Сергей Тармашев.

Холод. Неотвратимая гибель. Ледяная бесконечность. Студёное дыхание



скачать книгу бесплатно

– Взлет через полторы минуты! На время набора высоты и снижения освещение будет выключено! Кнопки обогрева сиденья и вентиляции расположены в спинке впередистоящего кресла! Приятного полета, дамы и господа!

Шаттл сдвинулся с места и покатил куда-то, время от времени меняя направление движения. Майк вспомнил, как это выглядело из окон офиса миссии: десяток шаттлов, сверкая на солнце надраенной обшивкой, элегантно плывут по рулежным дорожкам, выходя на взлетную полосу. Потом крылатые машины срываются с места в стремительном ускорении и отрываются от земли. Однако изнутри полет оказался совсем не таким бравым, как снаружи. Картина красиво взлетающих один за другим шаттлов, исчезающих в ясном небе, сейчас превратилась в истеричное дрожание листов пластика, составляющих внутреннюю обшивку салона. А впечатляющий грохот преодоления крылатыми машинами звукового барьера Майк в первую секунду принял за взрывы тех шаттлов, что поднимались первыми. Потом освещение погасло, грудь сдавило перегрузками, дышать стало очень некомфортно, и несколько минут набора высоты он чувствовал себя на грани удушья. Судя по тому, что никто из опытных полярников не издал ни звука, полет проходил нормально, и оставалось только терпеть.

Наконец давящая на тело тяжесть пропала, и Майк смог отдышаться. Почти сразу в трюме стало прохладно, и он посмотрел на вшитый в лацкан комбинезона термометр. Он показывал плюс восемнадцать, и Майк предпочел включить обогрев сиденья и засунуть руки в карманы. Могли бы и на них надеть снаряжение, недовольно поморщился он. Джеймс перед самым вылетом торжественно сообщил, что это делается потому, что все новички должны пройти обязательный ритуал при первом полете, но не сказал, в чем именно он заключается. Теперь смысл его был понятен – новоиспеченные полярники должны мерзнуть весь полет. Тоже мне, поборники традиций! Нет, они точно тут все отмороженные… Обогрев сиденья пригревал исправно, в отличие от выходок начальства, у которого явно не все дома, и Майк незаметно для себя уснул. Проснулся он от звука вновь заработавших динамиков:

– Внимание! Начинаем снижение! Всем застегнуть снаряжение и проверить ремни безопасности!

Сидящие в креслах люди одновременно завозились, застегиваясь и помогая застегнуться соседу. Майк удивленно посмотрел на бывалых полярников, краем глаза замечая столь же растерянные взгляды остальных новичков, как вдруг шаттл словно рухнул вниз, и все мысли мгновенно вылетели у него из головы. В одну секунду все внутренности словно оторвались и рванулись к голове, в груди будто разорвалась ледяная бомба, и Майк инстинктивно дернулся, пытаясь вскочить с кресла. Привязные ремни скрипнули, удерживая его на месте, и он почувствовал, как на лбу выступает холодная испарина.

– Спокойно, парни, это скоро пройдет. – На этот раз бригадир Уокер удосужился обернуться и посмотреть на новичков. – Шаттл снижается. Чем быстрее он это сделает, тем безопаснее. Батлер, ты в порядке?

– Да, сэр! – выдавил из себя Майк.

Ни черта он не в порядке, но потерпит. Если какой-то там Перес терпит, то ему это вообще запросто. И как только женщины не визжат от этого «снижения», больше похожего на падение?!

Шаттл перешел на пологую траекторию, и сразу стало легче. К тому моменту, когда машина коснулась посадочной полосы и вся внутренняя обшивка вновь затряслась, реагируя на торможение, Майк успел успокоиться. Несколько минут шаттл катился куда-то, после чего сделал пару поворотов и остановился.

– Мы на месте, – заявили динамики. – Встречающая команда готова. Бригадир Уокер, ваш выход!

Уокер поднялся с кресла, обернулся к новичкам, и взгляды всех полярников устремились на них.

– Первыми выходят новенькие! – сообщил он. – Господа, встаём и выстраиваемся в проходе друг за другом! По моей команде все бегут строго за мной! Никуда не сворачивать! Нам необходимо пробежать десять метров, аппарель шаттла опустится точно напротив входа в бункер! Предупреждаю, как только откроется вход, сюда, в трюм, начнет проникать Холод! Так что медлить не советую, это опасно для жизни! Итак! Десять метров! Бегом! По моей команде!


Перепуганные новички рванули следом под бурные аплодисменты остальных.


Бригадир Уокер обернулся к выходу, и Майк с ужасом увидел, как он натягивает лицевую маску и поднимает на голову капюшон. В следующую секунду входной люк распахнулся, превращаясь в аппарель, бригадир рявкнул:

– За мной!!! – и бегом бросился к выходу.

Перепуганные новички рванули следом под бурные аплодисменты остальных. Холод Майк почувствовал внезапно и со всех сторон сразу. Едва он опрометью выскочил из шаттла, его словно швырнули в ванну с холодной водой. Все вокруг было засыпано снежной бесконечностью, посреди которой стояли какие-то постройки. Мгновенно воздух стал таким обжигающе холодным, что тяжело было сделать вдох, ноздри жестоко защипало, из глаз брызнули слезы, а в кожу лица и рук вгрызлось нечто настолько ледяное, что Майка пробил озноб, тут же сменившийся крупной дрожью. Десять метров от аппарели до спасительного входа он пролетел, не видя ничего, кроме приближающихся дверей. Как он вбежал внутрь, как его подхватили под руки и втолкнули в какое-то помещение, Майк не помнил. Ощущение реальности вернулось к нему уже внутри, вместе с голосом бригадира.

– Господа, разрешите представить – Его Величество Холод! – насмешливо заявил Уокер. – Поздравляю, вы только что прошли посвящение в полярники.

– Н… на чер-рт-та нужно т-такое посвящение?! – Майк, стуча зубами, дышал на окоченевшие пальцы и соскребал со щек замерзшие слезинки.

– Чтобы каждый из вас знал, куда попал! – жестко отрезал бригадир. – Всем слушать меня! Вы только что провели пять секунд без арктического снаряжения на открытом воздухе при температуре минус сорок восемь градусов по Цельсию! Сейчас на поверхности почти полный штиль, скорость ветра одна десятая метра в секунду. Иными словами, вы почувствовали на своей коже самое ласковое проявление Холода из всех возможных! Как оно вам после безбедной жизни при вечном плюсе?! Так вот, обычно здесь гораздо холоднее. Температура ниже, и ветер, как правило, сильный. И на поверхности снаряжения у нас всегда от восьмидесяти до ста градусов ниже ноля! Между собой мы называем это «температура на коже». Потому что именно столько будет у вас на коже, если вы забудете своевременно зарядить аккумуляторы своего костюма или по безалаберности выйдете на улицу с неисправной системой обогрева! Поэтому! Все правила, инструкции, технику безопасности и советы опытных коллег исполнять неукоснительно! Это вам не бюрократические придирки Новой Америки! Ваша жизнь в ваших руках! Все меня поняли?

Уокер окинул их требовательным взглядом, и новички торопливо закивали в ответ.

– Отлично! – подытожил он. – Сейчас сюда принесут ваши вещи, и я покажу вам, где вы будете жить ближайшие пять месяцев.


Глава третья

Ползущий между двух рядов полузасыпанного снегом проволочного ограждения вездеход вновь остановился, и Андерс, одной рукой указывая Майку на двухметровый сугроб, сделал взмах другой, мол, давай! Майк надавил на рычаги управления воздушной турбиной, и мощный поток воздуха с оглушительным ревом ударил в снежный завал, в считаные секунды разметав его до самой ледяной поверхности. Майк понизил мощность обдува и провел воздушной струей от одной металлической стойки ограждения до другой, очищая от наносов фрагмент ограждения. Толстенная проволока Завесы, более напоминающая трос и свитая в замысловатую сеть пятиметровой высоты, вяло дрожала под давлением завывающей чуть ли не на весь Реактор турбины. Неудивительно, подумал Майк, Завеса изготовлена из сверхпрочных материалов, не теряющих крепость при очень низких температурах, и способна выдержать любой ураган. Но Воронка способна повредить даже её.

Глаз Бури сформировался прямо над Реактором позавчера, прямо во время ужина. Майк находился в столовой, когда громкоговорители системы оповещения застрекотали сигналом штормового предупреждения максимальной степени опасности и голос дежурного по бункеру торопливой скороговоркой произнес:

– Внимание! Воронка над базой! Тепловые завесы внешних выходов – на полную мощность! Спасательным командам срочно прибыть к входам! Повторяю! Над Реактором формируется Воронка! Спасательным командам прибыть ко входам! Госпиталю приготовиться к принятию пострадавших!

Сидевшие вокруг люди стали выскакивать из-за столов, мгновенно забыв об ужине, и бегом покинули столовую. Майк до такой степени не ожидал ничего подобного, что с перепуга забыл свою должностную инструкцию и замешкался, растерянно озираясь. Помещение, в котором полминуты назад принимало пищу полторы сотни человек, стремительно опустело.

– Батлер! Скорее за снаряжением! – Пробегающий мимо Перес схватил его за локоть и попытался тащить за собой. – Мы должны быть на минус первом через пять минут! Уокер уже где-то там!

Способность соображать вернулась к Майку, и он рванулся за Пересом, опрокинув стул. Согласно инструкции, при объявлении тревоги «Воронка» его бригаде полагалось первым делом надеть арктическое снаряжение и разбиться на спасательные команды согласно аварийному расписанию. Далее необходимо действовать, как отрабатывали на тренировках в первые дни. Но за полтора месяца вахты Воронок не возникало, и эта тревога застала Майка врасплох. Он со всех ног помчался в раздевалку и, только оказавшись у своего шкафа, понял, что до сих пор держит в руке столовую ложку. В раздевалке уже почти никого не осталось, и Майк принялся торопливо одеваться, стремясь успеть на своё место хотя бы раньше Переса.

Существование в условиях запредельно жестокого Холода обходится крайне недешево. Количество персонала на Реакторе скрупулезно рассчитано, учтена каждая мелочь: запасы еды, воды, жилой и рабочей площади, тепло– и воздухообмен. Не обремененных работой, и тем более лишних, людей здесь не найдешь, и в случае экстренного происшествия каждый становится спасателем. Сегодня ты, волею случая оказавшись в бункере, спасаешь тех, кого буран застал снаружи, завтра те, кому повезло больше, спасают тебя. И если не хочешь, чтобы в решающую минуту тебя не миновала рука помощи, никогда не забывай вовремя протягивать свою. В тот день Майк осознал это очень хорошо.

Когда они с Пересом прибежали к лестнице минус первого этажа бункера, где согласно аварийному расписанию находилась точка сбора их спасательной команды, все были уже там. Старший команды окинул их быстрым взглядом и коротко сообщил в рацию, что Спасательная-7 готова к работе. В их обязанности входило принимать пострадавших у спасателей сверху и оперативно доставлять в медицинский пункт. Складные передвижные платформы для транспортировки раненых извлекли из стенных ниш, собрали и установили на колеса.

– Перес, Батлер, ко мне! – Андерс, немолодой полярник, отрабатывающий одиннадцатую смену, кивнул им на свою платформу. – Батлер, ты тянешь, я толкаю, Перес открывает перед нами двери. На поворотах осторожнее, идущие впереди платформы не обгонять, толчею не создавать, медикам под руку не лезть!

Он закончил фразу и обернулся к открывающимся дверям. С первого этажа уже начали поступать пострадавшие. Десятка полтора человек в заснеженном снаряжении, опираясь на спасателей, двигались самостоятельно и от платформ отказались. Один из них уже снял капюшон и очки и, стянув с лица маску, с болезненной гримасой растирал нос.

– Рон! – Андерс сделал шаг ему навстречу. – Ты в порядке? Что у тебя с носом? Очки съехали?

– Да, черт их забери! – ещё сильнее сморщился тот, не переставая растирать нос. – Съехали с маски на кожу и в одно мгновение раскалились от холода так, что чуть без глаз не остался! Мне крупно повезло – бункер оказался рядом, так бы нос превратился в кусок мороженого мяса!

– Двигай в госпиталь. – Андерс вгляделся в лицо Рона. – Кажется, ткани не успели омертветь. Кого-нибудь накрыло?

– Парней из третьей команды, – тоскливо кивнул тот. – Сегодня мы дежурим на подстанции, они как раз за мной на ужин шли. Кто-то наверняка успел пристегнуться, но Воронка образовалась точно над Реактором, удар воздушных масс был ужасной силы!

– Ничего, Уокер их вытащит, – успокоил его Андерс, – иди в госпиталь, приятель, не трать время.

Рон побрел догонять своих сослуживцев, и несколько минут с первого этажа никто не появлялся. Андерс не сводил глаз с лестницы и каждые тридцать секунд смотрел на часы, мрачнея всё сильнее.

– Сколько? – вдруг произнес старший спасательной команды. На Андерса он не глядел, стоял, точно так же задрав голову, ждал появления людей сверху.

– Три тридцать, – хмуро ответил Андерс, глядя в ту же сторону. – У них осталось сорок секунд.

Майк хотел было спросить, в чем дело, как вдруг понял, о чем идет речь. Там, наверху, Воронка. Это значит, температура в минус сто сорок градусов по Цельсию и ветер сто двадцать метров в секунду. В таких условиях обогрев снаряжения выдерживает четыре минуты, после чего у человека остается ещё десять секунд. На занятиях это объяснял каждый эксперт. Как только с момента появления Воронки пройдет пять минут, все спасательные мероприятия прекращаются. Потому что спасать к этому моменту уже некого.

– Сколько? – повторил старший, не меняя позы.

– Четыре ноль пять. – Андерс машинально сделал шаг на первую ступеньку. – Кто-то идет!

По лестнице загрохотали шаги, и показалось несколько покрытых снегом человек, тащащих на руках пятого. Следом за ними появилась ещё одна группа, затем ещё. От спускающихся людей сильно тянуло холодом. Передовая группа почти бегом спустилась по лестнице, и Андерс отработанным движением вытолкнул к ним платформу. Спасатели уложили на неё бездыханное тело, и полярник рявкнул:

– Перес! Двери! Батлер! Пошел! Бегом!

Их троица бросилась по центральному коридору к повороту на госпиталь. Следом уже грохотала следующая платформа и раздавался треск липучек и хруст молнии.

Перед очередными дверьми Майк перешел с бега на шаг, чтобы не врезаться в Переса, и, втягивая в проем платформу, оглянулся. Андерс на ходу расстегивал одежды пострадавшего. Тот был бледен, словно мрамор, его тело безвольно подрагивало на трясущейся платформе, будто наполненный водой резиновый манекен, в уголках губ поблескивали начавшие таять ледышки.

– Шевелись, парень! – зло зарычал на него Андерс, налегая на платформу. – Представь, что это ты лежишь здесь, а он тащит тебя к докторам! Двигай! Двигай!

Майк вцепился в свой поручень и бросился бегом, чувствуя, как тело пробивает нервная дрожь. Этот человек, на платформе, он выглядит, словно замерзший насмерть! Белый, словно мел! Не приведи господь, если он умрет прямо тут, потом этот Андерс еще скажет, что Майк тащил платформу недостаточно быстро. С такой злобой рычит на него, словно собрался в горло зубами вцепиться!

– Быстрее, Батлер!!! – заорали сзади, и Майк узнал голос бригадира Уокера. – Шевели своей черной задницей, твою мать!!!

В госпитальный холл Майк влетел, задыхаясь не столько от усталости, сколько от страха. Он не рискнул отпустить платформу и с размаху врезался в стену, не успевая остановиться. В последнюю секунду ему удалось выставить вперед плечо и спасти голову от удара. Сзади в поясницу больно ударилась платформа, и наперебой загремели голоса. Майк, сдерживая стон, развернулся. Вокруг раненого суетились медики, вытаскивая его из снаряжения. Рядом с Майком стоял Уокер, похоже, он бежал за той платформой, что катили следом за ними. В холл одна за другой вбегали члены их спасательной команды с уложенными на платформы обмороженными людьми. Медицинский персонал подхватывал пострадавших и исчезал вместе с ними за дрожащим маревом тепловой завесы, перекрывающей вход в госпитальный стационар.

– Батлер, сынок. – Уокер, тяжело дыша, обернулся к нему. – Когда везешь пострадавшего, бежать надо изо всех сил, словно сам дьявол дышит тебе в спину! Для спасения жизни дорога каждая секунда. Нет, черт возьми! Она бесценна! Ты меня понял, приятель?!

– Да, сэр! – Майк невольно отступил на шаг. – Я всё понял, сэр! Я буду бежать быстрее, сэр!

– Ты парень здоровый и сильный, – добавил бригадир не менее агрессивно. – Твоя сила может спасти человеку жизнь, если ты опередишь его смерть на эту самую секунду. Подумай об этом! – Он перевел дух и направился к выходу, расстегивая покрытое каплями растаявшего снега снаряжение.

Воронка распалась через восемь часов, созданный ею ураган бушевал ещё сутки. За это время начальство провело радиоперекличку со всеми строениями Реактора, блокированными яростью стихии, и объявило пропавшими без вести двоих человек. К утру следующего дня буран утих, на поверхности установился штиль, и все силы личного состава Реактора были брошены на ликвидацию последствий атаки Холода. Майку досталось место оператора воздушной турбины, установленной на вездеходе-очистителе, которым управлял Андерс. Опыт подобной работы уже имелся, Завесу чистили после каждого бурана, а их здесь буйствует по два в неделю. Майк натаскался довольно споро орудовать турбиной и обычно даже немного скучал от однообразия, но только не в этот раз.

– Чисто! – Он перевел турбину на холостые обороты и обернулся к Андерсу. – Повреждений нет!

Тот кивнул, и вездеход тронулся дальше, шурша по плотному снегу шинами низкого давления размером в половину человеческого роста. Майк осмотрелся. Позади, довольно далеко, вдоль соседней нитки Завесы, являвшейся третьей, внутренней линией тросового заграждения, полз такой же очиститель. Этот экипаж сегодня закончит очистку своего участка позже всех. На их нитке обнаружилось сразу два разрыва, её обесточили, ремонтные команды до сих пор восстанавливают лопнувшие тросы. Оба погибших под Воронкой полярника за несколько минут превратились в промерзшие до состояния ледяной глыбы мумии. Беснующаяся Воронка швырнула их в Завесу с такой силой, что токопроводящие тросы не выдержали удара и оборвались. Тела унесло ко второй нитке, которая их и остановила. Майк, раздувая сугробы, нашел сначала один труп, затем, через сотню метров, другой. Когда поток воздуха разметал снежный занос и из него внезапно появилась белая, словно мрамор, человеческая голова, он не сразу понял, что видит погибшего полярника. Больше это напоминало скульптуру работы какого-нибудь авангардиста, выполненную в нелепой, изувеченной позе. Погибшего сильно переломало ураганом ещё до того, как он заледенел, капюшон был сорван, ни маски, ни очков не сохранилось, видимо, слетели, когда тело билось в тросах Завесы. Замороженные глаза мертвеца смотрели прямо на Майка, на ставшем ледяным лице застыло выражение жуткой боли и ужаса.

– Не повезло, – констатировал Андерс, глядя на то, как похоронная команда освобождает труп из путаницы заранее обесточенных тросов. – Мучительно умирал, бедняга…

Второй погибший отыскался так же неожиданно, и Майк старался не смотреть ему в лицо – ощущения и без того были жуткими. Теперь, направляя турбину на очередной сугроб, он невольно побаивался, хоть и знал, что трупов больше не будет. Чтобы немного отвлечься, Майк старался разглядывать окрестности. На территории Реактора было немноголюдно, все ремонтные команды были брошены на проверку сектора ХААРП, строения остальных секторов выдержали Воронку и в ремонте не нуждались, врытые в ныне промерзшую землю приземистые железобетонные конструкции прочнее любого урагана. Исключение составлял ангар номер семь, предназначенный для прибывающих шаттлов. У его ворот сейчас возились ремонтники. Как выяснилось, Воронка сорвала с крыши запрятанного в бетонную коробку аэродромного радиомаяка тяжелый защитный кожух антенны. Его раскрутило в воздухе и с огромной силой впечатало в ворота ангара. Одну из створок прогнуло так, что между воротами и полом образовалась щель в добрый фут. Тепловой баланс оказался разрушен, в ангар проник Холод в минус сто сорок градусов, и система электрического отопления сгорела, не выдержав нагрузки. К счастью, шаттлы из Новой Америки на тот момент не ожидались, ангары стояли пустыми, и никто не пострадал. К вечеру герметичность и теплоизоляцию восстановят, на ночь в пострадавший ангар поставят мощные тэны-обогреватели, и к утру там можно будет начать ремонт электрических систем. Двое суток работ – и ангар полностью готов к приему шаттлов. Кажется, как раз тогда и ожидается прибытие транспорта с поставкой продовольствия.

Андерс подвел вездеход к следующему отрезку заграждений и связался с диспетчером Завесы. Спустя секунду тот сообщил, что указанный отрезок обесточен, и Майк снова принялся работать турбиной. Закончив очистку, он с легким удовлетворением отметил про себя, что из сугроба не показалось обезображенного трупа, и сообщил Андерсу об отсутствии повреждений. Тот по своему обыкновению кивнул, собираясь двинуть машину дальше, как вдруг в эфире зазвучал голос:

– Диспетчерская, это Очиститель-1, у нас тут разрыв, и довольно большой. Шестьдесят седьмой отрезок внешней нитки. Требуется серьезный ремонт. Я даже не знаю, что тут произошло, дыра в четыре фута!

Майк с Андерсом одновременно посмотрели вперед, туда, где вдоль внешней нитки Завесы ползли друг за другом два вездехода, один с очистительной турбиной, другой с пулеметной башней, развернутой стволом в сторону бескрайней снежной целины, уходящей к виднеющейся на горизонте стене невысокого ледника. Вездеходы-очистители за Завесу без вооруженного сопровождения не выходили, сейчас обе машины остановились в полукилометре, но даже отсюда были видны разлетающиеся во все стороны снежные клубы и слышно завывание турбины.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24