Сергей Степаненко.

Сила Разрушителя



скачать книгу бесплатно

– Хотел приключений? – ехидно поинтересовался я. – Ну как тебе первое?

– З-з-заш-ш-шиб-б-бис-сь! – простучал зубами Ромка.

Так, надо что-то делать, пока в сугроб не вмерзли! Сосредоточился и попробовал сформировать между ладонями огненный шар. К моему глубочайшему удивлению, смог лишь сильно разогреть ладони. Видимо, мир, в котором мы оказались, мало располагал к использованию Силы. Ладно, работаем с тем, что есть… Я соединил ладони сына вместе, и наложил поверху свои пылающие длани. Ромка издал вздох облегчения, а я почти физически ощущал, как начинает покалывать у него в пальцах, как оживают суставы, а кровь быстрее движется в сосудах. От кистей – к предплечьям и выше. Постепенно синюшный цвет лица перешел в нормальный, на бровях начала таять ледяная корочка. И только почувствовав, что он достаточно отогрелся, я разжал руки. Встал, огляделся. Мы сидели на еще одном, совсем небольшом уступе, а дальше вниз убегал заснеженный склон. Ни кустов, ни тропок – ничего. Лишь серые валуны тут и там выглядывали из-под белого покрывала. Снег, камень и метель. И что самое паскудное, я не чувствовал возможности выйти в Паутину. Совсем не чувствовал. Даже намека на выход в изнанку реальности. Я обнажил Гелисворт и, сосредоточившись, дал импульс-пеленг на ближайшую «нору». Поисковое заклинание не подвело: клинок сам собой потянул меня влево и вниз. Теперь я точно знал, куда идти.

– Па, где мы? – задал сын едва ли не первый разумный вопрос.

– А я знаю? Вроде как по соседству с нужным нам миром. – Я нахлобучил Ромке на голову шляпу. – Пошли, пока в снеговиков не превратились.

Спускались в связке: я – впереди, Ромка – за мной. Поймав один раз направление, я не сбился бы с него даже с завязанными глазами.

– Пап, что значит – в соседнем мире? Разве они не разделены Паутиной?

– Не всегда. Бывают целые скопления миров, эдакие созвездия. Существуют рядышком, под боком друг у друга.

– То есть миры и соприкасаться могут?

– Ну да. – Идти было еще далеко, но в молчании шагать особенно грустно, вот я и развлекал сына, устроив ему небольшой ликбез. Да и поддерживать ритм дыхания в очень разреженном воздухе это помогало. – Они как пузыри в мыльной пене. Вроде и все вместе, и каждый сам по себе.

– Как же тогда реальности не смешиваются?

– Да очень просто – в каждом мире время течет как бы под углом к соседнему, образуя тонкую, но достаточную защиту мирозданий. Впрочем, даже в таких стенках существуют свои «норы» и «щели», к одной из таких «нор» мы и двигаемся.

За спиной раздался короткий вскрик, мимо кубарем прокатился Ромка. Я машинально упал на спину, упершись ногами в ближайший камень и ухватив веревку. Та резко дернулась и натянулась, останавливая падение горе-альпиниста.

– Ты цел?

– Ага, – сын держался за голову, – вроде ничего не сломал…

– Не будешь ворон считать! – буркнул я. – Горы ошибок не прощают.

– Понял… – сердито засопел Ромка.

– Тогда вставай! До «норы» еще далеко…

Мы продолжали идти, продвигаясь вперед со скоростью пьяной черепахи.

Белое покрывало снега не только искажало перспективу, но еще и прятало под собой острые камни и коварные провалы.

– Пап, ты слышишь? – приостановился Ромка.

– Что именно? – Я откинул капюшон, прислушался.

– Гул какой-то.

Теперь и я уловил еле слышный рокот. Вначале на самой границе слышимости, он с каждой секундой креп, становясь все более явным. Твою ж мать!!! Я прикинул расстояние до спасительного перехода. Нет, не успеваем. Как обычно в моменты смертельной опасности, разум выгнал панику на задворки сознания и, плюнув на поднявший было голову животный ужас, заработал со скоростью хорошего компьютера, просчитывая варианты спасения. Я прикрыл глаза и застыл на месте, игнорируя гул приближающейся лавины. А когда открыл снова, решение было готово.

– Рома, быстро отстегни у меня каремат! – Я повернулся спиной к сыну. Рюкзак задергался, и в поле зрения появился свернутый туристический коврик. Аккуратно расстелив, я принялся сгребать на него снег. Вновь разогрел ладони до предела, стал растапливать его. Вода быстро впитывалась в каремат, который на глазах набухал, темнел и слегка похрустывал, твердея на морозе. Я произнес короткую формулу заморозки, ускорив процесс, и слегка загнул вверх один край.

– А это еще зачем? – удивлению сына не было предела.

Я уселся на импровизированные санки, упершись в загнутый борт согнутыми в коленках ногами.

– Запрыгивай!

Рокот лавины из просто громкого стал оглушительным.

В следующий момент сын сидел у меня за спиной и, мощно оттолкнувшись от камня, рывком отправил нас в слалом. Под ковриком шелестело, мелькали серые пятна валунов, снежинки из падающих звездочек превратились в белые стрелы. Мы неслись вперед со скоростью гоночного болида, а сзади катилась, догоняя, незримая в обманчиво-воздушной снежной массе Смерть. Только бы успеть! Не хочется окончить свои дни запрессованным в многотонной толще снега, как муравей в куске янтаря. Ну же, Дрон, выручай, старина! Где ты, покровитель всех бродяг Вселенной, когда ты так нужен?! На плечо откуда-то сзади упал кусок льда, там ревело и трещало, что-то орал Ромка, но я почти не слышал. Только бы не напороться на камень, не перевернуться, не упасть с саней! Только бы успеть, только бы… Воздух впереди заискрился.

– Кавабанга!!! – неожиданно издал боевой клич Ромка и, в окружении снежных бурунов и клубящихся у лица маленьких белых вихрей, мы влетели в «нору».


Полет закончился, и я с разгона впечатался лицом в мягкую, вонючую жижу. Тотчас в спину врезался Ромка, оглашая окрестности отборным матом. Приехали.

«Ароматная» субстанция оказалась ряской. Самой обычной болотной травой. Вот только таких болот я еще не видал. Куда ни глянь – всюду сплошной зеленый ковер с торчащими кое-где кочками да чахлым кустарником. Да уж, так даже мы с Алексом не вляпывались. Пока я отряхивал с одежды бурые капли болотной жижи, сынуля обалдело хлопал глазами.

– Долго сидеть будешь?

– А?.. Да…

Рома выловил из грязи стетсон и неуклюже встал, подняв с собой примерзший к штанам каремат, и застыл враскоряку, как Ковбой «Хаггис». Несмотря на серьезность ситуации, я не смог сдержать улыбку.

– Бать, ну чего ржешь? – возмутился отпрыск, пытаясь отделить транспорт от джинсов. Получалось из рук вон плохо – коврик размяк от воды и провисал по краям, но упрямо держался за седока. Я поискал взглядом кочку, сел и, скрестив руки на груди, принялся наблюдать этот цирк. Ромка пыхтел. Каремат, все еще покрытый льдом, не сдавался.

– Хорош инвентарь мучить, отрок! – посоветовал я. – Вон лужа есть, сядь туда. Отмокнет – сам отойдет, а так порвешь его – на чем спать будешь?

– Так это ж твой… – Уши сыночка горели олимпийским огнем.

– За порчу имущества – твой реквизирую. Иди, говорю, отмачивай!

– У-у, деспот! – возмутился сын и неловко пошлепал к указанной луже.

Над ухом зазвенело. Я отвлекся на необычайно крупного комара, а когда повернул голову, не увидел сына. Сильно дернулась веревка связки. Сердце дрогнуло и, оборвавшись, провалилось куда-то в живот. Меня словно мощной пружиной подбросило: в два длинных прыжка по идущей волнами поверхности я достиг гиблого места. Из «лужи» торчали ботинки, я ухватился за них, рванул изо всей силы… Трясина с чавканьем, неохотно отпускала добычу. Не знаю, справился бы с этим в других условиях, но страх потерять сына придал сил, и вот уже грязный и мокрый с ног до головы Рома отплевывался болотной жижей рядом со мной.

«Доигрался, Макаренко?» – хмыкнул голос.

«Отвали», – вяло огрызнулся я.

Конечно, чудом избежав гибели в снегу, можно было и расслабиться. Но не на болоте же! Какие тут на фиг лужи?!

Ромка отплевался наконец и, перевернувшись на спину, уставился в хмурое небо. Где-то там, за серой дымкой, мутным синим пятном проглядывало местное светило. Я молча снял рюкзак, достал заветную флягу и протянул сыну:

– На, хлебни. Только немного. Поможет.

Ромка как-то механически принял напиток, сделал глоток… И тут же сел, обливаясь слезами и хватая ртом воздух. Что ж, оно и понятно.

Конечно, это не гуммпельский коктейль по рецепту незабвенного Доро, но тоже неслабая штука. Царевский фирменный самогон тройной очистки, настоянный на каких-то хитрых травках – семьдесят пять градусов чистого здоровья. Вещь в подобных случаях незаменимая. И стресс снимает мгновенно, и мозг прочищает – будь здоров. Кое-как отдышавшись, сынуля с вызовом посмотрел на меня сквозь набежавшие слезы и сделал еще глоток. Большой. Я видел, как кадык двинулся под кожей, пропуская во чрево адскую жижу, и отобрал флягу.

– Хватит, пожалуй, – закупорил я сосуд, – не то ночевать тут же придется.

– Ночевать? – Рома громко икнул. – Так сейчас день?

– А фиг его знает, – буркнул я, снова оглядываясь по сторонам. – Вроде как…

– А может, тут ночи белые? – предположил сынуля. – А где мы вообще?

Эх, кабы знать… Я попытался определить ближайшую точку перехода. Чувство направления тут же откликнулось, послушно указывая куда-то вдаль. А еще пришло знание, что оставаться на месте категорически нельзя.

– Подъем! Две минуты на то, чтоб привести себя в порядок, и выходим.

Ромка попытался встать на ноги, но тут же рухнул сперва на колени, а потом и на четвереньки, уставившись на меня стеклянным взглядом. Вот черт! Это ж талант надо иметь – с двух глотков в дым наре?заться! Нет, так не пойдет! Положив ладони сыну на виски, чуть сдавил их и произнес известную всем курсантам формулу экстренного отрезвления – сокращенно ФЭО.

– Фэ-э-эо!!! – и юного путешественника тут же вывернуло наизнанку.

Я подождал, пока Рома восстановит контроль над телом, и протянул ему руку, помогая подняться. Мокрый, облепленный грязью, сын представлял собой весьма жалкое зрелище. Я слил ему умыться из бутылки и молча подал запасной комплект одежды. Ромка так же молча вернул мне испорченные вещи. Похоже, он здорово на меня злится. Да и есть за что.

Так и не произнеся ни слова, пошли дальше. Я сгорал от стыда за собственную глупость и беспечность; о чем думал сын – нетрудно догадаться. Я – баран. Это если мягко…

– Бать, зачем ты так? – с укором проговорил Ромка через какое-то время. – Курс молодого бойца, да? Я понимаю – мы в связке, ты бы меня по-любому вытянул. Но, блин… – Он безнадежно махнул рукой и пошлепал дальше.

Вместо ответа я остановился у довольно высокого куста и срубил навахой две слеги, одну протянул сыну.

– Под ноги смотри и палкой путь проверяй. Чтоб такая фигня не повторилась. И это… прости. Больше не повторится, обещаю.

– Проехали, – отмахнулся он. – Кстати, что за дрянь ты мне термоядерную подсунул?

– Нормальный самогон, – пожал я плечами. – Ты раньше не пробовал?

– Представь себе, нет! – то ли со злостью, то ли с обидой припечатал он и побрел вперед.

Все-таки со временем суток я угадал. Синее пятно в хмурых небесах покатилось к закату, начало темнеть. На щеку капнуло холодным, потом еще и еще.

– Капюшон надень, раз уж подарил трясине шляпу. Кто его знает, какие тут дожди, – бросил я через плечо. – Еще мхом покроемся. Или плесенью.

С края моего стетсона мерно капало, налетел ветер, превративший обычный дождь в водяную круговерть, весьма ограничившую обзор. Травяной ковер ходил волнами под ногами, временами слега проваливалась в окна мутной воды, откуда поднимались крупные пузыри. Лопались они с мерзкими хлопками, освобождая вонючий газ. Однообразная местность в струях дождя стала еще менее привлекательной.

– Пап, а это что? – хлопнув сзади по плечу, указал Рома куда-то вперед.

Я посмотрел в указанном направлении. Прямо по курсу маячила темная громада усеченной пирамиды. А ведь еще минуту назад ее и в помине не было! Отличное место для ночевки!

Дотопали к сооружению почти в сумерках. Кстати, никакая это не пирамида оказалась, а самый натуральный зиккурат. Правильный такой, со сложенными из бурых каменных блоков поросшими густым мхом стенами-ступеньками высотой мне по грудь. Я задумчиво ковырнул шов кладки. Несмотря на то что сам камень был ноздреватым, форма блоков казалось идеальной, как и подгонка – иглу между ними просунешь, а лезвие ножа – уже нет.


Рома

Эти мне упражнения по скалолазанию! Или скалоползанию? Как там батя эту фигню обозвал: зиккурат? О! Зиккуратовосхождение. Будь оно трижды неладно вместе с болотом! Весело приключения мои начались, ничего не скажешь – то в горах льдом покрывался, то в болоте чуть не утонул… И гадость эта огненная… Как только Арчи ее пьет?!

На ночевку расположились, не доходя четырех ступеней до вершины. Тактически верно: стена сооружения теплая и от ветра прикрывает. Кстати, дождь закончился. Сижу, прижавшись спиной к прогретому камню и медленно моргаю. Очень медленно…

Рядом потрескивает зеленым пламенем огонь, вырываясь прямо из трещины в каменной ступеньке. Отец говорит, это болотный газ так горит. Может и так, мне все равно. Тепло – и ладно. На складной металлической треноге над огнем булькает под крышкой походный котелок, распространяя дразнящий аромат. Рядом сушатся носки и кое-как очищенные от грязи ботинки. Вот от них амбре не очень… Добро пожаловать в реальность, Роман-как-выяснилось-Артурыч…

Отец сидит, скрестив ноги по-турецки, уставившись в ночь. По болоту медленно ползут синие и зеленые огоньки, иногда меж них появляются и тут же исчезают багровые. Как их на земле зовут? Огни святого Эльма? Вроде того.

– Па, что дальше делать будем?

– Есть и спать. Есть вместе, спать по очереди. Не нравится мне здесь. Чую, ночка предстоит веселая…

– Оптимизьм так и прет.

– Ладно, может, все не так страшно, – кивнул он. – Котелок сними, готово уже.

Аккуратно подцепив горячую дужку котелка ручкой навахи, снимаю с огня. Из-под крышки вырывается ароматный пар, и вот уже дождь не особо страшен, и ночь не так темна, когда сытное варево льется в голодное брюхо!

Под боком каремат (спас-таки коврик из болота!), под головой рюкзак. Штормовку по совету отца снял и укрылся ею. Сверху батя заботливо прикрыл меня шерстяным одеялом – кайф! Мысли текут вяло, лениво; пляшет перед глазами зеленое пламя, выстреливая вверх мелкими искорками. Сливается с ночью темный силуэт Артура, вызвавшегося дежурить первым… А потом усталость взяла свое, я уснул…

Снилась мне какая-то чертовщина, да и то – обрывками: вот я, сидя за столом, мажу душистый белый хлеб маслом, рядом исходит паром мамина любимая пиала с чаем. Она всегда пьет его именно так – из пиалы. Я пытаюсь отрезать еще кусок хлеба, когда у батона вдруг вырастают по бокам ножки, как у таракана, и он убегает в хлебницу, со стуком закрыв за собой дверцу. Тут же картинка меняется, я уже на лавочке в сквере, с Леней Голубевым: первая попытка научиться курить. Леня уже опытный, держит сигарету как взрослый, небрежно – двумя пальцами. Глубокая затяжка – и он, выдохнув клуб сизого дыма, передает сигарету мне.

– Учись, пока я жив! – покровительственно хлопает по плечу.

Приняв сигарету, затягиваюсь. Вернее – пытаюсь, но горло тут же перехватывает, на глазах выступают слезы, а сам Леня вдруг расплывается мутным пятном. Я моргаю, пытаясь сконцентрироваться, и вместо товарища вижу перед собой огромного, толстого, рыжего котяру. В синих джинсах на подтяжках. Кот выдувает из пасти белый пузырь, который лопается, залепляя усатую морду, и словно издали слышу насмешливый мурлыкающий голос: «Эх ты! Это ж бубль-гум!» – Тут же перед глазами все проворачивается, как в калейдоскопе, и вот я уже лежу на пляже. Горячий песок под животом, никаких дурацких покрывал, тихий, баюкающий шум прибоя, от солнцепека на голове – шапка-треуголка из газеты. Бабушка научила делать. И придумали же люди! Меж пальцев просачивается белый песочек, с мелкой-мелкой галькой. В воздухе плывет аромат жареных сосисок.

– Ром, тебе с горчицей или с ткемали?

Изумленно поворачиваю голову и вижу Ритку Желябову в откровенном купальнике, подчеркивающем женственные округлости, с блюдом в руках. Оттуда жареными сосисками и пахнет.

– И те и другие! А где ты их взяла?

– Да на твоей же спине и пожарила! – смеется девчонка. – Ромка, ты весь горишь!

Последние слова раздаются как из тумана, голова наливается чугуном. Ритка тормошит меня за плечо, соблазнительная выпуклость бюста колышется перед носом, но мне не до того: между пальцев уже не песок – жидкое стекло. Оно стекает вязкой жидкостью, застывает в обычном песке мутными каплями. Глаза заливает едкий пот, откуда-то сверху потянуло дымом, я инстинктивно сорвал с головы горящую треуголку. Девушка отпускает наконец мое плечо и отступает назад.

– Никуда не уходи: слышь, Ром? Я сейчас еще сосисок принесу – пожарим! Ты же весь горишь!

– Ты же весь горишь, малыш… – через сон доносится бормотание отца. – Простыл совсем… Ну да не беда: вот, выпей, сынок.

Нехотя разжимаю губы, и отец чуть не силой заливает мне что-то. Глотаю и снова проваливаюсь в сон. Теперь уже без сновидений.


Артур

Ромка уснул, что и хорошо. Наконец-то появилось время обдумать ситуацию. И признать, что она – ни к черту. Как странно все складывается с самого начала: меня будто водят специально, не давая выйти на след Юли. То, что самой ее в этом мире нет, я уже выяснил, и самое поганое – понятия не имею, где ее искать. Ясно, что где-то в этой грозди миров, но вот где? Вся моя магия, помноженная на мощь Гелисворта, не дала ответ. Значит, остается самый действенный способ – «метод научного тыка». Будем по мирам бродить, пока след не возьмем; только вот сколько их в скоплении? Десяток, сотня, тысяча? И все закрыты от выхода в Паутину, все соединены меж собой «щелями» и «норами», а значит – утром опять ножками, ножками до ближайшего выхода… Сыну пока не сказал, пусть спокойно отоспится, успеет еще перенервничать. Хотя есть у меня одна идейка… но чтобы проверить, опять же надо выбраться в изнанку реальности.

Кстати, подобные скопления – штука редкая и сама по себе является тревожащим знаком. Помнится, в Академии, когда проходили строение Паутины, профессор рассказывал о гроздях как о признаке вырождения. По его словам, встречаются они лишь в непосредственной близости от Тени и являются следствием привнесенных ею деструктивных процессов. Лекция лекцией, но тот единственный раз, когда меня занесло в такую вот гроздь, я еще долго вспоминал с содроганием…

Глава 5

Практика в составе Патруля для мальчишек, только-только окончивших первый курс Академии, – как большое приключение. Нам со Скреллом повезло с начальником: лейтенант Цесс (да-да, тот самый Ник Цесс!) не первый раз работал с курсантами, четко знал, где прижать, а где и поблажку дать. К концу первой же недели мы чувствовали себя полноценными членами отряда и пользовались теми же правами, что и прочие рядовые. Дедовщины не было в принципе. Лишь эксперт-маг Хасиддо, выходец из каких-то окраинных миров, смотрел на нас свысока. Впрочем, он всех держал на расстоянии вытянутой руки. Я его откровенно не любил, поскольку терпеть не мог снобов. Кто ж знал, что нам вместе придется пережить одно из самых жутких приключений в моей будущей карьере?

Маячить шесть часов подряд в Паутине, когда не происходит ничего интересного, – занятие на редкость скучное. Цесс разнообразил наш «досуг», устраивая учения и пробежки, с целью научить вовремя замечать и быстро обходить аномалии. Понятно, что больше всего этой дряни – в районе Тени. Там-то мы и развлекались.

В тот раз Цесс поставил меня в пару с экспертом-магом. Хасиддо поворчал, но смирился с неизбежным. Лейтенант указал направление, расстояние – и мы стартовали. К тому времени я уже достаточно натренировался в беге с препятствиями и почти не отставал от опытного напарника. Заданный лейтенантом круг был практически пройден, когда чуть ли не под ногами расцвел зловещий цветок новообразованной аномалии. Хасиддо дернул меня за рукав, уводя в сторону, – прямо на пути оказался невесть откуда взявшийся здесь мир. Ни отвернуть, ни притормозить. Не сбавляя скорости, мы спикировали в чужую реальность.

Материализовавшись посреди каменистого плато, я еле удержался на ногах. Резкий порыв ледяного ветра дернул за полы форменной куртки, которую я тут же застегнул до самого подбородка. Рядом витиевато ругался Хасиддо.

– Эй, чего опять не так? – с некоторой опаской поинтересовался я, подозревая, что допустил какую-то тактическую ошибку и сейчас меня будут воспитывать.

– Все не так, – мрачно заметил маг, – здесь нет выхода в Паутину.

– То есть как?.. – не понял я.

– Так. Гроздь; слышал когда?

Я кивнул, удержавшись от резонного вопроса: что делать?

Хасиддо достал кортик и принялся что-то с ним шаманить – тогда я понятия не имел о магических способах определения направления. Клинок, надо сказать, у Хаса знатный: узкое трехгранное лезвие дымчатой стали, удобная даже на вид гарда с мудреным узором и россыпью мелких кристалликов обсидовита. Белая рукоять, по-видимому, из кости и еще один, хитро ограненный кристалл обсидовита в навершии… Такие куют лишь в одном-единственном мире во всей Паутине. На родине куратора. Редкость необычайная и цена соответствующая. Такому клинку место в коллекции какого-нибудь президента или, на худой конец, царя, а он на поясе болтается…

– Туда, – махнул он рукой куда-то вдаль. – Выход недалеко. Надеюсь, он ведет в Паутину, а не в соседний мир.

Зря надеялся. Из мира камней и холода мы попали в душные джунгли, населенные лютыми москитами и громадными змеями. Оттуда – в пустыню, где без запаса воды нам пришлось совсем туго. За пустыней было вообще дикое место, где землю покрывал толстый слой выбеленных солнцем костей.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36