Сергей Степаненко.

Сила Разрушителя



скачать книгу бесплатно

Рома, увлеченно тыкавший снизу палкой в пернатое брюхо взлетевшему под низкий потолок визитеру, сел на койку. Ворон тут же спикировал на спинку моей кровати.

– Привет, Арчи. Как ты меня узнал?

– А какой другой вороне я вдруг понадобился? – хмыкнул я. – Тебя снова кто-то заколдовал, Мерлин?

Он захихикал:

– Не в этот раз. Знаешь, иногда удобно иметь крылья.

– Так никакого заклятия на тебе не было!

– Почему? Было! Кардмарис был маг так себе, принудительную трансформацию вряд ли бы потянул. Но закрепить уже совершившуюся и воспрепятствовать обратному превращению – большого ума не надо. Зато сейчас, когда заклятие снято, я могу принимать любую форму в зависимости от ситуации. А поскольку нам предстоит серьезный разговор…

Ворон кувыркнулся со своего насеста, и в следующий момент я узрел старого знакомца. От прежнего Мерлина его отличала только одежда: вместо старой линялой хламиды на нем была шитая серебром мантия из вишневого бархата.

– Да! Так значительно лучше! – провозгласил колдун и, громко хрустнув суставами, без приглашения присел на край моей кровати, покосился на Ромку: – Молодой человек, не могли бы вы на несколько минут оставить нас наедине?

– Не мог бы, – набычился Ромка.

– Боюсь, я вынужден настаивать. – Глаза старого мага опасно блеснули.

Я тут же дернул его за край мантии, а когда маг качнулся, ухватил за тощую шею.

– Даже не думай его трогать! – ласково прорычал я на ухо посетителю. – Удавлю.

Под пальцами дернулся вниз кадык, старик явно не ожидал такой прыти от раненого героя.

– Ладно, не стану. В основном потому, что нам сейчас нужно договариваться, а не ругаться.

– О чем договариваться?

– Моргана, блондинка, Сила Разрушителя, – перечислил он.

– Значит, Юля все-таки здесь… – выдохнул я, отпуская самозваного парламентария.

– Конечно, здесь. – Мерлин отодвинулся от меня и потянул свою мантию за ворот, другой рукой разминая цыплячью шею с багровыми следами моей хватки. – Но ты не слишком-то торопился. Три дня прошло: Моргана уже нервничать начала.

– Нефиг было след запутывать! Три мира в грозди, в каждом нас могли запросто прихлопнуть!

– Ты ничего не путаешь? – крайне удивился Мерлин. – У Амешта никогда не было миров-близнецов.

– А это не близнецы! – рявкнул я. – Это гроздь! Хочешь сказать, ты не знал?

Я протянул руку и выдернул торчащий из ноздри Его Магичества волосок. – Ближе к телу! И для начала: что с моей женщиной?

Кудесник несолидно взвизгнул и, зажав в горсти пострадавший шнобель, скатился с койки.

– Что за погочное семя вышло из чгесег моих!! – возопил он, сидя на полу. – Да не отсохнут у тебя гуки…

Ромка снова поднял костыль, и Мерлин тут же втянул голову в плечи, заткнувшись на полуслове. Былую самоуверенность с него как корова слизнула. Шершавым таким языком…

– Да в погядке она, в погядке! – поспешно заверил меня Мерлин.

– Докажи! – потребовал я.

– Запгосто.

Мерлин и не пошевелился, а на чистой стене вдруг вспыхнули искорки, соткавшиеся в широкое тонкое полотно, на котором, как в кинотеатре, демонстрировался фильм.

Немой, зато в цвете. Сначала горный пейзаж, наезд камеры, готический замок на склоне – высокие шпили, стрельчатые окна… Приближение. Через раскрытое окно, в середину… Украшенная цветами спальня, кровать с балдахином, на ней женщина в белом. Ее лицо скрывала от меня ниспадающая ткань, но потом угол обзора поменялся, и я узнал Юлю. Глаза закрыты, а лицо безмятежно. Белокурые волосы дивно контрастируют с темно-синим шелком подушек.

Я смотрел на нее как в оцепенении, просто смотрел, стараясь не выпускать на волю страх. Восково-бледная кожа, чуть ввалившиеся щеки, бледные губы… Как в той поговорке? Хороша, хоть в гроб клади. Вот именно так она и выглядела, словно мертвая.

– Мама! – выкрикнул Рома, дернувшись вперед. – Мама! Вы, уроды! – Это уже к Мерлину. – Что вы с ней сделали?!

– Мама. Да? – прогундосил тот, все еще прикрывая нос. – Ничего не сдегаги. Она спит, пгосто спит… – Мерлин глянул на меня. – Ну, не совсем пгосто…. Закогдована. Но ей не богьно, и снятся тогько пгиятные сны.

– Это должно меня успокоить? А кормить вы ее не пробовали, ур-р-роды?! – Я, забыв о боли и свесившись с края ложа, резко ударил волшебника по рукам, а когда ладони опустились, тут же ухватил его за шнобель. – Она же так во сне от истощения умрет! Отвечай, ворона старая, а то клюв оторву!

– Аа-а-агтуг-г-г!!! – вцепился пра-пра-пра… острыми ногтями в мое запястье – Одпузди, падга!!!

Я разжал пальцы, пра-пра-пра… шустро отполз в угол и уже оттуда злобно блестнул глазенками.

– Згачит, у тебя появигся стимуг ее найти. Моггана вообще хотега… То есть кговь детей Чегного бога сигьна в ней, и… – Он сделал многозначительную паузу, хотя я и так понял, на что он намекает. – Но я ее отговогиг.

– Надо же! Раньше такое с ней редко случалось.

Мерлин покачал головой, что-то бормоча вполголоса. Потом осторожно потрогал исцеленный нос и удовлетворенно кивнул.

– Ваша взаимная ненависть похвальна, – произнес он уже нормальным голосом, – пока она не мешает мыслить трезво. Ты недооцениваешь свою сестру, впрочем, как и она тебя. Это может сыграть с вами обоими плохую шутку.

– Откуда вдруг такая забота?!

– Хватит язвить! – рявкнул из угла он. – А то я уйду, и будете искать свою пропажу сами! Без подсказок и инструкций.

– Уже слушаю.

Не то чтобы я слишком испугался: пришел – так выскажется. Но все же хотелось услышать что-нибудь по делу.

Убедившись, что бить больше не станут, Мерлин встал и не спеша принялся отряхивать мантию. Ромка вопросительно глянул на меня и поднял было костыль, чтоб поторопить предка, но тот щелкнул пальцами, и юный агрессор так и застыл. С хитрой рожей и палкой в руке.

– Старая добрая заморозка, – хихикнул волшебник, сдувая последнюю пылинку с мантии, – скоро пройдет.

– Сам знаю. Продолжай.

– Итак, Арчи, Моргана считает, что Сила Разрушителя, доставшаяся тебе от отца, должна принадлежать ей.

– Я в курсе, но помочь ничем не могу.

– Думаю, можешь, – заверил меня Мерлин и принялся объяснять: – Как ты знаешь, сила колдуна может быть передана другому лишь двумя способами. Первый и самый распространенный – добровольная передача. Достаточно умирающему взять своего преемника за руку. Собственно, так ты и получил силу отца. Ты можешь точно так же передать ее Моргане и тем избавить себя от множества неприятностей в дальнейшем.

– Ага, ясно. А второй какой?

– Тот, кто хочет заполучить силу колдуна, должен победить его в поединке при помощи холодного железа и без использования магии. Выпив кровь поверженного врага, соискатель получает и его силу.

Меня передернуло – и только.

– Значит, мне совершенно нечего бояться! – заявил я с оптимизмом. – Мара весьма слабо фехтует!

– Зато отлично метает нож. Что, если не придираться к семантике, дает тот же результат. Впрочем, этого она делать тоже не станет. Скорее всего, Моргана выставит вместо себя бойца, и тогда все будет по-честному.

– Ну хорошо, – кивнул я, – давайте сюда своего бойца, и посмотрим, кто кого!

Произнося это, я был твердо намерен покончить со всем этим здесь и сейчас. Что касается бойца… если это – не Луис Корф, то мне абсолютно все равно, кого она выставит. – других великих фехтовальщиков я не знаю.

– Не так быстро, Арчи, не так быстро… – мелко захихикал Мерлин. – Все это лишь часть игры, и для тебя она начинается здесь! Слушай правила!

– Весь внимание…

– А все очень просто! Старт – здесь, финиш – у ложа твоей женщины. Вы вдвоем, – он кивнул на Ромку, – против целого мира, имя которому Амешт! Любой, кого ты здесь встретишь, может оказаться бойцом Морганы. И, зная твою прыть, скорее всего он будет не один. Но если тебе вдруг все же повезет и ты доберешься до своей цели… Впрочем, не буду забегать наперед. Леди твоя, если ты сможешь забрать ее оттуда!

– И где это ложе находится?

– О! Это самое интересное! – усмехнулся Мерлин, и его улыбочка мне ох как не понравилась… Как выяснилось – не зря.

Предок вытряхнул из рукава свиток, запечатанный кляксой сургуча.

– Тут все, что тебе надо, Арчи.

Я осторожно принял из его рук послание и, сломав хрупкую печать, развернул свиток. Дудки, никакое это оказалось не послание, а самая натуральная карта. На тонкой, прекрасно выделанной коже иссиня-черной тушью был нанесен фрагмент Амешта. Начертано очень грамотно и подробно, аккуратно обозначены горы, два крупных леса и так далее, все перечислять нет смысла. В левом нижнем углу изображен компас, одна стрелка закрашена чернилами, причем стоило встряхнуть карту, укладывая ее поудобнее, как нарисованные стрелки качнулись. Точь-в-точь как настоящие. По кругу внутри компаса мелким почерком начертаны какие-то руны; разобрать не смог, не помогла и отцовская память.

– Ты видишь несколько замков, Арчи? – Голос Мерлина стал вкрадчивым, от предчувствия грандиозной подлянки меня пробрало мурашками. – Так вот, это на самом деле один и тот же замок!

– Не понял юмора…

За спиной Мерлина Ромка отчаянно гримасничал, но рука с зажатой палкой все так же торчала в потолок. Это хорошо: значит, действие заклинания проходит.

– Одна из загадок Амешта, – усмехнулся волшебник. – Призрачная твердыня. Воздвигнута лично Бесформенным и пожалована в дар первой Ведьме Ночи. Смысл в том, что Твердыня находится одновременно в нескольких местах – и нигде. Она есть – и ее как бы нет.

– Поясни.

– Охотно. Замок создавался таким, чтобы обеспечить Ведьме Ночи безопасность. Амешт – не самое приветливое место в Паутине, а жители тут с характером. Еще убедишься, хе-хе… Так вот: на карте шесть замков, все расположены в разных точках Амешта, и какой из них в данный момент реален, а какой лишь призрак – не знает и сама нынешняя хозяйка. Твердыня как бы перемещается, при этом не двигаясь с места. Уловил?

– Ты хочешь сказать, что, постучав в материальные ворота замка, я могу не дождаться ответа, потому как через миг буду стоять перед миражом?

– Именно! – часто-часто, по-птичьи закивал предок. – А сама Твердыня окажется в другом месте!

– А пока я, как дурак, бегаю между замками…

– Тебя десять раз успеют прищучить! – воскликнул Мерлин, радостно потирая руки. – Как тебе идея? Я придумал, между прочим!

Придумал он, козлина старая! Мастер, ну почему мне так не везет с родичами?!

– А твой какой интерес, вражина? Не поверю, чтоб ты, выползень пернатый, склонился перед Морганой. Кому ты служишь, Мерлин?

– А я, внучек, служу только себе, – остро глянул на меня предок, – запомни это. Ни Бесформенному, ни Моргане, ни Великой Цели! Служить надо только себе и никому другому. Ладно, раз ты все понял, то мне пора.

Мерлин вдруг стремительно уменьшился в размерах: мантия пошла складками, встопорщилась перьями – и вот уже нет древнего интригана, вместо него на полу сидит ворон. Каркнув на прощанье, птах вспорхнул было на подоконник, и вдруг… просвистевший в воздухе костыль смачно вдарил Мерлина в зад, выбил кучу перьев и вынес его из окна.

– Бинго! – провозгласил оттаявший Ромка. – Прямо в яблочко!

– Ну не совсем в яблочко, но тоже сойдет – хмыкнул я, разглаживая карту. – Ты все слышал? Идеи есть?

Интерлюдия

– Однако, почтенный Свидетель, ваша идея дала интересный результат. Не желаете присоединиться к Игре?

– Пожалуй, соглашусь. Тем более что есть у меня одна идейка… Так, мелочь, но сделает Игру интереснее.

– Да? И в чем суть?

– Всего лишь одна дополнительная фигура, – произнес бывший Свидетель, а ныне Второй Игрок. – В прошлой партии она сыграла довольно интересную комбинацию.

– Вы имеете в виду Змея?

– Именно! Именно его!

– Пожалуй, это добавит Игре остроты… Вот только очень уж нестабильная фигура, труднопредсказуемая. Как бы не вышел конфликт с Мангустом…

– Но ведь это делает Игру лишь увлекательнее?

– Ну что ж, убедили. Итак, в Игру вводится новая фигура! Кстати, а почему он вообще выбыл из нее?

– Самоустранился. Люди иногда подвержены смене векторов приоритетов, а наш экземпляр – в особенности.

– Тогда поглядим, что нам даст его участие.

– Поглядим.

Глава 7

Змей

Россыпь фиолетово-изумрудных искр, круги перед глазами; сильный запах псины ударил в нос. Опершись об ствол дерева, перевожу дух, заодно осматриваясь по сторонам. Лес. Вокруг деревья, сквозь высокие густые кроны пробиваются лучи местного светила, хотя стволы деревьев и кусты вокруг блестят от капель дождя. Под сапогами мягко пружинит ковер из опавших листьев и мха. Что-то я заржавел, раньше переходы давались легче. А может, такова особенность этого мира? Ладно, не пейзажами любоваться пришел, надо дело делать. Густая вонь мокрой псины стала сильнее. Резко оборачиваюсь, одновременно извлекая из ножен клинок. Серое массивное тело встретил рубящим ударом в шею. Кувыркнувшись через голову, волк улетел в кусты. Следующего зверя рубанул по голове, начисто срезая левое ухо вместе с частью черепа. Однако! Если это волки, то неправдоподобно большие. Из кустов сверкнули желтые треугольные глаза, я поспешно ткнул туда мечом. В кустах взвыли. Выдернул увязший в чем-то клинок, крутанулся на каблуках, и вовремя: первый недобиток успел встать, и теперь пер на меня. Эх, спасла поганца густая шерсть, не прорубил я ее с ходу… Выставил перед собой меч, а сам отступил спиной к широкому стволу дерева. Не хватало еще, чтоб сзади цапнули. Зверь не сводил глаз с окровавленного клинка, но нападать не торопился и, мягко ступая на широких лапах, огибал меня по дуге слева. Я во все глаза следил за хищником. Наконец он припал к земле и бросился мне в ноги. Я ответил глубоким выпадом, целя в морду, но зверь, резко качнувшись вправо-вверх, ушел от удара и сомкнул страшные челюсти на клинке. Мощно дернулась лобастая голова, я изумленно уставился на пустую ладонь. Хищник выплюнул оружие, снова повернулся ко мне. Я отпрыгнул назад, зацепился за корень, упал. Перекатился, вскочил и, скинув заплечный мешок, выставил его перед собой вместо щита, другой рукой нащупывая на поясе кинжал. Нет, что-то в этом волке мне решительно не нравится, неправильный он какой-то. Слишком большой, слишком хитрый. Да где ж этот проклятый кинжал?! Волк издал кашляющие звуки. Я наконец сообразил, что ощупываю абсолютно пустой пояс, а искомый клинок, раскинув оборванные ремешки креплений, торчит из сплетения корней. Волк снова закашлял, но я уже понял, что он так смеется. Издевается, гад. Знает, что никуда добыча не денется… Перед глазами мелькнуло смазанное от скорости серое пятно, заплечник рванулся из моей руки, с треском разрываясь по швам и вываливая под ноги содержимое. Зверь выплюнул тряпку и снова прыгнул. Мощные лапы ударили в грудь, зубастая пасть надвинулась на меня, клыки щелкнули в опасной близости от носа. Я резко ударил кулаком под нижнюю челюсть. Пасть с хрустом захлопнулась, волк завалился на бок. Впрочем, я тоже от удара рухнул на траву. Под лопатку больно укололо: сучок подвернулся, и тут же могучие челюсти сомкнулись на моем левом предплечье. Хищник рванул меня, разворачивая со спины на живот, и протащил пару шагов. Здоровой рукой я что-то нащупал, сжал изо всех сил. И как только волк слегка ослабил хватку, ударил зажатым в кулаке походным котелком его по морде. Дальнейшее удивило даже меня: на месте удара шерсть почернела и словно обуглилась. Зверь упал на брюхо и завыл, закрыв лапами пострадавший нос. Ага! Не нравится, гад? Так вот тебе еще!

Я лупил зверя котелком по голове до тех пор, пока тот не перестал дергаться. От каждого удара шерсть на нем чернела и дымилась. Сплюнув на поверженного врага, я встал, но сюрпризы на сегодня не закончились. Волк зашевелился и вдруг стал меняться. Опадала клоками вонючая шерсть, морда, с черными следами моих ударов, начала укорачиваться, будто втягиваясь в череп. Позвоночник выгнулся дугой, дергались, выворачиваясь в суставах лапы, из ставшей совсем плоской морды посыпались на траву желтые, с алыми длинными корнями, выпавшие клыки. Зверь издал хриплый вой, тут же перешедший в обычный хрип. Выпали и покатились глазные яблоки. Широкие лапы вытягивались, стали плоскими, удлинились пальцы, выпали с хрустом когти. Я почувствовал, что ноги у меня подкашиваются, и просто сел, опершись спиной о здоровенный комель упавшего дерева. Среди клочьев опавшего меха, на груде мха возилось розовое нечто, лишенное шерсти. Вдруг кожа на хребте этого нечто лопнула и опала, как чулок. Я замахнулся своим оружием на творящееся непотребство и осознал, что превращение закончилось. Среди ошметков плоти и меха лежал без сознания голый, заросший серой бородой крепыш.

… До чего же болит прокушенная рука, кто бы знал! Глубокие раны от зубов периодически наполнялись кровью, словно лужи во время дождя, хотя я перетянул руку веревкой, а смоченной в кипятке тряпкой промывал их. Трещал хворост в костре, изрядно помятый серебряный котелок бурлил варевом из целебных трав и проваривающимися бинтами. Я наконец сообразил произнести останавливающее кровь и боль заклинание, стало полегче. Надежно связанный бородатый пленник лежал неподалеку. Решив, что хватит варить тряпки, осторожно вытащил их из кипятка и принялся отжимать. После этого основательно перебинтовал пострадавшую руку, порадовавшись, что кости уцелели. А шкура… шкура заживет. Не впервой. Замычал сквозь забитую мхом пасть очнувшийся бородач. Я криво усмехнулся и, поворошив лезвием кинжала угли в костре, полюбовался на багрово-алый кончик лезвия. Встал, подошел к пленнику, какое-то время просто смотрел в его темные, пылающие ненавистью глаза. Потом резко выдернул кляп.

– Кто ты? – спросил устало, подтвердив вопрос ментальным приказом.

– Я – Ранга, эррхарг из Свободной стаи.


Артур

Идей оказалось много – целых две: разобраться с картой и выбраться из-под замка. Если с запором все более-менее понятно, и не такие вскрывали, то карта оказалась крепким орешком. Свое местонахождение мы определили без особых проблем, как и указанные Мерлином замки Призрачных твердынь, а вот с компасом вышел полный облом. Да, нарисованный на пергаменте приборчик исправно вращал стрелками, едва лишь карта двигалась с места, но для чего он служит, оставалось загадкой. Даже местные полюса он не показывал. Борясь с усилившейся мигренью и подступившей тошнотой, я упрямо пытался обуздать карту. Однако ни заклинание поиска, ни формулы подчинения магических артефактов, как по заказу выдаваемых памятью отца, ничего не дали. Нарисованные стрелки не указывали ни на один из замков.

– Пап, эта магическая фигня – бесполезная примочка или я чего-то не понимаю?.. – жалобно протянул Ромка.

– Надеюсь, не бесполезная. Мерлин, конечно, тот еще гад, но он рационален до мозга костей. Раз компас на карте нарисован, значит, нужен. И заставить его работать, должно быть, очень просто, только пока не соображу как. Ладно, пока будем ориентироваться по само?й карте. Смотри сюда: вот крепость приютившего нас лорда Кандора, вот земли крачей. Вот Светлый бор, он ближе к нам, а за ним…

– Черный бор, – перебил сынуля, – прямо как в сказке. А живут в нем три поросенка, да Баба-яга с лешим, а на полянке устроили охотничий пикничок Трус, Балбес и Бывалый.

– Сам ты – Балбес, – фыркнул я, разглаживая свернувшийся трубочкой угол карты. – Хоть уже и бывалый. Этот лес – владения ташшаров, и боюсь, роль двух поросят отведена нам с тобой.

Откуда-то из глубин памяти всплыло знание о «милых» и очень клыкастых созданиях, населяющих лес. По спине, топая подкованными сапогами, промаршировала стая крупных мурашек. Лезть в негостеприимные дебри не хотелось до икоты, но выбора у нас не оставалось – ближайшая Призрачная твердыня находилась прямо за лесом. Если верить карте, то обойти его не получалось: тянулся он далеко, да еще и упирался краем в огромные болота. Нет уж, хватит с нас гигантских лягушек!

Очередной приступ головной боли пронзил висок. По хребту пронеслась горячая волна, ударила в затылок, запульсировала внутри черепа. В конечностях появилось ощущение холода, и странное, свербящее чувство, будто по артериям муравьи побежали.

– Аагх… – вырвалось сквозь зубы, а карта выпала из рук.

Сынуля тут же подхватил меня и бережно опустил на подушку.

– Ты, пап, не рви сердце – фиг с этой картой! А то инсульт схлопочешь, что мне с тобой делать потом?

– Я в норме… – прохрипел, отчаянно борясь с тошнотой. Потолок перед глазами вращался и покачивался, а сердце колотило по ребрам, – только во рту пересохло…

Что-то зажурчало за пределами видимости, сухая крепкая ладонь подхватила меня под затылок. Перед глазами появилась широкая чаша с водой. Глотнул, полегчало. Пока я жадно пил, Ромка торопливо массировал мне виски левой рукой, давил какие-то точки на темени, мял уши… А боль неохотно разжимала когти, выпуская меня. Наконец я понял, что могу самостоятельно сидеть, окружающее пространство пришло в норму и больше не вращается. Накатила жгучая волна стыда; уши, и без того намятые Романом, заполыхали сигнальными маяками. Еще чуть-чуть, и Арчи Бесстрашный окочурился бы прямо в постели, на глазах у наследника.

– Бать, ты чего? – Сын обеспокоенно заглянул мне в глаза. – На тебе лица нет!

– Ром, мне стыдно, что ты увидел меня в таком состоянии.

– Алё! Земля вызывает Сатурн! – Ромка пару раз щелкнул перед моим носом пальцами, но я упрямо отводил глаза. – Ты чего, бать? Да ты знаешь, что с тобой чуть не приключилось? У тебя гипертонический криз был! Как врач говорю. До инсульта – шажок, а дальше роль бормочущего овоща на всю жизнь. Добро, когда-то основам шиацу нас обучали, хоть давление тебе снизить смог.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36