Сергей Тармашев.

Жажда Власти



скачать книгу бесплатно

Первые два-три столетия Ксиухкоатль правил железной рукой, и в Империи установился жёсткий, но незыблемый порядок. Были отстроены мощные флоты, положившие конец стычкам на границах. Дикие кланы получили отпор, многие из тех, чьи территории непосредственно примыкали к Империи, были разбиты наголову или уничтожены почти полностью. Разрозненных сил Диких не хватало для успешного противостояния военной мощи Империи, сокрушительное поражение потерпели даже те, кто попытался объединиться в альянсы. Империя огромна, это почти шестьдесят процентов галактического пространства, две тысячи цивилизаций – что для неё союз из трёх, пяти или даже десяти Диких кланов? Приграничные враги были разгромлены, их территории захлестнули военные флоты соседей, и интересы Диких сместились с имперских границ вглубь Хаоса. После этого Император занялся борьбой с пиратством, наркоторговлей и прочей преступностью. На этом поприще он преуспел ещё быстрее, ибо организованная преступность основывала свои базы и подпольные города в необитаемых системах, имперских планет там не было, и Ксиухкоатль пускал в дело Экстервит без малейших колебаний. Именно в те времена народ и дал ему это имя – Ксиухкоатль, что означает «огненный змей, являющий собою оружие уничтожения». Император воспринял народное имя благосклонно и вскоре объявил о том, что отныне будет официально именоваться именно так.

В итоге начало четвертого века его правления Империя встретила в стабильности, спокойствии и на пике военной мощи. Император по-прежнему никогда не покидал дворец, но его непререкаемый авторитет от этого только усиливался. Малоимущие слои восхваляли его за искоренение преступности и рабочие места, созданные в армии и на предприятиях инфраструктуры, призванных работать на армейские нужды. Средний класс был доволен стабильностью, Доминионы получили новые правила игры и приспособились к таковым. Их недовольство постепенно сошло на нет, и внутреннее противостояние продолжилось в более цивилизованном русле. В конечном итоге сильные мира сего нашли законы Ксиухкоатля оптимальными для Империи. Не приходилось сомневаться, что Император в первую очередь позаботился о себе, но кто будет подвергать сомнению волю хозяина Экстервита?

Тем более что законы были просты. Не желая лишней конкуренции, Ксиухкоатль повелел, что отныне в Империи существуют только три Великих Доминиона и четыре претендента. Один положен Императорскому Доминиону для того, чтобы в случае смерти самого Ксиухкоатля Ица-Уэрги не потеряли статус Величайшего. Им же принадлежит право первыми возвести претендента на трон. Остальные три Великих Доминиона получили порядковые номера, согласно которым определялась очередность наследования престола их претендентами. И так по кругу. Согласно заявлению Императора, это сделано для того, чтобы навсегда избавиться от кровавых междоусобиц за трон. Учитывая, что Император, не покидающий дворец, живёт вечно, оспаривать его волю никто не стал. Все понимали, что всё это не более чем формальность.

Зато все с энтузиазмом согласились с положением, запрещающим увеличивать количество Великих Доминионов. Малые Доминионы Ксиухкоатль не трогал, но объединившиеся там цивилизации и без того рьяно защищали свои ряды от новичков.

С того момента и по сей день в Империи сложилась постоянная, но от этого не ставшая менее запутанной политическая система. Империей владел Император, опирающийся на Императорский Доминион Ица-Уэрги, у которого имелся Величайший, находящийся первым в списке претендентов на трон. С Императорским Доминионом имели тесные связи два Малых Доминиона. Оба также состояли из цивилизаций Уэргов. Однако в целом пространство Квадратных карликов ограничивалось десятком созвездий, и столь малой численности населения для серьёзного большинства в Сенате было недостаточно. Поэтому Имперский Доминион традиционно сохранял тесное взаимодействие с Большой Тройкой.

Первый и Третий Великие Доминионы Большой Тройки принадлежат расе Теков – Цетеки и Мезтеки соответственно, и на данный момент имеют под своим покровительством претендентов-гуманоидов, генетически почти не отличавшихся от Теков. Отчего, в свою очередь, Текам принадлежало одиннадцать Малых Доминионов, хотя термин «принадлежало» надлежит рассматривать исключительно в плане видового соответствия. Оба Великих Доминиона с трудом ладили друг с другом, входящие в них цивилизации не уставали обмениваться претензиями по любому поводу. В целом Теков сложно было назвать дружными, их три сотни созвездий, и ни разу за всю историю Империи они не объединялись друг с другом полностью воедино.

Второй Доминион принадлежал Чиалори и состоял всего из одной цивилизации, исторически самой мощной из Чиалори и имеющей в своем распоряжении пять очень крупных созвездий. Остальные цивилизации Чиалори, в количественном отношении это примерно столько же, были объединены в Малый Доминион Чиалори. В этом заключался один из главных, отличных от других имперских цивилизаций, обычаев Чиалори: цивилизация, ставшая воспитателем Потомка Величайшего, не образовывала собственный Малый Доминион, а присоединялась к уже существующему. Или, если быть точным, не выходила из его состава. Таким образом, Чиалори были единственным видом в Империи, полностью состоящим в Доминионах. Половина в Величайшем, половина в Малом. За это остальные столетиями обвиняли их в сговоре и прочих монопольных грехах, но ни законы Эмиссара, ни законы Ксиухкоатля никак не регламентировали данный вопрос. Поэтому Чиалори лишь надменно усмехались в ответ и не без основания заявляли, что если кто-то не в состоянии договориться с представителями собственного вида, то это их проблемы.

Сто лет назад к вышеуказанным политическим силам один за другим присоединились два Малых Доминиона расы Пэчуа. Пэчуа – крылатые земноводные змеи, имеющие схожий с гуманоидным облик, обладали неплохими технологиями, но имели совсем небольшую численность. Их планеты были распространены в нескольких малых окраинных системах, и в Сенате Пэчуа традиционно имели самое малое число представителей. Их голоса ни на что не влияли, в качестве партнёров для заключения альянса они также были неинтересны в силу малой численности. На Пэчуа веками не обращали внимания, и им не оставалось ничего другого, кроме как смиренно следовать решениям Сената. Так бы продолжалось и далее, но однажды Императору Ксиухкоатлю наскучили наложницы гуманоидных рас, и он обратил свой взор на экзотику. Вскоре оценить вкус Императора пожелал претендент Великого Доминиона Цетеки. С тех пор в полку Малых Доминионов прибыло, и сенатские интриганы обратили свои взоры на Пэчуа. Тем более что на данный момент Император благоволит своим Потомкам от Пэчуа, и все пытаются получить для себя главное преимущество – возможность отправить ходоков к Ксиухкоатлю через Регентов-Пэчуа.

Потому что вот уже полтысячелетия ужасающий и божественный Император Ксиухкоатль совсем не управляет Империей. Божественному надоела мирская суета, он потерял интерес к мелочной рутине и её проблемам и самоустранился от руководства. Император по-прежнему не покидает дворец и живет в своё удовольствие, посвящая всё свое время амурным, гастрономическим и интеллектуальным усладам. По его повелению при дворце даже был выстроен дополнительный концертный зал. Ни для кого не секрет, что последние четыреста лет Ксиухкоатль находится выше бренной галактической возни и живёт, как сам того желает. Империей же правит Императорский Доминион, и все решения за Императора принимает Владыка Золин. Нетрудно догадаться, что эти решения зачастую принимаются не столько в угоду Империи, сколько в угоду Императорскому Доминиону и его политическим союзникам. Поэтому каждый, кто имеет возможность, стремится попасть на приём к Императору с горючими слезами на глазах и челобитной в руках. Потому что Император может с лёгкостью отменить решение Владыки Золина и сделать так, как вздумается. И никто не посмеет даже заикнуться на тему несогласия или вреда, что несёт для Империи данная прихоть. Времена, когда Ксиухкоатль увлечённо правил своими подданными, закончились задолго до рождения герцог-адмирала Атля.

Атль мысленно философски пожал плечами. Это данность, которая не подлежит изменению, так что какая разница? Нет смысла тратить время на праздные размышления на эту тему. Когда в глобальном уравнении известны все константы, то мудрец сосредотачивается на переменных. А их предостаточно. Благодаря амурным утехам Императора и претендентов, Потомки Величайшего появляются на свет регулярно и в больших количествах. После каждой вспышки Ловчей Сети несколько Регентов уходят в мир иной, и баланс сил в Регентском Совете меняется. Все Регенты с ужасом ожидают очередного появления Ловчей Сети, и с облегчением выдыхают, когда она гаснет. Если остаются в живых, разумеется. В своё время, будучи молодым, Атль тоже боялся каждого шороха, особенно тяжело пришлось, когда Ловчая Сеть дважды подряд забирала жизни исключительно Потомков Величайшего от Чиалори. В итоге он, Атль, на сегодняшний момент остался единственным из таковых. Но потом Ловчая Сеть переключилась на Регентов от других видов, и он понял, что устал жить в состоянии вечной паранойи. В тот год он бросил дворцовую жизнь с её вечными алкогольными возлияниями и курительными трубками, призванными отвлечь Регентов от душевных терзаний, и ушёл в армию.

Противиться воле Регента никто не решился, и Атля определили в офицерскую школу. Он окончил её с отличием, после чего отслужил в пограничной эскадре десять лет, ежегодно возвращаясь во дворец на два месяца ради продления жизни и здоровья. Раз уж высшие силы дали Регенту подобную возможность, глупо ею не пользоваться. Ни остальные Регенты, ни флотское командование Атля всерьёз не воспринимали, ожидая его гибели в момент открытия Ловчей Сети. Но порталы Сети открывались и закрывались, а Атль продолжал оставаться живым. Несколько раз его эскадра вела пограничные бои с Дикими, в которых он проявил смелость и задатки грамотного тактика. Командование эскадры испугалось его гибели в бою и отправило в академию старших чинов от греха подальше. Академию Атль также закончил с отличием. И был направлен на штабную работу, откуда его по собственному требованию перевели в действующие части. С тех пор Атль провёл множество успешных боевых операций против врагов Империи и со временем дослужился до чина флотского адмирала и репутации самого результативного стратега имперских вооружённых сил. И регулярно подтверждал свою репутацию, потому что времена, когда Империя вселяла дрожь в колени своих врагов, давно прошли.

Внешние враги отлично понимали, что такое Экстервит, и на имперские планеты не зарились. Масштабных войн не было лет семьсот, внутреннего противостояния – и того больше. А после того как Император потерял интерес к управлению, все и вовсе расслабились. Имперские флоты не обновлялись, новые модели кораблей не строились, модернизация старых шла со страшным скрипом и больше в бюрократических отчётах, нежели на деле. Сенат не видел смысла тратить деньги на армию, считая, что при наличии оружия высших сил чрезмерно много и тех войск, что уже имеются. Военные технологии развивались в сто десятую очередь, средства на боевую подготовку флотов урезались, плановых учений не проводилось, равно как не составлялось и самих планов. Более-менее боеспособными оставались флоты, дислоцированные в пограничных секторах Империи, и нередка была ситуация, когда полицейские эскадры оказывались более подготовленными в сравнении с воинскими подразделениями центральных секторов Империи.

Потому что в Империи давно уже наступил рай для организованной преступности всех мастей, и полицейским эскадрам подчас приходилось вести настоящие бои, чтобы даже не зачистить, а лишь прижать к ногтю ту или иную необитаемую систему, в которой обосновался очередной пиратский картель. Флот герцог-адмирала Атля далеко не единожды спасал от уничтожения полицейские силы в подобных операциях. Сам Атль неоднократно подавал доклады на имя Владыки Золина, ибо любой имперский военачальник подчиняется Императору и Императорскому Доминиону и не имеет права быть аффилированным с иными политическими силами. Но канцелярия Владыки отвечала бессмысленными отписками в лучших традициях имперской бюрократии. Поначалу Атль посчитал, что его доклады попросту не доходят до Владыки, и в один прекрасный момент явился к нему лично. Золин, разумеется, не стал отказывать в аудиенции Регенту, понимая, что сын Императора, пусть даже таковых у Ксиухкоатля под сотню, вполне способен выпросить аудиенцию у самого Императора. Беседа состоялась, но по её итогам Атль ушёл ни с чем.

Владыка Золин прямо сказал, что ни Императорский Доминион, ни Большая Тройка, ни прочие влиятельные фигуры Сената не заинтересованы в повышении расходов на оборону. Потому что у Империи нет внешних врагов, и в будущем таковые вряд ли появятся. Дополнительные средства, требуемые Атлем на перевооружение и переоснащение вооружённых сил, придётся брать из имперской казны, что означает дополнительное бремя для всех субъектов Империи. Это вызовет массу недовольства как у населения, так и среди правительств. Обстановка в Сенате и без того непростая, две тысячи цивилизаций, и каждая пытается урвать себе какие-нибудь привилегии или имперские дотации. Ради достижения своих зачастую мелочных целей множество мелких сенаторов не брезгуют голым популизмом и постоянно объединяются чуть ли не в любые фракции, лишь бы насолить правящему большинству. В такой обстановке увеличивать расходы на армию нецелесообразно и неразумно. Потому что подавляющее большинство цивилизаций заявит, что их бюджеты трещат по швам из-за неправильной финансовой политики Императорского Доминиона. А правильной эта политика будет только в одном случае: если Императорский Доминион проведёт валютную эмиссию именно в их казну. А угрозу инфляции купирует за свой счёт или за счёт более сильных цивилизаций Империи. Что, как несложно догадаться, вызовет категорическое несогласие вышеуказанных сильных цивилизаций. Которые и так тащат на себе огромное множество слабых.

Поэтому нет смысла тратить огромные средства на армию в условиях отсутствия реальных угроз. Имперские флоты огромны и вполне справляются с проблемой грабежей в пограничных территориях, а внутри Империи есть полицейские силы. Которые всегда можно усилить армейской эскадрой, если что-то где-то пошло не так. Остальное же является заботой цивилизаций-субъектов Империи. Несмотря на существование имперского флота, каждая из них имеет собственные вооружённые силы. Пусть и небольшие, но они есть, ибо волею высших сил каждой цивилизации дарована возможность принять участие в императорской гонке. И, что показательно, несмотря на вечное царствование Императора Ксиухкоатля, который будет править всегда, и несмотря на то, что права на трон чётко расписаны среди Великих Доминионов, никто из цивилизаций не спешит отказываться от собственных флотилий. Особенно примечательно то, что на их содержание у вечно требующих дотаций субъектов средства есть. Империя свои обязанности выполняет: на всех обитаемых планетах Империи царит мир и покой. Все обитаемые солнечные системы безопасны. А если какие-то цивилизации считают, что в примыкающем к их пространству необитаемом космосе зашевелилось пиратство, так пусть борются с преступностью своими силами. Если преступность им мешает, то пусть искоренят её.

И, самое главное, Императорский Доминион и его партнёры по сенатской коалиции не видят смысла в столь огромных тратах. Утилизация старых флотов и строительство новых – это грандиозные средства, бюджет на остальные нужды Империи придётся урезать так, что в Сенате вспыхнет настоящая война. Но какой в этом смысл, когда есть Экстервит? Через пару столетий, а может, через пару лет – кто знает? – Император Ксиухкоатль пресытится развлечениями и вновь пожелает поиграть в Империю. И первое, что он сделает, это пустит в ход Экстервит. В считаные недели, если не быстрее, вся организованная преступность будет уничтожена, и без каких бы то ни было расходов. Чем больше пиратских солнечных систем будет выявлено к тому моменту, тем лучше. Ксиухкоатль от души настреляется по настоящим бандитам, и у него не возникнет желания уничтожить какую-нибудь имперскую систему, потому что та показалась Божественному недостаточно лояльной. Граждане Империи возрадуются возвращению справедливого Императора, Сенат мгновенно присмиреет, и вот тогда можно будет спокойно, без ненужных дебатов и скандалов, донести до Ксиухкоатля мысль о необходимости глобального перевооружения имперских вооружённых сил. И он изъявит на то свою волю, с которой никто не посмеет не согласиться. В общем, время для подобных решений ещё не пришло.

Но герцог-адмирал Атль полученными объяснениями удовлетворён не был. Спорить с Владыкой Императорского Доминиона бесперспективно и не принесёт ничего, кроме потери доверия. Ему, Атлю, заработать это доверие было крайне нелегко. Сколь результативным и талантливым ни был бы Регент, он всё равно остаётся Регентом – Потомком Величайшего, чью жизнь рано или поздно заберёт себе Ловчая Сеть. Владыка Золин доверил ему один из самых крупных имперских флотов, чем вызвал недовольство многих, и разочаровывать его не входило в планы Атля. Однако герцог-адмирал не был глуп или наивен. Он прекрасно понимал, что Имперский Доминион вкупе с Большой Тройкой преследуют собственные интересы. И для достижения политического большинства в Сенате не упустят ни малейшего способа, включая опасную игру с молчаливым потаканием развитию преступности в необитаемых системах Империи. Конечно, это не приведёт к катастрофическим последствиям, потому что ни один пиратский лидер, сколько бы сил он не накопил, не рискнёт открыто нападать на обитаемую систему Империи. Такого вызова Император не просит никому, и пиратская возня Атля интересовала мало.

Гораздо более его беспокоили территории Хаоса. Нападения на пограничные сектора Империи стали происходить всё чаще. И если пятьдесят лет назад на это отваживались только тамошние пираты, которым было достаточно ограбить какой-нибудь приграничный рудник или ресурсный караван, то в последние годы среди нападающих замечены правительственные войска соседствующих с Империей цивилизаций. Это прямой вызов, на который необходимо отвечать максимально жестоко, иначе в конечном итоге мы получим полномасштабное вторжение. Но развязывать войну Императорский Доминион не желал. И в этом Атль был полностью согласен с Владыкой. Ибо это ещё большой вопрос, удастся ли в ней победить. Одно дело бросать огромные имперские флоты на уничтожение вторгшихся ради грабежа вражеских подразделений и совсем другое дело вести пусть и огромными, но устаревшими флотами полноценную войну на чужой территории. Где враги все, а не только те, кому была объявлена война, и надеяться на всё сметающую мощь Экстервита не приходится.

В итоге всё сводилось к очередному замкнутому кругу. Империя ослабевает, но усиливать флоты без воли Императора никто не желает, а без усиления флотов ослабление Империи продолжается, и соседи с каждым десятилетием ведут себя всё наглее. Как бы всё это не закончилось тем, что придётся атаковать Экстервитом собственные солнечные системы, которые будут захвачены настолько сильным противником, что иных способов вернуть свою территорию у Империи не окажется. Ведомый этой мыслью, герцог-адмирал Атль пошёл на нарушение субординации и законов имперского флота, и в тайне от Императорского Доминиона устроил себе личный разговор с Императором. Получить аудиенцию у Ксиухкоатля есть событие, немногим уступающее чуду. Но только не для Регента. Ведь возможность пасть ниц перед Императором – это единственная привилегия Потомков Величайшего. Все они живут во дворце именно ради этого – лоббировать интересы своих Малых Доминионов и прочих покровителей. За это Регентов и любят как политики, так и простой люд. И те, и другие надеются доставить доброму Императору свою челобитную через Потомков Величайшего. Так что организовать встречу самому себе для Регента не есть невыполнимая задача.

Однако, несмотря на это, встречи Атлю пришлось ждать долго. Ксиухкоатль соблаговолил принять его почти через полгода постоянных просьб и уговоров. Наконец, Император позволил своему потомку уединиться с ним в зале для секретных переговоров, и Атль изложил Божественному все свои опасения. Которые были восприняты Императором чуть больше, чем безразлично. Ксиухкоатль был увлечён амурной интрижкой с двумя женщинами Пэчуа и оказался не склонен вникать в мелочную мирскую суету. Он с видимым отсутствием интереса выслушал Атля, после чего заявил, что не видит проблемы и займётся всем этим позже, когда на то действительно настанет необходимость. Искоренять внутреннюю преступность ему не привыкать, перемалывать в труху внешних врагов – тем более. И Хаос прекрасно об этом осведомлён. Если кто-нибудь из Диких посмеет покуситься на имперские территории, ему очень быстро придётся горячо пожалеть об этом решении. Но жалеть придётся недолго, ибо гнев Ксиухкоатля настигнет своих врагов везде, где бы они ни укрылись. Так всегда было и всегда будет. А для пограничных стычек и мелких боевых действий существует имперская армия, в десятки раз превосходящая в численности любое объединение цивилизаций Хаоса. Потому что Хаос на то и Хаос, там каждый за себя, и альянсы долго не существуют. И если где-то на границе с Империей вдруг возник сильный союз Диких, то самый простой способ покончить с ним – это подождать. Через полсотни-сотню лет сам развалится. И не просто развалится, а ещё и придёт в полнейший упадок, потому что его бывшие члены истратят все свои ресурсы на междоусобную резню. И вообще, Божественный не вполне понимает, с какой целью Атль его побеспокоил. Ты адмирал имперского флота, командующий одним из самых крупных флотов? Ну так и разберись с проблемами на границе, это твоя работа!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Поделиться ссылкой на выделенное