Сергей Тармашев.

Холод. Неотвратимая гибель. Ледяная бесконечность. Студёное дыхание



скачать книгу бесплатно

Для встречи спасательной экспедиции все уцелевшие полярники собрались в тамбуре входных ворот. Оставшиеся патроны были распределены между стрелками, и оставалось только дождаться, когда снаружи к АЭС подойдет эвакуационная техника. Несмотря на включенный на полную мощность обогрев, Майка морозило изнутри, и он почти не ощущал тепла, тяжело дыша наполовину заложенным носом. Тем временем Мартинесу принесли портативную рацию, настроенную на прямую связь с экспедицией через стационарную радиостанцию АЭС, и пилоты заходящих на посадку шаттлов потребовали от него обрисовать текущую обстановку. Но помочь им ему было практически нечем.

– Мы были на поверхности четверо суток назад! – Инженер стоял у самых ворот при свете электрического фонаря и прислушивался к звукам снаружи. – Нас блокировали мутанты, мы не могли выйти наружу! Нам удалось заманить тварей в склад и запереть там, но у нас почти не осталось патронов! Я не знаю, какова сейчас снежная обстановка и метеоусловия в районе посадки! Но будьте осторожны с консервационными ангарами! Там погибла команда бригадира Шульце, мы слышали в эфире медвежий рёв! Не меньше двух тварей! Связи с Вахтенным директором Грином по-прежнему нет, думаю, им не удалось своими силами устранить повреждения передающей антенны!

Вскоре далекий вой приближающихся турбин пробился сквозь толстые внешние ворота, пилоты начали сообщать об успешных приземлениях, и настроение у измученных людей поднялось. Майк даже подошел поближе к Мартинесу, воспользовавшись тем, что держит у себя запасной аккумулятор для рации. Раз спасательная экспедиция прибыла, то она хорошо вооружена и снаряжена, они справятся с ситуацией и без него, а ему стоит поскорее отправиться домой, для начала геройств с него достаточно. Внезапно со стороны сектора Аэродром донесся мощный взрыв, и эфир разразился криками пилотов:

– Они разбились! Борт номер семь разбился! Посадочные полозья надломились!

– Здесь «Восьмерка»! Срочно меняю траекторию! Угроза столкновения с обломками! Посадка на заданной точке невозможна!

– «Девятка» и «Десятка»! Отменить посадку! Заходите на второй круг! Следуйте за «Восьмеркой»! Одиннадцатая бригада! Спасателей к месту крушения, срочно!

– Двенадцатая бригада, разворачивайте технику! Очистить место посадки от обломков, мы не сможем развернуть шаттлы на вылет, впереди Реактор!

– «Восьмерка»! Ищите место приземления самостоятельно! Отсюда ни черта не видно, сильная поземка! «Зевс», все признаки скорого начала пурги, как слышите меня?! Нужно торопиться!

– Это «Зевс», подтверждаю, ускорить высадку! Отрядам охраны начать операцию!

Пулеметная стрельба вспыхнула менее чем через минуту. Снаружи загремели орудийные выстрелы, загрохотали разрывы, и зазвенел до боли в ушах знакомый истеричный визг мутантов. В эфире началась суматоха, кто-то требовал больше тепловых ловушек, кто-то приказывал танкам сосредоточить огонь на медведях, кто-то орал от боли. Майк инстинктивно съёжился, понимая, что высадка спасательной экспедиции оказалась далека от триумфальной.

Где-то совсем рядом с воротами прогремел взрыв, и дверные створы содрогнулись, заставляя стоящих рядом людей испуганно отскочить в глубь тамбура. Ещё через несколько минут стрельба снаружи усилилась, и послышался рокот танковых моторов. У ворот со стороны улицы послышалась какая-то возня, донесся звук стучащих по металлу инструментов, и створы входных ворот начали открываться. Они не успели распахнуться и на четверть, как внутрь тамбура с фонарями и оружием наперевес начали вбегать люди в арктическом снаряжении с эмблемами службы безопасности Полярного Бюро.

– Не открывать ворота полностью! Держать позиции! Медиков и ремонтную бригаду сюда! Где инженер Мартинес? – Вслед за штурмовой командой внутрь зашел человек, окруженный кольцом телохранителей, и Майк узнал голос замдиректора Полярного Бюро.

– Я здесь, мистер Коэн! – Мартинес торопливо подошел к нему. – Вы как нельзя вовремя! У нас закончились патроны и медикаменты, продуктов и воды осталось на трое суток!

– Что с АЭС? – перебил его замдиректора. – В каком она состоянии? В Новой Америке началось похолодание! Температура упала на три градуса ниже нормы, пока это не столь заметно, и население сохраняет спокойствие, но медленное понижение продолжается! Мы должны немедленно запустить ХААРП на полную мощность! У нас есть не более пяти дней, потом похолодание будет уже не скрыть! Начнется паника и обвал фондовых рынков!

– Это невозможно, господин заместитель директора, – возразил инженер. – В столь короткие сроки АЭС не вывести на штатную мощность! Мы выдержали две атаки мутантов, последнюю из которых отразить не удалось. Они вывели из строя освещение и отопление, сейчас внутри минус тридцать три по Цельсию, и некоторое внутреннее оборудование не выдержало понижения температуры. Нам с помощью господа, не иначе, удалось заманить тварей в склад графитовых стержней, они до сих пор находятся там! Электрооборудование первого этажа требует замены, разрушенный энергоблок нуждается в длительных восстановительных работах, ремонт второго энергоблока закончен не был!

– Что мы можем сделать для того, чтобы Новая Америка не превратилась в ледяное кладбище? – К воротам подкатил ещё один танк и выстрелил из пушки в сторону бункера. Коэн невольно вздрогнул, отшагивая в глубь тамбура. – Что мы можем сделать для этого быстро, я подчеркиваю – быстро! Ваши рекомендации, мистер Мартинес?

– Если закончим ремонт второго энергоблока, то сможем подать на ХААРП достаточно энергии для его возвращения в штатный режим! – сообщил инженер. – Вахтенный директор Грин заблокировался в Командном центре в режиме полной автономии, но запасов его энергии хватит на несколько месяцев. Даже если мы будем вынуждены отдать ХААРПу всё, на что хватит отремонтированного энергоблока, Грин сможет возобновить процесс накачки ионосферы своими силами. В крайнем случае, для вывода ХААРПа на полную мощность можно использовать точку аварийного ручного управления, если запитать её отсюда напрямую. Но для всего этого нам необходимо полностью восстановить второй энергоблок! Когда мутанты напали на Реактор, нам оставалось не менее двух недель ремонтных работ, но теперь мы лишились квалифицированных специалистов, погибло огромное множество людей!

– Специалисты будут! – тоном, не терпящим возражений, заявил замдиректора. – Мы мобилизуем все резервы, отзовем из отпусков отдыхающую вахту и сделаем выгодные предложения тем, кто ранее уволился из Бюро. Через три часа мне нужны полные списки запасных частей и оборудования, которое требуется доставить сюда из Новой Америки. Завтра же всё будет погружено на шаттлы! Если потребуется, мы привезем сюда в десять раз больше людей, но Реактор будет восстановлен в кратчайшие сроки!

– Внутри Барбекю, у переборок отсеков, перед дверьми, необходимо установить металлические решетки! – добавил Мартинес. – И подать на них напряжение! Это позволит удержать мутантов, если они прорвутся через входные ворота! Через решетку отстреливать тварей будет легче, баррикады оказались малоэффективны…

Звуки гремящего снаружи боя усилились, и к Коэну подбежал один из офицеров службы безопасности. Вставленная в его ухо гарнитура военной рации тихо трещала какофонией криков, команд и докладов.

– Господин заместитель директора! – Офицер приложил руку к капюшону в районе уха, плотнее прижимая гарнитуру. – Нам не удается пробиться к бункеру! Снег слишком глубокий, танки не могут пройти дальше прилегающей к АЭС территории, мы уже потеряли одну машину! Без их орудий мы несем серьезные потери! Первый отряд был атакован целой стаей медведей, они прятались в консервационном ангаре! Связи с первым отрядом нет! Начинается пурга, необходимо закрепляться тут, у Барбекю!

– Делайте, что хотите, полковник! – Коэн сделал ещё один шаг в глубь тамбура. – Но ремонт АЭС должен начаться немедленно! Где ремонтная бригада?

– Их вездеходы пришлось задержать, мутанты атаковали из-под снега! – доложил офицер. – Ремонтники будут здесь через двадцать минут! Мы срочно стягиваем все силы сюда для организации обороны! До тех пор прошу вас вернуться в бронетранспортер! Когда пурга стихнет, мы отобьем бункер и отправим назад шаттлы!

– Хорошо, полковник, я разделяю вашу позицию! – замдиректора заторопился к выходу, невольно ежась при каждом танковом выстреле. – Позаботьтесь о людях мистера Мартинеса, нам дорог каждый человек, тем более сейчас!

Коэн в окружении телохранителей скрылся снаружи, и офицер обернулся к инженеру Мартинесу:

– Сейчас сюда подойдут бронетранспортеры на воздушной подушке. В них вы и ваши люди сможете переждать пургу. Раненым будет оказана медицинская помощь. Подготовьте тяжелобольных к отправке в Новую Америку, за ними придет отдельный транспорт, как только шаттлы будут готовы к вылету! Остальным получить оружие, боеприпасы и средства личной связи!

– Как?! – вырвалось у Майка. – Разве мы не летим домой? Мы же едва уцелели в этой бойне!

– Никто не летит домой до тех пор, пока Новая Америка не будет в безопасности! – жестко отрезал полковник. – Это приказ президента и конгресса. Шаттлы возвращаются пустыми, на борт берут исключительно тяжелораненых. Иначе здесь быстро никого не останется. А потом всю страну заберет Холод. – Он кивнул в сторону входа: – А вот и ваш транспорт. Открыть ворота!

Возившаяся с механизмом ворот команда техников налегла на створы, распахивая их полностью, и Майк увидел четверку утыканных пулеметами бронированных машин на воздушной подушке, быстро приближающихся к входу в центральный корпус АЭС. Всё видимое пространство позади них кипело ужасающей кровавой битвой. Повсюду с яростным визгом и бешеным рычанием бесновались огромные стаи всевозможных мутантов, исступленно бросающиеся на медленно продвигающуюся в глубь Реактора технику. Густые потоки пуль рвали зверьё на части, но остальные твари немедленно зарывались в глубокий снег, пропадая из виду, и вновь рвались в атаку уже с другой стороны. Находящимся внутри стальных машин стрелкам мутанты навредить не могли, но стоило людям оказаться вне техники, как монстры устремлялись на них отовсюду. Несколько вездеходов на колесах низкого давления уже потеряли целостность шин и теперь не двигались с места, беспомощно вращая изгрызенными обрывками колес, всё глубже зарываясь в снег. Два экипажа, пытавшиеся выбраться из вездеходов и добраться до ближайших машин, мгновенно оказались разорванными на части, остальные не покидали обездвиженных бронетранспортеров, пытаясь отстреливаться от взбешенного зверья.

– Внутрь! Бегом! Шевелись! – рядом с Майком возник человек в арктическом снаряжении службы безопасности Полярного Бюро с винтовкой в руках. – Всем занять места в бронетранспортерах!

Майк побежал к распахивающемуся люку ближайшей бронированной машины и, запрыгнув внутрь, зашелся в сухом кашле. Следом за ним влез инженер Мартинес. Он тут же бросился к ящику с аптечкой и извлек оттуда пузырек с таблетками.

– Проглоти две штуки! – Инженер сунул его Майку в руки. – Пойдешь к врачу в числе первых!

Сильный порыв ветра ворвался в распахнутые люки и швырнул в лицо Мартинесу добрый фунт снега. Инженер выругался, отпрянув на спинку сиденья, и принялся вытирать залепленное снегом лицо. В бронетранспортер один за другим влезали полярники, за которыми появился один из солдат службы безопасности и наглухо задраил входные люки. Но вопреки ожиданию Майка машина не тронулась с места. Вместо этого под ногами что-то громко гудящее начало стихать, и бронетранспортер будто осел на снег.

– Что происходит? – едва вздохнувший с облегчением Майк с тревогой посмотрел на солдата. – Почему мы не уезжаем?

– Начинается пурга, надо отключить воздушные подушки, чтобы исключить опрокидывание, – объяснил тот. – Мы не знаем, какой скорости ветра ожидать. Так что пока будем стоять на месте.

Инженер Мартинес коротко чертыхнулся и полез к перископу внешнего наблюдения. Майк, заметив рядом с собой точно такой же, последовал его примеру, прислушиваясь к шипению эфира в динамике инженерской рации. Вокруг уже мело вовсю, видимость быстро падала, и многого увидеть не удалось. Майк успел разглядеть вдали череду замерших друг возле друга шаттлов и догорающий остов разбившегося ракетоплана в сотне метров за ними. Где совершили посадку остальные, видно не было, и он попытался рассмотреть, что происходит у бункера. Но мчащиеся по перепаханному лапами и воронками окровавленному снежному полю облака снега не позволяли видеть так далеко, и Майк сосредоточился на незатихающем бое в районе ангара консервационных шаттлов. Судя по беспрестанному нервному радиообмену в эфире, служба безопасности до сих пор не смогла решить проблему с медведями, и полковник приказал отрядам отступить на время пурги. В быстро уплотняющейся снежной круговерти со стороны ангара виднелись частые вспышки выстрелов и сполохи взрывов.

– Мы подстрелили ещё одного! – кричал кто-то, похоже, командир танка или наводчик. – Но дальше вести огонь бесполезно! Я ничего не вижу! Прошу разрешения отойти задним ходом!

– Это «Чарли-2»! – тут же ответили ему. – Он ещё жив! Он жив! Эта тварь запрыгнула мне на броню, я не могу его сбросить! Не стреляйте по раненому медведю, вы разнесете нас, к дьяволу!

– Всем прекратить огонь! Задний ход! Отступаем на сто метров! Избегать столкновений!

– Он пытается оторвать мне пушку!!! – заорал второй «Чарли». – Разбил прожектор и выдрал с потрохами башенный пулемет! У меня потеря герметичности!

– Уходи назад, мы собьем его пулеметным огнем, как только увидим тебя! – вмешался в радиообмен ещё один голос. – Видимость не превышает десяти метров, я не могу вести огонь отсюда! Сближайся!

– О мой бог! Да сколько же их там?! – нервным фальцетом заголосил кто-то. – Мы же убили пятерых! Разве медведи живут стаями?

– Это Холод, парень! – зло ответили ему. – У него свои законы. «Чарли-2», я тебя вижу, но на башне пусто, только крови полно! Где медведь?

– Спрыгнул вниз секунду назад! Я не вижу, куда он делся! У меня поврежден передний перископ!

Вскоре пурга ударила с такой силой, что в перископ стало невозможно разглядеть вообще ничего. Майк отпрянул от него и откинулся на жесткую спинку сиденья, вновь закашлявшись. Инженер Мартинес хотел было ему что-то сказать, но в этот момент механик-водитель бронетранспортера увеличил обороты двигателя вдвое, и бывалые полярники, не сговариваясь, одновременно посмотрели на вшитые в снаряжение термометры.

– Сколько? – Мартинес обернулся к сидящему рядом человеку. – У меня термометр разбит.

– Сорок один, – ответил тот. – Только какая разница? Мы же внутри. А вот сколько сейчас там, снаружи, под ветром… – Он прислушался к работе мотора: – Вроде пока тянет. – Полярник нащупал под подбородком маску и натянул её на лицо.

– Что происходит? – Майк увидел, как остальные полярники делают то же самое, и поспешил надеть лицевую маску, торопливо соображая, стоит ли надевать очки.

– Пока ничего, – успокоил его инженер. – Но подстраховаться не помешает. При понижении температуры ниже минус шестидесяти градусов топливо начинает густеть, и двигатели глохнут. Поэтому вся наша техника на электрическом ходу. Но у танков и боевых машин, – он кивнул на бронированный борт, – движки дизельные. Ты разве не заметил, Батлер? Они, как шаттлы, боятся сильного мороза. Ты можешь не надевать очки, мы пока еще не заглохли…

В ту же секунду бронетранспортер резким рывком завалился набок, проваливаясь в снег правой стороной, и сидящих внутри бросило друг на друга. Что-то сильно ударило в борт машины, и накренившийся транспорт вздрогнул, зарываясь ещё глубже.

– Они под нами!!! – заорал Мартинес, пытаясь выбраться из-под навалившихся сверху людей. – Под снегом! Надо уезжать! Уезжать!!! Немедленно!!!

Механик-водитель бронетранспортера услышал его крик, и мощные вентиляторы взвыли под днищем машины, нагнетая воздушную подушку. Но крен оказался слишком велик, бронетранспортер задергался, не в силах справиться с утечкой воздуха, и провернулся на боку вокруг своей оси, ввинчиваясь в снег. Мощный порыв ветра ударил в накренившуюся крышу, выводя машину из неустойчивого равновесия, и бронетранспортер вновь оказался в горизонтальном положении. Машина вздрогнула, поднимаясь на воздушную подушку, и рванулась с места сквозь бурлящее вокруг, непроглядное снежное месиво. В следующую секунду мчащийся в полной слепоте броневик на полной скорости врезался в какое-то препятствие, и инерция швырнула его пассажиров на переднюю переборку. Раздался хруст ломающихся костей, крики боли и испуганные вопли, всё вокруг закрутилось кувырком и завершилось сильным ударом.


– Батлер! Очнись! – Мартинес, вытирая льющуюся на лицевую повязку кровь из глубокого пореза на лбу, тряс Майка за плечо. – Быстрее же! Очнись, пока нас не сожрали, дьявол тебя побери!

Майк открыл глаза, и тут же острая боль прорезала плечо. Он вскрикнул и вырвался из хватки инженера. Похоже, ему повредило руку! Майк дернулся, пытаясь сесть, и больно ударился головой обо что-то, свисающее с потолка. Оказалось, что все сиденья были перевинчены к верху, и на полу не осталось даже отверстий из-под креплений. Смутный шум, давивший на барабанные перепонки, превратился в автоматные очереди и хриплый визг атакующего зверья.

– Мы перевернулись! – Инженер сунул ему в руки ледоруб. – Бронетранспортер больше не едет, на дверном люке лопнули запоры, мы не можем его закрыть! Мутанты ломятся сюда! Батлер, помоги держать дверь, иначе всем конец!

Рядом загремели выстрелы, и пронзительный визг атакующей твари сменился яростным хрипом взбешенного монстра и истошным криком охваченного жуткой болью человека. Майк испуганно сжался, быстро возвращаясь к реальности, и взгляд его заметался по слабоосвещенному пространству десантного отсека бронетранспортера, заваленному мертвыми телами и переломанными ранеными. Машина лежала на крыше, двигатели не работали, створ одного из люков был смят и наполовину выворочен. В образовавшуюся крупную щель лезли мутанты, стремясь добраться до нескольких уцелевших полярников, обороняющих люк. Привалившийся к борту Мартинес сидел с неестественно вывернутой назад ногой, но словно не обращал на это внимания. Он старался дотянуться до бездыханных тел и ощупывал их карманы в поисках винтовочных магазинов. Находя такой, он передавал его человеку с винтовкой, засевшему прямо перед вывороченным люком. Едва из кипящей снаружи снежной карусели появлялся монстр, стрелок открывал огонь, и бьющие почти в упор пули вынуждали мутанта терять скорость. Трое других полярников, вжавшись в бронелисты вокруг люкового отверстия, добивали раненых мутантов ледорубами. В руку одного из них сейчас вцепился здоровенный волк, и обрушивающиеся на его череп удары не могли заставить тварь разжать челюсти.

Схватив ледоруб инженера, Майк рванулся на помощь и изо всех сил вбил острое лезвие в череп обезумевшего от бешенства мутанта. Брызнула кровь вперемешку с мозговой тканью, тварь взвыла, но лишь сильнее стиснула зубы, прокусывая человеческую руку до самой кости. Полярник кричал, осыпая волка ударами, но вырваться был не в силах.

– Шею! – орал позади Мартинес. – Батлер! Руби ему шею! Скорее же, пока он не разгрыз кость!!!

Находящийся на грани потери сознания от ужаса Майк едва сумел выдернуть застрявший в черепе мутанта ледоруб и принялся рубить покрытый грязно-белой окровавленной шерстью, кривой хребет. Лезвие ледоруба с хрустом погружалось в живые ткани, разбрызгивая повсюду кровавые брызги, тварь забилась в конвульсиях, вокруг орали: «Ещё! Ещё!» – и Майк почувствовал, как реальность утопает в летящей в лицо крови.

Дальнейшее происходило для него словно в кровавом тумане. Туловище волка отделилось от вцепившейся в человеческую руку головы и рухнуло на снег. В полураскрытый люк ударил поток ветра вперемешку со снегом, из которого внезапно появилась здоровенная кошка с усыпанной несколькими рядами кривых желтых зубов пастью. Её узкие зрачки сверкнули лютым бешенством, но вместо атаки тварь с разбегу вгрызлась в обезглавленную тушу монстра и одним прыжком исчезла вместе с ней в бьющей в лицо порывами ветра снежной пелене. Кто-то помог пострадавшему сорвать с руки волчью голову, и тот опрокинулся навзничь, надсадно хрипя от жуткой боли. В плюющемся снегом люке появилось сразу два монстра, с визгом бросившихся на людей, загремели винтовочные очереди, и вновь взметнулись вверх покрытые заледенелой кровью ледорубы. Майк наносил удары вмерзшим в облепленную багровыми ледяными наростами перчатку оружием, отбивался ногами от вгрызающихся в сапоги тварей, вновь наносил удары ледорубом, выпихивал наружу, на растерзание монстрам, туши убитых мутантов, опять рубил…


Майк рванулся на помощь и изо всех сил вбил острое лезвие в череп обезумевшего от бешенства мутанта.


В какой-то момент он уже не чувствовал ни времени, ни боли, ни усталости, лишь всепоглощающий Холод, проникший в каждую клетку его организма. Всё вокруг превратилось в ледяную берлогу из застывшей крови, полярники исчезли, уступив место рвущимся прямо на него монстрам, и разум потух, захлестнутый лишь одним желанием – выжить. Вместо ледоруба в его руках оказалась арктическая винтовка, он стрелял прямо в оскаленные пасти, испытывая лютую ненависть к собственной левой руке, превратившейся в бревно и не желающей подчиняться, потом он злился уже на винтовку, отказывающуюся стрелять, и потому бил стволом, словно копьем, заталкивая его в глотку очередному монстру, потом в руке вновь оказался ледоруб…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24