Сергей Валов.

Спэгер. Операция Сфера



скачать книгу бесплатно

– Живее девочки, – Слышались окрики Крутова. Казалось, он заменял роте сержанта, а так же маму и папу.

– Если еще рас увижу вас господа, ближе десяти метров друг к другу, посчитаю это склонностью к гомосексуализму, а педиков в космодесанте не держат. Еще раз повторюсь, если вы не будете соблюдать интервал – ваш взвод понесет большие потери. Ближе десяти метров друг против друга я наблюдаю только «пикадоров».* Так! Господа, господа! – Говорил он, подходя к тиру. – Моя бабушка стреляла бы лучше.

– Но мы же поразили все мишени! – Сказал кто то негодуя.

– Смотрите! Рука, рука, туловище, а здесь в туловище три раза. Голову поразили только десять бойцов взвода, для пехоты сойдет, но вы должны быть лучшими!

– Феликс, мне кажется, мы, где то встречались…

– Билл! Точно ты! я тебя на заседании не узнал. Тебя так важно представили – «Капитан Хозард». Ты по моему тогда простым бойцом был.

– Операция «Лев Юпитера», вспомнил! – Хлопая по плечу Феликса, сказал Хозард. – Мы тогда здорово врезали контрабандистам. Ты по-моему был еще сержантом?

– Да, командовал отделением.

– Сколько тогда ваших?

– Двоих. А ваших?

– Двое «двухсотых» и двое пропали без вести, выбросило в космос – считай трупы. Передатчиков с собой не было…

– Ну зато мы им врезали, Дирон, тогда еще молодой отморозок, был просто в шоке – уничтожили всю его базу и склады.

– Здорово! А в кампании против Амадана, где участвовал?

– «Лунный Шторм». Наш полк задерживал боевиков прорывавшихся к генераторам гравитационно-кислородного поля. Мы думали, их там будет пару сотен, да и вооружение примитивное,…а там полторы – две тысячи смертников плюс сотня волонтеров– инструкторов.

*Пикадоры – расчет тяжелого лучемета ПИКА – переносной излучатель когерентный атомный.

Вооружение отменное, почти у всех ракетницы ТОР-С*, они только к нам на вооружение поступили, бьют на три километра, ИК-головка наведения, радиус сплошного поражения в вакууме – двадцать квадратных метров.

– Знаешь, кто их «слил»…

– Не знаю брат, еще были ПЗРК «Восход», они сбили ими несколько «Страйкеров» и перехватчиков. – Взахлеб говорил Крутов.

– Да тяжело вам пришлось, мы выяснили что корпорация «Глобал Юнит» снаряжала мятежников. Кстати, Евдаков, боец моей группы, участвовал в зачистке станции с генераторами ГК поля. Наше правительство использовало экспериментальный газ, в результате чего почти весь спецназ, штурмовавший станцию, был уничтожен. Группа СПЭГЕР как видишь, справилась с задачей. – Гордо заявил Хозард.

– Да, были времена,… но мы снова в деле! Нам осталось лишь пару дней на подготовку, я думаю, мы с тобой сработаемся.

– Конечно. Рад тебя видеть. – Хозард, пожав руку, направился к расположению своего взвода.

Казалось, он помолодел лет на десять, ему снова доверили его любимое дело, и Билл, чувствуя необычайное присутствие боевого духа смешенного с легким волнением, с улыбкой зашагал к своим товарищам, сортирующим снаряжение у десантных капсул.

Проходя мимо десантников он видел как они снаряжали свои плазмомёты – оружие тяжелое и убойное. Их не использовали в войсках, такое оружие было привилегией космодесанта, и плазмомётов было выпущено лишь полторы тысячи образцов только для ВКС. При весе в десять килограммов с боекомплектом, плазмомёт был эффективным на дистанции в километр и мог работать в условиях безвоздушного пространства. Его боезапас состоял из так называемого термоса с литром «тяжелой» воды. Его хватало на минуту боя. При выстреле тратилось около двадцати миллилитров воды, и пучок плазмы со сверхзвуковой скоростью, вылетал из жерла, нагреваясь до 6000 градусов Цельсия. Он пробивал любые бронежилеты, попадание в конечности вело к ампутации, а в корпус и голову приводило к летальному исходу. Хозард видел результат работы этих машинок. Прожжённые язвы диаметром почти с два кулака, украшали тела жертв. Термически-шоковое действие плазмомета было на высоте. Недостаток был в его весе. С плазмомётом работали в боевом скафандре, стреляя от бедра, а налегке – с плеча. Батлскафы космодесанта делились на два типа: легкий тридцатикилограммовый «Блик», и тяжелый, штурмовой «Базальт» весом в 120 килограммов. Блик имел стандартное бронирование туловища спереди также как и у скафов КОБРы. Название «Блик» он получил из-за вмонтированных отражателей по всему корпусу. Космодесантник мог включить функцию «блик» и его скафандр начинал мерцать, отражая излучения различного спектра. Он не обнаруживался инфракрасными приборами, его нельзя было взять на лазерный прицел, космодесантник становился неуязвим для боевых излучателей.

*Термическая одноразовая ракета, специальная.

Базальт являлся бронированным по всей поверхности скафом, Это была последняя модель батлскафа, с ним мог конкурировать только киберкостюм изобретенным профессором Смартом, в который был облачен Зилли Нольд. Базальт имел систему внутренней, активной защиты. Наподобие человеческой крови в промежуточном слое брони с помощью двигателя установленного за спиной запускался сплав в жидком состоянии. При пробивании брони он не позволял вакууму умертвить человека. Например, при повреждении руки, происходил декомпрессионный выхлоп, пространство в скафе заполняла вечная мерзлота, и человек погибал. Внутренняя защита выбрасывала сплав, циркулирующий под давлением словно кровоток. Он заполнял, как бы заваривал пробоину. Общая броня была противопульной, а корпус спереди был усилен листами танковой брони. Наплечники, нагрудники и пластины, защищающие живот, делали десантника одетого в Базальт похожим на античного бога. Мощная гидравлика на локтевых и коленных суставах, усиливала движения и позволяла совершать быстрые перемещения. Все батлскафы были снабжены трехдневным запасом воды и питательной смеси. Космодесантники имели на вооружение специальные номерные ножи-пилы с вибролезвием. Они резали даже металл. Ножи были закреплены на внутренней стороне левого предплечья. На внешней стороне был вмонтирован пистолет – пулемет калибра 5,4 мм. На левом бедре располагалась кобура с пневматическим шипострелом – парализатором. Он мог работать даже в вакууме, пробивая стандартные скафандры. Сзади имелся реактивный ранец, двумя соплами выступавший наружу. С помощью него космодесантник имел возможность преодолевать скальные выступы, водные преграды и двигаться в космосе. Двигатель работал в прыжковом и постоянном режимах.

Хозард, поздоровавшись с бойцами КОБРы начал снаряжаться, казалось его воодушевляло все происходящее здесь, еще бы! Он ощущал всем нутром, что впереди им предстояла настоящая битва.


* * *

За пол года до вышестоящих событий…


Макс Сквеа очнулся от жуткого холода. Криокамеры, в которых перевозили заключенных, были в ужасном состоянии. Он и еще пять десятков осужденных столпились в дезинфекционном отсеке. Все в красной робе бритые наголо.

– Закрыть глаза! – Поступила команда из динамика.

Из специальных опрыскивателей вмонтированных в стены зэков обработали паром, с каким то горьким на вкус веществом. Двое зэков, не послушавших совета, судорожно начали протирать глаза ладонями воя от боли. Но Макс был сообразительным малым. Несколько человек с парализаторами согнали всех в стыковочный отсек. Дискообразная дверь ушла направо и колония приняла своих новых постоянных жильцов. Макс сразу узнал красную планету, мельком взглянув в иллюминатор, ведь он работал не ней больше года в шахте, контролером шестируких роботов, а теперь он сам стал роботом, и от него требовалось выполнять команды, что бы остаться в живых на одной из самых суровых колоний Федерации. Построив в ряд и приказав поднять вверх закованные в наручники руки, колонну осужденных повели вперед. Длинный коридор закончился двумя грузовыми лифтами. Разделив зэков, конвоиры запустили их в лифты. В конце элеватора Макс увидел киборга следившего за порядком во время транспортировки. Проехав секунд тридцать, лифт остановился. Оставшихся двадцать человек построили и закрепив номера за робу стали разводить по камерам расположенным по обе стороны коридора, по потолку которого курсировала видеокамера, закрепленная в специальном желобе.

– 99-09 вперед… – Скомандовал конвоир.

– Меня зовут Макс Сквеа.

– Теперь ты 99-09. первые две цифры – номер твоего отряда, вторые твой порядковый номер. С помощью этих цифр ты сможешь получать питание в своей камере. – Спокойно объяснил охранник.

Шагнув к полупрозрачному стеклу Макс, протянул руки – и с него сняли магнитные браслеты. Положив пульт и наручники в набедренный карман, конвоир отрыл камеру. Стекло плавно поднялось вверх. Заключенные, сидевшие на кроватях мигом построились в размеченные вдоль стены желтые квадраты с номерами.

– Теперь это твой дом. – Сказал охранник и запер камеру.

Макс, разминая затекшие кисти, огляделся. Пластиковая мебель, состоящая из тумбочек и кроватей, белые стены, аварийное освещение и лампы дневного света, вмонтированные в потолок, до которого было метра четыре. Пищевой синтезатор у стены, отгороженный душ и туалет, кран с водой. Пластиковые стаканчики на тумбочках… «Да, с декорациями здесь бедновато» – подумал Макс, присаживаясь на кровать с номером девять.

– Ну, как тебе в хате? – Спросил один небритый зэк.

– Ничего, жить можно. – Окидывая взглядом девятерых соседей, ответил Макс.

– За что подсел? – Задал вопрос здоровенный коренастый мужик, подошедший к кровати.

– Убийства, грабеж. Завалил пару копов, но меня подранили и взяли.

– Молодца,… а я идейный. Воевал за свою свободу.

– Слава Амадану!!! – Выкрикнул кто то.

– Понятно. Я тоже в его рядах воевал. – Стараясь вписаться в компанию, сказал Макс.

– Где был?

– На «Бородавке»

– Слушай, и я тоже…да, да припоминаю я, ты вроде в военной форме был, в форме Федералов!

– Я… Я перебежал, я жизнь свою спасал.

– Братья, да это наседка. По любому стукач.

– Эй, трепло, следи за базаром. – Вставая с кровати, рявкнул Макс.

Амбал, каким то незаметным движением бросил кулак в сторону Макса и тот перевернувшись через кровать грохнулся возле тумбочки.

Сквеа встал, потирая ушибленную грудь, здоровяк продолжал наступать зажимая Макса между кроватями. Сквеа нащупав на тумбочке карандаш, взял его, чуть отведя руку за спину, и сделал вид, что страдает от боли, потирая левой ушибленное место. Амбал с размаху ударил ногой снизу вверх. Сквеа, заблокировав ногу левой рукой, воткнул карандаш в ухо открывшемуся врагу. Взвизгнув он осел на колено, а Макс резким движением сломал карандаш и зэк потерял сознание от болевого шока.

Конвоир, заметив потасовку открыл дверь и вошел в камеру. Все тут же построились у стен согласно номерам. Только Макс и поверженный здоровяк остались где стояли.

– Что вы его так боитесь? – Сказал Макс, глядя, как все шарахнулись от конвоира как черти от ладана.

Сквеа спокойно миновал мимо нордического охранника и встал в квадрат №9. Проходя около конвоира Макс, имел неосторожность слегка дотронуться черного комбинезона вертухая. Сквеа, содрогнулся от вспышки боли охватившей все его тело. Боль была такая, будто он ударился обоими локтями об угол стола. По нервным узлам в локтях и стопах проскочила и погасла молния боли.

– Ну, как тебе? – Похлопывая по плечу Макса, злорадствовал надсмотрщик.

Сквеа вновь забившись в конвульсиях, рухнул на пол.

– Этого в лазарет, а новенького в карцер на трое суток. – Скомандовал конвоир своим помощникам. Оба зэка сами «с удовольствием» выполнили указание.

Карцер оказался маленькой одноместной цилиндрической камерой. С верху шел тусклый свет, а по стене медленно стекали струйка воды. На полу располагалась воронка видимо для того что бы справлять нужду. Вонь стояла неописуемая, видно из карцера недавно вывели очередного посетителя. Садиться было неудобно – колени упирались в стену. Долго стоять – утомительно. Макс с каждым часом чувствовал усталость. Время текло крайне медленно. Сквеа пил воду, прислоняясь губами к стене, разминал массажем затекшие конечности, засыпал стоя как лошадь…Казалось он был на пороге к вечности, вечности в аду. Наконец дверь карцера резко ушла в бок, и Макс вывалился на пол к ногам конвоиров. Вяло проделав путь обратно в камеру, Макс уселся на койке. Макс был голоден как волк и казалось съел бы целого теленка за раз. Подойдя к пищевому синтезатору, он нажал на кнопку и как учил конвоир, сказал:

– 99-09.

Из толстого краника в выдвинувшуюся одноразовую пластиковую тарелку комками стала поступать пища, а из стандартного крана – вода в стаканчик. Макс подобрал пластиковую ложку и галеты, выпавшие в пластиковый карман, и принялся за еду. Синтезатор выдал обыкновенное картофельное пюре с мясом.

– Если так кормят, то не все так плохо! – Сказал сам себе Макс.

До вечера в камере никого не было и Сквеа, поужинав творожной массой, и чаем с галетами, разлегся на кровати, потирая набитый живот – порции были большие.

В девятом часу, полупрозрачная перегородка впустила восемь утомившихся зэков.

По очереди помывшись, они поели и разлеглись по кроватям. Конвоир, подойдя к стеклянному экрану просунул в узкую, едва видимую щель газету и поспешно удалился. Один самый старый зэк подошел к экрану, и взяв прессу пристально посмотрел на Макса.

– А здорово ты его отделал.

– Так получилось, сам видишь, он первый полез.

– Поделом ему, – Подойдя к кровати, пробубнил пожилой преступник. – Слишком много стал брать на себя беспредельшик. Меня кстати зовут Вольф. –Протянул он сухую руку со вздувшимися венами.

Макс, привстав, поздоровался.

– А меня Макс.

– Я сижу уже пятый год и все здесь знаю, поэтому и введу тебя в курс дела. Официально я здесь старший отряда, 99-01 мой номер. Я присяду?

– Разумеется.

Сев на кровать мужчина продолжил:

– Если ты еще не понял – ты на марсианской каторге, рудник по добыче радиоактивных материалов. Слышишь!? – мусорный шлюз сработал. Пластик от столовых приборов обработают и пустят в ход снова.

– А почему работают люди?

– Хм..– Усмехнулся Вольф. – Роботы дорогого стоят, да и при радиоактивном излучении они выходят из строя очень быстро. Здесь больше пяти лет никто не протягивал – смотри.

Он расстегнул красную робу и Макс увидел вздувшиеся вены и темные пятна, покрывшие все тело Вольфа.

– Мне осталось недолго…да о работе. Трудятся здесь по старинке. Зэков в скафандрах старой модели спускают в шахту и там, горемыки крошат радиоактивную руду, закидывая в конвейер. Вкалываем ежедневно, по шесть часов, после обеда и до восьми. Это для того что бы мы больше протянули здесь. Кормежка как видишь калорийная, раз в неделю даже водку дают, по сто грамм.

– Выводит радионуклиды. – Добавил высокий, худощавый зэк.

– Кстати, Макс, пора тебя представить отряду. Тощий тип, который сейчас умничал – бывший доктор – хирург. Проводил опыты над людьми без наркоза.

– Доктор Пэйн, – слышал, наверное, в новостях. На самом деле я не такой страшный и не маньяк вовсе. Кстати, оперировал я только отбросов общества, но правительство не оценило мои таланты, хотя сами экспериментируют вдоволь на этой каторге.

– Здоровяк, с которым ты закусился это чистой воды отморозок, воевал за Амадана, а этот небритый 99-06 его шестерка, без Быка не выступает.

– Завали хлебало старый осел!

– Да это именно он. Обрати внимание, что здесь царят другие порядки, этих беспредельщиков мы бы давно опустили или грохнули, но за подобные штуки отправляют на опыты к таким – вот официальным докторам Пэйнам.

– Вертухаям нужны рабочие руки.

– А это, – Улыбнулся Вольф, – Умник, он по Интернету наворовал столько, что наше правительство решило упрятать его сюда, смертную казнь ведь отменили, гуманисты херовы… Вон там, возле вент канала спят два братца из Поднебесной. Были головорезами у Дирона. А этого крепкого чернокожего парня зовут Сэйнт. До сих пор не знаю что он делает в этом проклятом месте. Застал дома жену с любовником соседом, взял «помпушку» и завалил обоих, а потом сдурел и уработал двух копов, подъехавших на вызов. Святой человек… И последний наш приятель – грабитель и убийца Чака-дурак. Грабил естественно только богатых, да, Робин Гуд хренов!?

– Из пущки вщех штреллял. – Скорчив глупое лицо, зашепелявил Чака. (Максу казалось, что оно у Чаки постоянно тупое.)

– А сколько всего народу здесь сидит?

– Примерно 150, а может и 200 отрядов. Вот и подсчитай.

– Вертухаев примерно рота. Работают сутки к трем. Сюда прилетают на четыре месяца, а потом у них отпуск. Сверху охраняют военные. – Добавил Умник.

– Откуда ты знаешь?

– Работал наладчиком оборудования, не все же могут…

– А за что обратно в рабочие перевели?

– Накосячил, послал мамочке сообщение на мобильник.

– Доктор Пэйн, еще вопрос.

– Я весь внимание, пока старший читает газету и дойдет моя очередь, я просто изнываю от скуки. – Вертя в руках карандаш, ответил доктор.

– А что это за система у конвойных? Меня будто бы током шарахнуло!

– Я просидел уже полтора года, и сделал выводы – датчик – болевик подключен к спинному мозгу всех находящихся здесь. При непосредственном контакте с костюмом конвоира он воздействует, на нервные сплетения в локтях и стопах.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3