Сергей Степаненко.

Сила Разрушителя



скачать книгу бесплатно

– Пески рассказали мне, что произошло. – сообщила она, – К сожалению, твоя беда – это лишь часть проблем, постигших Паутину.

Я прислонился спиной к стене и молча ждал продолжения, а Сахара пересекла комнату и грациозно опустилась в кресло.

– Силы Хаоса вновь активизировались! Они жаждут реванша за поражение, постигшее их во время Великого Полнолуния Каиноса.

– Но до следующего полнолуния еще…

– Дело не в полнолунии, дело в тебе! – перебила она властно. – Ты владеешь тем, чего жаждет Бесформенный, и он не отступится, пока не получит свое!

– А Моргана?

– Моргана – всего лишь пешка в большой игре. У тебя много других, куда более могущественных врагов! Они готовы вцепиться тебе в глотку при первой возможности. Столкновения не избежать!

– Все как всегда, – вздохнул я, – а ведь мне всего-то хотелось немного спокойной жизни…

– Может, когда-нибудь так и будет, – улыбнулась Сахара и, снова поднявшись из кресла, подошла ко мне и протянула руку, в которой вдруг материализовался вдетый в ножны меч. – Думаю, тебе это вновь пригодится, – сказала она.

Я опустился на одно колено и принял из рук богини Гелисворт – Лезвие Чести, один из клинков Мастера.

Три года назад я оставил его на одной из башен дворца Ирратов и не надеялся когда-нибудь получить назад. Увы, я оказался не тем, кто достоин волшебного клинка.

Сахара считала иначе.

– Смелее, Арчи! – подбодрила она, увидев, что я не решаюсь вынуть меч из ножен. – Однажды он уже выбрал тебя. И сейчас не откажется служить своему хозяину.

Я подчинился и осторожно потянул за украшенную сапфирами рукоять. Клинок легко вышел из ножен, сапфиры мигнули, лезвие залило комнату радужным светом. На глаза навернулись слезы. Трудно описать, что чувствовал я в тот момент. Словно грешник, которому отпустили все грехи разом.

– Спасибо, Прекраснейшая, – прошептал я.

Сахара положила руку мне на голову и легко провела по волосам, ее пальцы дарили тепло и умиротворение.

– Я не могу предсказать, чем все закончится, мой друг. Но не забывай – с тобой мое благословение.

– Я не забуду, Прекраснейшая, – сказал я и, следуя движению ее руки, поднялся на ноги.

Теплые пальцы Сахары скользнули по моей щеке.

Ромка, о присутствии которого я как-то подзабыл, предостерегающе кашлянул. Сахара подмигнула мне и, поманив Ромку пальцем, подошла к развешанной на стене коллекции оружия. Провела изящной рукой по ряду хищно поблескивающих клинков и выбрала один. Самурайский, гордость моей коллекции, который я приобрел из сентиментальных побуждений, в память об оружии, верно служившем мне долгие годы до того, как появился Гелисворт. Богиня сняла меч со стены и перебросила Ромке – тот поймал.

– Клинок, достойный героя, – сказала Сахара. – Береги его, Роман. Он еще не раз спасет тебе жизнь.

– С-спас-сибо… – выдавил тот, внезапно став ярко-пунцовым.

– Не смущайся, – ободряюще улыбнулась богиня, – я предвижу: твой путь будет не менее героическим и полным приключений, чем у твоего отца.

Я мысленно застонал.

Чего-чего, а повторения собственной судьбы для Ромки я не желал.

«А какой желал? – поинтересовался внутренний голос. – Не становись похожим на Альдмира и не мешай парню набивать шишки!»

Я обреченно вздохнул, признавая его правоту, а еще подумал, что без этого надоедалы жилось бы спокойнее. Собственно, внутренний голос в нынешнем его варианте появился у меня относительно недавно, около трех лет назад, после Великого Полнолуния Каиноса. Он достался мне вкупе с отцовской магией, и я так и не удосужился разобраться, что же он такое: интуиция, высшая сила, осколок души моего отца или что-то еще. В конце концов, эксперт-маг из Координационной Службы твердо заверил меня, что никакие заклятия надо мной не довлеют, так что стать марионеткой в руках неизвестного кукловода я не опасался. Да и то этот болтун… в смысле – голос, только язвить и умеет, конструктива от него не дождешься.

Окончательно повергнув Ромку в ступор, Сахара вновь повернулась ко мне:

– Спасай свою леди, Арчи. И помни: Моргана не отдаст ее так просто. Тебе предстоит нелегкий путь, – предупредила она. – И еще: Сила Разрушителя – не только зло. Не бойся ее, и она даст тебе гораздо больше, чем ты сам можешь представить. Это все, что я хотела сказать. И помни: Великие Пески всегда открыты для тебя.

– Я никогда не забывал об этом.

Богиня пригнула мою голову и по-матерински поцеловала в лоб, после чего направилась к балконной двери.

– Овладей своей силой, Арчи, если не хочешь, чтобы ею овладели другие, – еще раз напомнила она и исчезла, рассыпавшись снопом искр. Желтых, как песок…

– Ну ни фига себе!.. – обалдело выдохнул Ромка, все еще сжимавший меч. – Классный фокус!

– Это не фокус, – возразил я, – и в случае с Сахарой – даже не магия. Просто сила стихии.

– Ага… – недоверчиво усмехнулся Ромка, – рассказывай!..

– При чем здесь «рассказывай»? – пожал я плечами, – ты и сам все видел.

– Ну, НЛО тоже много кто видел, – упрямо возразил он.

– Фома неверующий. Хочешь доказательств?

– Хочу! – с вызовом заявил он.

– Да пожалуйста!

Требовалось кое-что посильнее фокуса с горящим пальцем, а потому… Я взмахнул рукой, и между нами выросла стена огня, затем огонь исчез, не принеся ни малейшего урона, и на столе возникло яйцо, из которого вылупился неказистый птенчик, быстренько вырос, оперился, превратившись во взрослого пеликана, покосился на нас недобрым взглядом и, издав резкий крик, вылетел в окно.

– Ну как-то так, – сказал я сыну, с отвисшей челюстью смотревшему вслед птице. – Это была магия.

Ромка похлопал глазами и выдал что-то не блещущее оригинальностью и совершенно непечатное.

– …Выходит, ты колдун, – ошалело изрек он в конце. – Я-то думал, просто классный гипнотизер…

– Есть немного, – признал я.

Последовала очередная порция непереводимого русского фольклора.

– …А я еще в Гарри Поттера не верил!

– Поверь, магия – это еще далеко не все, – заверил я сынулю и сменил тему на более приземленную: – Кстати, пиццу будешь?

Жевали мы молча. Ромка, судя по сосредоточенному выражению лица, пытался приспособить новую информацию к старому мировоззрению, да так, чтоб крыша не поехала. Я же пытался обдумать ситуацию и составить хоть какой-то план действий. Получалось слабо, и вскоре я принялся крыть трехэтажными Хаос, Бесформенного, Моргану и папашу своего, оставившего такой взрывоопасный подарочек. Ну скажите на милость, на кой черт мне все это?! Вот ведь только-только начал жить по-человечески! Нет же, беги незнамо куда, сражайся с тенями!

Вообще, маг из меня среднепаршивый. То есть практически никакой. Унаследованной от отца Силой я пользовался крайне редко, относясь к ней с изрядной опаской. Причины были, и серьезные. Но по мелочам все же баловался: любопытство плюс элементарная бытовая лень. Этого хватало, чтоб поддерживать навык, но не делало меня хорошим волшебником. Теперь придется в темпе наверстывать упущенное.

– Арчи… то есть папа. Ты не уснул? – вывел меня из задумчивости Ромкин голос.

– А?.. Что? Нет, конечно!

– Слушай, а эта Сахара… она вправду богиня?

Я вдруг вспомнил, что когда-то давно задал Алексу точно такой же вопрос.

– Да, Рома, она действительно богиня. Одна из четырех богинь стихий, покровительниц Иррата, – принялся я объяснять. – Сахара, богиня Пустынных Ветров, имеет власть над песками и воздушными потоками; Зеленовласая Леа – богиня Лесов и покровительница Жизни; Аламандра – владычица Огня, и Марина – властительница Океанов.

– И что, ты всех их знаешь?!

– Нет, только Сахару и Леа. И это огромная честь для меня.

– Ага, ясно, – серьезно кивнул Ромка. – А что такое Иррат?

– Мир у Края Паутины, оплот темных магов, Хранителей Щита.

– Э-э… – сын поскреб макушку, – теперь объясняй, что такое Паутина, кто такие темные маги и какой щит они охраняют?

На сей раз маковку пришлось чухать мне. Со всеми сегодняшними событиями я совершенно забыл, что Рома ничего не знает о том, что лежит за пределами его мира. Что ж, значит пришло время восполнить пробелы в его образовании.

И я поведал ему о Паутине Мироздания – величайшем творении Мастера, Создателя Вселенной; о кратком пути между мирами, и о Координаторах, и о Патруле. О сияющем Центре и Темном Крае, о Детях Света и Хранителях Щита, и о Великой Тени, и о Хаосе, что за Краем, и еще о многом другом, что некогда было моей жизнью и от чего я отказался, пройдя через Великое Полнолуние Каиноса и чуть не разрушив саму Паутину. Но об этой истории я пока говорить не стал. Хватит с него впечатлений для начала. И так, когда я закончил, он вздохнул и сказал:

– Знаешь, у меня такое чувство, что сейчас из соседней комнаты выйдет чувак с букетом и скажет: «Улыбнитесь! Вы участвуете в программе «Розыгрыш»!»

– Хотел бы я, черт возьми, чтобы это действительно оказалось розыгрышем!

Ромкин взгляд выражал явное недоверие, но он все же согласно кивнул:

– Ладно, будем считать, что все это – чистая правда. – Он сделал паузу и задал очередной вопрос на засыпку: – Ну а кто тогда ты?

– То есть как «кто я»?!

– Э-э… Ты учился с мамой в одном классе и ты мой отец, хотя я к этому никак не привыкну… И я знаю тебя все лето, и ты вроде как вполне нормальный… Но вся эта чертовщина – параллельные миры, магия, Сила Разрушителя… Ты же не можешь быть простым таксистом! Кто ты тогда? Почему все завязано именно на тебя?

Я откинулся на спинку стула и с некоторым сомнением посмотрел на Ромку. Так уж получилось – он задал весьма непростой вопрос. Но отвечать надо – парень имеет право знать правду, даже если сам я годами упорно старался не вспоминать о своих родственных связях. Я предпочитал быть ничем не примечательным землянином, а не… О, черт! Не сыном Безликого, не Разрушителем, не той силой, которая может привести к гибели Вселенной. Но об этом тоже как-нибудь в другой раз.

– Если говорить строго в генеалогическом плане, я происхожу из королевской семьи Ирратов, хотя кровно связан и с правящим домом Оэльдива, и с Хаосом, что за Краем.

– Круто! – присвистнул Ромка.

– Круче не бывает, – не стал спорить я. – Ладно, давай собираться.

– Что, уже?!

Я утвердительно кивнул.

– И, если ты не против, до отправки я проведу короткий сеанс… э-э… гипноза, – нашел я почти подходящее слово. – Тебе нужно выучить пару-тройку языков. В Паутине не говорят по-русски.

…Тем не менее в дорогу мы собрались не скоро. Кроме обучения языкам Рому требовалось экипировать. Кто знает, что нас ждет в чужом мире? И пускать туда сына в одной футболке и потертых джинсах я отказался наотрез. Перво-наперво требовалось одеть парня. Мои вещи, несмотря на почти одинаковый рост, оказались ему великоваты, да и комплект снаряжения для путешествий был только один. А потому, не слушая рвущегося в бой Ромку, полдня носился с ним по городу, подбирая походные вещи, обувь, рюкзак… Я придирчиво изучал каждую вещь, не обращая на пританцовывающего от нетерпения сына никакого внимания. Несколько часов задержки погоды не сделают, а за мою неторопливость он мне еще спасибо скажет. Домой попали только вечером, уставшие и голодные. Пока Ромка облачался в новую одежду, я шаманил на кухне: жарил в сливочном масле свиные сосиски с помидорами и готовил омлет с зеленью. А что? Вкусно и сытно, все равно на кулинарные изыски времени нет.

– Па?.. – раздалось за спиной, когда я раскладывал ужин по тарелкам.

В кухню зашел Ромка в походном прикиде: синие джинсы заправлены в прочные ботинки с высокой шнуровкой, расстегнутая наполовину добротная коричневая штормовка со множеством карманов открывала оливковый гольф из верблюжьей шерсти. За плечами выглядывал черным горбиком рюкзак. Голову Ромы венчал добротный черный стетсон: не для пижонства, а очень удобная и практичная вещь. Я окинул сынулю придирчивым взглядом, обошел вокруг. Честно говоря, я экипировал его точно так же, как себя, разница лишь в цвете ботинок: черные у Романа, коричневые – у меня.

– Ну как, удобно? Ничего не жмет, не трет, не мешает?

– Не-а, – ответил Ромка, оттягивая ворот гольфа. – Только вот жарковато. И эта шляпа дурацкая… Ты уверен, что она действительно необходима? Кстати, а почему мы носились по магазинам, если ты мог просто наколдовать нужное?

– А в Паутине вообще ни в чем нельзя быть уверенным, – ответил я, плюхнувшись на табурет, – никогда не знаешь, какой погодой встретит тебя очередной мир. По этой же причине – никакой синтетики надевать нельзя, вполне может разложиться на составляющие. Ты же не хочешь, чтоб свитер растекся лужей нефти прямо на тебе? То-то. Это сейчас тебе «жарковато», а если материализуешься в каком-нибудь сугробе, ты мне за этот свитерок еще спасибо скажешь.

– Спасибо, – хмыкнул он. – Бать, жарко.

– Так сними пока, – посоветовал я. – Что же до наколдованных вещей… Тут все не так просто. Понимаешь, Ром, магия – это наука о работе с Силой. Той самой, что пронизывает каждый атом Паутины, заставляет траву расти, а планеты – вращаться. Вот только в каждом мире законы, применимые к Силе, разные. Векторы воздействия, потоки, плотности магических полей, силовые линии… Сложно, в общем. А чтоб понятнее было – вещи, сотворенные магией в одном мире, не обязательно продолжат существование в другом, понимаешь? Прикинь, материализуешься где-нибудь посреди людной площади в чем мать родила!

Вид у Ромки стал донельзя задумчивый.

– Кстати, о птичках… Подожди меня здесь.

Я встал и прошел в комнату с оружием. Выдвинул ящик комода и вытащил две навахи. Одна – старая, с потертой рукояткой из рога, точь-в-точь как моя проверенная спутница, потерянная на Гард-Анча. Вторая – новенькая, с ручкой из палисандра; купил с месяц назад для коллекции. Вот и пригодилась…

– Держи! – вернувшись на кухню, сунул я в руки обалдевшему Ромке здоровенный складень.

– Ох, ничего ж себе!.. – восхищенно рассматривая сверкающее изогнутое лезвие, прошептал севшим голосом парень. – И это тоже мне?

– Тебе, тебе, – покивал я, – нужная штука. Называется эта сабля навахой, носится за поясом. Ее «сестренка» мне столько раз жизнь спасала – не пересказать. Ладно, воин: снимай куртку и ужинать садись, пока не остыло.

Интерлюдия

– Не кажется ли вам, – произнес Игрок, – что пора внести в Игру немного разнообразия?

– Например?

– Скажем, эффект неожиданности.

– А не послужит ли это причиной сбоя всей партии?

– Полно вам, уважаемый Свидетель! Думаю, это привнесет в Игру дополнительную интригу.

– Не возражаю. Но лишь в том случае, если вы подложите свинью всем игрокам без исключения.

– Зачем?

– Интриговать, – усмехнулся собеседник, – так уж до конца.

Глава 4

Я не выходил в Паутину почти три года, и за прошедшее с тех пор время она совершенно не изменилась. Я узнавал каждую светящуюся направляющую, каждую звездную россыпь, каждую зияющую аномалию. Свет в Центре, Тьма по Краям, Великая Тень – все это было на месте.

– Фантастика! – воскликнул Ромка, – Это и есть Паутина?!

– Да, сын! Это – Паутина! – торжественно ответствовал я.

Рома долго молчал, созерцая красоту Вечности, нанесенную на линии времени.

– Вот уж никогда не подумал бы, что подобное место может существовать в реальности, – сказал он наконец.

– Э-э… Ну, скажем так, это не совсем реальность, – принялся я объяснять основы. – Паутина – это скорее изнанка реальности. Шестое измерение или что-то вроде того. Мы, «пауки», называем Паутину абстракцией, а реальностью – существующие в ней миры.

– Хорошо, запомню, – по-деловому кивнул Ромка. – А как ты разбираешься, куда нужно двигаться?

– Паутина условно поделена на секторы. Великая Тень – нулевое направление, от нее против часовой стрелки – тридцать шесть секторов по десять градусов каждый. С линейными расстояниями немного сложнее, это я тебе по ходу дела объясню. Впрочем, чаще мы используем мгновенные перемещения, что-то вроде телепортации. Это просто, нужно всего лишь знать координаты.

– Совсем просто… – с сомнением покачал головой сын. – А если заблудишься?

– Тоже не стоит паниковать. Просто двигайся вдоль любой из направляющих к Центру. Тебя обязательно заметит Патруль Паутины, они помогут.

Ромка приложил ладонь «козырьком» ко лбу и из-под нее оглядел окружающую нас действительность.

– Что-то я никого не вижу…

– Ничего удивительного. Но сектор под наблюдением, можешь не сомневаться.

Он кивнул, посмотрел себе под ноги – там расстилались все те же звездные россыпи, поежился.

– Кстати, а на чем мы стоим?

– Силовое поле. Впрочем, физического обоснования этого явления я тебе не дам. Меня все это давно уже не занимает.

– Ну ты даешь! Паутина – величайший феномен мироздания, а ты – «не занимает»!

В голосе сына было что-то, заставившее меня заняться поиском оправданий своему невежеству. Нашел, конечно.

– Хорошо, умник, – немного подумав, сказал я, – Земля вертится?

Сынуля обалдело хлопал глазами, не понимая, зачем папаша задает такие идиотские вопросы.

– Ясно, что вертится, – продолжил я. – А почему она вертится?

– Э-э… – протянул Ромка с озадаченным видом.

– Давай-давай, объясняй!

– Это… там вращательный момент, потом вокруг солнца… Ну и… – он принялся ожесточенно чесать макушку. – Вот же черт! Но это же общеизвестно! Мы же точно это учили! Подожди, сейчас… Что-то связанное с гравитацией? Нет! Я это точно знаю! – Ромка посмотрел на меня совершенно растерянно.

– Не напрягайся, – махнул я рукой, – мы все это учили и почти все потом благополучно забыли. А знаешь почему? Да потому что данная информация не имеет для тебя никакой практической ценности. Мозг просто вытесняет то, что лежит мертвым грузом. Так и у меня с Паутиной. Я все это учил, но после окончания Академии не нашел знаниям о физическом устройстве Паутины достойного применения и забыл.

Ромка серьезно кивнул:

– Ладно, я тебя понял, папа.

– Теперь займемся делом, – сказал я.

– Здорово! – отозвался Ромка. – Каким?

– Ну ты-то пока просто наблюдай. А я попытаюсь отыскать след Морганы.

– След? – удивился сын. – Здесь?!

– Не такой, каким ты себе его представляешь. Может, это вовсе и не след в твоем понимании. Однако с помощью магии и при наличии определенного везения я смогу определить, куда подалась Моргана.

– Совершенно ясно, что ничего не ясно, – прокомментировал Ромка, – Ну… жираф большой, ему видней. Действуй, шеф!

Я фыркнул и занялся делом. Процесс отчасти напоминал поиск направления к Вратам в Сумеречной Зоне, но включал в себя еще некоторые элементы, связанные с особенностями субстанции и личностными привязками. С непривычки далось тяжеловато, но ничего, справился. Потом еще раз все перепроверил, пропустил энергию через Гелисворт, произнес формулу и… передо мной открылся путь! Светящаяся линия пролегла из мира, только что нами покинутого, и устремилась, петляя между аномалиями, к другому.

– Так просто? – удивился Ромка, для которого процесса подготовки как бы и не существовало.

– Чересчур просто, – проворчал я. – Ладно, идем!

Едва ступив на путь, я понял: что-то не так. Я ничего не контролировал, меня просто несло, как в горном потоке, и противостоять этому я не мог. Лишь крепко держал за руку Ромку, опасаясь, что нас разметает в разные стороны и я потеряю еще и сына…

Когда мир проявился в снопе фиолетовых искр, я обнаружил себя по грудь в сугробе. Вокруг мельтешило белое, холодное и колючее, оно секло лицо, кололо глаза, набивалось в рот. Я утерся ладонью, пытаясь сообразить, где нахожусь. Оказалось, в горах. Сквозь пургу явственно просматривались пики соседних вершин и бурлящее море темных снеговых туч.

– Арчи-и!!! – раздалось откуда-то снизу.

Чертыхаясь, принялся выбираться. Снег оказался плотным, слежавшимся и отпускать не хотел ни в какую.

– Арчи!!! Помоги-и!!! – Вопль сына подстегнул, буквально подбросив меня вверх.

Съехав на животе по белому куполу сугроба, поднялся на ноги. В нескольких шагах от меня земная твердь резко обрывалась, образуя уступ. Крики раздавались из-за края. Проваливаясь в снег по колено, рванул туда, упал на живот и заглянул вниз. Ромка висел, ухватившись за торчащий из стены камень.

– Папа!.. – выдохнул он.

– Держись, сейчас вытащу! – подбодрил я и, сев спиной к обрыву, принялся окоченевшими руками расстегивать поперечный ремешок, удерживающий рюкзак. Среди прочих запасов в нем хранился и моток прочной альпинистской веревки.

Снег подо мной пришел в движение, а в следующий момент, сброшенный с уступа, я уже падал вниз. Дернулось и замерло перед глазами серое небо с росчерками белых комет-снежинок, промелькнуло перекошенное лицо сына, раскрытый в беззвучном крике рот. Неужели всё? Вот так – глупо и быстро? А как же Ромка? А Юля? Обрывки мыслей толпились в сознании, не находя выхода. Потом я провалился в толщу снега и мир исчез.

– Папа-а!!! – первым родился звук. Орали откуда-то сверху и очень громко. Потом пришел холод. Даже не так: ХОЛОД. Казалось, я промерз насквозь, только глубоко в груди еще бился горячий комок. С трудом подняв руку, смел с лица жесткий снег и прямо перед носом узрел пару черно-оранжевых подошв походных ботинок.

– А-а-а!!! – продолжали надрываться с небес.

Я уперся деревянными руками в снег и с натугой сел.

– Хорош орать! Только лавины нам еще не хватало…

Крик оборвался внезапно. И тут же зазвенела в ушах тишина.

– Бать?.. – неуверенно раздалось из-за присыпанного снегом капюшона.

– Говорю, руки разжимай. До земли – метр.

Ромка неловко спрыгнул, не удержался на ногах и свалился в снег. Я нагреб пригоршню белых звездочек и принялся ожесточенно растирать ладони. Еще обморожения не хватало… Рядом, сосредоточенно пыхтя, тем же самым занимался сынуля.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36