Сергей Удальцов.

Катехизис протеста. За что мы боремся



скачать книгу бесплатно

Я минимизировал свою зависимость от государства, поэтому меня зацепить чуть сложнее. Наверное, поэтому в последнее время стали в мой дом врываться, в мой подъезд. На мои телефоны, номера которых никто особенно не знает, приходят SMS с угрозами: «Мы придем к тебе. Жди нас!». В три ночи приходят такие эсэмэски. Жене моей тоже приходят. Я обращаюсь, конечно, в полицию, но там это никакого энтузиазма не вызывает. Перед Днем гнева приходили в подъезд и исписали все стены, залили лестничную клетку мазутом. В другой раз не пожалели десятков яиц, все было залито. Перед этим навоз привезли и вывалили перед дверью в подъезд. Ну как это расценить? Это прямого урона моему здоровью и жизни не несет, но постоянно нервная обстановка. Ты думаешь: «Сегодня они мазут налили, а завтра его подожгут?».

Еще на меня нападали. Задачи калечить, видимо, не было. Я сопротивлялся нападению, и им не удалось меня сильно повредить. Хотя лицо попортили, что называется. Слава богу, мои знакомые в этот момент по двору проходили, шум возник, их спугнули. Так что я представляю, как это может происходить. Я готов, хотя ко всему никогда не будешь готов… Это травля инакомыслящего. Такая травля абсолютно противоречит понятию демократического государства, которым так любят щеголять наши руководители…

У нас, к сожалению, и среди левых распространены маргинальные взгляды – сейчас мы до власти дорвемся и перевешаем всех врагов народа. Я считаю, что это противоречит самой идее гуманизма. Гуманизм – не значит беззащитность или безволие, понятно, что на любую агрессию надо отвечать. Но самоцелью делать насилие нельзя. Кто с этим не согласен, тот не левый…

Меня многократно задерживали и много раз сажали за решетку. Так сложилось в последние годы, что – помимо моей воли, никакого удовольствия я от этого не получаю – я посетил десятки отделений полиции. Я расцениваю мое пребывание в полиции как вид агитационной работы. В некоторых отделениях полиции мне знакомы большинство сотрудников. И они меня знают прекрасно. Да, я четко понимаю, что они люди системы и будут выполнять команду, хотя я думаю, что если, например, поступит команда меня ликвидировать… далеко не все на это пойдут. Многие… большинство… не пойдут. На личном уровне я бы отметил у многих симпатию, лояльность и даже дружеское отношение. Он тебя скрутил, заковал, притащил, а потом, когда никто не видит, говорит: «Ну, ты извини… это как бы моя работа». А в самих отделениях идет общение нормальное, вплоть до уровня начальников отделений, когда они приглашают тебя и интересуются в том числе и политической ситуацией, вопросы задают и свое мнение высказывают. Благодаря политике властей у меня среди сотрудников полиции появилось много если не единомышленников, то скрытых сторонников.

Период «революционного накопления»
(из интервью С. Удальцова корреспонденту «Литературной
России» Д. Черному, 2012 г.)

…Мы сегодня нужны везде, где несправедливость вступает в свои незаконные права… Думские коммунисты не за всем поспевают, мягко говоря.

Мы являемся более мобильной организацией, не так ригидны и в идеологии, потому что, в отличие от думских деятелей, нам приходится вертеться без госфинансирования. Мы организация тех, кто в нее вступает. Поэтому реальная поддержка населения, обновление наших рядов насущная проблема, живет ведь организация на членские взносы и за счет инициативности, творческих и с ними связанных финансовых вложений активистов. Сам придумал транспарант, стикер, баннер сам сделал…

Сейчас для нас настало важное время, наша аудитория выросла с тысяч до миллионов, нам есть что сказать и тем, кого почти до нитки обворовала власть предателей СССР, но мы говорим все чаще и больше с представителями «креативного класса», хоть это и глуповатый термин. Им не просто есть что терять, они сами себя и даже коллег кормят, рождая идеи и стратегии, они могут менять место работы и тем более они могут менять власть в стране. Главная причина солидарных выступлений практически всех классов, кроме олигархии, против Путина, это отсутствие пресловутых социальных лифтов, это стагнация экономическая и социальная как результат воровской монополизации власти.

Сами площади уже сформировали коалицию, ряд общественных, горизонтальных, как модно говорить, структур, которые показывают, что демократия вполне возможна не как думская ее имитация, а как процесс поиска компромиссов вне искусственно созданных властью структур. И здесь как раз представлен весь спектр политический, от самых правых либералов до левых радикалов, не минуя и националистов. Разум возмущенный кипит, противоположности анархисты, либералы, державники поневоле находят общий, русский язык, в общем котле рождается новая гражданственность. Тут вполне уместно сравнение с собиранием княжеств в ту Русь, которая сможет сбросить иго. По крайней мере пытается… Все яснее становится с каждым днем, кто за реальную, народную демократию, а кто служит хозяину, прибравшему все российские богатства недр, и не только недр…

Главное, что дает нам силы, во-первых, это то, что выходящие с нами протестовать сотни тысяч по всей стране люди образованные, культурные в основном. Радует, что в протест активно вливаются люди творческие – рок-музыканты, композиторы, пианисты, поэты, писатели, художники. Если в нашем общегражданском движении присутствуют деятели культуры, значит, протест имеет перспективы развития в нечто большее, чем протест. Он уже задает новые нормы гражданственности, и это не может не радовать…

Антипутинская оппозиция
(Из интервью С. Удальцова газете «Обозреватель»,
3.02.2012 г.)

Антипутинская оппозиция сплотила в своих рядах людей столь разных идеологических направлений, что просто диву даешься, как им удается находить общий язык. Общий враг и правда объединяет. Под одними лозунгами выходят либерально-демократический Алексей Навальный и «яблочник» Григорий Явлинский, который четыре года назад посодействовал исключению этого самого Навального из рядов демократического «Яблока».

Власть старается расколоть оппозицию – в том числе тем, что проводит альтернативные акции в те же дни, когда проводятся акции оппозиции. Я расцениваю альтернативные акции как провокационные. Они направлены на то, чтобы разобщить гражданское движение, противопоставить одних другим. Самое печальное, что те люди, которые проводят такие альтернативные акции, больше всего говорят, что не хотят гражданской войны. На самом деле они все ведут именно к этому – к расколу. Одних граждан России натравливают на других. Я их считаю просто провокаторами. Люди, которые работают на власть, – сознательно или бессознательно – совершают огромную ошибку.

Но, тем не менее, планы оппозиции на наших акциях не меняются. Мы настроены мирно, будем действовать в рамках закона, ни на какие провокации мы не нацелены. Если, наоборот, нас будет кто-то провоцировать, мы будем пресекать такие действия в рамках закона, взаимодействовать с полицией, если необходимо.

У нас есть общее понимание того, что реформы необходимы всей стране. Они необходимы всем политическим силам: и левым, и либералам, и националистам…

«Анатомия протеста»

Существует ли угроза массовых репрессий?
(Из интервью С. Удальцова корреспонденту «2000»,
24.01.2012 г.)

В последнее время власть показала, что без колебаний прибегает к провокациям и клевете, к политическим манипуляциям и популистским обещаниям. Но что касается репрессий, то в их возможность мне, честно говоря, не верится. Для того чтобы использовать репрессивные механизмы, власть должна опираться на поддержку массовых социальных групп. В противном случае репрессии не остановят, а только усилят рост протестных настроений. Хотя я не исключаю, что власть, оказавшись в отчаянном положении, может решиться на отдельные репрессивные действия.

Власть сейчас не считается с интересами общественного большинства. Она не уважает человеческое достоинство и гражданские права, не признает верховенство права и не соблюдает собственные законы. Она тратит государственные ресурсы на поддержку банков и корпораций, связанных с представителями высшего государственного руководства, несмотря на наличие в стране острых социальных проблем. Именно это и является причиной для массового недовольства. Поэтому требования, которые предъявляет к власти протестное движение, связаны прежде всего с установлением законности, созданием механизмов общественного контроля, демократизацией политической системы. Эти требования не являются социалистическими по характеру, да и социальная проблематика в идеологии протестного движения пока играет вспомогательную роль.

Конечно, левым нужно убедить протестное движение в необходимости придать своим лозунгам социальную окраску. Но даже в нынешнем виде эти требования выглядят неприемлемыми для власти. Очевидно, что она не сможет согласиться на их реализацию. Поэтому протестное движение в ближайшее время усилится, оно охватит новые города, в него будут втягиваться новые социальные группы.

Естественно, власть может попытаться расколоть протестное движение и договориться с его наиболее умеренной частью на выгодных для себя условиях. На мой взгляд, в этом самая большая опасность. Власть хочет столкнуть между собой различные силы, составляющие протестное движение, поссорить политических и общественных деятелей, входящих в его руководство. Пока это делается бездарно и грубо и, скорее, дает обратный эффект. Одновременно представители государственного руководства намекают, что с одними представителями протестного движения они готовы общаться, а с другими принципиально не будут разговаривать. К сожалению, есть все основания опасаться, что некоторые деятели либерального движения могут поддаться на всякого рода соблазны, а договоренности с ними власть попытается преподнести как соглашение с протестным движением в целом. Но даже в самом плохом для нас случае власть сможет лишь на некоторое время остановить развитие протестного движения.

Курс в интересах нескольких крупных корпораций разрушает экономику и социальную сферу. Новая волна глобального экономического кризиса может чрезвычайно сильно ударить по России. Кроме того, общество видит, что внешняя политика России фактически подчинена интересам «Газпрома» и нескольких крупнейших экспортеров энергоносителей и промышленного сырья. Подобный курс завел страну в геополитический тупик. Он мешает развитию добрососедских отношений и экономического сотрудничества с бывшими советскими республиками, поскольку это помешало бы «Газпрому» продавать газ по нынешним ценам. Условия приобретения российского газа, которые навязывают соседним странам, несомненно несправедливы. Но они лишь отражают общую несправедливость курса, проводимого российской властью. Несправедливость, которая вызывает все большее возмущение российского общества.

«Анатомия протеста»

Сегодня мне все время задают вопросы по поводу уголовного дела о приготовлении к организации массовых беспорядков, которое на основании фильма «Анатомия протеста-2» в отношении меня и моих товарищей Лебедева и Развозжаева возбудил СК РФ. Постараюсь очень коротко ответить.

1. Возбуждение данного дела – месть со стороны жуликов и воров.

Они затаили жестокую обиду еще в декабре, когда мы вышли протестовать против бесчестных выборов. Затем обида только росла – с каждым новым митингом и Маршем миллионов она становилась все сильнее. Недаром Путину приписывают фразу «Они испортили мне праздник, я испорчу им жизнь», произнесенную после Марша миллионов 6 мая, который прошел накануне коронации ВВП. Первый эпизод мести – «болотное» дело, аресты по которому продолжаются до сих пор. Второй эпизод – уголовное дело Навального. И вот теперь – третий и самый безумный эпизод.

2. Как я и предупреждал, репрессии усилились на фоне временного ослабления нашей протестной активности.

Еще раз повторю – если кто-то думал, что отказ от проведения массовых уличных акций поможет прекратить силовое давление на оппозицию, то он глубоко заблуждался. Власть жуликов и воров мстительна, слабую оппозицию она будет добивать с особым упоением и смакованием. Поэтому единственная наша защита сегодня – это нападение, это максимальное усиление нашего присутствия на улицах. Особенно в ответ на новые аресты.

3. Уголовное дело в отношении меня, Лебедева и Развозжаева возбуждено на основании единственного «доказательства» – видеозаписи, которая была получена телеканалом НТВ от «неизвестного лица с грузинской внешностью» (так указано в материалах дела).

Однако данное доказательство в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством является недопустимым, так как не установлен достоверный источник данной записи, а в деле нет никаких сведений о том, на каком основании эта скрытая видеосъемка производилась. И самое главное – так как видеозапись производилась неизвестными лицами с использованием неустановленных технических средств, то нет никакой возможности провести полноценную экспертизу этой видеозаписи. То есть – нормальное следствие и нормальный суд должны были по вышеуказанным основаниям исключить саму возможность возбуждения данного уголовного дела. Однако следствие у нас «бастрыкинское», а суд – «басманный», поэтому дело возбудили, а Константина Лебедева арестовали.

4. Меня пока не стали арестовывать, хотя 17 октября я был готов к этому.

Уверен, что это стандартная разводка со стороны властей, которые решили не нагнетать ситуацию слишком резко. Такая тактика для них очень удобна. С одной стороны, сейчас, опираясь на мое освобождение под подписку о невыезде, будут пытаться настроить против меня Лебедева, убеждая его пойти на самооговор и оговор других фигурантов дела. Надеюсь, что Константин выдержит давление. С другой стороны, меня пытаются выставить предателем, который якобы оговорил товарища и поэтому не был арестован. Кстати, кремлевские подпевалы и псевдооппозиционеры уже радостно муссируют эту «сенсацию». Однако уверен, что нормальные люди на эту разводку не поведутся. Ну и, наконец, меня подталкивают к тому, чтобы я уехал из России. Это просто очевидно. Ответ мой будет простым – не дождетесь!

5. Видеозапись, полученная НТВ, а затем и СК РФ от «неизвестного грузина» – фальшивка.

Кто сотворил эту компиляцию и каким образом она сделана – можно спорить до бесконечности. Я не исключаю даже совместной спецоперации с участием спецслужб разных государств. Однако факт остается фактом – никаких беспорядков я не готовил, ни с каким «Гиви Таргамадзе» не встречался и денег от грузинских силовиков не получал. На том стоял и стоять буду. Потому что это правда.

6. Самый главный вопрос – что нам всем делать в этой ситуации?

Одиночные пикеты и посты в ЖЖ здесь, однозначно, не помогут. Нужно разворачивать мощнейшую кампанию в защиту политзаключенных: массовые митинги и флеш-мобы, концерты и фестивали, сбор подписей среди наших и зарубежных политиков, общественных деятелей, артистов, писателей, музыкантов и так далее. И это, на мой взгляд, главная тактическая задача Координационного Совета оппозиции, который мы выбираем 20–21 октября. Мы должны добиться того, чтобы об «узниках Болотной», о Константине Лебедеве и о других политзеках узнала вся Россия и весь мир. И мы должны добиться того, чтобы на акции в их защиту выходили десятки и сотни тысяч человек. А если не сможем, если КС оппозиции не захочет этим заниматься – то грош цена такой оппозиции и ее КС. Если не сможем – репрессии и аресты продолжатся. Ведь до 2018 года у Путина еще много времени для мести.

2012 г.
«Анатомия протеста-2»

Долго не смотрел НТВ и не ходил к ним на эфиры, хотя звали. И нисколько не печалился по этому поводу. Но вчера одолели журналисты – оказывается, ученики Геббельса сварганили новый шедевр под названием «Анатомия протеста-2». От меня все требовали каких-то комментариев, поэтому пришлось посмотреть запись сюжета в Интернете. Коротко подведу итоги.

1. По большому счету, надо кремлевским господам (не сомневаюсь, что заказ на создание «шедевра» оттуда поступил) сказать «спасибо» за отличную рекламу в прайм-тайм. Если нелегитимные власти устами своих пропагандонов обвиняют нас во всех смертных грехах, вплоть до подготовки заговора – значит, мы не зря на этом свете живем. Значит, задеваем жуликов и воров за живое. Даже ненадолго почувствовал себя новым Лениным (хотя, конечно, до уровня Владимира Ильича еще учиться, учиться и учиться). Кстати, вечером ехал в метро, так сразу несколько человек подошли, сказали, что фильм им понравился, и пожелали успехов в борьбе. А почту просто завалили письмами в поддержку революционного курса «Левого фронта». Так что, как говорится, требуем продолжения сериала!

2. Теперь серьезно. То, что новый фильм посвятили, в основном, моей скромной персоне и «Левому фронту», совершенно не удивило. Протест в последнее время значительно полевел, социальные требования, которыми наполнена вся страна, прочно вошли в повестку дня наших маршей и митингов, поэтому и решили власти «замочить» левый фланг оппозиции. Для этого зрителю послали проверенный месседж – мол, про либералов и так давно известно, что они из западных рук кормятся, а вот, оказывается, и товарищ Удальцов такой же «предатель национальных интересов». Даже подходящую цитату от Зюганова нашли, а также вспомнили про Виктора Ивановича Анпилова, который в последнее время вдруг сильно полюбил нашего президента. В общем, в этом плане все довольно предсказуемо и банально.

3. По сути самого сюжета – это, конечно, бред сумасшедшего. Не открою вам большого секрета, если скажу, что цель настоящей оппозиционной организации – борьба за власть. Это нормально и естественно. На всякий случай напомню также, что «Левый фронт» проповедует решительные, но исключительно мирные методы политической борьбы (массовые митинги, стояния на площадях, забастовки и т. д.) и выступает за формирование органов власти путем проведения свободных выборов на основании демократических процедур. Именно для этого мы участвуем сегодня в работе широкой протестной коалиции, сформировавшейся в декабре прошлого года. Ради достижения наших целей мне, как и любому другому общественному деятелю, приходится ежедневно общаться с десятками людей, от которых (даже от самых, на первый взгляд, солидных) порой можно наслушаться самых разных «советов» о том, как нам «взять почту и телеграф».

А так как различные охранительные органы следят за мной очень плотно, а паспорта при встречах мы у людей не проверяем (наверное, уже пора), то не удивлюсь, если завтра появится еще с десяток подобных фильмов, из которых будет следовать, что я встречался не только с пресловутым Гиви из грузинской разведки, но и с Абрамом из Моссада, с Джоном из ЦРУ, а также с Петром из ФСБ и Василием из Центра «Э», которые предлагали «взрывать мосты и брать заложников». Но делать на основании каких-то мутных видеокадров с человеком, «похожим на Удальцова», выводы о подготовке терактов, мятежа в Калининграде и чуть ли не мировой революции (хотя про мировую революцию звучит, конечно, заманчиво) – это, извините, детский сад. Однако по-другому и быть не могло.

Скажу прямо: после возбуждения уголовного дела по событиям 6 мая на Болотной площади я нахожусь в тотальной разработке – прослушка, наружное наблюдение, обыски. Мою квартиру летом перерыли по всему периметру, как и квартиру моих пожилых родителей. Следователи из СК под микроскопом изучали мои доходы, но, к своему огорчению, не нашли ни одного незаконного рубля, доллара, евро или, не побоюсь этого слова, грузинского лари. В такой ситуации тотального контроля наличие каких-либо фактов финансирования от западных разведок, а уж тем более фактов подготовки «государственного переворота», давно привели бы к возбуждению громких уголовных дел в отношении меня. Но таких фактов (именно фактов, а не досужих домыслов) нет и быть не могло. Поэтому жуликам и ворам пришлось прибегнуть к своим излюбленным «анатомическим» методам и состряпать низкопробный фантастический фильмец. Так что придется расстроить ультрарадикальных сограждан – штурм Зимнего пока не планируется. А также успокоить защитников исторического наследия – колокольне Ивана Великого ничто не угрожает.

4. Ну и самое главное. Основной и печальный вывод, который можно сделать после демонстрации «Анатомии протеста-2», услужливо показанной накануне пенсионного юбилея ВВП – диалога власти и оппозиции не ожидается. Предполагаю (и небезосновательно), что стратегическая цель этого эфира – не просто в очередной раз облить грязью протестное движение, а подготовить общественное мнение к новым репрессиям. Ну а как же еще поступить с «заговорщиками» – только сажать и давить! Недаром так резко и синхронно возбудились единороссы и их младшие братья из ЛДПР. Вот, например, вице-спикер Госдумы от «Единой России» Сергей Железняк намерен обратиться в правоохранительные органы, а именно Генпрокуратуру, ФСБ, МВД и Следственный комитет.

«Я считаю, что по тем фактам, которые были отражены в фильме, необходимо провести самое тщательное расследование, потому что речь идет о серьезных уголовных преступлениях. Речь идет о целенаправленной подготовке и проведении террористической деятельности на территории России с вовлечением в нее организованной преступности и иностранных спецслужб», – сказал в интервью господин Железняк. А вот отрывок из заявления «соколов Жириновского»: «Необходимы срочные меры по недопущению развития ситуации по выгодному для «революционеров» сценарию. Зараза должна быть задушена на корню еще на стадии первого чиха, пока организм не охвачен смертельным вирусом». Так что, как пел Егор Летов, новый 37-й «носится в воздухе, стоит на пороге».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14