такое же, как в молодости.

– Еще раз спасибо, Семен-доси, – вежливо сказал японец, – но наш сэнсэй тоже взял навык лечения, и недавно, в связи с ранением, полностью меня пролечил. Потратил много часов, но сказал, что я теперь почти как новенький. Да и регенерацию мне разогнали почти до максимума. Все же пройдем к машине, небольшой подарок – это минимум, чтобы я не чувствовал себя так неловко за оказанную помощь.

Я пожал плечами и пошел вместе с японцами к их машине. Степан деликатно остался на месте, краем глаза я заметил, что сверху спускаются тетя с дедом. Видимо, заселила его в один из номеров и теперь тоже поведет в медкомплекс на лечение, сразу после Бориса.

Мы подошли к машине японца, и он, открыв салон, вынул и протянул мне рукояткой вперед еще один меч, очень похожий на тот, что были у них самих:

– Вот, это вам! Эта катана принадлежала нашему погибшему товарищу Виктору. Он был прекрасным бойцом и другом, и я прошу принять теперь этот меч вас, чтобы он напоминал вам о нашей встрече.

Теперь уже я стоял с ошарашенным видом. Ясно было одно, отказываться нельзя, на Востоке от таких подарков нельзя отказаться, не оскорбив того, кто его преподносит. Это я точно где-то читал или видел по телеку. Что-то всплыло в голове про то, что меч нужно, вроде, брать двумя руками. И нельзя тут же выхватывать клинок из ножен и радостно махать им в воздухе, как будто проголодался и только что нашел, чем быстренько нарезать колбасы. Как-то так, вроде.

Протянув руки, я осторожно взял меч и прочитал описание:

Ядовитая игла. Самозатачивающийся меч. Любительский уровень. Каждый пятый удар по врагу наносит дополнительный ущерб ядом.

Меч выглядел просто офигительно. Ножны цвета слоновой кости без единой царапины, как будто до меня им никогда не пользовались, рукоять в виде змеиной головы. Осторожно потянул клинок из ножен. Солнце блеснуло на лезвии, которое было самим совершенством. Идеальная полировка, видно было, что заточено так, что пальцем его лучше не касаться.

Я, как и любой нормальный мужик, обожаю холодное оружие. Другое дело, что владеть им совершенно не умею, если не считать, конечно, детский опыт с размахиванием деревянными палками. В любом случае, Серега и Петька обзавидуются, когда увидят у меня меч от системы. И какой меч!

– Это великолепный подарок, Сатору! – ответил я, и даже голос у меня немного сел от волнения, – но честно хочу сказать, что велик шанс, что я сам им случайно зарежусь. Я мечом сроду владеть не обучался. Вы точно уверены, что такой невероятный меч можно дарить человеку, который не знает, как с ним обращаться?

Юрико впервые за наше короткое знакомство ослепительно улыбнулась в ответ на мои слова, и мое сердце ухнуло куда-то в пятки. Блин, такая девчонка, что я реально плыву при виде ее!

– Честность только украшает настоящего воина! – немного напыщенно ответил Сатору, – для владельца такого меча, прежде всего, важно стремление постигать новое. А первые уроки владения мечом вы можете взять у нашего сэнсэя.

– Да, мы вам всегда будем рады! – сказала Юрико и снова улыбнулась, – приезжайте к нам в гости!

– Да я с удовольствием, хотя время такое, что не знаешь, как оно получится! – ответил я витиевато и мысленно поморщился. Дурак! Такая девчонка в гости приглашает, а я несу какую-то уклончивую хрень.

Сатору тем временем снова полез в машину и теперь достал уже оттуда карту автомобильных дорог Москвы и Московской области.

– Вот, посмотрите, если ехать вот по этой дороге, а потом через полкилометра свернуть на проселок, то там и стоит наш дом. Мы, конечно, не так хорошо подготовились, как вы, но забор тоже имеется, и дом большой.

– Собственно, хотел уточнить ваши планы, – торопливо сказал я, видя по всем признакам, что гости собираются уезжать, – вы говорили, что планируете забирать тело вашего друга из аэропорта. Мы аэропорт неплохо изучили, так что я с друзьями готов помочь.

Глава 3
Крушение

Я очень удивился, надо это признать, когда в чумазом парне, машущем мне из окна пожарной машины на встречке, опознал Семёна. Как оказалось, Семка, добрая душа, уже спас и повез на лечение каких-то японцев, которых зачем-то занесло в Москву. А, ну да, он же ездил встречать тетю в аэропорт, тогда понятно. И я понял, что в аэропорту все было жестко, поняв, что он не в грязи, а в запекшейся крови.

Впечатлила машина одного из японцев, что ехал за пожарной машиной. Что дорогая тачка – это для Москвы не удивительно. А вот дипломатические номера уже внушают.

Мои проблемы были масштабнее некуда – батя с маманей и бабулей наглухо застряли в нескольких тысячах километров от нас во Владивостоке. Я даже не знаю, сколько это точно километров, но, когда в детстве летал в гости, понял, что чертовски много. Вот и что теперь делать? Одно хорошо – что они не успели сесть в самолёт и вылететь в Москву. И даже выехать в аэропорт. Единственный раз, когда я смог дозвониться по сотовому матери, она мне это успела сказать, пока связь не прервалась. У их дома монстры еще не появились, поэтому удачно, что я успел их предупредить, что надо вооружаться чем получится и быть наготове.

Судя по словам Бориса, в аэропорту творился ад, все оккупировали монстры, а садящиеся самолёты сталкиваются и взрываются с другими, брошенными на посадочной полосе или маневрирующими по ней. Мне искренне было жаль людей, которые оказались в воздухе в такой ситуации, когда посадить самолёт, не разбив его вдребезги стало очень сложно, но на земле у моих родителей все же есть шанс. Да, без оставленного на нашей базе оружия с монстрами на Дальнем Востоке им придется очень нелегко, но все же – слава богу, что не успели сесть во взлетевший самолёт.

В полной мере сказанное Борисом я осознал, когда мы проезжали мимо аэропорта – над ним высоко поднимался густой черный дым. А в небе кружило множество пассажирских самолётов, прилетевших в один из самых оживленных аэропортов Европы, в котором больше нельзя было безопасно приземлиться.

Впрочем, надо было выкинуть эти мысли из головы – мы выехали на грейд с кучей престарелых родственников, которых страшно было пускать в лес одних с любым оружием, как мы поступили с нашими родителями. Медкомплекс, конечно, неплохо их омолодил, но юными и быстрыми не сделал. Да и налицо были явные проблемы с мышечной памятью – тело избавилось от множества старческих болячек, от которых страдало, а привычка осторожно передвигаться, как будто конечности все ещё страдают от артрита или артроза, у помолодевшим стариков ещё осталась. И движения у них поэтому получались какие-то дерганные, тело уже могло двигаться свободнее, а мозг еще к этому не приспособился. Так что нет, одних их, без нашего присмотра, отпускать на охоту за монстрами – никак.

Но ситуация в целом осложнилась. Одно дело запустить квадрокоптеры над лесом и отлавливать монстров по тепловым изображениям. Другое дело – охотиться на них на окраинах огромного мегаполиса. Что там нас может ожидать – да все, что угодно!!! Вот об этом мне и надо сейчас думать, как неформальному лидеру, от которого все ждут каких-то решений, готов я к ним или нет, а не о несчастных людях в небе над нами или даже о родителях в Сибири. По этим вопросам я в данный момент бессилен что-то сделать.

Из боеспособных и проверенных в боевой обстановке в команде были только мы с Петькой, да его малолетний брат с моей сестрой. Сестра-то ладно, семилетка, будет работать сугубо с квадрокоптером, а вот недавно вышедший из комы, но вполне себе уже бодрый Сашка щеголял с честно заработанным в прошлых боях плазменным стволом. Второй такой же был только у Бориса.

Старикам мы выдали оружие, оставленное моими родителями, да те двустволки, что сняли тогда с тел убитых охотников. С настойчивой просьбой не палить куда попало, не прицелившись хорошо, ибо картечь.

– Слушай, может, все-таки в окрестностях аэропорта попробуем сначала поохотиться? – спросил Петька, – что там в этой Москве, хрен его знает!

– Ты в небо посмотри, сколько там самолетов, и подумай о том, не захотят ли они, несмотря на отсутствие диспетчеров и обломки на взлетной полосе от взорвавшихся и столкнувшихся самолетов, все же попытать счастья, приземлившись там от полной безнадеги, – ответил я, – а что если один из таких самолетов въедет прямо в нашу группу, или взорвется, неудачно приземлившись рядом с нами? Там у них в баках столько тонн горючки, что рванет так, как будто оказался рядом со складом боеприпасов.

– Да, резон в твоих словах есть, – вздохнул Петька, – но людей как жалко!

– Да не трави душу, блин! – огрызнулся я ни с того, ни с сего, и тут же извинился, – прости, дружище! Стресс, что ли, из-за этой сложной ситуации с родителями, и всей этой ответственности за группу неподготовленных старичков.

– Поскорее бы Семен разобрался со своими японцами и присоединился к нам. С ним все же намного легче, – тактично ответил Петька, заминая мою неловкость.

– Серый! Сзади! – вдруг взвизгнула Наташка, которая всю дорогу провела, вертясь на заднем сиденье и осматривая окружающий мир. Всегда была любопытной, а последние дни с постоянной тренировкой в наблюдении при помощи квадрокоптера за монстрами ее интерес к окружающему миру еще возрос. Все же любопытные эти мелкие дети, живущие с гаджетами в руках.

Мне-то самому по возрасту всего ничего, но я далеко не такой «электронный», как моя сестричка. Я вообще не уверен, что она в полной мере осознала, чем происходящее с нами сейчас отличается от того, во что она играла на своих смартфоне и планшете. В этом плане ей должно быть полегче приспособиться, мол, ничего особенного и не происходит!

Тут же оглянувшись, вначале не увидел ничего странного. Ну, едут за нами еще две машины с родственниками. Но тут зрение перестроилось на более дальнюю перспективу, и я увидел, что над шоссе резко снижается огромный пассажирский самолет.

– Еханный бабай! – с чувством сказал тоже увидевший это зрелище Петька, – да они не хотят приземляться в аэропорту! Пилоты хотят сесть на шоссе!

Я уже вовсю нажимал на клаксон, аккуратно притормаживая. Блин, надо было сразу подумать, что посадка на шоссе – один из отчаянных вариантов для пилотов, когда есть проблемы с посадочной полосой в аэропорту. Учитывая сумасшедшую скорость огромного снижающегося самолета, у нас есть всего ничего, чтобы убраться с дороги и не попасть ему под колеса. Главное – быстрее объяснить, что делать водителям в двух других машинах. За рулем в первой из них был Петькин дед Захар, а во второй – бабка тети Семена, Галина.

– Открывай окно, маши и кричи во всю глотку – поворачивайте за мной! – скомандовал я Петьке. Нам дико повезло, что по краю дорога достаточно ровно переходила в поле. Учитывая, что его недавно перепахали, далеко мы по нему не уедем, но зато не перевернемся, как если бы тут был какой-нибудь двухметровый обрыв. И сам начал поворачивать, едва достаточно для этого сбросил скорость.

Успел бросить взгляд в зеркальце. Машины вслед за мной аккуратно притормозили, но не поворачивали. Обе так и ехали по шоссе, постепенно замедляясь. И Петька начал орать и махать, указывая, что надо повернуться и посмотреть назад, а там не реагировали. Видимо, хотят по обстоятельной стариковской привычке остановить тачки, выйти и не спеша обсудить, чего я от них хочу.

– Мля! – сказал я, въезжая на пахоту и постепенно увязая в бороздах. Теперь вся надежда была на то, что, проехав мимо нас, они будут вынуждены оглядываться в нашу сторону и волей-неволей заметят самолет и сами сделают нужные выводы. Хочется верить, достаточно быстро, чтобы тоже повторить мой маневр. И если успеют, то в следующий раз – никаких стариков за рулем!!! Прав был Петька, Семена дико не хватает!

Сработало! Да и самолет за прошедшие несколько секунд так увеличился в размерах, что игнорировать его было уже невозможно. Обе машины почти синхронно перестали тормозить и тут же повернули на пахотное поле.

Еще несколько секунд, и они тоже завязли в земле. Но, самое главное, самолет, едва не касаясь колесами шоссе, перелетел через нас, на мгновение накрыв огромной тенью и оглушив, а затем приземлился на асфальт и тут же оторвался от него метрах в ста от нас. Снова приземлился и подлетел вверх, качнулся и чуть не задел левым крылом землю, я услышал, как рядом ахнул Петька, да и сам так крепко сжал кулаки, что ногти вонзились в кожу. Кажется, теперь я понимаю, откуда произошло выражение – держи за меня кулаки! А затем все же выровнялся и пошел ровнее, казалось, что у пилотов все получилось!

Но в этот момент правое колесо огромного самолета съехало с вильнувшего немного в сторону шоссе на пахотное поле, и началось нечто невообразимое. Самолет перевернуло вверх хвостом как бумажный, он ударился кабиной пилотов о пашню, вмяв ее в фюзеляж, опрокинулся на спину, ломая крылья, и, перевернувшись еще раз, взорвался. Красочно, как в кино, и оставалось только радоваться, что произошло это уже в полукилометре от нас, и нам ничего не угрожало.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении