Сергиевская Ирина.

Клады Москвы. Легендарные сокровища, тайники и подземелья



скачать книгу бесплатно

При сносе старинного деревянного дома в Сокольниках на глазах удивленного экскаваторщика, крушившего ветхую постройку, сверху, из-под крыши, вдруг хлынул серебряный дождь. Оказалось, что ковш экскаватора разбил банку с серебряными монетами, спрятанную кем-то на чердаке. Работа на стройплощадке застопорилась, так как все строители бросились собирать рассыпавшиеся деньги и обмывать невиданную удачу.

При строительстве подземного перехода у Советской площади близ Моссовета (ныне мэрии Москвы) строители наткнулись на древние трехслойные деревянные мостовые. Между слоями встречались железные подковы и остатки обуви из сыромятной кожи. Изрядно позабавила строителей подошва от огромного сапога 51 размера одного из первых жителей Тверской. А рядом лежала полная глиняная кубышка XVI века. Возможно, их оставил нерадивый грабитель, спешно убегавший от погони или от своих подельников.

Еще один клад кроется в районе Пушкинской площади. По рассказам старожилов, летом 1917 года ученики мастерской в доме 28 на Большой Дмитровке случайно наткнулись на люк, ведущий в подземелья. Спустившись в глубокий темный колодец, они попали в старинный подземный ход. Пройдя по нему 300 метров, ребята увидели большие и очень тяжелые кованные железные сундуки, открыть которые, как они ни пытались, у них не получилось. Исследовать таинственные подземелья помешала революция и гражданская война, и вернуться к ним кладоискатели смогли лишь в середине 1920-х. Но к этому времени колодец оказался засыпан землей, а люк заложен кирпичами. Расчищая пол, сотрудники ГПУ нашли неподалеку от колодца ступеньки, ведущие к замурованному люку, и узнали от жильцов о «подвале в подвале», но и он оказался замурованным. Проникнуть в подземелье так и не удалось, и что за сокровища там скрывались – до сих пор неизвестно.

В ходе археологических раскопок в Теплых рядах на Ильинке был найден уникальный клад средневековых русских монет времен Василия Темного. На них был изображен всадник с копьем, поражающий змея. Георгий Победоносец был личным покровителем Георгия (Юрия) Дмитриевича Звенигородского, однако после первого появления Победоносца на монетах Георгия Дмитриевича он остался и на монетах его удачливого конкурента Василия Темного, уже как фирменный московский знак, позже вошедший в московский герб, который в свою очередь, стал частью российского герба.

В районе Нового Арбата, прямо у стен Дома журналистов на Никитском бульваре, столичные археологи нашли другой склад монет. Он датируется временем правнука Василия Темного, эпохой Ивана Грозного, а точнее – 1540—1560-ми годами. По словам главного московского археолога Александра Векслера, эти монеты оказались фальшивыми – подделкой под эльзасский талер. Сделали их не в русской столице, а в современном французском Верхнем Эльзасе. В России талеры назывались «ефимками», от полного названия монеты – «йоахимсталер». Деньги ввозились и частными лицами как средство обращения, и централизованно, а также как серебряный лом для производства собственных русских монет.

Находка не случайно произошла на пересечении Бульварного кольца с Арбатом: здесь шла бойкая торговля.

Найденные московскими археологами талеры оказались медными, покрытыми тонкой серебряной пленкой. При обнаружении поддельного характера талеров их перечеканивали в малые московские копейки. Старожилы-москвичи утверждают, что при сносе домов на месте, где ныне пролегает Новый Арбат, нашли столько ценностей, что их стоимость могла окупить строительство небольшого городка

Любопытный клад был обнаружен на «ополье», на Пятницкой улице, 76 – в месте, примыкавшем к Серпуховским воротам Деревянного города. Его сумма равна 7 рублям 28 алтынам и 2 деньгам. Клад датируется золотыми монетами 1610 года. Возможно, сокрытие клада было связано с наступлением Лжедмитрия II на Москву из Калуги и по времени совпало со свержением с престола Василия Шуйского и собранием горожан около Серпуховских ворот. Не исключено, что оно было реакцией одного из сторонников Шуйского на происходящие события и установившееся безвластие.


Василий IV Шуйский. Портрет из «Царского титулярника» 1672 года


Наиболее дальновидные владельцы сокровищ, справедливо предполагая, что их особняки будут тщательно обыскивать, зарывали ценности вне дома. В Москве на улице Щепкина при рытье траншеи откопали сразу два клада: 18 килограммов червонного золота в слитках, а чуть поодаль в истлевшей кожаной сумке – золотые часы, браслеты, медальоны.

В Бобровом переулке под полом лежал мешочек со 180 золотыми монетами. Калужский купец Чистоклетов, чья коллекция вызывала жгучую зависть всех нумизматов, спрятал свое сокровище в старой печи. В 1927 году отыскали три тысячи серебряных и медных монет. А вот золотые монетки не всплыли до сих пор.

Иногда «счастливчики» находят «приблудный» клад. Лет 30 тому назад на улице Достоевского заканчивалось возведение нового дома, и строителям нужно было засыпать землей траншеи. Неожиданно после сильного дождя бригадир заметил, что в грудах привезенного грунта что-то поблескивает. Оказалось, что это старинные серебряные монеты. Перерыв всю кучу, из земли их вытащили несколько сотен. Стало ясно, что это часть какого-то клада. Выяснилось, что самосвалы возили грунт с другой стройки – на улице Каретный Ряд как раз рыли котлован под новое здание. К сожалению, поиски там результатов не дали.

Одним из наиболее любопытных кладов является клад, найденный в 1993 году на Сретенке, на чердаке в доме коллежского регистратора Суворова. Там были всевозможные денежные знаки 1918–1920 годов, в том числе ассигнации Каледина, белогвардейской Сибирской республики, а также сберкнижка и любовная переписка хозяина.

Уникальная историческая ценность попала в руки строителей, занимавшихся в 1997 году реконструкцией дома 5 по Дмитровскому переулку. Разбирая крышу здания, они наткнулись на пачку бумаг. Среди них была и купчая на Сандуновские бани, которые купчиха Вера Фирсанова незадолго до революции продала купцу Якову Шполянскому.

При строительстве перехода на Пушкинской площади строителей ждал неожиданный сюрприз: в котловане были найдены две уникальные курительные трубки. До Петра I в Москве курение табака сурово преследовалось – курильщикам «дьявольского зелья» рвали ноздри. Пристрастившийся к курению Петр стал насаждать эту заморскую привычку в России. Это послужило сигналом для иностранных купцов, наводнивших российские рынки своей продукцией. Среди находок есть и ранняя турецкая трубка с восточным клеймом, и более поздняя фаянсовая в виде головы турецкого паши в яркой чалме, как напоминание о поверженном враге. При восстановлении Казанского собора на Красной площади были найдено целое скопление красноглиняных курительных трубок, покрытых причудливым орнаментом.

Клады бывают разные: и военные, и революционные, и трагичные, и даже детские: они самые непредсказуемые и очень добрые. В 1995 году в Харитоньевском переулке сносили старое школьное здание, построенное на территории уничтоженной церкви. При расчистке фундаментов то и дело попадались захоронения церковного погоста. И тут замученные скелетами археологи среди кирпичей школьной стены находят груду золотых украшений и в радостном возбуждении начинают оформление клада. Увы, при детальном рассмотрении все оказывается бижутерией двадцатилетней давности. Возможно, пришла старшеклассница на урок вся в «золоте», а строгая учительница заставила юную модницу снять украшения. Девочка погоревала и припрятала все в школьном подвале, на которой дворник навесил большой амбарный замок.


Легендарные церковные клады

Слухов и преданий о церковных кладах ходит немало. Одна из самых красивых легенд связана с Новодевичьим монастырем. Ее рассказывал сотрудникам МВД бывший ризничий Успенского монастырского собора Б. В. Стеньшинский. В 1920 году, когда большевики приняли решение о ликвидации монастыря, игуменья обители Леонида Озерова задумала передать в надежные руки все монастырские реликвии и ценности. Но вынести их из монастыря монахини не смогли – на выходе стоял караул из солдат ВЧК. Тогда, по словам ризничего, игуменья ушла с ними в какое-то тайное монастырское подземелье, где замуровала себя, приняв мученическую смерть. Монахини имитировали захоронение в некрополе Смоленского собора. Стеньшинский утверждал, что он присутствовал при вскрытии захоронения Леониды, но ее останков под погребальной плитой не оказалось.

Согласно другой легенде, богатый армянский купец, действительный тайный советник Христофор Лазарян повелел отлить из чистого золота трехпудовый крест и разукрасить его драгоценными камнями. Приказал хранить в подвале Крестовоздвиженской армянской церкви, которая стояла во дворе нынешнего дома 3 по Армянскому переулку, до особого, торжественного события. Рассказывают, что когда в 1930-х годах церковь снесли, а на ее месте построили школу, то легендарного золотого креста в подвалах не обнаружили. Прибывшие чекисты долго и тщетно допрашивали служащих о пропавшем кресте, но он как сквозь землю провалился. А может, действительно провалился? И лежит в ее недрах, ждет исследователей…


Легенды и мифы

По преданию, заветный клад иногда открывает сам себя. Он является в виде черной кошки, которая как бы приглашает идти за собой. Увидев такой знак, нужно следовать за кошкой, а там, где она остановится и замяучит, крикнуть «Рассыпься!», а потом копать на этом месте.


Согласно преданиям, в церкви Николая Чудотворца в Хлынове, которая стояла неподалеку от Большой Никитской улице, побывал наследник престола, будущий император Павел I. После его отъезда поползли по округе слухи, будто в подземельях Хлыновского тупика спрятаны сокровища мальтийского ордена. Прихожане церкви стали копаться в подвалах своих домов, отыскивая лазы в заветное подземелье. Угомонил всех местный юродивый. Заверил он прихожан, что сокровища заговоренные. 200 лет их искать бесполезно. Москвичи успокоились, но не угомонились. В 1936 году, когда власти снесли Никольскую церковь, они активизировались и стали по ночам раскапывать подвалы снесенной церкви. По слухам, вскоре к ним подъехали вездесущие чекисты, и кладоискателей больше никто не видел.


Действительный тайный советник Лазарев Христофор Екимович (Христофор Лазарян)


Поговаривали также, что когда в Старых Воротниках стали возводить четверик новой Пименовской церкви, жители решили заказать замок из чистого золота, дабы положить в фундамент строящейся церкви, чтобы храм простоял много веков. Церковь снесли в 30-е годы, а золотого замка так и не нашли.

Нередко поиски кладов заканчивались тяжелыми преступлениями. В 1978 году в монастырских кельях Богородице-Рождественского женского монастыря проживали две бывшие послушницы этого монастыря – Викторина, которой к тому времени было уже за 90 лет, и Варвара (Турусова), немногим моложе ее. Как оказалось впоследствии, Варвара была не простой послушницей, а казначейшей и воспитанницей последней настоятельницы монастыря Ювеналии, которая передала ей перед своей кончиной наиболее чтимые святыни из ризницы обители.


Согласно преданиям, в подвалах церкви Николая Чудотворца в Хлынове спрятаны сокровища мальтийского ордена


Жила бывшая монахиня замкнуто, к себе никого не пускала. О ней вспоминали как о смиренной, доброй, непритязательной, за все благодарной Богу и готовой послужить ближним. Однако нашлись злые на язык соседки-сплетницы, которые рассказывали, как в 30-е годы Варвара носила в Торгсин серебряный самовар и золотишко, и якобы видели у нее большой золотой крест, монастырские иконы и другие ценности. Из-за этих поистине бесценных реликвий Варвара и была убита в своей крошечной комнатке. У нее нашлось лишь несколько икон. Ряд вещей из ризницы монастыря через пару лет были обнаружены на таможне за несколько минут до того, как их собирались вывезти за границу. Местонахождение других похищенных святынь до настоящего времени неизвестно. Следствие установило, что убийца Варвары, работавший в мастерской (разместившейся здесь же, в монастырских постройках), не раз забирался в подвалы и простукивал стены в надежде отыскать драгоценную утварь и долго плутал в узких подземных лабиринтах.

Впрочем, совсем не обязательно гоняться за знаменитыми сокровищами. Как говорится, лучше синица в руке, чем журавль в небе. Московская земля в буквальном смысле слова напичкана разнообразными историческими предметами. Кроме старинных особняков клады часто попадаются на территории церквей и монастырей. Во-первых, паломники обязательно бросали монеты в монастырский колодец. Во-вторых, еще на начальном этапе в строящуюся церковь обязательно закладывались дары для Господа.

При ликвидации церквей и монастырей, когда в стране шла массовая конфискация церковных ценностей, священнослужители пытались утаить священные реликвии и ценности от революционных властей. Так, в подвалах под старой церковью в районе Таганки во время их ремонта рабочие, сбивавшие штукатурку, обнаружили в стене заложенное кирпичами углубление. Внутри оказались несколько серебряных лампад, позолоченная чаша для причастия, подсвечник. Вблизи Спасо-Андроникова монастыря был найден клад – почти 2000 монет Ивана III. А в бывшем доме Ниловской пустыни (Серебрянический переулок) при реставрации обнаружили огромные пачки ассигнаций. Кто-то из рабочих выбросил их в окно, и деньги усеяли весь переулок…

В Симоновском монастыре, мимо которого в XIV веке проходил Болвановский тракт, по которому караваны купцов добирались через Коломну в южные края, обнаружен клад восточных монет IX века. На этом же тракте, самом оживленном из торговых путей, связывавшем восточные земли с древним Сурожем, главным центром черноморской торговли, были найдены еще два клада: первый – недалеко от Таганских ворот на Марксистской улице (370 монет времен Ивана IV); второй – у платформы Текстильщики, на территории совхоза имени Горького. Там была обнаружена кубышка с 2350 серебряными монетами, выпущенными в XV веке в царствования Ивана III и Василия III.

О тайных ходах Симонова монастыря заговорили в 1929 году, когда при раскопках нашли засыпанный вход в заброшенную подземную монастырскую темницу. Она представляла собой коридор, по обеим сторонам которого находились «каменные мешки» и пыточные, камеры в рост человека, наглухо заколоченные, имевшие только отверстия для подачи пищи.

На Крутицком подворье был найден клад из 800 серебряных монет, выпущенных в XV веке в царствие Ивана III и его предшественника Василия Темного. На Спартаковской улице был найден клад – кувшин с 180 монетами, зарытый на территории дворцового села Елох в 1530 году. На территории Косино в Перовском районе на кладбище при рытье могилы нашли клад – 45 серебряных монет Великого княжества Московского. Возле ограды Новодевичьего монастыря были найдены три сосуда с серебряными монетами времен Ивана III. На Самотечной улице на месте дворцового села Сущево вблизи Самотечной площади был найден клад – 100 серебряных монет, датируемых 1550–1600 годами. Во время закладки монет эта часть Москвы только начинала застраиваться.


Симонов монастырь


Подземные тайны

Почти все старинные здания в Китай-городе имеют обширные подвалы. Так старинное подворье, расположенное на Никольской улице, уходит вниз на несколько этажей. Правая часть хода изобилует огромными арками, заложенными кирпичом. За закладкой открывается подземная улица, уходящая вдаль. Под подземными улицами, внизу – палаты трехметровой высоты. Ходят слухи, что подвалы подворья – четырехъярусные. До революции ярусы соединялись спусками, по которым свободно проезжали телеги. Несколько лет назад во время раскопок были найдены руины старинной усадьбы. Там исследователи обнаружили железное долото и украшения из стекла, аметиста, бронзы.

В 1889 году при разрушении Старых Гостиных рядов на Красной площади на глубине 5 метров открылось пять древних сводчатых камер. Под лавками Суконной линии на глубине уже 7 метров обнаружили еще шесть палат. Они располагались друг над другом в два этажа. Одни помещения сообщались между собой небольшими полукруглыми окнами, вторые соединялись коридорами, а у третьих не было ни окон, ни дверей. При раскопках археологи нашли старинный (XVI века) шлем, большой клад серебряных монет и человеческие скелеты.

Страшная подземная загадка связана с домом 2 в Богоявленском переулке. В 1924 году при ремонте отопления в подвалах рабочие нашли три каменных гроба с останками. Вопреки церковным правилам, предписывающим хоронить людей головой на восток, изголовья саркофагов сходились в одной точке. Там, где гробы сходятся в одной точке, из них проделаны вытяжные трубы, соединяющиеся с трубой, проходящей через древнюю стену до высоты первого этажа. Исследователи предполагают, что здесь некогда произошло зверское погребение живых людей, для продления мучений которых нарочно был оставлен приток воздуха в гробы. Когда на следующий день археологи явились в подвал, саркофаги оказались скрытыми под горой угля.

По соседству с Богоявленским переулком находится бывшее Чижевское подворье, в подвале которого в 2007 году было обнаружено средневековое захоронение 81 человека. Было выдвинуто предположение, что скелеты относятся к погосту Успенского храма на Чижевском подворье, вокруг которого находилось кладбище, уничтоженное при постройке зданий.

В 1980 году в подвале первой в Москве электрической станции на Большой Дмитровке (дом 3/5) был найден замурованный вход в древнее сводчатое помещение. В огромном мрачном подземелье имелись дыба, клещи, плети, цепи и прочие орудия пыток. Раньше эти подвалы принадлежали Георгиевскому монастырю, в честь которого назван переулок, прилегающий в этом месте к Большой Дмитровке. Раньше на этом месте находилось владение воеводы боярина Юрия Захарьина-Кошкина, родоначальника Романовых, деда первой жены Ивана Грозного – Анастасии Романовны, где она воспитывалась. Однажды их дом посетил преподобный Геннадий Любимоградский и, благословляя юную Анастасию, молвил: «Ты еси роза прекрасная и ветвь плодоносная, будеши нам государыня царица». Это пророчество исполнилось 3 февраля 1547 года. По преданию, именно здесь, в родовом доме Романовых, царственный юноша впервые увидел Анастасию и полюбил ее всей душой. Свадьба состоялась в Успенском соборе всего несколько дней спустя после венчания Ивана Грозного на царство.

В середине XVI века сестра воеводы Феодосия устроила здесь Георгиевский девичий монастырь, просуществовавший до 1812 года. При монастыре были похоронены известные современники Петра I – Троекуровы, Стрешневы, а также первый учитель царя думный дьяк Никита Моисеевич Зотов.

В 1717 году Петр с высшими почестями похоронил в Георгиевском монастыре своего соратника – знаменитого князя-кесаря Ф. Ю. Ромодановского, одно только имя которого наводило ужас. Из царского спальника и потешного генералиссимуса, которому Петр собственноручно срезал бороду, он превратился в главу Преображенского приказа, ведавшего тайным сыском в России. Да и управление государством Петр нередко поручал ему, то и дело отлучаясь из Москвы.


Князь Ф. Ю. Ромодановский в отсутствие Петра I правил государством и творил суд над своими врагами


По преданию, усадьба князя Ф. Ю. Ромодановского находилась рядом с Георгиевским монастырем. Именно отсюда он правил государством и творил суд над своими врагами. Вероятно, он и приспособил под пыточную монастырское подземелье. Поговаривали, что в вырытых по его приказу подвалах усадьбы князь-кесарь устроил настоящую подземную тюрьму, где «привечал» особо опасных преступников. Вот как описывает Ф. Ю. Ромодановского князь Б. И. Куракин: «Сей князь был характеру партикулярнаго; собою видом, как монстра; нравом злой тиран; превеликой нежелатель добра никому; пьян по вся дни; но его величеству верной был так, что никто другой…».

На похоронах любимого кесаря Петр увидел, что высокие надгробия мешают параду войск, отдававших последние почести, и сильно разгневался. Позднее он издал указ, предписывавший «надгробные камни при церквах и в монастырях опускать вровень с землею; надписи на камнях делать сверху». Здесь же был похоронен и сын Ромодановского, Иван Федорович, унаследовавший по приказу Петра титул князя-кесаря, пока его не отменила вступившая на престол Екатерина I. С его смертью в 1730 году пресеклась мужская ветвь «кесарей».

В 1756 году здесь был похоронен опальный Михаил Гаврилович Головкин. Его отец, родственник Наталии Кирилловны Нарышкиной, при бунте царевны Софьи остался верен Петру, за что был награжден орденом святого апостола Андрея Первозванного и титулом канцлера. По заслугам отца ко двору был приближен и сын – Михаил. Его женили на Екатерине Ромодановской, крестнице Петра и внучке Федора Ромодановского. Свадебным маршалом был сам Петр I, а императрица – посаженной матерью невесты.

И еще одно захоронение находилось в этом некрополе. В Георгиевском соборе у северной стены был погребен знаменитый фельдмаршал граф Александр Борисович Бутурлин. Его надгробие украшала довольно длинная эпитафия с такими строками: «Человек, не исключай из памяти твоей человечество! Что ныне другому, то завтра тебе; что родится, тому должно умирать. Смерть есть дверь к вечности!».

За счет погребений столь знатных и богатых людей Георгиевский монастырь не имел ни в чем недостатка. Потомки почивавших на его погосте щедро одаривали монастырь вотчинами, драгоценной утварью, образами на помин души и всегда приезжали сюда в дни храмовых праздников и в день поминовения усопших.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Поделиться ссылкой на выделенное