Сергей Волков.

Потомок ветеранов империи. Космическая фантастика



скачать книгу бесплатно

© Сергей Волков, 2017


ISBN 978-5-4485-6704-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Захар и Зигфрид. За 183 года до точки 0

1.1 Засада на супостата

– Захарка собирайся! – вихрем ворвался Стёпка в сени избы Тимофея Ивановича Фролова. Захар был его четвёртым из пяти сыновей возраста неполных 21 года.

– Авангард прошел! Значит обоз скоро будет у постоялого двора. Староста ждёт всех на околице деревни. Тулуп потолще одевай и кожанку с нашитыми бляхами пододеть не забудь. (Это сочетание одежды давало шанс выжить против выстрелов из мушкетов и пистолей врага).

– А ты что ж рогатину не взял, – спросил появившийся в сенях Захар. – Как будешь конных ссаживать то?

– Я мигом, – исчез Стёпка.

Шел декабрь 1812 года. Первая Французская Империя трещала по швам. Колонны отступающих войск французской коалиции тянулись по дорогам Смоленщины в сторону Европы. Вьюги и метели холодной зимы разметали отступающее войско на мелкие отряды, пробирающиеся по враждебной им территории.

Староста села Вишневка Петрович был оборотистым и хозяйственным мужиком. Как только французы побежали мелкими бандами в сторону своей Родины, Петрович сколотил ватажку в 40 голов и перехватывал мелкие отряды с целью поживиться награбленным французами добром. Село стояло в версте от тракта за лесным массивом. На повороте к селу с тракта стоял постоялый двор, сожженный французами при их движении к Москве. Сама Вишневка была большой деревней на 48 дворов, но привлекать всех мужиков в ватажку староста не хотел, хотя в каждом дворе кроме хозяина была, по крайней мере, ещё пара взрослых сыновей. Если вдруг взрослых мужиков перебьют супостаты, то станет некому работать на помещичьих землях и управляющий помещика мигом сошлёт старосту в Сибирь. Этого Петрович не хотел, и очень сильно. Потому от каждого двора он брал не более одного мужика или молодого парня, и то при условии, что это не единственный кормилец или единственный наследник земельного надела.

Основной ценностью в отступающих обозах были лошади. Получив лошадь в семью, крестьянин мог обратиться за земельным наделом к помещику и самостоятельно кормить своих жену и детей, попутно обрабатывая и помещичьи земли. Если попадались породистые кони, непригодные для работы под упряжью, то их можно было обменять у помещика на рабочих лошадей, и даже иногда одного породистого на двух рабочих. Да и остальное добро из обозов даром не пропадало. Ну и конечно же «свою бОльшую половину» добычи староста отбирал сразу.

– Хлопцы! – обратился главарь к своей ватажке, прятавшейся на опушке леса, вдоль тракта из Смоленска на Варшаву. – Обоз наверняка растянулся, первую группу пропускаем. Егорка стоит в полверсте отсюда за поворотом дороги, который не видно из-за выступа леса. Когда мимо него пройдёт хвост колонны и пойдёт на поворот к нам, он засвистит. Это и будет сигналом к началу атаки на обоз.

Голова колонны ускорится, ведь они не знают сколько нападающих. Максимум дюжина верховых из охраны развернётся помогать хвосту колонны, да и то если решат что нас много бросят своих. Там ведь в хвосте самые уставшие и вымотанные лошади и люди. Если отобьют, да ещё и с потерями, что потом с ними делать? Бросать? Так проще сразу бросить.

Из-за угла леса показалась голова колонны две дюжины конных и полтора десятка саней. Егорка молчал, значит это ещё не вся колонна. Когда голова колонны отошла на полверсты, из-за угла леса появилось ещё семь саней в окружении восьмерки конного охранения. И тут Егорка засвистел, да уже и хвост колонны поравнялся с засадой. Ватажка кинулась на «завоевателей».

Это было последнее из того, что помнил Захар из своей жизни на Смоленщине.


* * *


С детства Захар был очень энергичным ребенком, да к тому же сильно любознательным. При этом по характеру он был балагур и любимчик окружающих. Уже к 10 годам, входя в пору юношества, Захар стал тянуться к любым знаниям. Большую роль в этом сыграл отец Михаил, глава прихода помещичьей церкви. Храм стоял в трёх верстах от села и имел при себе церковно-приходскую школу. Захар окончил эту «школу для поселянских детей». Но неусидчивый характер не давал ему покоя и отец отправил сына в ученики скорняку. Но через год он был и оттуда выгнан. «За неусидчивость». Тогда разозленный отец отправил его в ученики к кузнецу. «Раз много энергии пусть там молотом и машет для общего блага».

Кузнец погиб при наступлении французских войск на Москву и Захар вернулся в отчий дом (кузня была собственностью помещика), чтобы пересидеть период войн и невзгод.

Захар всегда хотел покинуть родные края. Он хотел посмотреть мир, узнать что-то «новое», о чём не знали даже все его знакомые, включая отца Михаила – человека образованного и начитанного. Тем более четвертому сыну в семье ничего особого по наследству не причиталось.

Староста же имел на Захара свои планы. По весне Петрович ожидал отряд рекрутёров с требованием выполнения общинной рекрутской повинности. Война собирает свою смертельную жатву при любом её исходе. Императору понадобятся новые солдаты взамен выбывших. Захар как раз вошел в возраст рекрутского набора, а от их села обычно забирали двух-трёх рекрутов.

– Раз была война, готовь троих Петрович, – предупреждал управляющий помещика.


* * *


– Парень ты меня слышишь? Понимаешь?

Захар как будто выплывал из тумана беспамятства и никак не мог вспомнить, как он оказался в этом чистом белом помещении на столе в коробе с откинутой прозрачной крышкой.

– Да. Да. – Ответил Захар.

– А почему два «да»? – задал вопрос человек в белом халате, сидящий на стуле возле стола.

– А потому что вопроса было два. – Сказал Захар и тут же понял, что говорит не на русском языке.

– Ну, значит ты парень в полном порядке, – улыбнулся мужчина. – Я доктор Вайт, лейтенант медицинской службы тяжелого крейсера Смарг Империи Аратан. Вылезай из медкапсулы и надевай этот комбинезон. Я тебе помогу с ним справиться.

Захар оглядел свою наготу и одним движением выпрыгнул из короба, названного медкапсулой. Энергия и сила так и бурлили в молодом теле бывшего молотобойца при помещечьей кузне.

Молча одевшись при активной помощи доктора, Захар похвалил одеяние, которое как по волшебству из большеразмерного балахона обтянуло его фигуру, нигде не стесняя.

– Знатная одежда. Только почему она белого цвета? Измажется же?

Доктор снова улыбнулся и сказал:

– Сейчас за тобой придёт сопровождающий и ты с ним пойдёшь к своим товарищам на собрание, где и задашь все интересующие тебя вопросы, но только после того как выслушаешь офицера СБ (службы безопасности) нашего корабля.

И тут открылась дверь в комнату, и вошел подтянутый человек среднего возраста, на глаз Захара – сороколетний. Правда, самым старым, кого видел Захар, был дед Мефодий, 57 лет от роду.

Вошедший сходу спросил:

– Док, ну как?

– Этот последний. Всего – 70 человек, стариков, женщин и детей – нет. ИИ (интеллектуальный индекс) – от 92 до 173. Распределение ИИ по возрастанию, как обычно: половина или 35 человек до 109 пунктов, 10 человек —от 110 до 119, 21 человек —от 121 до 159, и четверо от 160 до 173. Треть имеют сильное истощение, то есть физическое состояние сильно ниже нормы, остальные в отличной форме. Да и медкапсулы их подлечили, убрали мелкие болячки, где были переломы – срастили кости, подстегнули регенерацию организма. Нейросетей ни у кого нет, и никогда не было.

– Ого, да у этих диких средний индекс интеллекта выше, чем средний по Империи. Интересно, где же аварские пираты их набрали.

– Дикие, но интеллектуальный уровень высок. Вероятно потомки колонистов первой волны централизованно-организованной экспансии человека по галактике в эпоху до освоения гиперпереходов. – Отметил доктор.

– Как тебя зовут? – Спросил вновь прибывший у Захара.

– Захар. – Кратко ответил парень.

– Тогда пошли Захар ко всем остальным. Меня зовут Стейн, я лейтенант службы безопасности (СБ) флота на крейсере Смарг Империи Аратан. Через полчаса я проведу со всеми освобожденными беседу и после этого отвечу на ваши вопросы.


* * *


Привели Захара в большую комнату, разделенную на две неравные части. Линией раздела были пять человек в металлических доспехах. На меньшей части расселись 29 французов и их союзников. Захар же сразу прошел на большую часть комнаты к своей ватажке во главе с Петровичем.

– Все живы, – удовлетворенно проговорил Петрович.

– Захарка, ты как? – тут же влез Степан. Степан был соседом и другом Захара, хотя и был помладше на год. Однако это не мешало ему принимать участие во всех проказах их пары от небольших проказ в детстве до драк уже в юношестве.

– Да всё в порядке, только ничего не понятно. Правда лейтенант Стейн, который меня привёл сюда, обещал вскоре всё рассказать и разъяснить.


* * *


Лейтенант Стейн по нейросети послал запрос на аудиенцию капитану тяжелого крейсера полковнику Бланку. Ответ с приглашением на мостик пришел через пару минут.

– Докладывайте лейтенант, – сказал полковник едва вошедшему Стейну.

– Дикие, но ИИ выше среднего по Империи. Отчет лейтенанта Вайта на Иксине (искусственный интеллект) корабля в Разделе «Медблок. Дикие».

– Это-то я и сам смогу прочитать. Какие у вас лейтенант будут соображения на их счёт?

1.2 Первый бой тяжелого крейсера Смарг Империи Аратан

Тяжелый крейсер Смарг Империи Аратан своим ходом шел к ремонтной базе восьмого Флота Империи, расположенной в одиннадцати системах от текущего местоположения. Крейсер был девятого поколения и спущенным с верфи всего три месяца назад, но 50-процентные повреждения, полученные в последнем приграничном инциденте с Флотом Империи Авар, свели его боевые и ходовые качества к минимальным. Единственно возможным сейчас для боевого корабля была постановка на ремонт в док базы 8-го Флота, с прибытием туда своим ходом. Гипердвигатель позволял прыгнуть только в соседнюю систему, а не на 6—7 систем как было по конструкторской документации. Из четырех маршевых двигателей работало два, и они позволяли еле-еле набрать необходимую скорость для прыжка в гиперпространстве.

Кроме того, в ходе боя крейсер получил торпеду в район второй лётной палубы, где перезаряжались тяжелые истребители «Орлан», и одномоментно потерял 12 машин из 24 Орланов, базирующихся на крейсере, а также всю смену техников второй лётной палубы, включая двух инженеров лётной палубы, а это 18 человек. Из оставшихся 12 Орланов, восемь были сбиты превосходящими впятеро силами москитного флота эскадры Аварской Империи. В ходе последующего абордажа крейсера превосходящими силами врага, абордажная команда Смарга при контрабордажных действиях потеряла 80% личного состава. Их осталось 10 из 50, и все десять выживших сейчас лежали на восстановлении в реаниматорах и медкапсулах медсекции крейсера.

В чём же была причина таких катастрофических последствий для крейсера? И почему он остался жив и «на плаву»?

Причина была одна. Поведения корабля в гиперпространстве, в том числе точное до минуты время в прыжке, и разброс точек выхода из него при прыжке из стартовой системы в заданную, не мог ни предсказать, ни просчитать никто. Это была ахиллесова пята всех боевых действий в космосе. Ушедшие в гиперпрыжок по одному маршруту корабли одной эскадры, выходили в обычное пространство с разницей во времени, иногда до нескольких часов (в зависимости от дальности прыжка) и разбросом в пространстве, иногда до нескольких сотен тысяч километров.

Именно так и произошло при прыжке сводной эскадры 8-го Флота Империи Аратан из 12 кораблей в приграничную систему Империи. Крейсер Смарг, будучи самым новым кораблем сводной эскадры, вышел из гиперпрыжка первым в системе и не далее как в десяти тысячах километров от идущих встречным курсом шести военных кораблей Аварской Империи. Между империями был вооруженный мир, но одинокий крейсер своим внезапным появлением под носом или ещё по какой-то причине спровоцировал атаку на него. Аварская эскадра, выждав 15 минут (вдруг ещё выйдут из гипера корабли вражеского Флота), посчитала его одиночкой и атаковала всеми силами. Крейсер Смарг при выходе в обычное пространство, в соответствии с Порядком Нахождения в Приграничном пространстве, тут же окутался защитными энергетическими полями и выпустил половину своего москитного флота из 12 машин.

После трёх слаженных залпов энергетического оружия четырёх крейсеров Империи Авар, двух тяжелых и двух средних, энергетического щита на Смарге не осталось. Все четыре аварских крейсера выстрелили по Смаргу по паре противокорабельных торпед, чтоб наверняка его уничтожить. Пятым и шестым кораблями в эскадре Империи Авар были авиаматка с 48 машинами москитного флота, такими как – тяжелые и легкие истребители, торпедоносцы, штурмовики и разведчики, и крейсер РЭБ (радиоэлектронной борьбы). На первом этапе боя они не принимали участия в боевых действиях.

Сразу за волной торпед все четыре крейсера отстреляли в сторону Смарга по два абордажных бота с абордажными командами по 30 единиц в каждом или космодесантников или абордажных роботов, возможно вперемешку, и тех и других.

Капитан крейсера полковник Бланк не был зеленым новичком на флоте, он прошел все ступени флотской иерархии от лейтенанта-рядового, выпускника флотского училище столичной планеты, до капитана тяжелого имперского крейсера. Полетный опыт полковника Бланка начинался на машинах москитного флота и фрегатах, потом корветах, эсминцах и легких крейсерах, и сейчас совершенствовался на тяжелом крейсере Смарг. Поэтому полковник дал тактической группе приказ сосредоточить все силы удара москитного флота и зенитной артиллерии на восьми торпедах, а потом на четырех абордажных ботах. Главное корабельное орудие полковник приказал нацелить на самый дальний от Смарга тяжелый крейсер, распознав в нём флагман вражеской эскадры (авары были трусливы и их командир чаще всего был подальше от гущи событий). К тому же именно он был на оптимальной дистанции поражения главным калибром. Все лазерные и плазменные орудия крейсер сразу нацелил на абордажные боты и начал их целенаправленно обстреливать в попытке уничтожить. Такой расклад огневой мощи был выбран не случайно. Если одно-два попадания несбитых торпед композитная броня тяжелого крейсера должна была выдержать, то вот 240 абордажных единиц вражеского десанта с боевыми роботами, раскатают в блин 50 человек собственной абордажной команды, несмотря на все турели внутрикорабельной обороны. На борт собственного крейсера такое количество абордажников неприятеля капитан пускать не собирался ни в коем случае.

Как только были сбиты семь из восьми аварских торпед и шесть из восьми абордажных бота, аварская авиаматка сбросила половину своих истребителей в количестве 24 машин (видимо все её тяжелые истребители), ещё 36 тяжелых истребителя сбросили четыре аварских крейсера. Видимо командование аварской эскадры решило против тяжелых аратанских истребителей и их крейсера использовать все свои тяжелые истребители. И тут произошла катастрофа, единственная прорвавшаяся к тяжелому крейсеру Империи Аратан аварская торпеда ударила не в композитную броню крейсера, а попала в открытую летную палубу, с находящейся на перезарядке первой сменой Орланов, полностью их уничтожив. 12 оставшихся в бою Орланов были не соперники 60 тяжелым истребителям аварской эскадры и начали гореть в неравном бою. Но сюрпризы данного боя ещё не закончились, и прямо по курсу следования эскадры Империи Авар вынырнули из гипера два средних аратанских крейсера и сходу выпустили по три торпеды, именно столько торпедных аппаратов стоит на каждом среднем крейсере Империи Аратан, и отстрелили по четыре кассеты противокорабельных ракет. Москитный флот аварской эскадры тут же разделился примерно пополам. Половина кинулась на перехват ракет и торпед, устремившихся к кораблям аварского флота, а половина стали методично выбивать маршевые двигатели тяжелого крейсера Смарг. Также последним включился в битву аварский крейсер РЭБ. Он пытался забить помехами эфир, чтобы не допустить корректировку курса торпед и ракет с аратанских средних крейсеров. И именно в этот момент из гипера вынырнул крейсер-целеуказатель аратанской эскадры. На нем стояло самое современное оборудование Империи Аратан по целеуказанию и корректировки курса для торпед, ракет, кораблей москитного флота и кораблей всей эскадры. Вслед за ним стали вываливаться из гипера остальные восемь кораблей эскадры Империи Аратан, с разницей в несколько минут один от другого.

И вот тут нервы Флагмана Империи Авар не выдержали и он стал набирать скорость к ближайшему пятну возможного гиперперехода из системы, одновременно скомандовав отступление всей своей эскадре.

Уйти кроме аварского флагмана смогли крейсер РЭБ и авиаматка, с примерно половиной списочного состава москитного флота. Всё остальное было расстреляно канонирами крейсеров и эсминцев и пилотами москитного флота аратанской эскадры. После чего дружными абордажными действиями все три крейсера Империи Авар были вскрыты и зачищены от сопротивления. Всех, кто решил сдаться на крейсерах, плюс пилотов аварского москитного флота, выловленные в спас-капсулах из космоса, согнали на тяжелый крейсер Смарг в помещение гауптвахты и быстро сваренные клетки на одной из технических палуб. Также ремонтно-техническая группа первой летной палубы прибуксировала два сбитых абордажных аварских бота, подлежащих восстановлению. Живых на ботах было 10 человек, в бессознательном состоянии. Всего пленных оказалось 117 человек.

Эскадра спешила на выполнение порученного ей задания.

Адмирал Эскадры связался с рубкой тяжелого крейсера Смарг и сразу спросил:

– Полковник Бланк, ваш крейсер способен продолжить выполнение поставленной нашей эскадре задачи?

– Нет, мой адмирал. Повреждены все четыре маршевых двигателя. Однако есть прогноз главного инженера корабля о возможности восстановления двух из четырех маршевых двигателей путём переустановки рабочих блоков взамен поврежденных в течение трёх часов. Но и тогда Смарг с полученными повреждениями будет скорее всего обузой для эскадры, чем помощником в бою.

– Полковник, вы помните, что в составе эскадры есть инженерно-ремонтный крейсер? Каков прогноз по ремонту двигателей при его использовании?

– Один час по прогнозу главного инженера корабля, мой адмирал. – Ответил после небольшой задержки на консультацию с главным инженером капитан крейсера.

– У вас час, полковник. Через час эскадра начинает разгон по первоначальному маршруту. Крейсер Смарг должен своим ходом проследовать к ремонтной базе 8-го Флота Империи Аратан и в максимально сжатые сроки восстановить боеспособность. А в общем, полковник, я рад что ты остался жив. Молодец, один против шестерых продержался почти полчаса. Объявляю благодарность.

– Служу Империи, мой Адмирал. По существу, чтобы я остался жив, старались все. Аварцы хотели, не вставая с дивана, прибить мешающее им насекомое. Мы же крутились как уж на сковородке. Повезло.

Через час эскадра Империи Аратан пошла по первоначальному маршруту следования, выполняя задумку Генерального Штаба Флотов Империи Аратан, а тяжёлый крейсер Смарг похромал через все подряд системы к ремонтной баз 8-го Флота, находящейся в 12 системах от места космического боя.

Обе Империи и Аратан и Авар представляли собой неправильные сферы, которые расширяясь от своих центральных, столичных звездных систем, в какой-то момент соприкоснулись и образовали приграничное космическое пространство на большом протяжении космоса. Но не везде приграничная система одной империи соприкасалась с приграничной системой другой. Также как соприкасаются два мяча, пусть и частично спущенных, то есть неправильной формы, так и две империи имели между собой в некоторых местах от одной до трёх-четырёх приграничных, никем не контролируемых систем в промежутке между ними на значительном протяжении космоса.

1.3 Две Империи. Империя Аратан и Империя Авар

Между двумя империями было множество различий, но главных было два.

Первое, Империя Аратан была населена людьми (где их называли и хуманы, и челы, и просто люди) со светлой кожей. На Земле их бы назвали европеоидами. А вот Империя Авар была населена людьми со смуглой кожей от темно-синих и темно-лиловых оттенков до полностью черных (по классификации Земли – негроидная раса), что сильно зависело от спектра излучения каждой конкретной звезды обитаемой системы в составе Империи Авар.

Второе, на территории Аварской Империи было узаконено рабство. То есть человека обращенного в раба можно было купить, продать, заставить на себя работать даром, послать на смерть. Всё это обеспечивалось рабскими ошейниками, которые, являясь электронными высоко-технологичными продуктами аварской цивилизации, следили через нейросеть каждого человека за его мыслями и поступками и принуждали последнего к исполнению воли его хозяина. Либо через рабский имплант, внедряемый в ту же нейросеть человека. Последний способ использовали к строптивым рабам, склонным к побегам. Установкой импланта старались не злоупотреблять, не потому что авары были человеколюбивы, а потому что рабский имплант за 7—8 лет (в среднем) делал из раба овощ, не способный ни на какой труд. А ведь каждый раб стоил немалых денежных средств, и терять их хозяин раба не желал. Правда и рабский ошейник тоже имел свои противопоказания. После примерно десяти лет ношения ошейника раб частенько терял способность к принятию собственных решений и к творчеству. Это было тоже неприемлемо для рабов высокой квалификации. Их просто старались не спускать с глаз и запирать где-нибудь вдали от цивилизации, чтоб они не смогли сбежать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное